Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

1992-1995

1996-1999

2000-2003

 

ГОД 1994

Операции ООН по подержанию мира
(опыт истории и современность)

Ярким свидетельством возрастания роли и значения ООН в современных международных отношениях стало повышение ее активности в вопросах урегулирования региональных конфликтов и кризисов, не оставляющих нашу планету.

С момента создания ООН в 1945 г. в мире произошло более 100 крупных конфликтов, в которых погибло около 20 млн. человек 1. В настоящее время ко многим, далеко еще не урегулированным старым конфликтам на Ближнем и Среднем Востоке, в Юго-Восточной Азии, Африке и Центральной Америке прибавились острейший кризис в Югославии, военные конфликты в обширных районах Кавказа, Средней Азии и Приднестровья.

"Мы вступили в период глобальных перемен, отмеченный исключительно противоречивыми тенденциями", - так характеризует генеральный секретарь ООН Бутрос Гали положение дел в мире в своем докладе "Повестка дня для мира", подготовленном им по поручению заседания Совета Безопасности ООН на высшем уровне в начале 1992 г. 2

Время, прошедшее после этого уникального во всей истории ООН события, подтверждает справедливость и объективность сделанного вывода. Наряду с тенденциями к оздоровлению международных отношений и стремлению осуществлять эволюцию и перемены демократическим путем процветают национализм и притязания на суверенитет, обостряются социальные, этнические и религиозные распри и столкновения, территоризм и попытки диктовать свою волю государствам и народам.

В этих условиях вполне естественна и оправдана реакция ООН -полнее раскрыть имеющийся уже миротворческий потенциал, как можно эффективнее использовать его, исходя из основополагающих целей и принципов Устава, принятого на конференции в Сан-Франциско в 1945 г. Так, если в период с 1945 по 1987 г. было учреждено 13 операций ООН по поддержанию мира, то после этого было учреждено еще 13 операций. При этом такие операции, как в Персидском заливе, Камбодже и Югославии по своему размаху и значимости не знают прецедентов.

Проблема в ретроспективе

Идея создания международных вооруженных сил высказывалась уже в ХУП в. но впервые свое конкретное воплощение она получила в Уставе Лиги Наций. В п.2 ст.16 этого документа, ставшего неотъемлемой частью версальской системы, предусматривалось, что если какое-либо государство начнет войну в нарушение Устава Лиги Наций, Совет Лиги может "рекомендовать отдельным заинтересованным правительствам те военные наземные, морские и воздушные контингенты", которые выступят против этого государства. Хотя в межвоенный период существовало немало проектов реализации этого положения Устава Лиги (планы Тардье, Эррио и др.), на практике они оказались неосуществимыми из-за острых противоречий между государствами - членами этой организации, попыток государств использовать международные вооруженные силы в ущерб интересам друг друга.

При выработке основных положений Устава ООН на конференциях в Думбартон-Оксе (август-сентябрь 1944 г.) и Сан-Франциско (апрель-июнь 1945 г.) вопрос о создании международных вооруженных сил ООН принципиальных разногласий между великими державами не вызвал. Президент США Ф.Д.Рузвельт в октябре 1944 г. заявил, что "Совет Объединенных Наций должен обладать силой, чтобы действовать быстро и решительно для сохранения мира - насильственным путем в случае необходимости" 3. И.В.Сталин 6 ноября 1944 г., говоря о создании международной организации, отметил необходимость дать в распоряжение ее руководящего органа "минимально необходимое количество вооруженных сил, потребное для предотвращения агрессии".

Вопрос об операциях по поддержанию мира является одним из главнейших во всей деятельности ООН. С этим вопросом непосредственно связана и сама судьба ООН, как организации международного сотрудничества и взаимодействия в деле укрепления мира.

Само собой разумеется, что эффективность ООН в деле поддержания международного мира и безопасности может и должна быть обеспечена лишь на основе строгого соблюдения Устава ООН и надлежащего использования возможностей, заложенных в Уставе.

Согласно Уставу ООН, единственным органом, правомочным предпринимать действия по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности, является Совет Безопасности. В соответствии с этим в компетенцию Совета Безопасности входит принятие решений по всем вопросам, относящимся к созданию вооруженных сил ООН, определению их задач, составу и численности этих сил, руководству их операциями, структуре командования, срокам пребывания этих войск в районе операций, а также по вопросам финансирования соответствующих расходов. Никакому другому органу ООН, включая Генеральную Ассамблею, Устав ООН не предоставляет прав для решения этих вопросов.

Понятно, что права Генеральной Ассамблеи, которые предоставлены ей Уставом ООН в области поддержания мира, должны использоваться наиболее полно и эффективно, однако любой вопрос, по которому необходимо предпринять действие, передается Генеральной Ассамблеей Совету Безопасности. Положения Устава ООН, регулирующие применение Советом Безопасности силы от имени организации, должны служить надежной гарантией соответствующих интересов независимых государств, вовлеченных в тот или иной конфликт.

В последнее время все более актуальным становится вопрос о создании постоянных вооруженных сил ООН, готовых к действиям по первому требованию. Как справедливо отмечается в упомянутом документе "Повестка дня для мира", наличие таких войск само по себе может служить средством, удерживающим от нарушений мира, поскольку потенциальный агрессор будет знать, что в распоряжении Совета имеется средство для ответа на агрессию. Такие силы были бы полезными для ответа на любую угрозу со стороны военной силы, конечно, меньшего масштаба.

Устав ООН в принципе исходит из возможности создания таких сил путем заключения специальных соглашений между Советом Безопасности и государствами - членами ООН. Такие соглашения, предусмотренные ст.43 Устава ООН, должны определять порядок и условия предоставления соответствующими государствами своих контингентов, направляемых в распоряжение Совета Безопасности. Соглашения определяют численность и род контингентов, степень их готовности и их общее расположение и характер предоставляемых средств обслуживания и помощи. Они заключаются между Советом Безопасности и государствами - членами ООН или между Советам и группами государств - членов ООН и подлежат ратификации подписавшими их государствами в соответствии с их конституционной процедурой.

В соответствии со ст.45 Устава в целях обеспечения для ООН возможности предпринимать срочные военные мероприятия члены ООН обязаны держать в состоянии немедленной готовности контингента национальных военно-воздушных сил для совместных международных принудительных действий. При этом особо подчеркивается, что численность и степень готовности этих контингентов и планы их совместных действий определяются Советом Безопасности с помощью Военно-Штабного Комитета в пределах, указанных в специальном соглашении или соглашениях, упомянутых в ст.43 Устава.

Военно-Штабной Комитет, состоящий из начальников штабов постоянных членов Совета Безопасности или их представителей, находясь в подчинении Совета Безопасности, несет ответственность, согласно Уставу ООН, за стратегическое руководство любыми вооруженными силами, предоставленными в распоряжение Совета Безопасности.

Детальному обсуждению статьи Устава ООН, относящиеся к созданию международных вооруженных, сил, были подвергнуты во время заседаний ВПК в 1946-1948 гг. В ходе дискуссий выявилась значительная степень согласия между делегациями, что нашло выражение в согласованных статьях проекта Общих принципов 4.

Важно, что эти согласованные статьи четко исходили из того, что вооруженные силы должны предоставляться в распоряжение Совета Безопасности. Указывалось также, что основная часть вооруженных сил, состоящих из национальных контингентов, первоначально будет выделена постоянными членами Совета Безопасности.

Согласована была общая позиция постоянных членов Совета и в том отношении, что вооруженные силы, представляемые государствами - членами ООН, будут использованы "только по решению Совета Безопасности и только на период, необходимый для выполнения задач, предусмотренных ст.42.Устава". При выполнении мероприятий, предусмотренных ст.42 (в том числе принудительных санкций: блокада, демонстрации и др. операции), эти вооруженные силы "войдут в подчинение Совета Безопасности", а ВПК будет осуществлять "стратегическое руководство". Наконец, постоянные члены Совета Безопасности ООН договорились, что выделяемые государствами контингента будут сохранять свой национальный характер, находиться под командованием своих командиров, подчиняться дисциплине и уставам своих национальных вооруженных сил.

Вместе с тем уже в то время, между постоянными членами Совета Безопасности ООН возникли серьезные разногласия по вопросам о принципах определения численности своих вкладов (полного равенства или сравнительной равноценности), о расположении вооруженных сил (на собственной территории или вне ее пределов), о предоставлении баз вооруженным силам ООН, о сроках пребывания вооруженных сил на территориях и местах, куда должны были отводиться эти силы по исполнению поставленных перед ними задач, о порядке использования контингентов ВВС и др.

В результате обсуждения вопроса в Совете Безопасности (июнь 1947 г.) Совет утвердил 19 статей Общих принципов в редакции, принятой на ВШК, в некоторые статьи внес редакционные изменения, а 16 статей не утвердил вообще. В целом, таким образом, Общие принципы Советом приняты не были.

На протяжении всего периода "холодной войны: вопрос о постоянных вооруженных силах ООН как бы оставался замороженным. Обострение международной напряженности на долгие годы сделало практически невозможным даже само обсуждение в органах ООН этого вопроса. Более того, обстановка "холодной войны" крайне ограничивала возможность проведения более или менее крупных операций ООН по поддержанию мира, которые бы от начала и до конца осуществлялись в точном соответствии с Уставом ООН. Достаточно сказать, что, несмотря на ясные и четкие положения Устава ООН, в истории этой организации не было ни одного случая надлежащего привлечения ВШК к проведению таких операций, ряд операций проводился вообще в обход Совета Безопасности на базе, строго говоря, неправомочных решений Генеральной Ассамблеи ООН или генерального секретаря ООН.

Исследование опыта организации и проведения операций ООН по поддержанию мира в период "холодной войны" убеждает, что превалирующими всегда оказывались не положения Устава ООН, а конкретные интересы великих держав или же противостоящих группировок государств - членов военных блоков или, наконец, интересы неприсоединившихся стран. Другое дело, что сами эти интересы отражали цели справедливые или несправедливые, соответствующие Уставу ООН, его основополагающим целям и принципам, или же идущие вразрез с Уставом ООН. Впрочем, и в последнем случае самые неблаговидные действия сплошь и рядом прикрывались заявлениями о приверженности Уставу ООН, этой самой авторитетной международной организации.

Весьма поучительным в этом контексте было направление в июне 1950 г. "войск ООН" в Корею в соответствии с решениями Совета Безопасности, принятыми в отсутствии представителя СССР. Решения Совета фактически лишь санкционировали постфактум - нахождение в Корее уже прибывших туда войск США. Американские войска составляли 96% от общей численности "войск ООН", формально представлявших 16 государств, и на них пришлось столько же процентов потерь "войск ООН" 5. По существу эти войска действовали вне рамок ООН. Как заявил в своих показаниях Сенату США главнокомандующий "войсками ООН" генерал Макартур, он "не имел никаких отношений с ООН". Действия Макартура полностью контролировались Вашингтоном, а составлявшиеся им доклады проходили проверку госдепартамента и министерства обороны США 6.

Тот факт, что в корейской войне США решали прежде всего свои собственные стратегические задачи подтверждается пребыванием в Южной Корее и по сей день почти 40 тыс. человек армии США, хотя корейская война окончилась в 1953 г., а решения о роспуске "командования ООН" и снятии флага ООН с этой "операции" было принято еще XXX сессией Генеральной Ассамблеи ООН (1975 г.).

С грубыми нарушениями положений Устава о вооруженных силах ООН осуществлялась операция ООН в Конго в 1960-1961 гг. Направленные в эту страну по решению Совета Безопасности от 14 июля 1960 г. войска ООН вместо того, чтобы оказать помощь законному правительству П.Лумумбы в отражении агрессии Бельгии, как того требовала резолюция, прямо вмешались во внутренние дела независимого государства, фактически содействовали свержению этого правительства и установлению там режима, угодного Бельгии и CШA. И это вполне объяснимо, ибо руководящим центром операций ООН в Конго был не Совет Безопасности, а неофициальный "конголезский клуб" в составе Секретариата ООН, заправилами которого являлись американские советники генерального секретаря ООН - Э.Кордье, Р.Банч и Г.Вишоф, действовавшие по указаниям госдепартамента США. После свержения правительства П.Лумумбы "конголезский клуб" активно использовал войска ООН для попыток подрыва господствующих позиций Бельгии и Англии в богатейшей конголезской провинции Катанге и усиления там влияния США 7. Лишь в 1964 г. под давлением созданной за год до того Организации африканского единства (ОАЕ) войска ООН покинули Конго.

В период "холодной войны" ряд операций ООН с использованием вооруженных сил в немалой степени содействовал сдерживанию напряженности на Ближнем Востоке, преодолению там кризисных ситуаций, хотя такие операции и проводились с существенными отклонениями от Устава ООН. И если позитивный эффект в этих случаях, в целом, был очевиден, то это объясняется заинтересованностью великих держав, неприсоединившихся государств и, разумеется, участников конфликтов в нейтрализации особо опасных вспышек, предотвращении эскалации того или иного кризиса, создании условий для его последующего урегулирования.

В 1956 г. в стремлении свергнуть режим Г.А.Насера, принявший решение о национализации Суэцкого канала, Англия, Франция и Израиль совершили агрессию против Египта. США отклонили тогда предложение СССР о совместных действиях по восстановлению и поддержанию мира на Ближнем Востоке, охарактеризовав его как "немыслимое" 8. Когда же агрессия захлебнулась, американская дипломатия активно поддержала предложение Канады о направлении на Ближний Восток чрезвычайных вооруженных сил ООН.

Поскольку в Совете Безопасности из-за позиции Англии и Франции такое решение было невозможно, США обратились в Генеральную Ассамблею ООН. В результате 5 ноября 1956 г. Первая чрезвычайная специальная сессия ГА ООН приняла 57 голосами при 19 воздержавшихся и при отсутствии голосовавших против резолюции о создании Чрезвычайных вооруженных сил (ЧВС) ООН для обеспечения прекращения военных действий и наблюдения за соблюдением прекращения огня. По сути такое решение Генассамблеи ООН было незаконным, однако было принято во внимание, что Египет дал согласие на ввод этих войск на свою территорию.

В декабре 1956 г. Англия и Франция, встретили отпор со стороны мирового сообщества, вывели свои войска с территории Египта, а в марте 1957 г. - Израиль. Военный пожар на Ближнем Востоке был потушен, и немаловажную роль в этом сыграли ЧВС ООН, образовавшие буферные зоны между агрессорами и их жертвой - Египтом.

ЧВС ООН оставались на Ближнем Востоке более 10 лет - вплоть до мая 1967 г., занимая позиции в районах Газы, Синайского полуострова и Шарм-Эль-Шейха. Действуя совместно с военными наблюдателями созданного по решению Совета Безопасности (резолюция 50 от 29 мая 1948 г.) Органа ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия (0НВУП) в Палестине, который впоследствии осуществлял и наблюдение за выполнением общих арабо-израильских соглашений о перемирии 1949 г., войска ООН внесли свой вклад в стабилизацию обстановки в регионе. Их вывод с упомянутых выше территорий незадолго до июньской (1967 г.) агрессии Израиля, вывод, осуществленный по решению генерального секретаря ООН (т.е. опять-таки в обход Совета Безопасности и даже Генеральной Ассамблеи), несомненно облегчил достижение Израилем своих целей по захвату арабских территорий - Синайского полуострова, Западного берега реки Иордан, сектора Газы и восточной части Иерусалима.

Арабо-израильская война 1973 г. вновь крупным планом поставила вопрос об операциях ООН на Ближнем Востоке с использованием войск и наблюдателей ООН. В соответствии с единодушно принятой Советом Безопасности резолюцией № 340 от 25 октября 1973 г. (делегат КНР при голосовании не присутствовал) были созданы под его руководством ЧВС ООН (ЧВС) в составе воинских частей государств-членов 00Н за исключением постоянных членов Совета Безопасности. Перед ЧВС была поставлена задача осуществлять наблюдение за соблюдением прекращения огня и возвращением сторон на позиции, которые они занимали в момент вступления в силу немедленного прекращения огня, предписанного резолюцией Совета № 338 от 22 октября 1973 г.

Впервые в истории ООН в решениях и практике закреплялась отведенная Совету Безопасности Уставом руководящая роль во всех вопросах, касающихся создания и функционирования вооруженных сил ООН. Предусматривалось, что командование ЧВС, возложенное на генерального секретаря ООН, должно осуществляться под руководством Совета Безопасности. С согласия Совета был назначен и командующий вооруженными силами на местах. В решениях Совета особо оговаривалось, что "все вопросы, которые могут повлиять на характер или постоянную эффективность функционирования вооруженных сил будут передаваться на решение Совету Безопасности".

Совет Безопасности определил круг стран - членов ООН, принявших участие в формировании ЧВС, и официально закрепил в своем решении принцип, согласно которому для этой цели отбираются страны от каждого географического района без всякого исключения или какой-либо дискриминации. Тем самым впервые были сняты искусственные ограничения против участия в вооруженных силах ООН государств Восточной Европы.

Все эти решения Совета Безопасности могли быть приняты лишь благодаря открывшейся в начале 70-х годов полосе нормализации отношений между СССР и США, в условиях успешного проведения первых встреч на высшем уровне, подписания соглашения о предотвращении ядерной войны (1973 г.) и других двусторонних документов, закреплявших разрядку в международных делах.

Направленные на Ближний Восток (на Синайский полуостров) ЧВС ООН содействовали значительному улучшению ситуации во всем регионе. После вступления в силу египетско-израильского договора (апрель 1979 г.) и истечения мандата ЧВС ООН (25 июля 1979 г.) контингента ЧВС ООН покинули Синайский полуостров. При этом были приняты меры, обеспечивающие постоянное присутствие на Синае наблюдателей ОНВУП.

Что касается Голанских высот, то после разъединения войск Сирии и Израиля, завершенного в конце июня 1974 г. туда были направлены Силы ООН по наблюдению за разъединением (СООННР) (Резолюция Совета Безопасности 350 от 31 мая 1974 г.). Эти силы продолжают оставаться в буферной зоне между Сирией и Израилем до сих пор. Там же продолжают действовать и наблюдатели ОНВУП.

В марте 1978 г. Израиль совершил агрессию против Ливана и оккупировал южные районы этой страны. По решению Совета Безопасности (резолюция 425 от 19 марта 1978 г.) и по просьбе ливанского правительства в Ливан были направлены Временные силы ООН в Ливане (BCOOHЛ) с целью "подтверждения вывода израильских войск" и "оказания помощи правительству Ливана в обеспечении возвращения ему его эффективной власти" в Южном Ливане. В июне 1978 г. Израиль вывел большую часть своих войск из Ливана, но ключевые позиции на юге страны были переданы не силам ООН, а правохристианским формированиям, играющим роль марионеток Ливана. Тем не менее, ВСООНЯ продолжают и сегодня оставаться на юге Ливана, действуя в сотрудничестве с находящимися там военными наблюдателями ОНВУП.

В целом, таким образом, уже к началу 90-х годов на Ближнем Востоке осуществлялись следующие операции ООН по поддержанию мира:

1. ОНВУП, военные наблюдатели которого (около 300 наблюдателей) располагаются на Синае, Голанах и в Южном Ливане. Ряд наблюдателей ОНВУП находятся в Египте и в районе Бейрута. (В район Бейрута наблюдатели были введены в августе 1982 г. во время израильской агрессии на основе резолюций Совета Безопасности 516 (1982 г.) и 521 (1982 г.), некоторые из них находятся там до сих пор.) ОНВУП сохраняет также механизм для наблюдения за выполнением общих соглашений о перемирии 1949 г. между Израилем и Иорданией, Израилем и Ливаном, Израилем и Сирией, включая смешанные комиссии по перемирию, созданные в соответствии с этими соглашениями.

2. Силы ООН по наблюдению за разъединением (С00ННР) на Голанах, численность которых составляет до 1400 человек (контингенты Австрии, Канады, Польши, Финляндии), финансируются за счет специального счета.

3. временные силы ООП в Ливане (BCООHЛ), расположенные на юге страны. В связи с решением о направлении этих сил в Ливан на основе резолюции Совета от 19 марта 1978 г. делегацией СССР было сделано заявление, что это никоим образом не должно ущемлять суверенные права ливанского правительства и в полной мере должно учитывать ответственность Израиля за его агрессивные действия против Ливана. При голосовании резолюции СССР воздержался, так как эти соображения, по его мнению, не были в ней учтены надлежащим образом 9. Численность ВСООНЛ составляет около 6 тыс.человек(контингенты Ганы, Ирландии, Италии, Непала, Норвегии, Фиджи, Финляндии, Франции и Швеции), финансируются за счет специального счета.

Наряду с ближневосточным регионом объектом значительного вовлечения ООН, в том числе с использованием ее вооруженных сил, стал, начиная с середины 60-х годов, Кипр. Вооруженные силы ООН по поддержанию мира на Кипре (ВСООНК) были созданы Советом Безопасности в соответствии с резолюцией Совета 186 от 14 марта 1964 г. Их направление на Кипр объективно содействовало укреплению позиций правительства республики, которое и пригласило их на остров, помогло разрядке напряженности в отношениях между Грецией и Турцией, греческой и турецкой общинами, а также в целом улучшению ситуации в районе Восточного Средиземноморья. Первоначально функции ВСООНК заключались в том, чтобы сделать все возможное для предотвращения возобновления военных действий и при необходимости содействовать поддержанию и восстановлению закона и порядка и возвращению к нормальным условиям жизни.

В 1974 г. после того как часть острова была занята войсками Турции Совет Безопасности придал ВСООНК дополнительные функции, связанные с поддержанием состояния прекращения огня. Кроме того, с 1971 г. ВСООНК оказывает поддержку в осуществлении гуманитарной помощи ООН на Кипре, координируемой Верховным комиссаром ООН по делам беженцев. В состав вооруженных сил ООН на Кипре входят контингенты Австралии, Австрии, Великобритании, Дании, Ирландии, Канады, Финляндии и Швеции, общей численностью более 2 тыс. человек, а также подразделения полиции до 40 человек. Расходы покрываются правительствами стран, предоставивших контингенты, а также за счет добровольных взносов (СССР не участвовал).

К концу 80-х годов продолжала действовать и действует до настоящего времени Группа военных наблюдателей ООН в Индии и Пакистане, учрежденная в 1949 г. Комиссией ООН для Индии и Пакистана в соответствии с резолюциями Совета Безопасности 39 (1948 г.) и 47 (1948 г.) для наблюдения за прекращением огня в штате Джамму и Кашмир. В настоящее время группа осуществляет функции на линии контроля, которая была согласована Индией и Пакистаном в Симле в июле 1972 г. (после военного конфликта 1971 г.) и которая при некоторых отклонениях совпадает с линией прекращения огня, установленной в соответствии с соглашением, подписанным в июле 1949 г. в Карачи. В Группу вошли наблюдатели, размещенные в шести полевых пунктах на индийской стороне линии контроля и в семи пунктах на пакистанской стороне. Задача Группы - вести наблюдение за выполнением прекращения огня в соответствии с резолюцией 307 (1971 г.) Совета Безопасности, оказывать добрые услуги обеим сторонам в деле поддержания мира. Численность Группы - 38 военных наблюдателей в составе представителей 8 стран: Бельгии, Дании, Италии, Норвегии, Уругвая, Финляндии, Чили и Швеции.

Помимо упомянутых операций ООН по поддержанию мира, учрежденных в период до 1987 г., можно было бы также назвать миссию военных наблюдателей ООН на северных границах Греции, направленную в этот район Специальным комитетом по Балканам, учрежденным II сессией Генассамблеи ООН в 1947 г., группу наблюдателей ООН, направленную в Ливан по решению Совета Безопасности от 11 июня 1958 г. для расследования сообщений о вмешательстве извне во внутренние дела этой страны, группу наблюдателей в Лаосе, направленную в эту страну в 1959 г. по решению Совета Безопасности вопреки "вето" Советского Союза, которое не было засчитано председателем Совета, объявившим вопрос "процедурным", группу наблюдателей ООН в Йемене (1962 г.), созданную решением генерального секретаря ООН, использование сил безопасности OОН" в Западном Ириане (1962-1963 гг.), созданных односторонними решениями генерального секретаря ООН и ХYII сессии Генассамблеи ООН. Как видно, в большинстве этих случаев операции ООН учреждались и осуществлялись так или иначе в обход Совета Безопасности 10 , хотя это отнюдь не исключало позитивных аспектов деятельности таких операций применительно к каждой конкретной ситуации. Иными словами, вновь подтверждался примат интересов заинтересованных стран и, конечно, великих держав перед чисто международно-правовыми нормами, закрепленными в Уставе ООН. При этом вопросы решались с учетом расстановки сил в ООН и за ее пределами, а также реальных возможностей использования этой организации для решения тех или иных задач.

На новых рубежах

С прекращением "холодной войны" и кардинальными изменениями в глобальной ситуации в начале 90-х годов мир не стал спокойнее. Как отмечается в обзоре, подготовленном еженедельником "Джейн дифенс уикли", на планете сохраняются по крайней мере 73 горячие точки: в 26 странах идут войны или восстания, 23 района являются зонами потенциальных конфликтов, а в 24 наблюдается рост международной напряженности 11.

На протяжении последних двух с половиной лет продолжает сохраняться острейший кризис в районе Персидского залива, начало которому было положено агрессией Ирака в Кувейте в августе 1990 г.

Совет Безопасности сразу же осудил вторжение Ирака в Кувейт и потребовал незамедлительного и безусловного вывода Ираком своих войск из этой страны. (Резолюция 660 от 2 августа 1990 г.) Решение Совета было принято 14 голосами, причем никто не голосовал против, а Йемен не участвовал в голосовании.

За этим последовала целая серия решений Совета, предусматривающих введение всеобщих экономических санкций против Ирака в соответствии с главой УП Устава и требовавших восстановления суверенитета, независимости и территориальной целостности Кувейта (резолюция 661 от 6 августа 1990 г.), объявлявших агрессию Кувейта Ираком "юридически незаконной и недействительной"(резолюция 662 от 3 августа),устанавливавших морскую блокаду Ирака(резолюция 665 от 3 августа), уточнявших, что санкции касаются всех видов транспорта, включая авиацию (резолюция 670 от 25 сентября) и иным образом ужесточавших экономические санкции.

Венцом этого этапа явилась резолюция Совета Безопасности 678 от 29 ноября 1990 г., принятая 12 голосами против 2 (Йемен и Куба) при I воздержавшемся (Китай). Совет установил предельный срок - 15 января 1991 г. - для выполнения Ираком всех резолюций, назвав 48-дневный срок ожидания "паузой доброй воли". 3 случае же невыполнения Ираком резолюций Совета, "государства, сотрудничавшие с правительством Кувейта", были уполномочены использовать "все необходимые средства" с тем, чтобы поддержать и выполнить эти резолюции "и восстановить международный мир и безопасность в этом районе".

Совет Безопасности не устанавливал каких-либо ограничений в отношении действий против Ирака и заявлял лишь о необходимости того, чтобы он был "регулярно информирован" о таких действиях. Тем самым Соединенные Штаты, возглавившие антииракскую коалицию, фактически получали "карт-бланш" на любые действия против Ирака. И хотя ни одна из резолюций Совета Безопасности не содержала требований ликвидации самой способности Ирака к ведению войны, уничтожения его военного потенциала и тем более устранения от власти режима С.Хусейна, факты показывают, что именно эти цели ставили во главу угла США с самого начала конфликта и именно эти намерения ассоциировались ими прежде всего с резолюциями Совета Безопасности. Отсюда явная неадекватность масштаба и характера военных операций, осуществленных США против Ирака. Все дело в том, как справедливо отмечают американские политологи Б.Рассел и Дж.С. Саттерлин, что "президент Буш и партнеры по коалиции чувствовали себя свободными, давая собственную интерпретацию резолюциям Совета Безопасности" 12

Военные операции против Ирака отнюдь не согласовывались заранее с Советом Безопасности или ВШК. Президент Буш ограничился лишь тем, что за час до их начала 16 января 1991 г. проинформировал о них генерального секретаря ООН Х.Переса де Куэльяра.

3 апреля 1991 г. после месяца закулисных переговоров Совет Безопасности принял 12 голосами "за", против 1 (Куба) при 2 воздержавшихся (Йемен и Эквадор) всеобъемлющую и беспрецедентную резолюцию 687, в которой формулировались, в 34 пунктах, составивших 9 разделов, условия официального прекращения огня в войне в Персидском заливе и восстановления мира и безопасности в этом районе. Совет, среди прочего, призвал Ирак признать соглашение 1963 г. о границе с Кувейтом, согласиться компенсировать Кувейту ущерб, причиненный ему во время оккупации, ликвидировать химическое и биологическое оружие и баллистические ракеты дальностью свыше 150 км, дать обязательство об отказе от такого оружия, а также от использования, разработки, создания или приобретения ядерного оружия или .материалов, которые могут быть использованы для производства ядерного оружия. Создавалось подразделение наблюдателей ООН для наблюдения в демилитаризованной зоне, имея в виду, что его развертывание создаст условия для вывода союзных войск из Мрака. Руководство Ирака заявило о принятии им всех положений резолюции 687.

9 апреля 1991 г. Совет учредил Миссию ООН по наблюдению для контроля за Ирако-Кувейтской границей (ИКМНОН) (резолюция 689). в мае-июне 1991 г. в Ирак на основе той же резолюции Совета Безопасности были направлены первые группы экспертов для наблюдения за передачей и ликвидацией иракского оружия массового уничтожения под эгидой Специальной комиссии по разоружению Ирака.

В соответствии с резолюцией 689 ИКМНООН обеспечивает свободу демилитаризованной зоны, простирающейся на 5 км в глубь Кувейта и на 10 км в глубь Ирака от границы 1963 г., от любого военного персонала или оборудования, устанавливает наблюдательные посты для контроля за передвижением транспорта, осуществляет наземное и воздушное патрулирование всей зоны, проводит расследования. Миссия состоит из контингентов 35 стран (Австрии, Аргентины, Бангладеш, Венгрии, Венесуэлы, Ганы, Греции, Дании, Индии, Индонезии, Ирландии, Италии, Канада, Кении, Китая, Малайзии, Непала, Нигерии, Норвегии, Пакистана,. Польши, Румынии, Сенегала, Сингапура, Великобритании, США, СССР (теперь - РФ), Таиланда, Турции, Уругвая, Фиджи, Финляндии, Франции, Чили и Швеции) общей численностью около 1400 военнослужащих. Расходы на миссию - по специальному счету ООН.

Если создание и функционирование ИКМНООН по существу ни у кого не вызывает возражений, то вопросы практического осуществления санкций и деятельности учрежденного еще резолюцией Совета 661 от 6 августа 1991 г. Специального комитета по наблюдению за санкциями, как и Специальной комиссии по разоружению Ирака - предмет постоянных споров и разногласий в ООН. Ирак настаивает на том, что многие положения резолюции Совета 687 им уже выполнены, и все решительнее настаивает на отмене санкций, США же - добиваются дальнейшего ужесточения санкций в надежде создать условия для свержения режима С. Хусейна.

В этой связи внимание мировой общественности постоянно привлечено к планам США вновь применить силу в отношении Ирака, представив это как очередную "операцию ООН по поддержанию мира". Обвинив Ирак в начале августа 1992 г. в притеснениях иракских шиитов на юге страны, США вместе со своими партнерами, Англией и Францией, объявили о запрете авиации Ирака появляться над иракской территорией южнее 32-й параллели и о том, что воздушное пространство в этом районе будет контролироваться самолетами трех держав. Оправдывая свою акцию ссылками на резолюцию Совета Безопасности 686 от апреля 1991 г., в которой действительно осуждаются репрессии багдадского режима против курдов на севере и шиитов на юге Ирака, США, Англия и Франция полностью проигнорировали тот факт, что в упомянутой резолюции нет ни слова о том, что другие государства могут посылать в эти районы свои вооруженные силы.

"Саддам Хусейн ошибается, если полагает, что Соединенные Штаты или ООН не сумеют заставить Ирак соблюдать резолюции Совета Безопасности", - заявил в конце декабря 1992 г. президент США. Б.Клинтон 13 . Полное отождествление целей США и ООН в данном случае едва ли оправдано. Как не оправдан был и угрожающий тон заявления, тем более, что еще в июле 1992 г. Ирак в специальном послании на имя генерального секретаря ООН Бутроса Гали заявил, что эта страна полностью выполнила резолюцию 687 Совета Безопасности, которая подвела итог войны в Персидском заливе 14.

В официальном письме в Совет Безопасности в августе 1991 г. Ирак заявил, что "огромный ущерб, нанесенный США и их союзниками гражданским объектам и инфраструктуре Ирака во время боевых действий", со всей очевидностью продемонстрировал "незаконный характер" использования США "буквы международного права и, резолюций Совета Безопасности в целях уничтожения целого народа" 15

Антииракские экономические санкции вызвали в стране небывалый всплеск инфляции; от голодной смерти, по свидетельству Багдада, погибли 120 тыс. человек 16. В стране не хватает основных потребительских товаров. Развалено здравоохранение. Детская смертность выросла в пять раз по сравнению с 1990 г. Общая сумма компенсаций за ущерб, который Ирану предстоит выплатить по требованию СБООЛ приближается к 250 млрд. дол., что превышает сумму репораций с Германии после второй мировой войны 17.

Между тем, несмотря на возрастающие в ООН и в мировом сообществе настроения в пользу отмены или хотя бы ослабления экономических санкций, Совет Безопасности под явным нажимом СЩА и их союзников принимает все новые резолюции, ужесточающие экономические санкции против Ирака и содержащие к тому же неприемлемые для суверенного Ирака условия предоставления ему гуманитарной помощи.

Так известно, что своими резолюциями 706 и 712, соответственно от 15 августа и 19 сентября 1991 г., Совет установил максимальную сумму продажи иракской нефти в 1,6 млрд. дол, и обусловил поставки в Ирак на эту сумму продовольствия и лекарств "гарантиями справедливого распределения".

В феврале 1992 г. Совет Безопасности специальным решением оставил в силе экономические санкции против Ирака, а в октябре того же года принял резолюцию, которая арестовывает все замороженные ранее вклады Ирака в зарубежных банках.

В последнем случае речь идет, по мнению американских экспертов, о сотнях миллионов долларов, которые были заморожены в августе 1990 г., но которыми Ирак имел возможность распоряжаться для покупки гуманитарной помощи. Весьма показательно в этом отношении, что, воздержавшись при голосовании резолюции по этому вопросу, представитель Китая в Совете Безопасности заявил, что сейчас нет необходимости в столь экстраординарных мерах 18.

Вопрос об экономических санкциях и ходе их осуществления все чаще начинает использоваться в качестве предлога для обоснования необходимости проведения против Ирака новых военных акций под эгидой ООН. В сочетании с продолжающимся патрулированием военными самолетами западных держав обширной территории Ирака к югу от 32-й параллели и нагнетанием кампании угроз применения силы против Ирака это создает опасность нового военного кризиса в районе Персидского залива. Эта опасность только усугубилась в результате ракетно-бомбовых ударов по Багдаду нанесенных США в январе и июне 1993 г., явно рассчитанных на дестабилизацию политической обстановки в Ираке.

Факты показывают, что использование операций ООН по поддержанию мира оправдано и полезно лишь тогда, когда неукоснительно, притом от начала и до конца, выполняются соответствующие положения Устава ООН. Попытки же истолковывать эти положения применительно к корыстным интересам держав или тех или иных участников конфликта неизбежно заводят в тупик, препятствуют урегулированию кризисов и наносят ущерб авторитету ООН.

В этом контексте представляет интерес рассмотрение и осуществляемой в настоящее время операции ООН в Камбодже.

Свержение в январе 1979 г. революционными вооруженными силами Камбоджи при поддержке вьетнамских войск полпотовского режима открыло путь для нормализации обстановки в стране. Однако антиправительственные силы продолжали подрывную деятельность, опираясь на поддержку извне. В районах на границе с Таиландом укрепились полпотовские вооруженные формирования.

В октябре 1987 г. в целях ликвидации конфликтной ситуации правительство Камбоджи выступило с программой политического урегулирования камбоджийской проблемы на основе достижения национального примирения. Программа предусматривала конструктивный диалог с оппозиционными группировками, полный вывод вьетнамских войск, прекращение вмешательства в дела Камбоджи извне, всеобщие выборы под международным контролем и международные гарантии политического урегулирования. Важными акциями в рамках реализации программы национального примирения стали переговоры между Председателем Совета Министров Камбоджи Хун Сеном и лидером оппозиционной коалиции Н. Сиануком, а также две "неформальные" встречи представителей четырех противостоящих камбоджийских сторон с участием министров иностранных дел Вьетнама, Лаоса и 6 стран АСЕАН.

Состоявшаяся летом 1989 г. в Париже международная, конференция с участием министров иностранных дел 19 государств, в том числе США', СССР и КНР, из-за разногласий была вынуждена прервать работу, но вскоре переговорный процесс удалось возобновить. Возвращение на родину к концу сентября 1989 г. вьетнамских войск создавало условия для окончательного урегулирования проблемы. В целях ускорения национального примирения Хун Сен и Н. Сианук договорились о создании Высшего национального совета (ВНС) Камбоджи из представителей всех камбоджийских сторон, включая "красных кхмеров". ВНС был сформирован на встрече камбоджийских сторон в Джакарте в сентябре 1990 г.

В конце ноября 1990 г. в результате длительных переговоров представителей пяти постоянных членов Совета Безопасности, генерального секретаря ООН, а также Индонезии и Франции, как сопредседателей Парижской конференции, был согласован и принят путем консенсуса проект соглашения о всеобъемлющем политическом урегулировании в Камбодже. Соглашение, охватывавшее основные аспекты урегулирования (вывод войск, прекращение огня, репатриация беженцев, принципы новой конституции и др.), предусматривало создание специального Временного органа ООН по Камбодже (ЮНТАК), которому поручалось взять на себя функции управления страной на переходный период. Основы всеобъемлющего урегулирования в Камбодже были одобрены как Советом Безопасности, так и 45-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН.

30 сентября 1991 г. генеральный секретарь ООН Х.Перес де Куэльяр рекомендовал учредить Передовую миссию ООН в Камбодже (ЮНАМИК) для оказания содействия камбоджийским сторонам в поддержании прекращения огня, а также в расследовании и урегулировании любых его нарушений. Эта миссия с установленным сроком действия в шесть месяцев приступила к исполнению своих обязанностей сразу же после подписания 23 октября 1991 г. на Международной конференции в Париже всеобъемлющего соглашения об урегулировании камбоджийской проблемы. ЮНАМИК, во главе которой был поставлен заместитель генерального секретаря ООН А.Карим, ставила своей основной задачей подготовку почвы для будущей работы временной администрации ООН в Камбодже. Миссия состояла из 268 человек: в основном офицеров связи, саперов и других военных специалистов, а также небольшого числа лиц из гражданского персонала.

ЮНТАК, пришедший на смену ЮНАМИК, - уникальная операция в истории ООН. Впервые в практике ООН на нее фактически возлагалась задача осуществлять руководство целой страной, чтобы привести ее к миру и демократии. В течение 16-месячного срока, отведенного на правление ООН в Камбодже, ЮНТАК должен был не только обеспечить разоружение всех сторон в конфликте (приверженцы Н. Сианука, Хун Сена, Сон Сана (буддийские либеральные демократы) и Пол Пота - Кхеиу Самфана), каждая из которых контролировала "свою зону", не только добиться минимального согласия между ними, но и провести под своим наблюдением и контролем всеобщие выборы, а также организовать переселение и расселение 360 тыс.беженцев, среди которых имеются сторонники всех четырех группировок.

ЮНТАК - самая дорогостоящая (по крайней мере - 2 млрд.дол.) и масштабная миротворческая операция ООН нашего времени, в которой прямо или косвенно участвовало не менее 22 тыс. гражданских и военных лиц из 44 государств. Предполагается, что Москва должна покрыть одну десятую часть расходов на эту операцию.

В октябре 1992 г. Совет Безопасности ООН провел серию заседаний по камбоджийской проблеме. Совет выразил озабоченность за судьбу операции ООН в Камбодже, ввиду того "красные кхмеры", контролирующие 15% территории Камбоджи, отказываются разоружаться и сокращать численность своих войск. Ссылаясь на якобы сохраняющуюся "вьетнамскую угрозу", "красные кхмеры" не сократили ни одного солдата из своих 30-тысячных формирований, в то время как три другие группировки демобилизовали 50 тыс. человек. Между тем без разоружения невозможно даже в принципе двигать процесс национального примирения, провести выборы, создать коалиционное правительство и превратить Камбоджу в нейтральное государство, как того требуют Парижские соглашения. Кроме того, "красные кхмеры", формально не отказываясь от выборов, требовали не допускать к избирательным урнам граждан вьетнамской национальности, живущих в Камбодже.

В этих условиях Совет Безопасности принял резолюцию, которая предупреждала, что выборы могут пройти и без участия полпотовцев, не выполняющих Парижских соглашений об урегулировании конфликта. В соответствии с этим руководитель ЮНТАК Ясуси Акаси заявил о необходимости готовить и проводить выборы, не дожидаясь, когда полпотовцы "созреют до уровня участия" и начнут сотрудничать с ЮНТАК. Совет наметил также ряд мер по "активизации" мирного процесса и, в частности, рассмотрел возможность созыва новой международной конференции по Камбодже на высоком уровне.

В результате проведенных в мае 1993 г. под эгидой ООН свободных и демократических выборов камбоджийцы сумели прийти к национальному единству. К настоящему времени завершен и проходивший в сжатые сроки конституционный процесс. В итоге в стране была восстановлена монархия, королем стал Сианук, а роялисты и коммунисты (сын Сианука - Народом Ренорит и Хун Сен) заняли соответственно уникальные посты первого и второго премьер-министра. Важные посты в государстве получили и сторонники Сон Санна. Правительство новой Камбоджи заявило о готовности сотрудничать с "красными кхмерами" и одновременно предложило им сложить оружие и примкнуть к процессу общенационального возрождения родины. С учетом всего этого операции ООН в Камбодже, в международных политических кругах, в том числе и в МИД РФ, считаются успешными, а их ответ предложено использовать и в других операциях.

В решении камбоджийской проблемы, как видим, ООН проявила большую настойчивость, оперативность и пошла на проведение широкомасштабной операции, к осуществлению которой были подключены в равной мере Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея и генеральный секретарь ООН. Совершенно очевидно, что успех операции в решающей степени зависел от тесной координации деятельности всех этих органов ООН по выполнению мандата Парижских соглашений по мирному урегулированию проблемы.

Эффективность 00Н в преодолении и урегулировании международных кризисов проходит суровую проверку в Югославии, где сугубо внутренние события, переросшие в гражданскую войну, привели к возникновению ситуации, представляющей серьезную угрозу международному миру и безопасности.

Истоки конфликта в Югославии, разумеется, кроются в особенностях исторического развития этой многонациональной страны и ее народов, как верно и то, что именно внутренние факторы дали первоначальные импульсы разыгравшейся трагедии. Вместе с тем очевидна и значительная, а порой и решающая роль внешнего вмешательства в дела этой страны, предопределенного в основном целями ликвидации утвердившегося там социального строя, называющегося на Западе "коммунистическим режимом", а также раскола Югославии и установления в ней зон влияния крупных держав. В этом отношении заявления и действия правящих кругов США и ФРГ на различных этапах югославского кризиса мало у кого вызывают сомнения.

В 1990-1991 гг. кризис югославской федерации обострился до такой степени, что привел к фактическому распаду государства. Важнейшими этапами на этом пути были развал Союза коммунистов Югославии в 1990 г., провозглашение независимости Словении и Хорватии в июне 1991 г., а также Боснии и Герцеговины и Македонии в октябре 1991 г. В апреле 1992 г. Сербия и Черногория создали новое федеративное государство - Союзную Республику Югославию (СРЮ). Процесс сопровождался национально-территориальными конфликтами и вооруженными столкновениями, открытой войной между сербами и хорватами.

На международной конференции в Гааге с участием руководителей Югославии, Хорватии и Сербии в период с июня по декабрь 1991 г. было подписано 14 соглашений о прекращении огня, но ни одно из них не соблюдалось.

Начавшиеся в июне 1991 г. военные действия между сербами и хорватами привели к дестабилизации политической обстановки в стране. Положение не нормализовалось и после достижения очередных соглашений о прекращении огня от 17 и 22 сентября.

B этих условиях Австрия, Венгрия и Канада потребовали рассмотрения ситуации в Югославии в Совете Безопасности ООН. Решение о созыве заседания Совета Югославия приветствовала.

25 сентября 1991 г. Совет Безопасности призвал все стороны, участвовавшие в конфликте, строго соблюдать соглашения о прекращении огня и урегулировать свои споры мирным путем на конференции по Югославии, организуемой Европейским сообществом. Совет со ссылкой на главу УП Устава единогласно постановил (резолюция 713 от 25 сентября 1991 г.), что для целей установления мира и стабильности в Югославии все государства вводят всеобщее и полное эмбарго на все поставки оружия и военного снаряжения в эту страну до принятия Советом иного решения. Совет поддержал коллективные усилия ЕС и его членов, предпринимаемые при поддержке Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в направлении установления мира и диалога в Югославии. Совет предложил генеральному секретарю ООН "незамедлительно" выступить с предложением об оказании помощи и представить доклад Совету Безопасности.

8 октября 1991 г. генеральный секретарь ООН назначил своим личным посланником в Югославии Сайруса Венса, который в течение полутора месяцев совершил пять поездок в эту страну, где военные действия продолжались, несмотря на все новые соглашения о прекращении огня.

23 ноября на переговорах в Женеве президенты Сербии и Хорватии, а также союзный секретарь по народной обороне Югославии достигли соглашения "о безоговорочном прекращении огня". Это соглашение было четырнадцатым после начала конфликта в июне.

26 ноября председатель Совета Безопасности ООН получил письмо от Югославии, содержащее просьбу о проведении операций мира в этой стране 19. Нa следующий день, 27 ноября, Совет Безопасности призвал конфликтующие стороны в Югославии выполнить соглашение о прекращении огня от 23 ноября и постановил рассмотреть и предпринять немедленные действия в соответствии с любыми рекомендациями, представленными генеральным секретарем, включая возможное учреждение операции ООН по поддержанию мира в Югославии (резолюция 721 Совета Безопасности от 27 ноября 1991 г.).

На заседании 15 декабря Совет Безопасности согласился с оценкой генерального секретаря ООН относительно того, что из-за отсутствия гарантий обеспечения соблюдения прекращения огня условия для организации в Югославии операций 00Н по поддержанию мира еще не созданы. Вместе с тем Совет поддержал предложение генерального секретаря о направлении в Югославию группы сотрудников, включая военный персонал, для подготовки развертывания такой операции (резолюция 724 от 15 декабря 1991 г.). 19 декабря передовая группа ООН прибыла в Белград.

2 января 1992 г. в результате усилий сторон в Сараево было, наконец, подписано Реализационное соглашение относительно путей и средств выполнения соглашения о безоговорочном прекращении огня от 23 ноября 1991 г.

8 января Совет Безопасности приветствовал это событие и одобрил незамедлительное направление в Югославию группы офицеров до 50 человек в целях содействия поддержанию прекращения огня (резолюция 727). Группа прикомандировывалась к генштабам Югославской народной армии (ЮНА) и Хорватской народной гвардии и к их полевым штабам и ей предписывалось действовать в координации с направленными ранее в Югославию наблюдателями ЕС.

Одновременно генеральный секретарь ООН ускорил разработку широкой операции ООН в Югославии, получившей название "югославского плана Бутроса Гали". 21 февраля 1992 г. Совет Безопасности в принципе одобрил этот план, образовав Силы ООН по охране (ЮНПРОФ0Р) в Югославии, численностью в 14 тыс.человек с расходами на них в 640 млн. дол. в первый год. О готовности передать под эгиду ООН свои военные контингенты сразу же заявили свыше 30 стран Европы, Азии, Америки и Австралии - Канада, Бразилия, Швеция, Дания, Польша, Чехословакия, США, Франция, Англия и др. Командующим силами ООН был назначен генерал Набияр.

Персонал вооруженных сил и полиция предоставлены на добровольной основе государствами - членами ООН. От всех требуется быть абсолютно беспристрастными в отношении различных сторон, участвующих в конфликте. Военный персонал получил постоянные инструкции применять силу на минимальном необходимом уровне и, как правило, лишь в целях самообороны. Операция будет проводиться в Югославии только до достижения урегулирования конфликта путем переговоров.

Войска ООН и наблюдатели-полицейские размещены в демилитаризованных районах Хорватии, обозначенных как "районы, находящиеся под охраной ООН". Роль войск ООН состоит в обеспечении того, чтобы эти районы оставались Демилитаризованными и чтобы их жители были защищены от угрозы вооруженного нападения.

Роль наблюдателей-полицейских заключается в обеспечении того, чтобы местная полиция выполняла свои обязанности на недискриминационной основе, без нарушения прав человека. Когда Силы ООН берут на себя ответственность за охраняемые районы, все подразделения ЮНА, размещенные в любых местах Хорватии, выводятся за пределы этой республики.

Силы ООН помогают также гуманитарным учреждениям ООН в возвращении всех перемещенных лиц, которые того пожелают, в их дома, расположенные в охраняемых районах.

По мере разрастания конфликта происходили определенные изменения в дислокации Сил СОН, их отдельных контингентов, военных наблюдателей и наблюдателей-полицейских. С самого начала Силы ООН концентрировались в основном на спорных территориях в Хорватии, включая Западную и Восточную Словению, Северную и Южную Краину, а наблюдатели - в граничащих с Хорватией районах Боснии и Герцеговины. По решению Совета Безопасности в сентябре 1992 г. для обеспечения автоколонн с гуманитарной помощью, а также с лицами, освобожденными из лагерей, в Боснию и Герцеговину были дополнительно направлены 6 тыс. военнослужащих, при том, однако, понимании, что оплачивать этот контингент будет не ООН, а те страны, которые направили своих военнослужащих в Югославию. В начале декабря 1992 г. Совет Безопасности принял предложения Б.Гали направить войска ООН в Македонию -пехотный батальон в количестве 700 человек и 35 военных наблюдателей - "для оказания помощи македонским государственным органам в охране границы и предотвращении серьезных межнациональных столкновений". Таким образом, была удовлетворена просьба президента Македонии К. Глигорова о направлении в республику "голубых касок" 20.

Вопрос об операциях ООН по поддержанию мира в Югославии непосредственно связан с осуществлением Советом Безопасности OOН санкций против Сербии и Черногории. В сущности, и чем дальше, тем в большей степени, эти операции играют лишь как бы вспомогательную роль в проведении политики санкций, инициаторами которой, и это совершенно очевидно, являются США и другие западные державы. Между тем сама по себе югославская проблема прямо затрагивает интересы России, судьбы Европы и всего мира, не говоря уже о будущем ООН.

Начало политике санкций с использованием ООН было положено, в том, что касается Сербии и Черногории, принятием Советом Безопасности 30 мая 1992 г. резолюции 757, которая устанавливала торговое эмбарго, включая самое удушающее, - на поставки нефти (Югославия импортирует 80% всей необходимой ей нефти), накладывала запрет на все воздушные сообщения, предусматривала прекращение научно-технических, культурных и спортивных связей и т.д. Одновременно президент США Дж.Буш заявил о замораживании в США югославских финансовых средств - 214 млн.дол. 21

Совет Безопасности ООН, а незадолго до этого Европейское сообщество признали Сербию и Черногорию единственными виновниками конфликта, хотя для такого одностороннего решения не было никаких веских оснований. Более того, в докладе генерального секретаря ООН Бутроса Гали Совету Безопасности, докладе, по каким-то причинам "запоздавшем" к заседанию Совета 30 мая, четко говорилось об ответственности "всех участников конфликта", а не только упомянутых, за создание в стране кризисной обстановки. Понятно, что, наказывая одну из сторон, Совет по сути поощрял Хорватию на продолжение акций против Сербии, а мусульман Боснии и Герцеговины - против боснийских сербов, что лишь усугубляло обстановку. Тем не менее за резолюцию 757 Совета Безопасности проголосовало 13 членов Совета, включая РФ, и только Китай и Зимбабве воздержались.

15 сентября 1992 г., рассмотрев доклад генерального секретаря ООН "О положении в Боснии и Герцеговине", Совет Безопасности одобрил внесенный Бельгией, Англией, Россией, США и Францией проект резолюции, который предусматривал расширение гуманитарной помощи этой республике и увеличение в связи с этим в 4-5 раз общей численности располагавшихся там сил ООН. При этом ЮНПРОФОР было дано право применять силу, "включая ситуации, в которых вооруженные лица пытаются воспрепятствовать выполнению подразделениями ООН своего мандата". Тем самым понятие "самообороны", которой, как первоначально предполагалось, должны были руководствоваться войска ООН, получало весьма расширительное, если не сказать произвольное толкование. Фактически силы ООН становились теперь как бы гарантом проведения в жизнь всех мероприятий, осуществляемых в рамках общей политики санкций против СРЮ. И не случайно, что при голосовании упомянутого проекта, принятого в виде резолюции Совета, продиктованной якобы чисто гуманными целями, воздержалась Индия, а также Зимбабве и Китай.

Между тем под нажимом США и других западных держав политическая и экономическая блокада СРЮ все более ужесточалась. 22 сентября 1992 г. Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию, лишающую СРЮ права занимать место Югославии в этой организации. Генеральная Ассамблея действует по рекомендации Совета Безопасности, на основе его соответствующей резолюции, принятие которой было бы вообще невозможным, если бы традиционные союзники Югославии - Россия и Китай, воспользовались в Совете своим правом вето. Совершенно очевидно, что решения Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи, остающиеся в силе до настоящего времени, серьезным образом подрывают принцип универсальности и демократическую суть ООН. Неудивительно поэтому, что за резолюцию Генеральной Ассамблеи было подано лишь 127 голосов стран - членов OOН, т.е. чуть более двух третей голосов, необходимых для принятия такого решения.

16 ноября 1992 г. Совет Безопасности, игнорируя просьбу СРЮ об отмене экономических санкций, принимает резолюцию 787, еще более затягивающую петлю эмбарго. Резолюция запрещала теперь и транзит через Югославию сырой нефти и нефтепродуктов, угля, энергетического оборудования, металлов, резиновых изделий, автобусов, самолетов и двигателей всех типов. Для провоза этих грузов по территории страны требовалось особое разрешение Комитета ООН по санкциям при гарантии отправителя, что грузы не останутся в СРЮ.

Резолюцией вводился строгий контроль за всеми морскими судами, которые входят в югославские порты на Адриатическом море или выходят из них. Особые проверки предусматривались для речных судов на Дунае, чтобы воспрепятствовать доставке в Сербию грузов, запрещенных экономическими санкциями. Таким образом, Совет фактически закрыл сухопутные, морские и речные границы СРЮ. Введенная против Белграда морская блокада по сути сопоставима с той, которой подвергся Ирак накануне войны в Персидском заливе.

При всем этом следует иметь в виду, что вопреки эмбарго Совета Безопасности вооруженные формирования Хорватии и Боснии продолжали покупать оружие, поставляемое из Венгрии, Германии, Австрии и Ватикана 22. Хорватия, Босния и Герцеговина даже официально потребовали от Совета снятия эмбарго на поставки оружия в эти страны, при сохранении такого эмбарго в отношении СРЮ.

Одновременно с мерами, направленными на экономическое удушение СРЮ, осуществляется и подготовка к прямому вооруженному вмешательству в югославский кризис, причем ООН с самого начала отводится роль прикрывающей ширмы, а то и прямого соучастника такого вмешательства.

Еще в июне 1992 г. Хорватия, которая, согласно докладу Бутроса Гали, являлась одной из нарушителей суверенитета Боснии и Герцеговины, официально потребовала немедленной военной акции НАТО или СБСЕ против "агрессора" - Югославской народной армии.

Проанализировав развитие обстановки в Югославии, группа видных ученых и общественных деятелей России в опубликованном 2 декабря 1992 г. обращении к УП Съезду народных депутатов РФ не без оснований констатировала: "Российскую, да и мировую общественность не может не тревожить чрезмерная активность, с которой руководство НАТО, ранее заявлявшее о своем якобы нежелании вмешиваться в югославские дела, взялось за осуществление военно-морской и воздушной блокады СРЮ. Будем смотреть правде в глаза: НАТО, лишенное противовеса, может впасть в искушение, получить свободу рук под эгидой ООН 23.

И действительно, уже в середине декабря 1992 г. по завершении в Брюсселе сессии комитета военного планирования НАТО, генеральный секретарь этого альянса М.Вернер заявил, что НАТО готова осуществить военное вмешательство в бывшую Югославию, если ООН примет соответствующее решение. Тогда же совещание ЕС на высшем уровне в Эдинбурге в принятой декларации о кризисе в Югославии потребовало, чтобы Совет Безопасности ООН рассмотрел вопрос о применении силы с целью воспрепятствовать полетам военной авиации над территорией Боснии и Герцеговины 24. Речь шла, разумеется, прежде всего о военной авиации боснийских сербов, защищавшей воздушное пространство над контролируемыми ими районами Боснии и Герцеговины.

17 декабря 1992 г. Верховный Совет РФ в постановлении "Об отношении Российской Федерации к югославскому конфликту" отметил, "реальную возможность" вооруженного вмешательства извне в югославский кризис, что, по его мнению, несомненно, привело бы "к новой эскалации конфликта, к усилению страданий мирного населения". В связи с этим Верховный Совет постановил принять необходимые меры для предотвращения такого вмешательства, "не исключая, в случае крайней необходимости, применения права вето". Верховный Совет подчеркнул также необходимость того, чтобы в отношении "всех сторон" в конфликте применялись бы "одинаковые санкции" и чтоб не было допущено снятия эмбарго на военные поставки в Боснию и Герцеговину. В последнем, как уже отмечалось, была заинтересована, прежде всего Хорватия.

Проигнорировав это постановление Верховного Совета РФ, российская дипломатия продолжала, однако, по-прежнему действовать в рамках согласованной с Западом позиции в надежде на то, что такой "твердый подход" сведет к нулю шансы на всеобщих выборах в СРЮ С.Милошевича и его партии и обеспечит победу "демократа" М. Панича, завезенного в Югославию из СЩА.

В результате шабаш натовцев вокруг Югославии продолжался. Победа на выборах 20 декабря 1992 г. С.Милошевича дала повод для нового витка пропагандистской кампании против "последнего коммунистического режима в Европе". В штаб-квартиру ООН был срочно направлен разработанный военной организацией НАТО на базе решений сессии НАТО в Брюсселе план прямого военного вмешательства в югославский кризис. План предусматривал ускоренную разработку и принятие Советом Безопасности ООН резолюции, которая обеспечивала бы "международно-правовую основу" вмешательства, после чего можно было бы приступить к осуществлению "авиарепрессий" путем "патрулирования" установленной по инициативе США "запретной зоны" в воздушном пространстве Боснии и Герцеговины 25. Наряду с этим получили огласку и различные проекты военного вмешательства в СРЮ со стороны Западноевропейского союза, путем использования в этих целях контингентов Франции и Германии, каждая из которых претендует на усиление своих позиций в этом военном блоке, тесно связанном с НАТО. Так, по сообщению "Российской газеты" в Париже на официальном уровне всерьез рассуждали о введении в Боснию и Герцеговину 100 тыс. десантников с целью военных действий против сербов 26.

Однако совершенно очевидно, что всеобъемлемая военная операция в Югославии, которой в Вашингтоне, Лондоне и Париже хотели бы так или иначе придать видимость "операции ООН", едва ли осуществима. В годы второй мировой войны с "замирением" Югославии не справились и 30 гитлеровских дивизий. По подсчетам специалистов такая операция в настоящее время потребовала бы дислокации в Югославии по крайней мере 1 млн. солдат (под эгидой НАТО или ООН) с полным боевым снаряжением и довольствием на неопределенный срок 27.

В последнее время здравомыслящие политики на Западе все больше начинают осознавать бесперспективность решения югославского кризиса путем применения силы. Так, исполняющий обязанности председателя ЕС Уллеман-Енсен прямо заявил о том, что "в югославском кризисе нет альтернативы урегулированию путем переговоров" 28. Весьма скептически в Западной Европе воспринимают и планы "ограниченного силового варианта", нашедшего свое выражение в поддержанном Россией призыве США к бомбардировке сербских аэродромов, или, как деликатно выражается министр иностранных дел РФ, А.Козырев, к "обеспечению бесполетной зоны" над боснийской территорией 29.

В Европе, как и в мире в целом, с удовлетворением были восприняты достигнутые на переговорах в Женеве в середине января 1993 г. компромиссные договоренности трех конфликтующих сторон - сербской, мусульманской и хорватской относительно принципов будущего конституционного устройства Боснии и Герцеговины. Президент Сербии С. Милошевич назвал эти договоренности крупным шагом вперед в деле достижения мира в этой республике, поскольку они предусматривают признание равноправия трех составляющих ее народов и решение всех вопросов путем консенсуса. Большую положительную роль в этом успехе сыграли сопредседатели переговорного процесса С. Вэнс (00Н) и Д.Оуэн (ЕС).

На протяжении 1993 г. центр тяжести в урегулировании югославского кризиса переместился в Боснию и Герцеговину. Многочисленные планы и проекты раздела этого, в общем искусственного образования, не дали результатов, а военные действия между Сербами, Хорватами и мусульманами продолжаются.

Масло в огонь подлила принятая 20 декабря 1993 г. резолюция Генеральной Ассамблеи 00Н, которая, настаивая на снятии осады Сараево, одновременно призывает Совет Безопасности отменить эмбарго на поставку оружия мусульманским войскам. По мнению многих наблюдателей, за спиной последних стоят Соединенные Штаты, пытающиеся использовать мусульманскую карту для оказания дополнительного давления на Сербию.

Развязавшие новый виток гражданской войны мусульманские фундаменталисты требуют теперь при разделе Боснии и Герцеговины не 18 как раньше, а уже 33 процента территории (а также выхода к Адриатическому морю) Боснии и Герцеговины, что идет вразрез с интересами сербов и хорватов. Не случайно, что упомянутую резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН отказались подтвердить 57 делегаций, включая страны ЕС.

В конце 1993 г. в Брюсселе проходил очередной раунд тиражных переговоров по Боснии и Герцеговине при участии посредников - сопредседателей Координационного Комитета международной конференции по бывшей Югославии Д.Оуэна и Т. Столтеиберга. В ходе конференции Д.Оуэн резко критиковал позиции президента США Б.Клинтона, который занял промусульманскую позицию и фактически позицию А. Изетбеговича отклонить компромиссные предложения сербов и хорватов. Следующий раунд переговоров, намеченный на 15 января 1994 г. в Женеве, будет, видимо, использовать на себе влияние принятой Генеральной Ассамблеей резолюции от 20 декабря 1993 г., хотя ее рекомендации отнюдь не являются обязательными.

Миротворческая роль ООН в урегулировании югославского кризиса должна быть избавлена от всякого рода силовых решений. ООН не пристало быть заложником глобалистских планов установления "нового мирового порядка", как и служить прикрытием для осуществления коварного заговора против югославских народов. Губительные санкции против СРЮ должны быть отменены. Всякий иной подход обречен на неудачу, может лишь привести к разрастанию кризиса и серьезно скомпрометировать ООН в глазах мирового общественного мнения.

Накопленный ООН позитивный опыт мирного урегулирования международных конфликтов должен быть в полной мере востребован в разрешении югославского кризиса, хотя, к сожалению, этот опыт далеко не безупречен в том, что касается точного следования положениям Устава ООН.

В 80-х - начале 90-х годов, кроме упоминавшихся наиболее крупных операций ООН на Ближнем Востоке, Кипре, в Юго-Восточной Азии и Югославии, ООП осуществляла также операции по поддержанию мира на Среднем Востоке, в ряде районов Африки и в Центральной Америке. По решению Совета Безопасности от 9 августа 1988 г. (резолюция 619) была создана и продолжает свою деятельность Ирано-иракская группа военных наблюдателей ООН (ИИГВНООН). Цель группы - осуществлять наблюдение за предпринятыми ООН мерами по прекращению огня и выводу войск в этом районе. Первоначально в состав группы входили представители 26 государств (Австралии, Австрии, Аргентины, Бангладеш, Венгрии, Ганы, Дании, Замбии, Индии, Индонезии, Ирландии, Италии, Канады, Кении, Малайзии, Нигерии, Новой Зеландии, Норвегии, Перу, Польши, Сенегала, Турции, Уругвая, Финляндии, Швеции и Югославии). Численность группы составляла 350 наблюдателей и 478 человек военного персонала поддержки. К декабрю 1990 г., после того как Иран и Ирак завершили отвод своих войск к границам, установленным двусторонним договором 1975 г., ООН сосредоточила свои усилия на осуществлении наблюдения, контроля и подтверждения отхода войск на новые позиции, расположенные вдоль или вблизи пограничной линии 30. Финансирует ИИГВНООН за счет средств специального счета. (СССР не участвовал.)

Военные наблюдатели группы, штаб-квартиры которой расположены в Багдаде и Тегеране, играют большую роль в сдерживании конфликтных ситуаций, осуществляют постоянный контроль за прекращением огня.

Как отмечается в обзоре операций ООН по поддержанию мира, подготовленном по решению 45-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, миссия Ирано-иракской группы военных наблюдателей в большей степени отвечает традиционной концепции ООН по поддержанию мира, чем какая-либо другая операция ООН, начиная с 1988 г. 31

В апреле 1988 г. на основе обмена письмами между генеральным секретарем ООН и председателем Совета Безопасности была учреждена Миссия добрых услуг ООН в Афганистане и Пакистане (ЮНГОМАП) причем 31 октября 1988 г. Совет Безопасности подтвердил свое согласие с мерами, предусмотренными в упомянутых письмах. Цель Миссии - наблюдение за полным выполнением положений Женевских соглашений от 14 апреля 1988 г. об урегулировании положения, относящегося к Афганистану. На 1 января 1990 г. в состав Миссии входили представители 10 стран (Австрии, Ганы, Дании, Ирландии, Канады, Непала, Польши, Фиджи, Финляндии и Швеции). Численность Миссии устанавливалась в 5О военных специалистов, 25 служащих ООН и 8 гражданских сотрудников. Штаб-квартиры располагались в Кабуле и Исламабаде. Миссия финансировалась за счет регулярного бюджета ООН.

Мандат Миссии истек 15 марта 1990 г. После этого, с согласия стран - участниц Женевских соглашений, генеральный секретарь ООН прикомандировал в качестве военных советников по одному представителю от каждой из названных десяти стран к своему личному представителю в Афганистане и Пакистане, назначенному на этот пост в мае 1989 г. и продолжающему функционировать в настоящее время.

В Африке за последние годы широкую известность получили операции ООН по поддержанию мира в Намибии, Анголе, Западной Сахаре и Сомали.

В 1989-1990 гг. в Намибии действовала группа ООН по оказанию помощи в переходный период (ЮНТАГ), созданная в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 628 от 16 января 1989 г. для наблюдения и контроля за проведением в этой стране всеобщих выборов в Учредительное собрание, за прекращением огня и ликвидацией военного присутствия ЮАР в этой стране. В своей деятельности ЮНТАГ руководствовалось "планом ООН" для Намибии, разработанным Советом Безопасности еще в 1978 г. (резолюция 435 от 26 сентября 1978 г.). В момент своей высшей активности группа насчитывала 8 тыс. человек: гражданских, военных и полицейских служащих из 120 стран мира 32. Финансирование ЮНТАГ осуществлялось на основе решений Генеральной Ассамблеи ООН.

Деятельность группы во многом содействовала провозглашению независимости Намибии 21 марта 1990 г. Многогранный опыт ЮНТАГ, являвшейся в сущности политической операцией, продуктивно использовался в операциях ООН в Камбодже.

В Анголе операции ООН начались в декабре 1988 г. Решением Совета Безопасности от 20 декабря 1988 г. (резолюция 626) создавалась Контрольная миссия ООН в Анголе (ЮНАВЕМ-I) - сроком на 31 месяц с момента подписания трехстороннего соглашения между НPA, Кубой и ЮАР и двустороннего соглашения между НРА и Кубой об отводе и поэтапном выводе кубинских войск из Анголы. В состав ЮНАВЕМ-I входили представители 10 стран (Алжира, Аргентины, Бразилии, Индии, Иордании, Испании, Конго, Норвегии, Чехо-Словакии и Югославии). Миссия состояла из 70 военных наблюдателей и небольшого числа гражданского персонала.

В конце 1991 г., по истечении срока миссия, Совет Безопасности инициировал новую операцию ООН - ЮНАВЕМ-II, численность которой была расширена до более 5ОО военных, полицейских и гражданских наблюдателей, что потребовалось для контроля и наблюдения за всеобщими выборами и прекращением огня между правительственными силами НPA и оппозиционной группировкой УНИТА. Проведенные в сентябре 1992 г. под строгим наблюдением ЮНАВЕМ-II общенациональные свободные выборы в Анголе привели, как известно, к убедительной победе правящей партии МПЛА и президента Ж.Э.Душ Сантуша. Однако УНИTA и ее лидер Ж. Савимби, не набравшие на выборах и 40% голосов, отказались признать их результаты и начали военные действия против правительства Анголы. В итоге, как заявила специальный представитель Бутроса Гали в Анголе Маргарет Энсти, начавшийся в этой стране в мае I991 г. процесс мирного урегулирования был "разорван в клочья" 33. Тем не менее и в этих условиях деятельность в Анголе ЮНАВЕМ-II продолжается.

Важную операцию осуществляет ООН в Западной Сахаре. В августе 1988 г. генеральный секретарь 00Н Перес де Куэльяр выступил с планом политического урегулирования западносахарской проблемы, который вскоре был одобрен Марокко и Народным фронтом освобождения Сегиет-Эль-Хамра и Рио-де-Оро (ПОЛИСАРИО). План генерального секретаря ООН, утвержденный в неоднократно уточнявшемся и расширенном виде резолюцией Совета Безопасности 658 от 27 июня 1990 г., предусматривал прекращение огня между Марокко и ПОЛИСАРИО и проведение референдума, с помощью которого народ Западной Сахары сделал бы выбор между независимостью или объединением с Марокко.

29 апреля 1991 г. Совет Безопасности официально учредил Миссию ООН по проведению референдума в Западной Сахаре (MООHPЗC), в которой задействовано 900 международных гражданских служащих, 300 полицейских и военное подразделение численностью около 1700 человек. МООНРЗС финансируется Генеральной Ассамблеей ООН.

На пути осуществления МООНРЗС своих функций возникло, однако, немало препятствий, в результате чего референдум, назначенный на январь 1992 г., пришлось отложить. На протяжении 1992-1993 гг. специальный представитель генерального секретаря ООН в Западной Сахаре вел переговоры с заинтересованными сторонами, о ходе которых докладывалось Совету Безопасности ООН 34. Миссия ООН по проведению референдума в Западной Сахаре - одна из сложнейших операций ООН и ее успех трудно прогнозировать, учитывая острые разногласия между сторонами, нередко переходящие в вооруженные столкновения, многоплановость решаемых ею задач политического, военного и административного характера, а также недостаток средств для ее осуществления.

С 1992 г. ООН активно вовлечена в кризисную обстановку, создавшуюся в еще одной африканской стране - Сомали. Еще в начале 1992 г. генеральный секретарь ООН Бутрос Гали рекомендовал Совету Безопасности направить в Сомали 5ОО военнослужащих ООН для обеспечения безопасности при распределении продовольствия и гуманитарной помощи населению этой страны. Совет Безопасности в конечном счете направил в этих целях небольшой контингент в Могадишо, что однако не привело к улучшению положения с распределением помощи: она по-прежнему разворовывалась. В стране продолжались постоянные вооруженные столкновения между противоборствующими группировками, во многих районах свирепствовал голод.

Тем временем в Вашингтоне было принято решение о направлении в Сомали крупного контингента американских войск - официально для тех же целей, которыми руководствовался и Совет Безопасности, посылая в Могадишо свой контингент, фактически же во исполнение более широкого замысла по реализации своих глобальных установок. Демонстрация военной мощи, способности выполнять роль "мирового жандарма" в любой точке земного шара, установление своего влияния на Африканском Роге и, в частности, оказание воздействия на развитие ситуации в крупнейших африканских странах: Эфиопии и Судане -все эти побудительные мотивы американской акции широко освещались в мировой прессе и, конечно, не могут не учитываться при анализе характера взаимодействия США с Организацией Объединенных Наций в проведении сомалийской операции.

Экспедиционный корпус "многонационального контингента", направленного в декабре 1992 г. в Сомали, к середине января 1993 г.; достиг численности в 34,5 тыс. человек, из которых на американских военнослужащих пришлось более 25 тыс. Как и следовало ожидать, американским войскам в Сомали не раз пришлось применять оружие против мирного населения, прямо вмешиваться в разборки между противоборствующими сторонами, что, по сути, означало попытки оказать воздействие на происходящую в стране борьбу за политическую власть. Более того, американские войска попытались применением силы ликвидировать основную и наиболее влиятельную политическую группировку Сомали, возглавляемую Айдидом, потерпев при этом полный провал.

Хотя в составе "многонационального контингента" приняли участие военнослужащие более 20 стран (Италии, Франции, ФРГ, Бельгии, Индии, Зимбабве, Нигерии, Кении, Марокко, Саудовской Аравии и др.), официальное предложение США о замене своего контингента в Сомали контингентами других стран - членов ООН встретило в стенах ООН весьма скептическое отношение. Тем не менее вопрос о возможности продолжения действий в Сомали "сил ООН" все более переносится в практическую плоскость и является одной из главных забот Бутроса Гали. При этом вопрос состоит не только в том, откуда взять необходимые финансовые средства для этой одной из крупнейших операций ООН, но и в том, чтобы исключить возможность использования этой операции для целей, несовместимых с ее чисто гуманитарным характером.

Согласно резолюции, принятой Советом Безопасности в конце 1993 г., срок мандата операций ООН в Сомали - ЮПОСОМ-2 - истекает 31 мая 1993 г. Предполагается, что американский контингент покинет Сомали к 31 марта 1994 г. Италия, имеющая второй по численности контингент (2 тыс. 400 солдат), также заявила о намерении вывести свой контингент до конца марта 1994 г. Предполагается, что такую же позицию займут Франция и ФРГ.

В этих условиях генеральный секретарь ООН поставил задачу по спасению "операции", ибо остающиеся в Сомали контингента менее опытных и хуже экипированных войск Индии, Пакистана, Зимбабве и других едва ли удастся обеспечить стабильность обстановки. В рамках этих усилий Б.Гали следует, видимо, рассматривать и вопрос о возможном приглашении России принять участие в операциях ООН в Сомали.

В Латинской Америке операции ООН в целом вносят позитивный вклад в стабилизацию обстановки на континенте. Это относится, в частности, к деятельности группы наблюдателей ООН в Центральной Америке (ГНООНЦА), созданной Советом Безопасности в соответствии с резолюцией 644 от 7 ноября 1989 г. Основная задача группы состояла в том, чтобы обеспечить контроль за выполнением обязательств, взятых на себя в области безопасности правительствами Коста-Рики, Гватемалы, Гондураса, Сальвадора и Никарагуа по гватемальскому соглашению, известному также как соглашение Эскипулас П. Мандат группы на протяжении 1990 г. дважды расширялся Советом Безопасности, в результате чего в поле деятельности группы стали находиться многие вопросы технического характера, связанные с осуществлением политики национального примирения, прекращением огня, недопущением помощи нерегулярным силам и повстанческим движениям, неиспользованием территории государств для вмешательства и нападений извне, обеспечением условий для проведения свободных выборов и т.п. В состав группы общей численностью в 260 человек были направлены военные наблюдатели из Канады, Колумбии, Ирландии, Испании, Венесуэлы, Бразилии, Эквадора, Индии и Швеции. Штаб-квартира группы находилась в Тегусигальпе (Гондурас), а отделения связи - в каждой из столиц пяти упомянутых государств Центральной Америки 35. В 1992 г. группа успешно завершила свою миссию.

Подписание в начале 1992 г. в Мехико заключительного соглашения об установлении мира между правительством Сальвадора и Фронтом Фарабундо Марти, а до этого еще нескольких соглашений, достигнутых на протяжении двухлетнего переговорного процесса, создали условия для восстановления мира в Сальвадоре. Учрежденная решением Совета Безопасности Группа наблюдателей ООН в Сальвадоре получила довольно широкий и многоплановый мандат для действий на переходный период, который должен завершиться всеобщими выборами в этой стране в начале 1994 г. К числу обязанностей группы отнесено наблюдение и контроль за прекращением огня, разъединением противоборствующих сил, сокращением и реформой вооруженных сил, реформой избирательной системы, интеграцией членов Фронта Фарабундо Марти в общественную жизнь страны и т.п. Группа действует в постоянном контакте с заинтересованными сторонами, шея в виду содействие разрешению споров и разногласий путем диалога и мирных переговоров 36.

16 июня 1993 г. Совет Безопасности ООН, действуя на основании главы VII Устава, единогласно принял резолюцию, постановившую ввести эмбарго на поставки нефти и оружия в Гаити с тем, чтобы восстановить правовое государство и демократический процесс в этой республике. Это, по мнению генерального секретаря ООН, в значительной мере способствовало подписанию соглашения между президентом Аристидом и захватившим власть в стране генералом Седрасом. Ввиду "успеха" операции 27 августа 1993 г. Совет Безопасности приостановил действия эмбарго, однако дальнейшее развитие ситуации и трудности с выполнением соглашения показали иллюзорность надежд на скорое разрешение конфликта.

По оценкам генерального секретаря ООН Бутроса Гали операции ООН по поддержанию мира помогли "в определенной степени стабилизировать обстановку во многих районах напряженности в мире". В докладе "Повестка дня для мира" отмечается, что в период с 1945 г. по январь 1992 г. под флагом ООН прошли службу около 528 тыс. человек, включая военный, полицейский и гражданский персонал. Из этого числа более 800 человек из 43 стран погибли, исполняя свой долг перед ООН. До 1992 г. расходы на эти операции составили в общей сложности 8,3 млрд. дол. К 1992 г. задолженность по взносам на эти операции, т.е. задолженность ООН странам, предоставившим войска, превысила 800 млн. дол., а к сентябрю 1993 г. - 1 млрд. 193 млн. дол, Развертывание операций в Югославии, Камбодже, на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке повлекло за собой новые человеческие жертвы и материальный ущерб. Однако необходимость операций ООН для сохранения, восстановления и поддержания мира, для предотвращения и урегулирования конфликтных ситуаций, создания условий для справедливого и прочного мира в различных регионах нашей планеты не подлежит сомнению. Все дело в том, чтобы эти операции проводились при строгом соблюдении Устава ООН, норм международного права, при соблюдении прав человека, как они определены во Всеобщей декларации прав человека и других основополагающих документах, выработанных мировым сообществом.

Голубой флаг и авторитет ООН не должны использоваться для Прикрытия неблаговидных целей агрессии, гегемонии, глобалистского террора и тоталитаризма, для вмешательства во внутренние дела государств, подавления прав народов на свое самоопределение и независимость. Устав ООН - универсальный закон международной жизни и в практике применения его положений, в том числе касающихся операций О0Н по поддержанию мира, не должно быть двойных стандартов.

В выступлении на пресс-конференции 25 января 1993 г. президент РФ Б.Ельцин, касаясь политики Вашингтона в отношении Ирака и Югославии, заявил, что у США "появилась тенденция диктовать условия, вместо того, чтобы вступать в диалог". Этой тенденции ООН должна решительно противодействовать, а это возможно лишь тогда, когда Россия, Китай, да и другие государства - члены ООН: великие, средние и малые - будут твердо отстаивать принципиальные позиции Устава ООН. Мир приветствовал инициативу России в постановке в Совете Безопасности ООН вопроса о применении всеобъемлющих санкций ООН против Хорватии, войска которой в январе 1992 г. вторглись в Сербскую Краину. Однако за заявлением не последовали конкретные действия, как не сочла Россия целесообразным и проголосовать против резолюции ГА ООН от 20 декабря 1993 г. относительно снятия эмбарго на поставку оружия мусульманам.

Мир не должен быть разочарован в ООН и в ее неспособности твердо стоять на страже мира и справедливости, молчать, когда попираются права человека в различных районах планеты. Вот, например, мнение известного эксперта-международника А. Глухова: "Происходит девальвация роли Организации Объединенных Наций и ее Совета Безопасности. Она низводится до штампования резолюций. Причем выполняются лишь те из них, которые устраивают Вашингтон и его союзников. Судьба многочисленных решений по урегулированию арабо-израильского конфликта, так и оставшихся на бумаге, тому подтверждение... Не слишком ли опасно отдавать на откуп западным державам во главе с США осуществление полицейских функций? Тем более что они уже вошли во вкус. Натовский корпус готовится и для Югославии" 37.

А вот раскованное, но тем и примечательное мнение русского писателя В.Белова: "Сербы никогда не сдадутся на милость авторов нового мирового порядка. Мне становится жутко, когда слышу, что Совет Безопасности решает то-то и то-то. С какой стати ООН должна решать внутренние дела народов и государств? Если эти "голубые каски" придут в Россию, я же пойду стрелять... И с какой стати американцы едут наводить порядок в Африку и стреляют там в местных жителей? Уже и Шеварднадзе требует войск ООН на Кавказ. ООН все более превращается в милитаристскую организацию. Почему-то люди не видят в этом опасности" 38.

Итак - не превратить OOН в "милитаристскую организацию". Это меткое и очень своевременное замечание писателя политики не могут игнорировать. Воздушные удары по Ираку только в январе и июне 1993 г., нанесенные силами США, как бы от имени ООН, с целью "наказать" непокорного С.Хусейна, вызвали законное возмущение мировой общественности, и не только в арабских странах. Даже министр иностранных дел Франции Р.Дюма, касаясь ракетного удара США 17 января по объекту в окрестностях Багдада, заявил, что эта акция "выходит за рамки резолюций Совета Безопасности ООН", и что этим объясняется, в частности, неучастие в этой операции Франции 39.

Вместе с тем верно и другое - ООН не должна проходить мимо случаев особо вопиющих нарушений Устава ООН, совершаемых, например, в сфере арабо-израильского конфликта. В этом отношении вполне справедливо и оправдано предпринятое в середине января 1992 г. обращение генерального секретаря ООН Бутроса Гали к Совету Безопасности ООН с рекомендацией применить санкции против Израиля, чтобы заставить его выполнить резолюцию Совета 799 от 18 декабря 1992 г. и позволить депортированным с Западного берега реки Иордан 415 палестинцам вернуться на родину.

Многогранный и богатейший опыт проведения операций ООН в последние годы, а главное усиление напряженности в различных регионах мира вновь, как уже отмечалось выше, ставит в повестку дня вопрос о создании постоянных вооруженных сил ООН. Однако на сегодняшний день ни Россия, ни США, ни другие великие державы пока что не высказали своего отношения по существу предложений генерального секретаря ООН Бутроса Гали на этот счет, содержащимся в докладе "Повестка дня для мира".

Характерно, что в своем выступлении в общих прениях на 47 сессии Генеральной Ассамблеи 21 сентября 1992 г. президент США Дж. Буш фактически проигнорировал эти предложения, хотя и поддержал идею усиления миротворческих функций ООН, предложив даже максимально использовать в этих целях потенциал США, в частности, в сфере тылового обеспечения, транспортировки, разведки и предоставления баз. При этом высокопоставленные сотрудники Белого дома истолковали речь президента таким образом, что США ни при каких обстоятельствах не пойдут на создание так называемой "постоянной армии ООН" и на передачу американских войск в подчинение кому бы то ни было 40. Между тем в докладе генерального секретаря ООН четко и ясно говорится о важности создания именно постоянных и готовых к действиям вооруженных сил ООН и именно путем заключения особых соглашений, предусмотренных ст.43 Устава ООН, на основе которых государства - члены ООН обязывались бы предоставлять "вооруженные силы, помощь и соответствующие средства в распоряжение Совета Безопасности" 41.

В Хартии российско-американского партнерства и дружбы, подписанной президентами РФ и США в Вашингтоне в июне 1992 г., отмечается, что обе державы признают важную роль ООН в решении крупных международных проблем и "приветствуют, в частности, вклад ООН в дело мира и безопасности, включая усиление функций ООН по поддержанию мира" 42. Эта позиция подтверждена и в Ванкуверской декларации, подписанной Б.Ельциным и Б.Клинтоном по итогам встречи 3-4 апреля 1993 г.

Конкретный вклад РФ в операции ООН по поддержанию мира становится все более значительным. С участием России осуществляются операция ООН в Персидском заливе - направление туда двух российских кораблей для демонстрации поддержки Россией санкций против Ирака, югославская операция - российский батальон под флагом ООН в Хорватии, на границах с Краиной, камбоджийская операция - еще один российский батальон, на Ближнем Востоке (35 человек), в Западной Сахаре (29 человек), в Иракокувейтской миссии (20 человек) и др.

Совершенно очевидно, что в интересах России - расширять практику взаимодействия постоянных членов Совета Безопасности для содействия урегулированию кризисов, в необходимых случаях принимать непосредственное участие в международных миротворческих усилиях, всемерно содействовать наращиванию потенциала превентивной дипломатии для заблаговременного предупреждения новых конфликтов и кризисов, в том числе возникающих внутри государств на этнической, религиозной и иной основе.

Критерием отношения России к операциям ООН по поддержанию мира должно быть строгое соблюдение Устава ООН. Нарушение соответствующих положений Устава, отступление от них на той или иной стадии осуществления операции ООН может иметь серьезные негативные последствия, нанести ущерб авторитету России в ООН и в мире.

При планировании участия России в операциях ООН, да и вообще при выработке принципиального подхода к той или иной операции необходим, разумеется, учет тяжелого положения России. Вместе с тем очевидно и то, что широкое использование возможностей ООН могло бы в принципе способствовать оптимизации расходов России по миротворческим операциям в зоне СНГ. Вопрос о придании статуса ООН миротворческим операциям России в ближнем зарубежье в настоящее время активно ставится российской дипломатией, хотя и не получает надлежащего решения.

Известно, что в 1992-1993 гг. различного рода миссии ООН посетили Беларусь, Молдову, Армению, Таджикистан, а также Азербайджан и Грузию. И хотя в ходе состоявшихся контактов вопрос о миротворческих операциях с использованием войск ООН на территориях стран СНГ в практическом плане не ставился, все же ему уделялось определенное внимание. Правда, руководство Грузии обратилось с официальной просьбой к Совету Безопасности о направлении таких войск в Абхазию, (по решению Совета Безопасности в регион предполагается направить 5О военных наблюдателей), а в Армении как будто прорабатывается вопрос об использовании в будущем такого рода операций ООН в Нагорном Карабахе. Однако более актуальным, пожалуй, представляется возможность использования миротворческих сил России и других стран СНГ для ликвидации кризисных ситуаций на территории бывших союзных республик.

В настоящее время в составе вооруженных сил СНГ уже создаются специально обученные и подготовленные миротворческие силы. И именно Россия пока берет на себя основную миротворческую миссию, разумеется на основе соглашений с конфликтующими странами: 1000 ее военнослужащих находятся сейчас в Приднестровье, 2500 - в Осетии и еще 1000 - в Абхазии. Осуществляется миротворческая операция в Таджикистане с участием равных контингентов от России, Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана.

В сложившихся условиях настаивать на получении Россией мандата миротворческих сил 00Н едва ли оправдана, тем более, что семь государств СНГ подписали договор о коллективной безопасности. И все же нельзя не обратить внимание на то, что, как сообщил в своем докладе на Ассамблее национальных парламентов Содружества в январе 1992 г. командующий ОВС СНГ маршал Е.Шапошников, "по нашим сведениям, НАTO уже создает миротворческие силы для СНГ" 43. Имеется также достигнутая в июне 1992 г. договоренность между президентами России и США о создании "достаточно сильного евроатлантического потенциала по поддержанию мира, основанного на политическом авторитете СБСЕ, который бы позволял использовать возможности ССАС (Совета североатлантического сотрудничества - АБ), НАТО и ЗЕС для подготовки, поддержки и управления операциями под эгидой СБСЕ, а также позволял бы каждому из государств - участников СБСЕ выделять вооруженные силы и ресурсы" 44. Все это, с учетом сложности нынешнего положения России, подкрепляет опасения тех, кто считает, что ООН, СБСЕ и другие международные организации на каком-то этапе вполне могут быть использованы для вмешательства во внутренние дела России и СНГ. Гарантией здесь может быть лишь сильная оборонная мощь России, а отнюдь не расчеты на "новое политическое мышление" или на нормы международного права, которые постоянно, а порою самым грубым образом нарушаются.

Согласно концепции российской внешней политики центральная задача заключается в том, чтобы максимально полно использовать механизмы ООН для обеспечения международного мира и безопасности, прежде всего в ключевых, с точки зрения интересов России, регионах, включая СНГ. Значимы здесь не только собственные возможности ООН, но и накопленный ею опыт миротворческой деятельности, который может быть использован для формирующейся в СНГ эффективной модели регулирования кризисов и конфликтов.

Несомненно, заслуживает самого внимательного изучения соображения о создании "готовых к действию вооруженных сил ООН на постоянной основе" содержащиеся в докладе генерального секретаря ООН Бутроса Гали "Повестка дня для мира" (1992 г.) при том понимании, что будут строго соблюдены положения ст. 43 Устава ООН и другие его положения, относящиеся к этому.

Вопреки ожиданиям многих, новый государственный секретарь США У. Кристофер предложил 25 января 1993 г. расширить Совет Безопасности ООН, включив в его состав в качестве постоянных членов Германию и Японию. Несомненно, в этом нашло свое отражение понимание реальностей нынешней обстановки в мире. Бесспорно и то, что включение в состав Совета этих влиятельных стран укрепит авторитет ООН и улучшить ее финансовое положение. Российскому МИД, еще совсем недавно выступавшему с закоснелых позиций недопустимости какого-либо пересмотра состава Совета Безопасности ООН, силою вещей приходится корректировать свою позицию. Как главный орган ООН по поддержанию мира Совет Безопасности должен действовать эффективно, в том числе и в проведении под его эгидой миротворческих операций. И, конечно, все операции с использованием вооруженных сил ООН должны проводиться на основе согласия между его постоянными членами, в число которых, помимо Германии и Японии, можно было бы включить, скажем, Индию, Нигерию, Бразилию, да и некоторые другие крупные и влиятельные страны. Проходящее сейчас на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН рассмотрение вопроса о реформе Совета Безопасности в этой связи представляется актуальным.

Историческое заседание Совета Безопасности 31 января 1992 г. на уровне глав государств и правительств явилось ярким свидетельством новой роли и новых возможностей ООН. Закрепить этот процесс, с тем чтобы как можно полнее реализовать ее потенциал для решения стоящих перед человечеством задач укрепления всеобщего мира, - веление времени, которым нельзя пренебрегать.

Примечания.

1. Гали Б. Повестка дня для мира. - Нью-Йорк, 1992. - С.7.

2. Гали Б. Повестка дня для мира.- Со.5

3. Правда. - 1944. - 23 окт.

4. Доклад ВШК, док. M s/264 от 30 aпp.I947 r.

5. Hearings before the Subcommittee on International Organizations and movements of the Committee on Foreign Affairs. House of Representatives. 91 st Congress Second Session. - Dash. 1970.-P.15-16.

6. Goodrich L. Korea. A Study of US Policy in the United Nations. - N.Y. 1956. - P.121.

7. Брайен К.О. В Катангу и обратно. - М., 1963; Лесиовский В.М. Тайна гибели Хаммаршельда. - М., 1985 г.

8. Eisenhower D. Peace - 1956-1961. - N.Y. 1965. - Р. 90.

9. Борьба СССР в ООН за мир, безопасность и сотрудничество I94D-I985. - М., 1986. - С.267-268.

10. Подробнее см. в кн.: Семенов В.С. Вооруженные силы 00Н (Практика применения). - М.,1976.

11. См.: Известия. - 1992. - 24 дек.

12. Foreign Affairs Spring 1991. - P.77

13. Известия. - 1992. - 28 дек.

14. Там же. - 16 мюля.

15. Документ ООН 3/22974 от 23 августа 1991 г.

16. Известия. - 1992. - 8 апр.

17. Российская газета..- 1993. - 26 мая.

18. Коммерсант - Daily. 1992. - 6 окт.

19. Документ ООН S /23240 от 26 ноября 1991 г.

20. Известия. - 1992. - 14 дек.

21. Правда. - 1992. - 4 июня.

22. Известия. - 1992. - 1 окт.

23. Правда. - 1992. - 2 дек.

24. Известия. - 1992. - 14 дек.

25. Правда. - 1992. - 25 дек.

26. Российская газета. - 1992. - 31 дек.

27. Литературная Россия. - 1993. - 15 янв.

28. Правда. - 1992. - 15 янв.

29. Известия. - 1992. - 19 янв.

30. Документ ООН S/21960 от 23 ноября 1990 г.

31. The blue Helmets. a. Review of United Nations Peace - Keeping. - U.N., 1990. - P.333.

32. The blue Helmets. a. Review of United Nations Peace - Keeping. - U.N., 1990. - P.342.

33. Российская газета. - 1993. - 22 янв.

34. Report on the Work of the Organisation from the forty-sixth to the forty-seventh session of the general Assembly. September 1992. - U.N. - P. 50.

35. The blue Helmets. - P. 389-401.

36. Report on the Work of the Organization. - P. 59-60.

37. Правда. - 1993. - 21 янв.

38. Советская Россия. - 1993. - 19 янв.

39. Там же. - 21 янв.

40. Известия. - 1992. - 22 сент.

41. Повестка дня для мира. - С. 29-30.

42. Государственный визит Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина в США. 16-18 июня 1992 г. (Сборник документов) - М. 1992. - С. 66.

43. Народная правда. - 1993. - 7 янв.

44. Государственный визит Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина в США. - С.65.

Дипломатическая Академия МИД Российской Федерации. "Актуальные проблемы внешней политики и международных отношений" Сборник научных трудов. Москва 1994 год.

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив