Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

1992-1995

1996-1999

2000-2003

 

ГОД 1979

БЛИЖНИЙ ВОСТОК: ПРОБЛЕМЫ МИРА НА РУБЕЖЕ 80-ГОДОВ

СОДЕРЖАНИЕ

Истоки конфликта.

Поворот к разрядке и ближневосточный узел.

Политика сепаратных сделок - заговор против арабов.

Отпор патриотических сил арабского мира.

Литература.

На рубеже 80-х годов, как и на протяжении всей своей истории, Советское государство проводит в международных делах политику, озаренную немеркнущим светом идей великого Ленина. В Декрете о мире - первом акте Советской власти берет свои истоки Программа мира XXIV и XXV съездов КПСС, ставшая знаменем борьбы за разрядку, международное сотрудничество, свободу и независимость народов.

Коренные изменения в соотношении сил в мире в пользу социализма, активная и последовательная борьба Советского Союза совместно с братскими социалистическими странами и всеми миролюбивыми силами за мир и международную безопасность привели в начале 70-х годов к повороту от "холодной войны" к разрядке напряженности и значительному оздоровлению мирового политического климата. К концу десятилетия, несмотря на все усилия противников разрядки, эта тенденция продолжает оставаться ведущей в международной жизни.

Чтобы укрепить разрядку, превратить ее в необратимый процесс, необходимо сосредоточить усилия миролюбивых сил на главных направлениях, где решаются кардинальные вопросы, от которых зависят судьбы всеобщего мира. Одним из таких направлений является ликвидация очагов военной опасности, достижение политического урегулирования международных конфликтов на основе уважения законных прав государств и народов, подвергшихся агрессии. Без справедливого разрешения этих проблем невозможно полностью нормализовать международную обстановку. "Погасить очаги военной опасности, - указывал Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, - сделать разрядку всеобщей - вот поистине насущные требования нашей эпохи" 1.

Истоки конфликта.

1979 год, 26 марта - с этой даты историки будут отсчитывать этап нового резкого обострения обстановки на Ближнем Востоке - районе, вот уже несколько десятилетий являющемся "горячей точкой" нашей планеты. Подписание в Вашингтоне сепаратного египетско-израильского договора, выработанного при активном участии США, означало, что империализм и реакция приступили к осуществлению широкого антиарабского заговора, направленного на срыв всеобъемлющего урегулирования, на подавление патриотических сил арабского мира, на превращение Ближнего Востока в свою вотчину.

Заговор готовился исподволь, за спиной арабских народов. Отправной точкой послужили тайные контакты с США, начатые египетским президентом Садатом вскоре после его прихода к власти, последовавшего за смертью в сентябре 1970 г. Г. "А. Насера. Контакты были продолжены в ходе челночной дипломатий государственного секретаря США Г. Киссинджера, двенадцать раз посетившего Ближний Восток в 1973-1975 гг. Поездка Садата в Иерусалим в ноябре 1977 г. и его переговоры с премьер-министром Израиля М. Бегином дали импульс сколачиванию оси Каир-Тель-Авив. Зловещие контуры заговора явственно обозначились в решениях, принятых в результате встречи Садата, Бегина и президента США Картера в Кэмп-Дэвиде в сентябре 1978 г.

Кэмп-дэвидские решения и вашингтонский сепаратный договор преподносятся буржуазной пропагандой как важный вклад в дело разрядки и даже как некий триумф политики мира. Борьба же арабских народов против сепаратных сделок упорно изображается в качестве фактора, усиливающего напряженность на Ближнем Востоке и действующего против разрядки. Не Ослабевают попытки бросить тень и на миролюбивую политику Советского Союза на том основании, что он решительно осудил курс на сепаратные сделки и выступил в поддержку патриотических сил арабского миpa.

О том, что сепаратный египетско-израильский договор идет вразрез с задачами установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке, речь пойдет особо. Но уместно сразу же привлечь внимание к характерной особенности буржуазной пропаганды на нынешнем этапе - к ее стремлению намеренно игнорировать действительные причины затяжного конфликта, его глубокие исторические корни. Сепаратный договор все чаще рассматривается как бы в вакууме, вне связи с событиями далекого и недавнего прошлого. Смысл такого подхода очевиден - попытаться затушевать ответственность, которую несут Израиль, империализм и сионизм за возникновение и разрастание очага напряженности на Ближнем Востоке, представить в кривом зеркале актуальные проблемы борьбы за разрядку в этом районе, исказить принципиальную линию Советского Союза в ближневосточных делах.

Потуги буржуазной пропаганды напрасны. "Мы со своей стороны, - говорит Л. И. Брежнев, - ведем активную линию на то, чтобы процесс разрядки всячески укреплялся и распространялся на все районы мира, в том числе, разумеется и на Африку, и на Ближний Восток. Однако было бы несправедливо и нереалистично ожидать, чтобы народы этих или каких-то других районов отказались от борьбы за свои законные права во имя ложно толкуемого кое-кем понятия разрядки.

Если говорить, например, о Ближнем Востоке, то интересам разрядки противоречат отнюдь не борьба арабских народов за возврат принадлежащих им, но захваченных Израилем земель и за право палестинцев создать свое собственное государство и не действия тех, кто поддерживает эти справедливые требования арабов. Вопреки интересам разрядки на Ближнем Востоке действуют именно те, кто стоит на стороне агрессора, поощряя его экспансионистские устремления" 2.

Задолго до образования государства Израиль сионисты готовили почву для захвата Палестины, на территории которой к началу XX в. проживало всего 24 тыс. евреев и почти 800 тыс. арабов. Основанная на Базельском конгрессе в 1897 г. Всемирная сионистская организация выступила с программой создания в Палестине - тогда одной из турецких провинций - еврейского государства. "Отец сионизма" Герцль мечтал о "великом Израиле", территория которого простиралась бы от Нила до Евфрата и Персидского залива. Лидеры сионизма умело использовали в своих целях союз с английскими колонизаторами, которые оккупировали Палестину в конце первой мировой войны, а затем управляли ею на основе мандата Лиги Наций от 1922 г. Под прикрытием английского мандата началась массовая иммиграция евреев в Палестину, и в 1945 г. их было там уже более 500 тыс. при 1 млн. 100 тыс. арабов 3.

С самого начала своей деятельности в Палестине сионисты получили помощь и поддержку со стороны Соединенных Штатов. Президент США Вильсон дал согласие на опубликование 2 ноября 1917 г. известной декларации английского министра иностранных дел Бальфура, которая предусматривала создание в Палестине "еврейского национального очага". Как пишет американский автор Т. Брюсон в фундаментальном исследовании истории политики США на Ближнем Востоке, президент Ф. Рузвельт под давлением американского сионистского лобби в принципе исходил из того, что вопросы Палестины должны решаться Англией.

Массовые выступления, палестинских арабов в защиту своих прав, переросшие в палестинское национальное восстание 1936-1939 гг., жестоко подавлялись совместными усилиями британской колониальной администрации и военизированными организациями сионистов. Около 100 тыс. арабов были брошены в тюрьмы, 50 тыс. человек погибли, многие сотни арабов были осуждены на смерть и казнены. К маю 1948 г. около 400 тыс. арабов были вынуждены покинуть Палестину и бежать в соседние страны.

Сионисты, лицемерно используя антиколониальные лозунги, повели кампанию за вытеснение ослабленной второй мировой войной Англии из Палестины, Начались стычки между английскими колониальными войсками и сионистскими вооруженными формированиями (100 тыс. человек к 1948 г.). И хотя Англия продолжала политику попустительства, сионистские лидеры все определеннее стали ориентироваться на США.

В октябре 1946 г. президент США Трумэн поддержал план создания еврейского государства на территории Палестины, выработанный Еврейским агентством - квази - официальной организацией сионистов в Палестине. Ранее, в августе 1945 г., он потребовал от английского правительства немедленного разрешения на допуск в Палестину 100 тыс. еврейских иммигрантов из числа перемещенных лиц. На палестинскую проблему Трумэн смотрел в основном через призму провозглашенного им курса на противоборство с Советским Союзом. Ему импонировало то, что в условиях развязанной Вашингтоном "холодной войны" сионисты постоянно подчеркивали, что их будущее государство станет "бастионом западного мира" на Ближнем Востоке. Кроме того, принимались в расчет цели подрыва влияния Англии в этом районе.

2 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о создании в Палестине двух государств: арабского (43% территории, население - около 750 тыс. арабов и 9,5 тыс. евреев) и еврейского (56 % территории, население - около 510 тыс. арабов и 500 тыс. евреев), а также интернациональной зоны Иерусалима.

В стремлении всячески содействовать сионистам в осуществлений их замыслов США применили методы давления и нажима на колеблющиеся страны. Американская и сионистская пропаганда шумно рекламировали в качестве образца демократии и справедливости будущее еврейское государство, спекулируя к тому же на симпатиях к жертвам фашизма, среди которых были и евреи. Зверства сионистов в отношении арабского народа Палестины замалчивались. На позицию ряда государств оказала влияние раздувавшаяся сионистской пропагандой версия о якобы антиколониальном характере их действий в Палестине.

В подходе США и других империалистических государств к палестинской проблеме превалировали интересы сохранения их влияния в Палестине путем опоры на сионистов. Американский исследователь-специалист по проблемам Ближнего Востока Д. Кэмпбелл пишет, например, что президент Трумэн рассматривал Палестину исключительно под углом зрения "еврейского вопроса" и что его позиция игнорировала чаяния палестинских арабов. При Трумэне стали осуществляться нелегальные поставки американского оружия сионистам. Более того, в правительстве и конгрессе США в 1947-1948 гг. обсуждался вопрос о направлении в Палестину в случае необходимости американских войск, чтобы гарантировать образование еврейского государства.

Принципиально иной была линия Советского Союза, с самого начала последовательно выступавшего за ликвидацию колониального мандата над Палестиной и устранение опасного конфликта в этом районе. СССР считал, что наиболее правильным решением было бы создание на территории Палестины независимого демократического арабо-еврейского государства. Когда же это оказалось практически неосуществимым из-за позиции западных держав, советская дипломатия в решающей степени содействовала тому, что в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН были заложены прогрессивные конституционные основы будущих государств и отражены, насколько это представлялось возможным в конкретных условиях того времени, законные права и интересы арабского народа Палестины. Важное значение имело и то, что согласно резолюции будущие государства брали на себя обязательство проводить миролюбивую политику, воздерживаться в своих международных отношениях от угроз и применения силы в отношении территориальной неприкосновенности и политической независимости какого бы то ни было государства и от иных действий, не соответствующих задачам ООН.

Последующие события показали, что сионисты не только не собирались выполнять резолюцию Генеральной Ассамблеи, но и рассматривали ее лишь как индульгенцию на осуществление своей экспансионистской программы. Поощряемые империалистическими державами и прежде всего США, они обрушили на арабский народ Палестины новую волну террора и репрессий. После образования государства Израиль в мае 1948 г. и израильско-арабской войны 1948-1949 гг. еще 340 тыс. арабов были вынуждены покинуть свои родные места. В ходе войны Израиль оккупировал 6,7 тыс. кв. км из территории, предназначенной по решению Генеральной Ассамблеи ООН для арабского государства (11,1 тыс. кв. км) и Западный Иерусалим. Оставшаяся часть этой территории оказалась под контролем Иордании (Западный берег реки Иордан) и Египта (сектор Газа). Восточный Иерусалим - "Старый город" - остался у Иордании, хотя официально она не выдвигала претензий на Иерусалим. Подписанные в феврале- июле 1949 г. на основе статус-кво арабо-израильские соглашения о перемирии не убавили захватнических аппетитов Израиля. Он готовился к новым военным авантюрам. Как свидетельствуют опубликованные недавно секретные документы о политике Израиля в 1948 г., премьер-министр Бен-Гурион выступал против того, чтобы границы Израиля были определены в хартии провозглашения независимости. "Размеры еврейского государства будут определены в результате войны",- заявил он.

50-е годы были временем активного формирования американо-израильского альянса, направленного против арабских народов. Американская государственная помощь Израилю с 1946 по 1956 г. составила 596 млн. долл., или 71% суммы, полученной за этот период всеми арабскими странами. К 1956 г. Израиль располагал хорошо вооруженной армией численностью в 150 тыс. человек.

Очаг напряженности на Ближнем Востоке приобрел еще более угрожающий характер после создания в 1949 г. агрессивного блока НАТО, с которым Израиль сразу же установил тесные связи. Создание в 1955 г. агрессивного военного блока СЕНТО (Багдадский пакт) внесло дополнительное осложнение в обстановку в этом районе. Интересы империализма, Израиля и арабской реакции сплелись в единое целое.

Острие этого союза направлялось теперь против прогрессивного антиимпериалистического режима Г. А. Насера, утвердившегося в Египте в результате революции 23 июля 1952 г. Принятое правительством Насера в июле 1956 г. решение о национализации Суэцкого канала послужило толчком к подготовке вооруженной агрессии против Египта. На состоявшихся в сентябре 1956 г. переговорах президента США Эйзенхауэра и министра иностранных дел Англии Макмиллана обе стороны пришли к убеждению в необходимости "свергнуть Насера", и вопрос был лишь в том, "какой путь избрать для этого". Об этом прямо писал Макмиллан в своих мемуарах.

Развязанная в октябре 1956 г. вооруженная агрессия Англии, Франции и Израиля против Египта окончилась провалом колонизаторов. Нынешний президент Египта Садат, связавший свою судьбу с политикой сепаратных сделок, в своих публичных выступлениях не раз за последние годы пытался объяснить это в основном позицией США, которые якобы выступили за прекращение агрессии. К этой версии широко прибегают и американские буржуазные фальсификаторы истории. На деле же США занимали по меньшей мере двусмысленную позицию. С одной стороны, они высказывались за прекращение военных действий, а с другой - отказывались от осуждения агрессоров и от принятия эффективных мер по пресечению агрессии. Как отмечается в мемуарах Эйзенхауэра, США отклонили предложение СССР о совместных действиях по восстановлению и поддержанию мира на Ближнем Востоке, охарактеризовав его как "немыслимое". На словах отмежевываясь от своих союзников по НАТО, США продолжали снабжать их нефтью и предоставили Англии заем в 500 млн. долл. 4.

Тройственная агрессия против Египта была прекращена, после того как Советский Союз заявил 5 ноября 1956 г. о своей решимости применением силы сокрушить агрессию и восстановить мир на Ближнем Востоке. Потребовались, однако, новые энергичные усилия СССР, других миролюбивых стран, чтобы добиться вывода из Египта всех интервенционистских войск. В обстановке всеобщего осуждения агрессоров США вынуждены были проголосовать за резолюции Генеральной Ассамблеи от 7 и 24 ноября 1956 г., которые предлагали агрессорам вывести войска с территории Египта. Определенное значение имели при этом расчеты Вашингтона на "заполнение вакуума" на Ближнем Востоке, путем вытеснения Англии и Франции из этого района. К 22 декабря 1956 г. Египет покинули войска Англии и Франции, а к 8 марта 1957 г. освободил оккупированные земли и Израиль. Объединенными усилиями египетского народа, Советского Союза и других миролюбивых сил был потушен пожар, угрожавший международному миру.

Империалисты, однако, не собирались оставить в покое Ближний Восток. Концепция "заполнения вакуума", попиравшая национальное достоинство арабских народов, была положена в основу так называемой доктрины Эйзенхауэра (январь 1957 г.), которая предусматривала возможность использования американских вооруженных сил в этом районе. "Вашингтон был полон решимости нанести удар по арабскому национализму", - так определяется смысл доктрины Эйзенхауэра в исследовании "Интересы США на Ближнем Востоке", подготовленном Американским институтом по вопросам государственной политики.

В июле 1958 г., следуя доктрине Эйзенхауэра, США вместе с Англией осуществили вооруженную агрессию в Ливане и Иордании и готовились развязать агрессию против Ирака, где произошла революция и был свергнут реакционный режим Нури Саида. Высадка американской морской пехоты в Бейруте и английских десантных войск в Иордании сопровождалась прямыми угрозами в адрес независимых арабских государств. В арабском мире поднялась буря возмущения. Ирак вышел из Багдадского пакта. Созванная по инициативе Советского Союза чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН потребовала соблюдать принципы отказа от агрессии и уважения территориальной целостности и суверенитета арабских государств. В октябре-ноябре 1958 г. американские и английские войска были выведены из Ливана и Иордании.

Суэцкий и ливанский кризисы показали, что прямые агрессивные выступления империалистических держав против арабских народов сопряжены с риском полной утраты позиций Запада на Ближнем Востоке. В связи с этим в 60-е годы в стратегии империализма резко возросла роль Израиля, который стал все шире использоваться в качестве главного тарана для подрыва прогрессивных режимов и сдерживания революционных процессов в этом районе.

Усилилась политика экономического и военного вскармливания израильского агрессора. Доказанным фактом является то, что именно в результате всякого рода помощи - поставок оружия и боеприпасов из США, Англии и ФРГ Израиль смог создать сильную армию, насчитывавшую к началу войны 1967 г. более 300 тыс. человек. Ставка на превращение Израиля в главный опорный пункт США на Ближнем Востоке нашла свое отражение в принятой сессией Совета НАТО в ноябре 1966 г. резолюции, требовавшей укрепления "флангов НАТО, в частности, на Юго-Востоке как в военном, так и в политическом отношении".

В ходе шестидневной войны, развязанной Израилем в июне 1967 г. против Египта, Сирии и Иордании, он оккупировал арабские земли площадью в 60 тыс. кв. км, что втрое превышает его территорию на основе линий перемирия, установленных в 1949 г. Агрессор захватил Синайский полуостров, Западный берег реки Иордан и сектор Газа, Голанские высоты, принадлежащие Сирии, а также восточную часть Иерусалима. В результате израильской агрессии 1967 г. и бесчинств сионистов на оккупированных территориях еще сотни тысяч арабов покинули Палестину. На июнь 1979 г., по данным Международной организации по оказанию помощи беженцам, было зарегистрировано 1 млн. 757 тыс. палестинских беженцев и перемещенных лиц.

В Совете Безопасности ООН, где обсуждался вопрос об агрессии Израиля, Соединенные Штаты голосовали лишь за резолюции о прекращении огня, но решительно возражали против осуждения действий Израиля и принятия решения о немедленном отводе израильских войск на позиции, занимавшиеся ими до 5 июня, то есть до начала агрессии. Такое требование с самого начала было выдвинуто Советским Союзом и поддерживалось делегациями афро-азиатских государств. Только вследствие позиции США Совет Безопасности оказался тогда не в состоянии вынести решение о немедленном отводе израильских войск с захваченных арабских территорий.

На созванной по предложению Советского Союза чрезвычайной специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (июнь-июль 1967 г.) Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин изложил принципиальную позицию Советского Союза. "Верный идеалам мира, свободы и независимости народов, - заявил он, - Советский Союз предпримет со своей стороны все зависящие от него меры, как в ООН, так и вне рамок этой организации, с тем чтобы добиться ликвидации последствий агрессии и содействовать налаживанию прочного мира в этом районе" 5. Генеральная Ассамблея не смогла принять конструктивного решения о безотлагательной ликвидации последствий израильской агрессии. В этом были повинны прежде всего США, некоторые их союзники, а также те государства, которые подчинились американскому диктату. США вели дело к затяжке ближневосточного кризиса в расчете на то, что продолжение оккупации Израилем арабских территорий ослабит внутри- и внешнеполитические позиции прогрессивных арабских режимов и создаст условия для их устранения. Пользуясь этим, Израиль нарушил соглашение о прекращении огня и начал систематические обстрелы и бомбардировки арабских территорий.

В начале ноября 1967 г. Совет Безопасности вновь приступил к рассмотрению положения на Ближнем Востоке. Твердая позиция Советского Союза в сочетании с реалистическим подходом арабских стран и прежде всего Египта, проявивших готовность прекратить состояние войны с Израилем при условии возвращения им всех захваченных земель, в решающей степени способствовала тому, что 22 ноября 1967 г. Совет принял резолюцию 242, явившуюся важной вехой в борьбе за справедливое урегулирование на Ближнем Востоке. Значение резолюции состояло прежде всего в том, что требование о выводе израильских войск со всех арабских территорий, захваченных в ходе шестидневной войны 1967 г., выдвигается в ней как первый необходимый принцип установления справедливого и прочного мира в этом районе. В преамбуле резолюции Совета Безопасности прямо указывается на "недопустимость приобретения территорий путем войны".

Резолюция подчеркивала необходимость уважения и признания суверенитета, территориальной целостности и политической независимости каждого государства в данном районе, имея в виду при этом "достижение справедливого урегулирования проблемы беженцев". Понятно, что действительно "справедливое урегулирование" этой проблемы может быть найдено лишь путем обеспечения законных национальных прав арабского народа Палестины.

Формально Соединенные Штаты голосовали за принятие резолюции Совета Безопасности 242. Однако, как отмечалось в Заявлении XXIV съезда КПСС "За справедливый и прочный мир на Ближнем Востоке", империалистические круги США на деле продолжали поощрять израильских экстремистов, пытались навязать свой диктат народам арабских стран, подорвать прогрессивные режимы на Ближнем Востоке, нанести поражение национально-освободительному движению в этой части мира.

Даже в условиях действовавшего с 8 августа 1970 г. временного прекращения огня на Ближнем Востоке американская военная помощь Израилю продолжалась. Так, в конце того же года конгресс США в рамках "доктрины Никсона" ассигновал Израилю на закупку американского вооружения 500 млн. долл., а в июне 1971 г. было объявлено о решении правительства Соединенных Штатов выделить 300 млн. долл. на военную помощь Израилю в 1971/72 финансовом году. В соответствии с этими решениями Израиль получил большие партии современного, в том числе наступательного, оружия (истребители-бомбардировщики "Фантом", ракеты, электронные системы и т. п.), причем некоторые из поставляемых Израилю видов оружия Вашингтон отказался предоставить даже своим партнерам по НАТО.

Пользуясь политической поддержкой США, Тель-Авив сразу же приступил к осуществлению широкой программы мероприятий по так называемому "освоению" арабских территорий, превращению их в свой экономический придаток, насаждению там израильского "военного присутствия". Большой размах приобрела конфискация и насильственная скупка арабских земель. Началось создание израильских военизированных поселений на Западном берегу реки Иордан.

27 июня 1967 г. израильский кнессет принял ряд законов о распространении израильской юрисдикции на весь Иерусалим, западная часть которого была в одностороннем порядке провозглашена столицей Израиля еще в январе 1950 г. 28 июня 1967 г. был принят закон о присоединений к Израилю Восточного Иерусалима и город был объявлен официальной столицей Израиля. Правительство Израиля категорически отвергло принятые Советом Безопасности в 1968, 1969 и в 1971 гг. специальные резолюции, которые предлагают ему прекратить все действия, направленные на изменение статуса Иерусалима и превращение его в "чисто еврейский город".

Неопровержимые факты истории свидетельствуют о том, что истоки напряженности и конфликтов на Ближнем Востоке кроются в экспансионистской агрессивной политике Израиля, в активном пособничестве этой политике со стороны империалистических держав и прежде всего Соединенных Штатов. Они кроются также в попытках империализма обратить вспять процесс национального освобождения и укрепления независимости арабских народов, с тем чтобы поставить под свой контроль природные ресурсы арабского мира и утвердить там неоколониалистские порядки. Наконец, нельзя не принимать в расчет стремление империализма использовать стратегические позиции Ближнего Востока в целях борьбы с мировым социализмом.

Поворот к разрядке и ближневосточный узел.

В начале 70-х годов в международных отношениях произошел поворот от "холодной войны" к разрядке напряженности, к упрочению безопасности и широкому сотрудничеству государств с различным социальным строем.

На Ближнем Востоке Советский Союз продолжал твердо поддерживать справедливую борьбу арабских народов за ликвидацию последствий израильской агрессии, исходя из того, что это в то же время борьба за утверждение в этом районе действительно прочного мира. Советский Союз сделал все возможное, чтобы помочь арабским государствам, подвергшимся агрессии в 1967 г., восстановить и укрепить их оборонительный потенциал. В 1971 г. был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве Советского Союза с Египтом, желание заключить который не раз высказывалось президентом Насером в беседах с советскими руководителями. Выражением крепнущей солидарности нашей страны с арабскими народами явились Договор о дружбе и сотрудничестве Советского Союза с Иракской Республикой (1972 г.) и совместное советско-сирийское заявление об итогах переговоров президента Сирийской Арабской Республики X. Асада с советскими руководителями (1974 г.).

Советская дипломатия активно содействовала принятию Генеральной Ассамблеей ООН в 1970-1972 гг. ряда важных резолюций, в которых указывалось на необходимость возвращения всех арабских территорий, оккупированных в 1967 г. с помощью силы, вывода оттуда израильских войск и уважения законных прав народа Палестины. Резолюции предлагали Израилю публично признать принцип отказа от аннексии территорий путем использования силы, объявляли незаконными принятые Тель-Авивом меры по "израилизации" оккупированных арабских земель и требовали от государств избегать действий, включая предоставление помощи, которые могут представлять собой признание такой оккупации.

Позицию энергичной поддержки справедливого дела арабских народов Советский Союз занимал и в ходе советско-американских переговоров на высшем уровне. На первой советско-американской встрече в мае 1972 г. США согласились на включение в совместное коммюнике положения о необходимости мирного урегулирования на Ближнем Востоке на основе резолюции 242 Совета Безопасности. Во время второй встречи на высшем уровне в июне 1973 г. была достигнута договоренность сторон о том, что мирное урегулирование на Ближнем Востоке "должно быть осуществлено в соответствии с интересами всех государств данного района, должно отвечать их независимости и суверенитету и учитывать должным образом законные интересы палестинского народа".

Значение советско-американских договоренностей по вопросам ближневосточного урегулирования в полной мере проявилось во время октябрьских (1973 г.) событий на Ближнем Востоке. Эти договоренности в совокупности с подписанным советско-американским соглашением о предотвращении ядерной войны и другими документами, закреплявшими разрядку в советско-американских отношениях, сыграли выдающуюся роль в локализации ближневосточного конфликта, что открывало путь к принятию мер по политическому урегулированию в этом районе.

В Заявлении Советского правительства от 8 октября 1973 г. в связи с вспыхнувшей четвертой арабо-израильской войной указывалось, что "ответственность за нынешнее развитие событий на Ближнем Востоке и их последствия целиком и полностью ложится на Израиль и те внешние реакционные круги, которые постоянно потворствуют Израилю в его агрессивных устремлениях" 6.

В ходе войны Египет и Сирия по воздушным мостам дополнительно получили новейшие виды советского оружия. Опираясь на военную и политическую поддержку Советского Союза и других братских социалистических стран, арабские государства дали решительный отпор агрессору и полностью развеяли миф о "непобедимости" израильской армии.

Когда 6 октября 1973 г. египетская армия успешно форсировала Суэцкий канал, президент Садат заявил советскому послу в Каире; "Передайте Л. И. Брежневу, что именно советским оружием достигнуто чудо пересечения канала" 7. По воздуху и морем Советский Союз в срочном порядке поставил Египту и Сирии новейшие виды вооружения, необходимые для боев с агрессором 8. "Когда началась битва, - отмечал в августе 1974 г. Садат, - Советский Союз создал воздушный мост для снабжения нас оружием, и мы благодарны ему за это". "Мы сражались против американского оружия советским оружием, - говорил в феврале 1975 г. о тех событиях председатель Народного собрания АРЕ С. Марей, - советское оружие встретилось с американским оружием и одержало победу". Высокие боевые качества советского оружия, поставленного арабским армиям, его огромную роль в определении хода военных действий были вынуждены признать и западные военные специалисты 9.

Новым фактором было то, что арабские страны, демонстрируя сплоченность, единым фронтом выступили в поддержку Египта и Сирии. В военных операциях приняли участие воинские подразделения Ирака, Марокко, Иордании, Саудовской Аравии и Кувейта. Алжир направил на фронт авиацию. В знак протеста против поддержки США агрессивной политики Израиля арабские страны приняли решение о повышении цен на сырую нефть, а также сократили ее добычу и экспорт. Эти меры, ударившие прежде всего по западноевропейским союзникам США, способствовали обострению противоречий в НАТО. Восемь арабских стран наложили полное эмбарго на поставки нефти в США. Почти все арабские страны - производители нефти заявили о выделении крупной финансовой помощи Египту и Сирии.

Преобладание в международной обстановке тенденций к разрядке в сочетании с качественно новыми факторами развития обстановки на Ближнем Востоке оказали решающее воздействие на позицию США. Советский Союз, действуя в согласии с арабскими государствами, использовал контакты с руководителями Соединенных Штатов, а также Совет Безопасности ООН в целях принятия мер по восстановлению мира и начала переговоров об урегулировании кризиса.

22 октября 1973 г. Советский Союз и США внесли в Совет Безопасности совместный проект резолюции. Особое значение этого проекта, одобренного 14 голосами в качестве резолюции 338, состояло в том, что вопрос о прекращении огня непосредственно увязывался с требованием немедленно приступить к практическому выполнению резолюции 242 во всех ее частях. Тем самым Совет Безопасности подчеркнул, что только справедливое всеобъемлющее политическое урегулирование на Ближнем Востоке может быть прочной гарантией мира и безопасности в этом районе.

В соответствии с принятой Советом Безопасности резолюцией 340 от 25 октября 1973 г. были созданы под его руководством чрезвычайные вооруженные силы ООН (ЧВС) в составе воинских частей государств- членов ООН за исключением постоянных членов Совета Безопасности. Перед ЧВС была поставлена задача осуществлять контроль за соблюдением прекращения огня и возвращением сторон на позиции, которые они занимали в момент вступления в силу немедленного прекращения огня, предписанного резолюцией Совета Безопасности 338 от 22 октября. ЧВС поручалось также делать все возможное для предотвращения возобновления военных действий. В решениях Совета Безопасности особо оговорено, что "все вопросы, которые могут повлиять на характер или постоянную эффективность функционирования вооруженных сил, будут передаваться на решение Совета Безопасности".

Направление ЧВС на Ближний Восток (в район Синайского полуострова и Голанских высот) было призвано содействовать нормализации обстановки в строгом соответствии с решениями Совета Безопасности. Естественно поэтому, арабские страны решительно протестовали против планов США, Израиля и Египта использовать континенты ЧВС на Синае в целях осуществления сепаратного египетско-израильского договора, который идет вразрез с интересами установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке. Требования арабских государств о выводе ЧВС ООН с Синая после истечения 24 июля 1979 г. установленного срока их пребывания в этом районе были энергично поддержаны Советским Союзом. В результате инициаторы политики сепаратных сделок были вынуждены отказаться от мысли получить санкцию Совета Безопасности на продление срока мандата ЧВС на Синае, использование их в незаконных целях, и 24 июля 1979 г. ЧВС на Синае прекратили свое существование.

Позиция США в Совете Безопасности в октябре 1973 г. отнюдь не означала отказа Вашингтона от поддержки Израиля и от попыток использовать ситуацию на Ближнем Востоке для оказания давления на арабские страны. 19 октября 1973 г. президент Никсон просил конгресс санкционировать "чрезвычайную помощь для обеспечения безопасности Израиля" в размере 2,2 млрд. долл. При этом он отметил, что за первые 12 дней конфликта США послали Израилю военных материалов на 825 млн. долл., включая стоимость их доставки.

25 октября в Вашингтоне было принято решение привести в состояние повышенной готовности вооруженные силы США в ряде районов мира, в том числе в Европе. Эта акция была расценена многими наблюдателями как угроза использовать в случае необходимости американские войска для поддержки Израиля. Попыткой запугать арабские страны явилось направление 30 октября в Индийский океан крупного оперативного соединения ВМС США.

Последовательная, твердая и вместе с тем сдержанная позиция Советского Союза не позволила империализму добиться устрашения арабских народов. В разгар кризиса Советские правительство предупредило правительство Израиля о самых тяжелых последствиях, которые повлечет продолжение его агрессивных действий против Египта и Сирии. Что касается приведения вооруженных сил США в повышенную готовность, то в заявлении ТАСС от 27 октября 1973 г. говорилось: "Этот шаг США, который отнюдь не способствует разрядке международной напряженности, явно предпринят в попытке припугнуть Советский Союз. Однако его инициаторам уместно сказать, что они выбрали для указанной цели не тот адрес".

21 декабря 1973 г. во исполнение резолюции Совета Безопасности 338 в Женеве открылась мирная конференция, в которой приняли участие министры иностранных дел СССР, США, Египта, Иордании, Израиля, а также Генеральный секретарь ООН К. Вальдхайм. Сопредседателями конференции стали СССР и США. Женевская мирная конференция по Ближнему Востоку знаменовала собой создание политического механизма для достижения подлинного справедливого всеобъемлющего урегулирования в этом районе путем совместных коллективных усилий всех непосредственно заинтересованных сторон. Предусматривалось, что конференция не прерывается и должна проходить далее на уровне послов.

Как показали, однако, последующие события, этот механизм не был приведен в действие, и открывшиеся возможности к достижению подлинного урегулирования на Ближнем Востоке были упущены. Вместо того чтобы строго выполнять свои обязательства как одного из сопредседателей конференции, США направили усилия на то, чтобы подменить кардинальное решение ближневосточной проблемы сепаратными, частичными сделками в расчете вбить клин в отношения между арабскими странами и продвинуть свои корыстные империалистические интересы на Ближнем Востоке.

Достигнутые при активном посредничестве США соглашения между Египтом и Израилем о первом и втором разъединении египетских и израильских войск на Синайском полуострове (подписаны соответственно 18 января 1974 г. и 4 сентября 1975 г.) не решили ни одной проблемы всеобъемлющего политического урегулирования и только еще больше осложнили положение на Ближнем Востоке. Израиль передавал Египту лишь 10% территории Синая. В соглашениях вообще не содержалось никакого упоминания о законных национальных правах арабского народа Палестины.

Привлекли внимание и сообщения американской прессы о том, что в связи с соглашением от 4 сентября 1975 г. США взяли на себя обязательства об оказании военной поддержки Израилю и об увеличении ему военной и экономической помощи до 2,5 млрд. долл. в год. Соединенные Штаты заверили Израиль, что они продолжат политику непризнания Организации освобождения Палестины - подлинного выразителя интересов арабского народа Палестины.

В отличие от соглашений между Израилем и Египтом, соглашения о разъединении сирийских и израильских войск (от 5 июня 1974 г.) были подписаны в рамках Женевской конференции. Соглашение предусматривало вывод израильских войск с сирийской территории, захваченной в октябре 1973 г., а также с части земель, оккупированных в 1967 г. (в частности, из административного центра Голанских высот города Эль-Кунейтра). Разъединение войск Сирии и Израиля было завершено 25 июня 1974 г. Между вооруженными силами Сирии и Израиля создавалась буферная зона, в которую были направлены контингента ЧВС. Эти силы выполняют и поныне возложенные на них Советом Безопасности функции по наблюдению за разъединением. В мае 1979 г. их мандат был продлен Советом Безопасности на очередные шесть месяцев.

Взяв курс на обход Женевской конференции, США возлагали немалые надежды на реакционные силы в Египте, которые повели кампанию за свертывание и разрыв сотрудничества с Советским Союзом. В Вашингтоне с удовлетворением была воспринята провозглашенная египетским президентом Садатом политика открытых дверей и другие мероприятия в области экономики, направленные на бесконтрольное привлечение в страну иностранного капитала, сокращение государственного сектора, укрепление позиций помещика и кулака, короче - на отход от социалистической ориентации Египта.

В марте 1976 г. Садат предпринял одностороннюю акцию, объявив о прекращении действия Договора 1971 г. о дружбе и сотрудничестве между СССР и АРЕ. В заявлении Советского правительства по этому поводу отмечалось: "Политика нынешнего руководства Египта идет вразрез с подлинными интересами египетского народа, народов других арабских стран. Подобный курс существенно затрудняет достижение справедливого ближневосточного урегулирования, ослабляет усилия арабских государств с целью добиться освобождения оккупированных Израилем арабских территорий, обеспечить законные национальные права арабского народа Палестины. Эта политика идет на пользу только врагам египетского и других арабских народов, силам империализма, сионизма и реакции" 10.

Сепаратные сделки Садата с руководителями Израиля, заключенные скрыто от подлинных друзей египетского народа, за спиной других арабских стран, практически вывели Египет из общеарабского фронта противодействия израильскому агрессору. Однако они не могли остановить процесс нарастания борьбы арабских стран и народов за освобождение арабских земель и достижение скорейшего всеобъемлющего и справедливого ближневосточного урегулирования.

Новым важным фактором в этой борьбе стало палестинское национально-освободительное движение, которое с середины 60-х годов начало быстро превращаться во влиятельную политическую силу на Ближнем Востоке. Переломным был 1964 г., когда возникла Организация освобождения Палестины (ООП), ставшая руководящим ядром палестинского движения сопротивления. Тогда же началось формирование Армии освобождения Палестины из числа палестинцев, проживающих в различных арабских странах. В начале 1969 г. в рамках ООП объединились все основные организации Палестинского движения сопротивления (НДС) и председателем Исполкома ООП был избран Ясир Арафат. В феврале 1970 г. возглавляемая им делегация ООП по приглашению Советского комитета солидарности стран Азии и Африки посетила Советский Союз. В сообщении о ее визите отмечалось, что советский народ решительно выступает на стороне арабских народов, против израильских агрессоров и их империалистических покровителей, в поддержку национально-освободительной антиимпериалистической борьбы палестинского арабского народа.

В ноябре 1973 г. совещание глав арабских государств в Алжире приняло историческое решение о признании ООП в качестве единственного законного представителя арабского народа Палестины. Это решение было- подтверждено на Рабатском совещании глав арабская государств в октябре 1974 г. Рабатское совещание подчеркнуло, что независимая национальная власть под эгидой ООП будет устанавливаться на той части палестинской территории, которая будет освобождаться от израильской оккупации.

Законные национальные права арабского народа Палестины были в последние годы подтверждены в решениях Организации Объединенных Наций. В 1974 г. XXIX сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию 3236, в которой сформулированы основы разрешения палестинской проблемы. Резолюция подтверждала неотъемлемое право палестинского народа на самоопределение, национальную независимость и суверенитет, на возвращение к своим очагам и имуществу, заявляла, что палестинский народ является одной из главных сторон в установлении справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке и также признавала ООП в качестве единственного законного представителя палестинского народа. За принятие резолюции было подано 89 голосов, и только 8 стран голосовали против (США, Израиль и ряд других). Подавляющим большинством голосов Ассамблея пригласила делегацию ООП во главе с Я. Арафатом принять участие в обсуждении палестинской проблемы, а также предоставить ООП статус наблюдателя в ООН.

Ассамблея приняла также решение пригласить ООП принять участие во всех мероприятиях, обсуждениях и конференциях по Ближнему Востоку, проводимых под эгидой ООН на равной основе с другими участниками. Это решение предусматривало и участие ООП в Женевской мирной конференции.

В январе 1976 г. представители ООП впервые приняли участие в работе Совета Безопасности при рассмотрении им палестинской проблемы. Единственной страной, которая возражала против их приглашения, были Соединенные Штаты.

В своей справедливой борьбе палестинский народ, возглавляемый ООП, добился немалых успехов и превратился в один из ведущих отрядов арабского национально-освободительного движения. Израиль, империалистические силы не раз пытались уничтожить палестинское движение сопротивления. В этом, например, состояла одна из главных целей их вмешательства в события 1975-1976 гг. в Ливане. Этот же преступный замысел осуществлялся во время прямой агрессии Израиля против Ливана в марте 1978 г. Однако ПДС выстояло и продолжало укрепляться.

Полное фиаско потерпели и усилия, направленные к тому, чтобы устранить палестинский фактор из комплекса вопросов ближневосточного урегулирования, предать его забвению. Большую роль здесь сыграло и продолжает играть укрепляющееся сотрудничество Палестинского движения сопротивления со своим естественным союзником - Советским Союзом и другими странами социалистического содружества. Важным событием было открытие в июне 1976 г. представительства ООП в Москве при Советском комитете солидарности стран Азии и Африки. Принимая в марте 1978 г. Я. Арафата, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев подчеркнул, что Советский Союз неизменно выступает и будет выступать на стороне справедливого дела арабского народа Палестины, который стойко ведет борьбу за свою свободу и национальную независимость 11.

В сложной обстановке, создавшейся вокруг ближневосточного урегулирования вследствие заключения Израилем и Египтом под эгидой США первых сепаратных сделок, Советский Союз продолжал вести принципиальную линию на возобновление работы Женевской мирной конференции, непременно подчеркивая, что в ее работе на равных правах должна принимать участие и Организация освобождения Палестины.

9 ноября 1975 г. Советское правительство обратилось к правительству США с предложением, чтобы СССР и США как сопредседатели Женевской мирной конференции проявили совместную инициативу в этом деле. "...Задачей возобновления конференции, - говорилось в обращении, - должно быть достижение всеобъемлющего кардинального политического урегулирования ближневосточного конфликта на основе соответствующих решений ООН, в первую очередь - резолюций Совета Безопасности 338 и Генеральной Ассамблеи 3236..." 12.

2 октября 1976 г. было опубликовано Предложение Советского Союза об урегулировании на Ближнем Востоке и Женевской мирной конференции. В этом документе, врученном правительствам США, Египта, Сирии, Иордании, Израиля и руководству ООП, содержался новый призыв возобновить работу Женевской мирной конференции и выражалась готовность советской стороны принять в ней участие. СССР предложил конкретную повестку дня конференции, охватывавшую все ключевые аспекты урегулирования и учитывавшую законные права и интересы всех сторон, непосредственно вовлеченных в конфликт, - арабских государств, палестинского арабского народа, государства Израиль. Было подчеркнуто, что с самого начала и на равных правах в ней должна участвовать Организация освобождения Палестины 13.

21 марта 1977 г. в выступлении на XVI съезде профсоюзов СССР Л. И. Брежнев четко сформулировал точку зрения Советского Союза как сопредседателя Женевской мирной конференции относительно главных принципов и направлений будущего мирного урегулирования на Ближнем Востоке:
1. В основу итогового документа (или документов) о мире на Ближнем Востоке должны быть положены принцип недопустимости приобретения территории путем войн, право всех государств этого района на независимое существование и безопасность. Должны быть обеспечены неотъемлемые права палестинского арабского народа, включая его право на самоопределение, на создание собственного государства.
2. Документы о мире должны предусматривать вывод израильских войск со всех оккупированных в 1967 г. арабских территорий. Такой вывод мог бы быть осуществлён не сразу, а по этапам; в течение, например, нескольких месяцев, в строго определенные сроки. Должны быть четко определены соответствующие линии границ между Израилем и его арабскими соседями-участниками конфликта. Эти границы должны быть объявлены окончательно установленными и нерушимыми.
3. С момента завершения вывода израильских войск между арабскими государствами - участниками конфликта и Израилем прекратится состояние войны и будут установлены отношения мира. При этом все стороны возьмут на себя взаимные обязательства уважать суверенитет, территориальную целостность, неприкосновенность и политическую независимость друг друга, разрешать свои международные споры мирными средствами.
4. По-видимому, итоговые документы конференции должны будут содержать и положение о свободе прохода для судов всех стран, включая Израиль (после прекращения состояния войны), по Тиранскому проливу и Акабскому заливу, а также заявление Египта о проходе судов по Суэцкому каналу, который находится целиком под египетским суверенитетом.
5. По обе стороны установленных границ могли бы быть созданы, конечно, с согласия соответствующих государств, демилитаризованные зоны - без односторонних преимуществ для кого-либо. В пределах этих зон были бы размещены на какой-то четко определенный срок либо чрезвычайно вооруженные силы ООН, либо наблюдатели ООН.
6. Выполнение условий мирного урегулирования могло бы быть гарантировано, если того пожелают договаривающиеся стороны, Советом Безопасности ООН, а возможно, и отдельными державами, например, СССР, США, Францией, Англией. Государства-гаранты могли бы иметь своих наблюдателей в контингентах ООН в соответствующих зонах 14.

Тем самым Советский Союз выдвинул широкую, конструктивную и конкретно-детализированную программу справедливого всеобъемлющего ближневосточного урегулирования. И это доказывает полную необоснованность утверждений западной пропаганды о том, что, отказываясь поддержать политику сепаратных сделок, Советский Союз якобы занимает негативную позицию в отношении ближневосточного урегулирования.

Советские призывы к возобновлению работы Женевской мирной конференции имели большой международный резонанс. Их поддержали не только арабские страны и народы, но и вся прогрессивная мировая общественность. В пользу незамедлительного созыва конференции высказалась XXXI сессия Генеральной Ассамблеи ООН.

Сложным и противоречивым, а в конце концов негативным было отношение к возобновлению Женевской конференции со стороны США. Несомненно, что после октябрьской войны 1973 г. в Вашингтоне возросло понимание важности кардинального решения ближневосточной проблемы. В этом направлении действовал ряд факторов как политического, так и экономического характера, а также объективная необходимость так или иначе учитывать новые реальности в положении на Ближнем Востоке и вокруг него.

Советско-американские договоренности, достигнутые в 1972-1973 гг., отразили заинтересованность Вашингтона в недопущении такого развития на Ближнем Востоке, которое могло бы привести к столкновению между великими державами, к вовлечению США в глобальный конфликт со всеми его губительными последствия-ми для Соединенных Штатов. Об опасности "стратегического противоборства" на Ближнем Востоке с точки зрения национальных интересов. США не раз открыто заявляли американские президенты Никсон, Форд и Картер.

Затяжка политического урегулирования ближневосточного кризиса, являвшаяся прямым следствием односторонней ориентации США на Израиль, все больше вступала в противоречие с долговременными интересами американского нефтяного монополистического капитала. Настоятельная необходимость мира на Ближнем Востоке и нормализации отношений США с арабскими странами подчеркивалась обострившимся энергетическим кризисом, грозящим американской экономике.

К концу 70-х годов США импортировали примерно 50% всей потребляемой нефти, причем около 40% этого импорта приходится на ближневосточные страны. Ввиду того что месторождения нефти в других частях света либо трудно доступны, либо требуют больших эксплуатационных расходов, в Вашингтоне полагают, что продукция арабского мира незаменима до конца нынешнего столетия. К этому следует добавить, что прибыль американских компаний от вложений в нефтяную промышленность ближневосточных стран составляет ежегодно 1,5-2 млрд. долл. и является значительным вкладом в американский платежный баланс.

От импорта арабской нефти в еще большей степени зависит экономика западноевропейских союзников США (80% импорта) и Японии (75%), в результате чего правительства этих стран стремятся по возможности отмежеваться от поддержки произраильских аспектов политики США на Ближнем Востоке.

Введенное арабскими странами в октябре 1973 г. и действовавшее до 18 марта 1974 г. эмбарго на поставки нефти в США нанесло крупный удар по американской экономике. Были закрыты десятки предприятий автомобильной промышленности, большие убытки понесли авиационные компании, владельцы гостиниц, мотелей и ресторанов. 250 тыс. американских рабочих и служащих потеряли работу. В марте 1979 г. американская газета "Крисчен сайенс монитор" писала, что экономика США и их важнейших союзников в Западной Европе и Япония все еще не излечилась от потрясений, на которые в 1973 и 1974 гг. ее обрекло введение арабами эмбарго на поставки нефти.

Новое соотношение сил в мире, укрепление тенденций к разрядке напряженности, особое положение Ближнего Востока с точки зрения американских экономических интересов, нарастание борьбы арабов за ликвидацию последствий израильской агрессии и эффективное использование ими в 1973-1974 гг. нефтяного оружия, наконец, поддержка их справедливого дела широкими кругами мировой общественности - все это диктовало необходимость внесения определенных позитивных корректив в американскую стратегию на Ближнем Востоке. С другой стороны, прямой отказ от поддержки экспансионистского курса Израиля означал бы подрыв расчетов на его использование в качестве орудия борьбы против прогрессивных сил арабского мира, а эта цель оставалась и остается в основе политики США в этом районе. Прогрессивные и антиимпериалистические по своему характеру социально-экономические преобразования в ряде стран Ближнего Востока (в Египте - во время президента Насера, - Сирии, Народно-Демократической Республике Йемен, Ираке) всегда рассматривались американскими нефтяными монополиями как угроза их позициям в основных районах добычи нефти - в Саудовской Аравии и государствах Персидского залива. Эти преобразования все больше развеивают миф о том, что нуждам развития арабских стран отвечает лишь курс на "сотрудничество" с западными нефтяными монополиями, продолжающими разграблять их национальные богатства. Не собирались правящие круги США отказываться и от попыток вмешательства в дела арабских стран и народов с целью противопоставить их друг другу, внести осложнения в их отношения с Советским Союзом.

В этих условиях практическая политика США в ближневосточных делах в 70-е годы характеризовалась непоследовательностью, колебаниями и зигзагами, разящим противоречием между словами и делами.

Выступив в качестве одного из сопредседателей Женевской мирной конференции, США практически одновременно стали форсировать политику сепаратных сделок. Голосуя в ООН, в том числе в Совете Безопасности, за ряд резолюций, осуждавших отдельные агрессивные акты Израиля в отношении арабских стран, они в то же время отказывались четко изложить свою позицию по вопросу о полном выводе израильских войск со всех оккупированных в 1967 г. арабских территорий, США голосовали против принятой подавляющим большинством голосов резолюции XXX сессии Генеральной Ассамблеи (1975 г.), которая определила сионизм как одну из форм расизма и расовой дискриминации. В 1976 г. США дважды применили вето в Совете Безопасности, сорвав принятие им решений в поддержку права арабского народа Палестины на создание собственного государства и требовавших положить конец оккупации Израилем арабских земель. Заявляя о своем стремлении возобновить Женевскую конференцию, США на деле под различными надуманными предлогами вели дело к тому, чтобы оттянуть ее созыв.

Пришедшая к власти в США в январе 1977 г. администрация Картера на начальном этапе своей деятельности публично провозгласила цель достижения всеобъемлющего урегулирования на Ближнем Востоке. Это сделало возможным подписание 1 октября 1977 г. совместного советско-американского заявления по Ближнему Востоку.

В заявлении отмечалось, что именно в рамках всеобъемлющего урегулирования должны быть решены все конкретные вопросы ближневосточной проблемы, в том числе такие ключевые, как вывод израильских войск с территорий, оккупированных во время конфликта 1967 г., палестинский вопрос, включая обеспечение законных прав палестинского народа, прекращение состояния войны и установление мирных отношений на основе взаимного признания принципов суверенитета, территориальной целостности и политической независимости.

Особо подчеркивалось, что единственно правильным и эффективным путем для обеспечения кардинального решения всех аспектов ближневосточной проблемы в комплексе являются переговоры в рамках специально созванной для этих целей Женевской мирной конференции при участии в ее работе представителей всех вовлеченных в конфликт сторон, в том числе палестинского народа и договорно-правовое оформление достигнутых на конференции решений.

В качестве сопредседателей Женевской конференции СССР с США обязались, действуя в контакте со всеми заинтересованными сторонами, способствовать тому, чтобы работа конференции была возобновлена не -позже декабря 1977 г. 15.

Советско-американское заявление в делом было положительно воспринято в арабском мире. Прежде всего оно обязывало США отказаться от политики сепаратных сделок, которая с самого начала вызвала глубокое недовольство арабов. Имело значение и то, что впервые США заговорили о "законных нравах" палестинцев (ранее в 1973 г. они согласились на включение в совместный советско-американский документ лишь формулировки о "законных интересах" палестинцев). Это был определенный сдвиг в позиции США, и как таковой он был положительно воспринят руководством Организации освобождения Палестины. Наконец, устанавливался конкретный срок созыва Женевской конференции, а положение заявления об участии в ее работе "представителей палестинского народа" естественно рассматривалось арабскими странами в контексте решений Рабатского совещания и резолюций ООН, в которых четко говорилось, что таковыми могут быть лишь представители ООП.

Заявление получило высокую оценку со стороны подавляющего большинства участников XXXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Его приветствовал Генеральный секретарь ООН К. Вальдхайм. Открыто враждебную позицию по отношению к заявлению заняли правительства Израиля и Египта. Первое усмотрело в них чуть ли не предательство со стороны США, второе - угрозу политике сепаратных сделок и связанному с ней курсу на прозападную переориентацию страны.

Вместо того чтобы твердо отстаивать договоренности с Советским. Союзом, правительство Картера начало проявлять колебания. Военно-промышленный комплекс требовал "отстранить" Советский Союз от урегулирования и "не допускать" его на Ближний Восток, Американские сионисты угрожали контрмерами в конгрессе США. Лидеры республиканской партии обвиняли правительство в том, что оно растрачивает мнимые преимущества, которые США получили в результате челночной дипломатии Киссинджера.

Уже 5 октября 1977 г. после шестичасовой беседы Картера с премьер-министром Израиля Бегином в Нью-Йорке был опубликован так называемый рабочий американо-израильский документ, в котором отмечалось, что "согласие сторон с совместным американо-советским заявлением от 1 октября 1977 г. не являются непременным условием созыва вновь и проведения Женевской конференции". Тем самым практически перечеркивались основополагающие принципы советско-американского заявления.

Характерно, что в выступлениях Картера и других государственных деятелей США основной акцент в этот период делался на незыблемости американской поддержки Израиля. Всячески подчеркивался тезис о необходимости установления мира в рамках так называемых "защитимых" границ - термин, отражающий категорический отказ Тель-Авива признать линии, существовавшие на 4 июня 1967 г., в качестве окончательных границ Израиля с его арабскими соседями. Из разъяснений Картера следовало, что законные права палестинцев никоим образом не могут включать право арабского народа Палестины на создание собственного независимого государства. Вопрос об участии ООП в работе Женевской конференции вообще игнорировался, и более того, открыто заявлялось, что США не собираются признавать эту организацию в качестве законного представителя арабского народа Палестины.

Американская печать в то время писала, что смысл всех этих и других подобного рода заявлений, исходивших от администрации Картера, состоял в том, чтобы успокоить Израиль. Но это было лишь полуправдой. Правда прояснилась много позднее, когда стали известны детали секретных прямых контактов между Израилем и Египтом осенью 1977 г.

В середине сентября 1977 г. в Марокко состоялась тайная встреча министра иностранных дел Израиля Даяна с Тухами, специальным представителем и доверенным лицом Садата. Как пишут американский журналист С. Зион и израильский корреспондент Ури Дан в статье "Нерассказанная история переговоров по ближневосточным проблемам", докладывая об этой встрече Бегину, Даян сказал, что Садат не хочет никакой Женевской конференции, не заинтересован в создании независимого палестинского государства и что он готов заключить сепаратный договор с Израилем, если последний вернет Египту Синайский полуостров.

Если сопоставить это с заявлением Садата в одном из интервью о том, что в сентябре 1977 г. он уведомил президента Картера о своем намерении "попытаться предпринять смелый шаг", и с последовавшей поездкой Садата в Иерусалим, то станет ясно, что согласие США на возобновление Женевской конференции было в значительной мере формальным, что Женева рассматривалась в Вашингтоне скорее как форум для утверждения тех договоренностей, которые -могли быть достигнуты в ходе египетско-израильских переговоров, а не как магистральный путь к всеобъемлющему ближневосточному урегулированию.

Принципиально иной была позиция Советского Союза. Выступая 27 сентября 1977 г. в общих прениях на XXXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко сказал: "...Советский Союз будет и впредь делать все от него зависящее для достижения такого урегулирования на Ближнем Востоке, которое утвердило бы здесь длительный мир, не ущемило законных прав и интересов ни одного народа, ни одного государства этого района... Мы были и остаемся защитниками правого дела арабов, земли которых незаконно отторгнуты и удерживаются силой оружия. Эти земли должны быть безусловно возвращены арабским народам... Советский Союз за скорейшее возобновление работы Женевской мирной конференции с участием на полноправной основе всех заинтересованных сторон, включая представителей Организации освобождения Палестины" 16.

Политика сепаратных сделок - заговор против арабов.

19 ноября 1977 г. реактивный самолет с египетскими опознавательными знаками приземлился в международном аэропорту "Бен-Гурион" в Тель-Авиве. "Рады вашему прибытию, господин президент. Все правительство Израиля собралось здесь, чтобы приветствовать вас",- сказав Садату под звуки фанфар израильский премьер-министр Бегин.

Выступая на следующий день в израильском кнессете в Иерусалиме, Садат не щадил красноречия, чтобы изобразить себя чуть ли не в качестве посланца всего арабского мира, хотя и признал, что он "не консультировался по поводу этого решения со своими коллегами и братьями, главами арабских государств или государств противоборства". Кнессет бурно аплодировал Садату, не взирая на его словесную риторику, якобы в защиту прав и интересов арабских народов. Имело значение лишь то, что Садат капитулировал перед агрессором, отступился от общеарабского дела, расколол арабский фронт противодействия экспансионизму Израиля. Как выразился потом Я. Арафат, за горсть синайского песка Садат продал законные права арабского народа Палестины. К тому же само пребывание Садата в Иерусалиме означало признание де-факто незаконных притязаний сионистов на этот город как столицу Израиля.

Визит Садата в Иерусалим получил полную поддержку со стороны Вашингтона, который заблаговременно был информирован о намечавшейся акции. "Как только нам стало ясно, что президент Садат собирается в Иерусалим, - вспоминал впоследствии Картер, - мы немедленно стали использовать все наше влияние с тем, чтобы убедить другие страны не осуждать это решение". На пресс-конференции 30 ноября 1977 г. Картер подтвердил, что США "пытались убедить Сирию, Ливан, Иорданию, Саудовскую Аравию и другие страны поддержать переговоры".

9-15 декабря 1977 г. с этой целью на Ближнем Востоке находился государственный секретарь США Вэнс. Однако его миссия потерпела полное фиаско: ни одна из арабских стран не одобрила действий Садата. Даже Саудовская Аравия ответила на американские домогательства "вежливым, но твердым отказом". В результате было похоронено предложение Садата о созыве в Каире международного совещания якобы в целях подготовки Женевской конференций, а на деле для того, чтобы попытаться завлечь в сети предательства другие арабские страны и превратить конференцию, в механизм по проталкиванию политики сепаратных сделок.

Для прикрытия сепаратных действий Садату были необходимы хотя бы чисто формальные заверения Израиля в его готовности пойти на "палестинское урегулирование". Ответ Тель-Авива не заставил себя долго ждать. В конце декабря 1977 г. в кнессете были оглашены так называемые предложения Бегина в отношении территории Западного берега реки Иордан, которая именовалась Иудеей и Самарией, и сектора Газа. План Бегина содержал 26 пунктов, но ни в одном из них не говорилось о законных национальных правах арабского народа Палестины. Об ООП вообще не упоминалось. План предусматривал лишь введение "самоуправления для местного населения". Орган этого "самоуправления" - административный совет не мог принимать практически никаких решений без согласия Израиля. За безопасность и общественный порядок на этих территориях отвечали "израильские власти". Пункт 24 гласил: "Израиль по-прежнему твердо провозглашает свои права и суверенитет в Иудее, Самарии и секторе Газа", План закреплял военное присутствие Израиля на территориях Западного берега реки Иордан и сектора Газа и позволял ему строить там новые опорные пункты в виде израильских поселений.

26 декабря 1977 г. в Исмаилии состоялась вторая встреча Садата и Бегина. Ответный визит израильского премьера в Египет для Садата означал, что дело, начатое им в Иерусалиме, продвигается успешно. В первом же разговоре с Бегином Садат к изумлению своих советников заявил о принципиальном одобрении им плана "самоуправления" для палестинских арабов. Позднее, 11 января 1978 г. этот вопрос обсуждался на переговорах между Садатом и министром обороны Израиля Вейцманом в Асуане. Как пишут С. Зион и Ури Дан, из этой встречи Вейцман сделал твердый вывод, что для Садата палестинский вопрос не имел значения: ему важен был лишь "фиговый листок", чтобы оправдаться перед арабским миром. Садат, заключал Вейцман, "пустил под откос пан-арабизм" и хотел лишь сепаратной сделки с Израилем.

Прямое капитулянтство Садата в палестинском вопросе с самого начала прикрывалось широкой пропагандистской кампанией, направленной на то, чтобы представить Каир в качестве выразителя интересов палестинских арабов. В официальных выступлениях Садат не прочь был и покритиковать израильскую позицию в отношении Палестины и заявлял даже о серьезных разногласиях с Израилем. Определенную роль в этом играли и чисто тактические соображения - стремление Садата выторговать как можно больше уступок у Израиля в вопросе о Синае.

На совместной пресс-конференции в Исмаилии Садата и Бегина (26 декабря 1977 г.) последний обрушился е клеветническими нападками на ООП и заявил, что "эта организация не представляет собой проблему, подлежащую обсуждению в ходе наших переговоров". Садат не возражал против этого. А уже 27 февраля 1978 г. премьер-министр Египта М. Салем, выступая перед Национальным собранием, высказался в том плане, что интересы палестинских арабов должны представляться не ООП, а "жителями Западного берега реки Иордан и сектора Газа". Становилось ясным, что, игнорировав решения Рабатского совещания и резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, Каир взял курс на создание пятой колонны в Палестинском движении сопротивления. Расчет был прост: найти предателей среди палестинских арабов, которые удовлетворились бы "планом Бегина" или иным подобным вариантом "самоуправления".

Стремление Израиля и Египта отстранить от ближневосточного урегулирования ООП и вообще уйти от справедливого решения палестинской проблемы встретило поддержку в Вашингтоне. Когда в середине декабря 1977 г. Бегин прибыл в США, чтобы предварительно обсудить свой план "самоуправления" с Картером, американский президент одобрил "инициативу" израильского премьера. Публично Картер назвал этот план "обнадеживающим".

На переговорах с Садатом в Асуане (январь 1978 г.) президент Картер заявил о необходимости "признать законные права палестинского народа и дать возможность палестинцам участвовать в определении своего будущего". Однако в этой так называемой "асуанской формуле" об Организации освобождения Палестины ничего не говорилось. Умалчивалось о законных правах палестинских арабов, включающих их право на создание собственного независимого государства. В этом многие наблюдатели справедливо увидели отход Картера от его заявления в марте 1977 г. в Клинтоне о том, что "палестинским беженцам, страдавшим так много лет, необходимо предоставить отечество".

Таким образом, первые же месяцы после поездки Садата в Иерусалим выявили совершенно определенную тенденцию у участников сепаратного сговора - осуществить его прежде всего за счет интересов арабского народа Палестины. В основе сговора фактически лежала позиция Израиля, стремящегося любой ценой не допустить образования независимого государства палестинских арабов, разгромить Палестинское движение сопротивления.

В ходе переговоров в Иерусалиме, Каире, Вашингтоне, Исмаилии и Асуане участники сговора много внимания уделяли вопросам, связанным с претензиями Израиля на продолжение оккупации арабских земель. И в этом вопросе Садат повел капитулянтскую линию. Американская и израильская дипломатия, действуя заодно, добились признания Садатом права Израиля на так называемые "безопасные" или "защитимые" границы, что в соответствии с выдвинутым после войны 1967 г. "планом Алона" предполагает установление фактического военного контроля Израиля над обширными территориями арабских земель за пределами его "юридических границ".

Капитулянтский курс Садата на сепаратных переговорах подтвердил, что Египет выходил из общеарабской борьбы за ликвидацию последствий израильской агрессии. Воспользовавшись этим, Израиль совершил в марте 1978 г. прямую агрессию против Ливана, намереваясь отторгнуть новые арабские земли и подавить силы Палестинского движения сопротивления, находящиеся в Ливане по каирскому соглашению 1969 г. между правительством Ливана и ПДС. Численность израильских войск, вторгшихся в Ливан, превышала 30 тыс. человек. Авиация и военные корабли Израиля подвергли жестоким бомбардировкам города и населенные пункты в Южном Ливане. Агрессор продвинулся на север до реки Литани, захватив 17% ливанской территории.

Показательно, что о предстоявшей агрессии против Ливана Бегин заранее информировал Садата через израильскую военную миссию в Каире. Садат, предавший арабский народ Палестины, не возражал против этого.

19 марта 1978 г., рассмотрев положение в Ливане, Совет Безопасности ООН принял резолюцию 425, которая призывала Израиль немедленно прекратить военные действия в Ливане и незамедлительно вывести войска со всей территории этой страны. По решению Совета Безопасности и по просьбе ливанского правительства в Ливан были направлены Временные силы ООН с целью "подтверждения вывода израильских войск, восстановления международного мира и безопасности и оказания помощи правительству Ливана в обеспечении возвращения ему его эффективной власти в этом районе". Однако израильские войска были выведены с оккупированных ливанских территорий лишь 13 июня 1978 г., причем вопреки резолюции Совета Безопасности ключевые позиции на юге Ливана были переданы Израилем не силам ООН, а право-христианским формированиям, находящимся на содержании у Израиля и действующим по указаниям Тель-Авива. Тем самым были посеяны семена новых конфликтов. Трагедия ливанского народа - прямое следствие антиарабской политики сепаратных сделок.

По мере того как раскручивалось колесо сепаратных переговоров, все больше разжигались экспансионистские аппетиты Израиля. Тель-Авив требовал теперь уже публичного согласия Садата на то, что никакого права на самоопределение, не говоря уже о собственном государстве, палестинские арабы не получат и что Западный берег реки Иордан и сектор Газа навсегда останутся под суверенитетом Израиля. Попытки Садата выторговать хотя бы формальные уступки в рамках политики сепаратных сделок встречали решительный отпор, сопровождаемый требованием "соблюдать дух Иерусалима и Исмаилии".

К нажиму на Каир активно подключился и Вашингтон. В опубликованном 14 мая 1978 г. интервью президента Картера было заявлено, что ближневосточное урегулирование не будет включать в себя создание "независимой палестинской нации" на Западном берегу реки Иордан и не будет требовать полного ухода Израиля с оккупированных в 1967 г. арабских территорий. Картер подчеркнул, что урегулирование должно "в значительной степени" базироваться на предложениях, выдвинутых израильским премьер-министром Бегином для Иудеи и Самарии. Наконец, президент указал, что самой главной целью американской ближневосточной политики будет оставаться обеспечение "безопасности" Израиля.

Политическая поддержка израильским требованиям сочеталась администрацией Картера с посулами экономической и военной помощи Египту. В том же мае 1978 г. сенат США одобрил одновременную продажу 200 военных самолетов - в одном "пакете" - Египту, Саудовской Аравии и Израилю. Конкретно речь шла о 50 истребителях-бомбардировщиках F-5 для Египта, 60 F-16 - для Саудовской Аравии и 90 (75 - F-16 и 15 - F-15) для Израиля.

Хотя было совершенно очевидно, что "пакетная сделка" никоим образом не ущемляла приоритет американской военной помощи Израилю, Садат всячески превозносил ее значение. Он закрывал глаза на подлинные мотивы этой акции США, заключавшиеся в том, чтобы еще больше втянуть Египет в антиарабскую политику, и видел в ней лишь "конец монополии Израиля" на поставки американского оружия в район Ближнего Востока. Задабриваемый подачками и обещаниями широкой экономической помощи Египту со стороны Вашингтона, Садат без всяких на то оснований стал усиленно подчеркивать тезис о том, что якобы 99% карт ближневосточного урегулирования находятся в руках США.

В августе 1978 г. государственный секретарь США С. Вэнс отправился в очередную поездку на Ближний Восток. На этот раз он вез с собою написанные Картером личные приглашения Садату и Бегину прибыть в летнюю резиденцию американского президента в Кэмп-Дэвиде (штат Мэриленд) для того, чтобы вместе с ним попытаться преодолеть "трудности", возникшие в ходе египетско-израильского диалога.

Встреча в Кэмп-Дэвиде (4-17 сентября 1978 г.) завершилась подписанием Садатом и Бегином, а также Картером в качестве свидетеля, двух документов: "Рамки для заключения мирного договора между Египтом и Израилем" и "Рамки для мира на Ближнем Востоке". Кэмп-дэвидские договоренности послужили фундаментом для окончательного оформления тройственной сделки, что, однако, произошло лишь спустя почти 18 месяцев.

Задержка имела свои причины. Дело, конечно, было не в том, что на переговорах между Каиром и Тель-Авивом не все шло гладко. В конце концов капитулянтский образ действий Садата сам по себе служил гарантией их "успеха". То, что был сорван намеченный в Кэмп-Дэвиде трехмесячный срок для заключения договора, объяснялось главным образом отпором, который был дан кэмп-дэвидскому сговору со стороны арабов, в особенности на Багдадском совещании глав государств и правительств арабских стран в ноябре 1978 г. И неизвестно, как развивались бы события дальше, если бы не новое активное вмешательство Соединенных Штатов в пользу ускорения сделки. Крах монархического режима в Иране послужил сигналом для действий Вашингтона. Достижение сепаратной сделки между Египтом и Израилем рассматривалось теперь, как настоятельная необходимость, как экстренная мера, призванная остановить эрозию позиций США на Ближнем и Среднем Востоке. В марте 1979 г. Картер совершил поездку в Египет и Израиль и убедил Садата и Бегина приступить, наконец, к реализации кэмп-дэвидских договоренностей.

26 марта 1979 г. на зеленой лужайке Белого дома в помпезной официальной обстановке Садат и Бегин подписали "мирный договор между Арабской республикой Египет и государством Израиль". Как и в Кэмп-Дэвиде, эту акцию "засвидетельствовал" президент США Картер. Стороны обменялись также серией протоколов и приложений, составляющих неотъемлемую часть договора, и рядом других документов.

Анализ кэмп-дэвидских договоренностей и выработанных на их основе вашингтонских документов показывает, что речь идет о прямом сговоре Египта, Израиля и США, направленном против арабских народов и интересов установления на Ближнем Востоке справедливого и прочного мира.

Во все времена сепаратный мир с агрессором считался предательством. Именно такой мир заключил Садат с Израилем. Статья 1 договора провозглашает конец состоянию войны и установление мира между Израилем и Египтом после обмена документами о ратификации договора. Эта статья уже реализована, так как 25 апреля 1979 г. на Синае, в помещении американской радиолокационной станции раннего предупреждения, обмен ратификационными грамотами был произведен, и договор вступил в силу. Но это означает только одно: Египет покинул своих союзников по борьбе против израильской агрессии и ее последствий, встал на путь соглашательства с агрессором, который продолжает оккупировать арабские земли и наотрез отказывается даже упоминать о законных национальных правах арабского народа Палестины.

Выход Египта из борьбы с агрессором и предательство Садатом общеарабского дела закреплены в статье VI (п. 5) договора, где прямо говорится о приоритете вытекающих из него обязательств для Египта над его обязательствами по соглашениям с другими арабскими странами о военной солидарности в противоборстве с агрессором.

Из текста договора и прилагаемых документов (статья III п. 3 договора, Протокол III) следует, что еще до полного завершения отвода израильских войск с Синайского полуострова Египет должен установить дипломатические, консульские, экономические и культурные отношения с Израилем, а также прекратить его экономический бойкот. В этих положениях заинтересован прежде всего Израиль, который стремится как можно скорее и эффективнее использовать нормализацию политических отношений с Египтом для проникновения в экономику этой страны и для закрепления сепаратной сделки.

Показательно, что по настоянию Тель-Авива уже в конце мая 1979 г. (т. е. за восемь месяцев до срока определенного договором) израильско-египетская граница была объявлена открытой "для передвижения граждан и транспорта".

В статье V договора говорится, что суда Израиля и грузы, предназначаемые для него, должны пользоваться правом свободного прохода и провоза по Суэц- кому каналу и в прилегающих к нему Суэцком заливе и районах Средиземного моря. Египет и Израиль заявили также, что они считают Тиранский пролив и Акабский залив международными водными путями, открытыми для всех стран для беспрепятственного и постоянного прохода их судов и пролета в их воздушном пространстве самолетов. Тем самым Израиль получил право, находясь в состоянии войны с другими арабскими странами, использовать эти морские и воздушные пути в военных целях. Воспользовавшись этим, Израиль перебросил в июне 1979 г. три своих военных корабля из Красного в Средиземное море, где они участвовали в обстреле побережья Ливана.

По условиям сепаратной сделки Израиль согласился вывести свои войска с Синайского полуострова, но не в короткий срок, а в течение трех лет. Отвод войск будет произведен двумя этапами. На первом этапе осуществляется "временный" отвод войск на линию к востоку от Эль-Ариша до Рас-Мухаммеда. Этот этап завершается через 9 месяцев после вступления в силу договора, т. е. к 25 января 1980 г. Второй этап заканчивается 25 апреля 1982 г.

Вопреки тому, о чем говорится в договоре, Египет не получает полного суверенитета над Синаем даже после вывода оттуда израильских войск. При этом гарантии безопасности не равнозначны для обеих сторон, так как Тель-Авив приобретает ряд преимуществ, обеспечивающих ему военное превосходство.

Во-первых, по договору Египет не имеет права держать свои войска как в районе, непосредственно прилегающем к границам Израиля (Зона "В"), так и в центральной части Синая (Зона "Б"), Военные самолеты Египта не могут базироваться на Синае. Освобождаемые Израилем аэродромы близ Эль-Ариша, Рафака, Рас-ан-Нагба и Шарм-аш-Шейха превращаются в гражданские и будут закрыты для египетских ВВС. В то же время на израильской территории, в пустыне Негев будут сооружены е помощью США две крупные военно-воздушные базы, которые будут введены в строй до завершения вывода Тель-Авивом своих войск с Синая.

Во-вторых, фактическая оборонительная линия Египта на Синае, протяженность которого с Запада на Восток около 200 км, будет проходить всего в 50 км от Суэцкого канала и Суэцкого залива, причем в этой зоне Синая (Зона "А") Египту разрешено иметь лишь строго ограниченную численность вооруженных сил и боевой техники (одну мотопехотную дивизию на 400 км фронта). Что касается Израиля, то создаваемый на его территории, у границы с Египтом, район ограничения войск (Зона "Г")-это узкая полоса глубиной не более 3 км. За пределами же этой полосы Израиль имеет право сосредоточить сколько угодно своих сил.

В-третьих, любые попытки Египта изменить устанавливаемый договором "порядок обеспечения безопасности" на Синае могут быть отклонены Израилем, так как договор допускает изменения в этом порядке только "с взаимного согласия договаривающихся сторон" (статья IV п. 4 договора).

Ограничивая суверенитет Египта над Синаем, кэмп-дэвидские соглашения и вашингтонские документы вообще обходят молчанием вопрос о выводе израильских войск с других оккупированных арабских земель, как того требуют решения Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН. Израильские же руководители не перестают заявлять, что Голанские высоты, Иудея и Самария, сектор Газа и Восточный Иерусалим не будут освобождены и что Израиль никогда не вернется к границам 4 июня 1967 г.

Согласованная линия участников сепаратной сделки в палестинском вопросе, определена в кэмп-дэвидских "Рамках для мира на Ближнем Востоке" и в совместном послании Садата и Бегина на имя президента США, подписанном в Вашингтоне 26 марта 1979 г. В этих документах ни слова не говорится о законном праве 4-миллионного арабского народа Палестины на создание своего собственного независимого государства. Отсутствует также всякое упоминание об ООП.

Садат и другие египетские руководители в качестве важнейшего достижения всячески рекламируют, что Каиру удалось-де увязать мирный договор с Израилем с решением палестинской проблемы. Но о какой "увязке" может идти речь, если сепаратная сделка вообще перечеркивает эту проблему как национальную проблему арабского народа Палестины.

В самом деле участники сделки провозглашают своей конечной целью лишь "полную автономию для жителей" Западного берега реки Иордан и сектора Газа. Следовательно, речь не идет о национальных правах 4-миллионного палестинского народа, а лишь о некоей автономии населения, как арабов, так и евреев, проживающих в этих районах. Два миллиона палестинцев, находящихся за пределами этих территорий, во-обще устраняются от решения палестинской проблемы.

Выборы в орган "автономии"- административный совет - будут проводиться в присутствии израильских войск и гражданской администрации Израиля. Через месяц после создания "органа самоуправления", начинается так называемый переходный период {пять лет),; в ходе которого происходит "передислокация" израильских войск "в установленные районы безопасности", что истолковывается Израилем как право на продолжение военной оккупации Иудеи, Самарии и сектора Газа. Сохраняется также право Тель-Авива расширять сеть военизированных израильских поселений на этих территориях. Таким образом, кэмп-дэвидские договоренности и вашингтонские документы по палестинскому вопросу - это, в сущности, слегка модернизированный план израильского премьер-министра Бегина, а "окончательный статус" Западного берега и Газа - это статус израильской колониальной вотчины.

В мае 1979 г. в израильском городе Беэр-Шева состоялся "первый тур переговоров Египта и Израиля при участии США о полномочиях и условиях образования "органа самоуправления" на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Выступая по этому поводу, в Тель-Авиве, министр иностранных дел Даян подтвердил намерение Израиля официально провозгласить свой суверенитет над указанными территориями по прошествии пяти лет после установления там режима "административной автономии". Незадолго до этого в интервью корреспонденту агентства ЮПИ Бегин заявил, что процесс нормализации отношений между Египтом и Израилем "не имеет никакой связи с нашим полным правом селиться в Иудее, Самарии и в полосе Газа" и что вопросы создания там израильских поселений будут определяться "одним-единственным органом - правительством Израиля".

В ходе последовавших египетско-израильских переговоров при участии США (в Александрии 11-12 июня, в Герцлии 25-26 июня, в Александрии 5-6 июля и в Хайфе 5-8 августа) Израиль подтвердил, что он никогда не согласится на создание палестинского государства и будет продолжать возводить израильские поселения на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. С этих же позиций выступал Бегин во время своего официального визита в Египет в июле 1979 г.

Факты показывают, что политика сепаратных сделок не решает ни одной кардинальной проблемы ближневосточного урегулирования. Она и не может их решить, так как в своей основе эта политика глубоко противоречит коренным жизненным интересам арабских народов, в том числе народа Египта. В сущности, она направлена на узаконение последствий израильской агрессии, на раскол арабского мира, на укрепление позиций империализма и его ставленников на Ближнем Востоке. Совершенно неубедительными являются исходящие в основном из Каира и Вашингтона попытки представить "мирный договор" между Израилем и Египтом как первый шаг на пути к всеобъемлющему ближневосточному урегулированию. На деле этот сепаратный договор создает лишь серьезную преграду на пути к справедливому и прочному миру на Ближнем Востоке и еще больше обостряет обстановку в этом районе.

Нельзя не видеть, что под прикрытием сепаратных сделок на Ближнем Востоке постепенно формируется военно-политический альянс между США, Израилем и Египтом. Характерно, что Тель-Авиву в этом альянсе отводится куда более значительная роль, чем Каиру. Вашингтон продолжает делать ставку на Израиль, как на свое главное орудие в борьбе против освободительного движения арабских народов и сил социального прогресса в этом районе.

Тесные, по существу, союзнические отношения между США и Израилем были закреплены подписанием в Вашингтоне 26 марта 1979 г. так называемого "Меморандума о согласии". В этом документе содержатся обязательства США в случае нарушения условий "договора о мире" рассмотреть на чрезвычайной основе такие меры, как усиление присутствия США в этом районе, обеспечение срочных "необходимых поставок" Израилю, а также меры по нейтрализации возможной блокады международных водных путей для судов Израиля. Даже официальный Каир заявил протест против этого меморандума.

В целях поддержки сепаратного египетско-израильского договора Картер направил 9 апреля 1979 г. на рассмотрение конгресса США законопроект об оказании дополнительной помощи Израилю и Египту. Израилю предоставляется военная помощь на сумму в 3 млрд. долл. в течение ближайших трех лет, из которых 2,2 млрд. долл. в виде кредитов на приобретение военной техники и 800 тыс. долл. в виде безвозмездных субсидий на строительство двух военно-воздушных баз в пустыне Негев взамен оставляемых Израилем двух главных военно-воздушных баз на Синае -в Этаме и Этционе. Эта помощь на чрезвычайной основе предоставляется Тель-Авиву в дополнение к ежегодным кредитам в рамках закона о продаже военного снаряжения иностранным государствам и к помощи "в обеспечении безопасности Израиля". США выразили также готовность ускорить поставки самолетов F-16 Израилю, с тем чтобы первые поставки начались с января 1980 г., а не в октябре 1981 г., как было согласовано первоначально.

Египту выделяются на трехлетний период только 1,8 млрд. долл., из которых 1,5 млрд. долл. в виде кредитов на приобретение американской военной техники и снаряжения, а остальные 300 млн. долл. - на экономическую помощь. США пока что отказываются продавать Египту самолеты F-16. Таким образом, даже в рамках помощи, выделяемой "под договор", США тщательно соблюдают принцип приоритета в отношении Израиля.

В соответствии с подписанным в Вашингтоне двусторонним меморандумом США взяли на себя обязательство полностью обеспечивать потребности Израиля в нефти в течение пяти лет, если у Тель-Авива возникнут трудности в ее получении из обычных источников, в том числе из Египта, а также предоставить необходимые транспортные средства для доставки этой нефти в Израиль.

По сообщениям американской печати, участники сепаратной сделки заключили в Кэмп-Дэвиде и Вашингтоне ряд секретных соглашений о совместных действиях против прогрессивных арабских государств и патриотических сил арабского мира. В этой связи называют, например, обязательства Египта перебазировать значительную часть своих вооруженных сил с Синая к границам Ливии, договоренности между Израилем и Египтом предпринимать совместные усилия к тому, чтобы добиться вывода из Ливана сирийских войск, действующих там в составе межарабских сил, согласие Каира не настаивать на участии ООП в определении будущего Западного берега реки Йордан и сектора Газа и поощрять создание "третьей силы" из палестинцев. Издаваемый в Париже журнал "Африк-Ази" сообщает в номере от 16 апреля 1979 г. о секретных соглашениях Израиля, Египта и США об оказании всесторонней поддержки режиму Садата и совместных действиях по нейтрализации усилий арабских стран против сепаратного договора. Он пишет, в частности, об установившемся тесном сотрудничестве израильской и египетской разведок и разработке ими планов совместных операций с целью ликвидации нынешнего режима в Ливии, создания очагов напряженности в Магрибе, провоцирования конфликтов между Сирией и Ираком и между двумя Йеменами, вмешательства в дела Саудовской Аравии и т. п.

Обращает на себя внимание и то, что в официальных документах, подписанных в Вашингтоне, содержатся ссылки на секретные приложения относительно видов американских военных поставок Израилю и Египту. По сообщению газеты "Нью-Йорк тайме", Картер одобрил просьбу Израиля продать ему после заключения договора с Египтом, помимо 90 самолетов F-15 и F-16, 200 танков "М-60", 800 бронетранспортеров, 200 артиллерийских орудий, 600 ракет "Маверик" класса "воздух-земля" и 600 ракет "Сайдуиндер" класса "воздух-воздух".

По замыслам вашингтонских стратегов ускоренное формирование военно-политического альянса Израиля и Египта призвано компенсировать утрату американского влияния в Иране и провал СЕНТО, обеспечить новую полицейскую структуру на Ближнем Востоке, которая должна эффективно служить целям сохранения империализмом своего контроля над основными нефтяными источниками этого района и подавления освободительного движения арабских народов.

Для Израиля участие в такой структуре - дело не новое. Что же касается Египта, то, как пишет газета "Вашингтон пост", Садат готов принять на себя обязательство "защищать стабильность в районе, простирающемся от Алжира на Западе до Афганистана на Востоке и от юга Средиземноморья до пограничных с Сахарой государств Африки и Сомали и даже дальше", "Фактически, - отмечает обозреватель этой газеты Дж. Гошко,. - Садат предлагает Египет в качестве замены Ирану, соглашаясь выполнять более масштабную роль, чем та, которую когда-либо играла эта страна при шахе". Такая линия Египта вполне устраивает США, что видно хотя бы из следующего заявления; президента Картера на обеде в Белом доме 27 февраля 1979 г.: "Это (события в Иране и разрыв им отношений с Израилем. - А.Б.) действительно меняет позиции на Ближнем Востоке... Я полагаю, что это усиливает значение Египта, как стабилизирующего фактора в арабском мире, поскольку Иран больше нельзя считать жандармом этого района... Я полагаю, что в будущем Египет с его очень многочисленным населением, с его очень большими вооруженными силами будут в гораздо большей степени считать потенциальным стабилизирующим фактором".

Факты свидетельствуют о том, что Вашингтон намерен использовать египетско-израильский договор и для укрепления собственного военного присутствия на Ближнем Востоке. В феврале 1979 г. в выступлении по американскому телевидению министр обороны США Г. Браун и министр энергетики Дж. Шлесинджер заявили о готовности Вашингтона предпринять все меры вплоть до применения военной силы для обеспечения "жизненных интересов" США в этом районе. Помощник президента США по национальной безопасности 3. Бжезинский объявил Ближний Восток и Персидский залив центром так называемой "дуги нестабильности" или "дуги кризисов", проходящей по периметру ИндийСкого океана от Пакистана до юга Африки. Как сообщила газета "Нью-Йорк таймс" 21 апреля 1979 г., министерство обороны США считает район Персидского залива - от Ирака на севере, до Омана на юге - "потенциальным районом максимальной опасности". С провокационными заявлениями о необходимости использования военного могущества США в случае угрозы перехода источников ближневосточной нефти в "чужие руки" выступили ряд американских сенаторов.

Сепаратный египетско-израильский договор рассматривается в милитаристских кругах Вашингтона как важный фактор, действующий в пользу пересмотра американских внешнеполитических установок, доминировавших после сокрушительного поражения США во Вьетнаме. Из этих кругов все чаще раздаются призывы преодолеть, наконец, "вьетнамский синдром", отказаться от робости и убедительно продемонстрировать военное могущество США.

В апреле 1979 г. американская печать со ссылками на "осведомленные круги Пентагона" сообщила о планах создания специального войскового соединения США численностью в 100 тыс. человек для использования "в целях защиты американских интересов в ненадежных районах". При этом не скрывалось, что речь идет прежде всего о районе Ближнего и Среднего Востока. Сообщают также, что Пентагон приступил к реализации своего плана создания отдельного 5-го флота для укрепления американского военного присутствия в Индийском океане и в районе Персидского залива.

В этой же связи обращается внимание на решение США эффективно использовать порты на Бахрейне и в Омане для дислокации своих кораблей в зоне Персидского залива, на планы превращения оманского острова Масира в базу для ВМС и ВВС США, а также на предпринимаемые меры по модернизации и расширению военно-морской базы США Диего-Гарсия в Индийском океане.

Открытым вызовом арабскому миру явилось вмешательство США в конфликт, возникший в марте 1979 г. между Йеменской Арабской Республикой и Народной Демократической Республикой Йемен, попытки оказать давление на Демократический Йемен, народ которого избрал путь социалистического развития. Незадолго до своей поездки в Египет и Израиль Картер отдал распоряжение об отправке к берегам Демократического Йемена кораблей 7-го флота США во главе с авианосцем "Констеллейшн", что вызвало протесты как со стороны Демократического. Йемена, так и ЙАР. Одновременно было объявлено о переброске в ЙАР американских истребителей Р-5, танков, бронетранспортеров и другой боевой техники на общую сумму почти в 400 млн. долл., а также большой группы американских военных советников и специалистов.

Попытки США вмешаться в положение на юге Аравии не прекращаются и после того, как в марте 1979 г. оба йеменских государства решили урегулировать конфликт мирными средствами и нормализовать отношения между собою.

Под зонтиком израильско-египетского сепаратного договора вынашиваются планы расширения непосредственного военного присутствия США в Израиле и Египте. В мае 1979 г. Бегин, посетив находившийся у израильского побережья американский авианосец "Эйзенхауэр", заявил, что готов предложить США любые базы, в которых они, возможно, будут нуждаться.

Во время поездки на Ближний Восток в феврале 1979 г. министр обороны США Браун получил от Каира разрешение на проход американских боевых кораблей с атомными силовыми установками через Суэцкий канал. Ему также было дано понять, что Египет охотно предоставит США базу в Александрии и приветствовал бы более частые заходы американских кораблей в этот порт.

Сепаратный египетско-израильский договор - это коварный заговор против арабов и дела мира на Ближнем Востоке. В сущности, он подменяет ближневосточное урегулирование созданием военно-политического альянса Египта и Израиля под эгидой США, открывает шлюзы для широкого империалистического проникновения в этот район, возводит серьезную преграду на пути установления там справедливого и прочного мира.

к оглавлению


 

При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив