Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

1992-1995

1996-1999

2000-2003

 

ГОД 1970

АГРЕССИВНАЯ СУЩНОСТЬ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ ДОКТРИН ВАШИНГТОНА

Жизнь убедительно подтверждает правильность вывода между народного Совещания коммунистических и рабочих партий о том, что магистральный путь развития человечества определяют мировая социалистическая система, международный рабочий класс, все революционные силы современности. Выработанная Совещанием программа антиимпериалистической борьбы успешно претворяется в жизнь. Нарастают удары народных масс по империализму, крепнет единство действий коммунистических и рабочих партий, всех антиимпериалистических сил. Объединенная мощь стран социализма, их активная политика в защиту мира создают решающую преграду на пути развязывания империалистами ракетно-ядерной войны.

Развитие международной обстановки свидетельствует вместе с тем об усилении агрессивности империализма, стремящегося восстановить утраченные им позиции, перейти на тех или иных участках в контрнаступление, создать новые плацдармы для борьбы против социализма, мирового революционного движения. Как подчеркивается в документах Совещания, главной опасностью для дела мира, свободы и прогресса продолжает оставаться американский империализм, выступающий в роли мирового жандарма, душителя свободы народов, зачинщика преступных военных авантюр. Ни одна агрессивная акция американского империализма в послевоенный период не обходилась без того, чтобы правящие круги США не подводили ее под соответствующую внешнеполитическую доктрину. Обнажить сущность этих доктрин, раскрыть их агрессивный характер, направленность против мировой системы социализма, всех прогрессивных и революционных сил - важная задача в свете решений международного форума коммунистов в Москве.

***

Внешнеполитические доктрины США представляют собой совокупность программных установок американских правящих кругов, определяющих политический курс Вашингтона на международной арене. Они включают в себя характеристику внешнеполитических целей американского империализма и средств для их достижения. Все такого рода доктрины в конечном счете диктуются классовыми интересами монополистического капитала США.

Основные внешнеполитические доктрины американского империализма, как глобальные (например, доктрина "холодной войны"), так и региональные (доктрины для Европы, Азии, Африки, Латинской Америки), прямо вытекают из установок военной стратегии США. В этом отношении три главные военно-стратегические доктрины послевоенного периода ("сдерживания", "массированного возмездия", "гибкого реагирования") являются важнейшим источником формирования американских внешнеполитических концепций и теорий.

Характерной особенностью внешнеполитической стратегии американского империализма, формулируемой в доктринах Вашингтона, является все возрастающая роль в ней военных моментов. Доказательством тому служит хотя бы тот факт, что внешнеполитический курс всех послевоенных администраций США базировался и продолжает базироваться на политике "с позиции силы". Например, один из ключевых разделов послания президента Никсона конгрессу США от 18 февраля 1970 года, в котором определены цели стратегии и внешней политики Вашингтона на семидесятые годы, так прямо и называется - "Сила Америки" 1.

Анализируя движущие пружины внешней политики США, нельзя не прийти к выводу, что на определение как текущих, так и долговременных ее целей огромное, а порою и решающее, влияние оказывает так называемый военно-промышленный комплекс, то есть широкое объединение руководящего звена Пентагона и вооруженных сил с представителями правительства и конгресса США, владельцами и управляющими военными монополиями, учеными и инженерами, работающими на войну.

В опубликованной в 1968 году монографии известного ученого-физика Р. Лэппа, принимавшего участие в создании первой атомной бомбы, обращается внимание на то, что "лидеры военно-промышленного комплекса часто являются убежденными антикоммунистами, для которых... продолжающаяся враждебность между государствами необходима для поддержания высокого военного бюджета" 2.

Положение США как главной империалистической державы современного мира предопределяет и неизменность основных стратегических целей, выраженных в доктринах американского империализма.

"Острие агрессивной стратегии империализма,- говорится в итоговом Документе международного Совещания коммунистических и рабочих партий 1969 года,- как и раньше, направлено прежде всего против социалистических государств. Империализм не отказывается от прямой вооруженной борьбы против социализма. Он непрерывно усиливает гонку вооружений, пытается активизировать военные блоки, созданные в целях агрессии против Советского Союза и других социалистических стран, обостряет против них идеологическую борьбу, старается затормозить их экономическое развитие".

Другое важнейшее направление военно-политической и внешнеполитической стратегии США, отраженное в соответствующих доктринах, обусловлено интересами борьбы против национально-освободительных движений. Это и политика поддержки реакционных, в том числе и расистских, режимов на юге Африки, и попытки затормозить предоставление политической независимости колониальным странам и народам, и стремление опутать молодые национальные государства узами неоколониализма, и организация агрессивных актов против народов развивающихся государств. Особое место во внешнеполитической стратегии американского империализма занимает провозглашенная в 50-х годах доктрина "взаимозависимости". Ее суть состоит в стремлении укрепить агрессивные блоки, создаваемые под эгидой США, приостановить возникшие в них центробежные тенденции, расширить сферу действия этих блоков на новые районы земного шара. Президент Никсон, озабоченный обострением противоречий в системе американских военных союзов, и прежде всего в НАТО, заверяет своих партнеров в верности Вашингтона этим союзам, в желании США "заручиться сотрудничеством многих стран", чтобы "поставить американские международные обязательства на прочную, длительную основу". Он призывает, в частности, к созданию "новой системы взаимозависимости" с включением в нее как "старых", так и "новых государств" 3.

Решающее влияние на развитие основных американских военно-стратегических и внешнеполитических доктрин оказывало и продолжает оказывать изменение соотношения сил между двумя мировыми системами. Необратимые сдвиги в пользу социализма, происшедшие за последние десятилетия, не раз заставляли правящие круги США перекраивать старые доктрины, менять акценты в своей глобальной стратегии, изобретать все новые концепции в стремлении вывести из глубокой трясины свою внешнюю политику, основывающуюся на "позиции силы".

В первые послевоенные годы правящие круги США главную ставку в области внешней политики делали, как известно, на американскую атомную монополию. Вплоть до середины 50-х годов на этом и базировалась их стратегия "сдерживания". Впервые изложенная известным дипломатом и политическим деятелем Д. Кеннаном в 1947 году, она ориентировала США на проведение "жесткой" политики в отношении Советского Союза, которому приписывались стремления к внешнеполитической экспансии.

Своеобразным спутником стратегии "сдерживания" явилась выдвинутая в тот период глобальная концепция "холодной войны". Суть ее состояла в попытках путем атомного шантажа заставить СССР пойти на уступки империалистическим державам в вопросах послевоенного мирного урегулирования. Одним из важных проявлений "холодной войны" было провозглашение в марте 1947 года доктрины Трумэна, в соответствии с которой США обязались оказывать повсюду в мире поддержку антикоммунистическим режимам. Доктрина Трумэна послужила, в свою очередь, "обоснованием" многочисленных провокационных акций США в отношении социалистических стран, а затем и агрессии против КНДР (1950 - 1953 годы). Детищем этой доктрины явился также агрессивный военный блок НАТО.

Конец американской монополии на атомное оружие (1949 год), быстрое, вопреки расчетам Вашингтона, восстановление и развитие советской экономики, укрепление позиций мирового социализма заставили пришедшее в 1952 году к власти республиканское правительство Эйзенхауэра - Никсона - Даллеса отказаться от стратегии "сдерживания" и в 1954 году провозгласить новую стратегию - "массированного возмездия". Главный упор здесь делался на максимальное наращивание ядерного потенциала США с тем, чтобы они имели возможность первыми нанести (как предполагалось - "сокрушительный") ядерный удар. Знаменательно, что Р. Никсон, будучи в то время вице-президентом США, открыто характеризовал эту стратегию как "направленную против русских и угрожавшую России атомным нападением" 4.

Именно в тот период руководящими кругами США были приняты меры к дальнейшему укреплению НАТО, к включению в него ФРГ на основе так называемых "парижских соглашений" 1954 года, к распространению сферы действия блоков на Азию и Ближний Восток. Вся эта система блоков активно использовалась и продолжает использоваться Соединенными Штатами для борьбы с национально-освободительным движением.

Соотношение сил в мире в середине 50-х годов сложилось, однако, таким образом, что все более очевидной становилась рискованность применения атомного оружия с точки зрения безопасности самих США. В опубликованной в октябре 1969 года в журнале "Форин афферс" статье бывшего помощника президента Дж. Кеннеди по делам национальной безопасности М. Банди отмечалось, например, что "даже самые хладнокровные американские деятели, планирующие политику, всегда понимали, во всяком случае с 1954 года, что концепция, предусматривающая нанесение Соединенными Штатами первого стратегического удара, совершенно неприемлема из-за возможности ответного удара со стороны Советского Союза".

Ставка американских правящих кругов на стратегию "массированного возмездия" как на главное средство "устрашения" Советского Союза, всех социалистических стран сочеталась с попытками прямого вмешательства США в их внутренние дела. Если раньше эта политика осуществлялась в рамках общей военно-политической стратегии "сдерживания", то в период пребывания у власти администрации Эйзенхауэра - Никсона - Даллеса она стала базироваться на специальной внешнеполитической доктрине, требовавшей "освобождения" стран Восточной Европы и ряда советских территорий от "господства коммунизма".

Наиболее ревностные поборники доктрины "освобождения", начиная с ее признанного автора - Даллеса, полагали, что путем атомного шантажа Советского Союза можно вызвать в нем серьезные внутренние потрясения, которые приведут к "коренной трансформации", к "перерождению" советского общества. Доктрина "освобождения" оказалась, однако, мертворожденной в силу явного противоречия между провозглашенными Вашингтоном целями и отсутствием у него реальных возможностей для их достижения. Эта доктрина, признается в предпринятом в 1967 году по инициативе Фонда Форда исследовании политики США в Восточной Европе, "не произвела никакого эффекта на силу и политику коммунистов" 5.

Все развитие международной обстановки в конце 50-х - начале 60-х годов вскрыло несостоятельность как стратегии "массированного возмездия", так и внешнеполитической доктрины "освобождения". В этих условиях концепция "освобождения", преследующая цель вооруженным путем вернуть Восточную Европу назад, к капитализму, была заменена доктриной "наведения мостов".

Внешнеполитическая доктрина "наведения мостов" ориентирует политику Вашингтона на поиски слабых звеньев в социалистическом содружестве, на идеологические диверсии против стран социализма, на разжигание противоречий между ними поощрением националистических тенденций, на проведение всякого рода акций с целью воздействия на экономическое развитие социалистических стран, на создание условий для их постепенного "перерождения", для реставрации в них капитализма. Однако, как показали события 1968 года в Чехословакии, и эти расчеты американского империализма оказались построенными на песке. Народы пяти социалистических стран в трудную для чехословацкого народа минуту пришли ему на помощь в защите социалистических завоеваний и тем самым не позволили империализму и его пособникам ослабить позиции мирового социализма.

Особые усилия империалистические круги предпринимают к тому, чтобы использовать в своих целях известные разногласия между СССР и КНР. Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев в своем выступлении в Алма-Ате 28 августа 1970 года по этому поводу сказал: "Известно, конечно, что на Западе, в империалистических кругах есть немало деятелей, которым очень хотелось бы столкнуть Советский Союз с Китайской Народной Республикой и, как говорится, погреть на этом руки. Но эти господа, пожалуй, просчитаются. Их расчеты строятся на непонимании - или, вернее, на сознательном извращении подлинных целей и принципов политики нашего социалистического государства".

***

Характерной чертой американской стратегии 60 - 70-х годов является все большее понимание того, что прямое военное столкновение с СССР было бы равносильно для США самоубийству. В итоговом Документе московского Совещания 1969 года отмечается: "Не раз за минувшие годы империализм провоцировал острые международные кризисы, ставившие человечество на грань термоядерного столкновения. Но империализм США вынужден учитывать сложившееся соотношение сил на международной арене, ядерный потенциал Советского Союза и возможные последствия ракетно-ядерной войны, ему все труднее, опаснее делать ставку на развязывание новой мировой войны. В этих условиях американские правящие круги, не отказываясь от подготовки к такой войне, особый упор делают на локальные войны".

Концепция "локальной войны" утвердилась в американской стратегии в конце 50-х годов. Впоследствии в качестве составной части она вошла в новую стратегию империализма США, получившую название стратегии "гибкого реагирования".

Эта стратегия официально была провозглашена при президенте Кеннеди, активно осуществлялась администрацией Джонсона и с некоторыми коррективами и под новой вывеской ("эффективная стратегия мира") взята на вооружение нынешней вашингтонской администрацией. Стратегия "гибкого реагирования", по существу, не отменяет стратегию "массированного возмездия", хотя и не возводит ее в абсолют. Она делает ставку на использование под прикрытием "ядерного зонтика" широкого диапазона средств - от дипломатического шантажа и идеологических диверсий до "локальной войны" - для достижения внешнеполитических целей.

В основе стратегии "гибкого реагирования", как и провозглашенной ныне "эффективной стратегии мира", лежит стремление правящих кругов США создать такие вооруженные силы, которые были бы способны вести как глобальную ядерную войну, так и "локальные войны" с применением или без применения ядерного оружия. В области военного строительства эта стратегия ориентирует и на форсирование гонки ракетно-ядерных вооружений, и на повышение мобильности и эффективности сил общего назначения, и на усиление средств, необходимых для ведения "локальных войн" в различных районах земного шара.

Во внешнеполитическом послании президента Никсона конгрессу США от 18 февраля 1970 года суть провозглашенной им "эффективной стратегии мира", которая, как уже отмечалось, представляет собой лишь вариант стратегии "гибкого реагирования", излагается в следующих положениях:
1) США должны поддерживать "достаточно мощные силы обороны", не допуская истощения ресурсов, необходимых для решения внутренних проблем;
2) США должны ограничить свои обязательства за границей, не отказываясь, однако, от "руководства" так называемым "свободным миром";
3) США должны создать "новую структуру мировой стабильности", которая "полагается не на силу одной какой-либо страны, а черпает свою силу от всех стран".

"Эффективная стратегия мира", как и предшествующая ей стратегия "гибкого реагирования", означает, таким образом, признание того факта, что внутренние возможности США не безграничны. Она делает ставку на поддержание "достаточного" ракетно-ядерного потенциала и на более активное участие зависимых в той или иной степени от США стран в обеспечении целей американского империализма на мировой арене.

"Эффективная стратегия мира" вносит и некоторые новые моменты в концепцию "локальных войн". Учитывая уроки вьетнамской авантюры, нынешнее американское правительство, не отказываясь от прямого участия своих войск, в том числе и сухопутных, в "локальных войнах", стремится в то же время по возможности переложить основную тяжесть ведения таких войн на союзников США по военным блокам.

Принятие американским империализмом на вооружение стратегии "гибкого реагирования" и ее нынешнего эквивалента - "эффективной стратегии мира" обусловило появление целой серии так называемых "региональных" внешнеполитических доктрин США. Их агрессивный, империалистический характер ярко виден, в частности, на примере доктрин для Азии.

В июле 1966 года, когда "локальная война" во Вьетнаме, развязанная американским империализмом, приняла огромные масштабы и когда темпы эскалации агрессии США усилились, правительство Джонсона выступило с так называемой "тихоокеанской доктриной". Существо этой доктрины, подробно изложенной в заявлении Джонсона 12 июля 1966 года, состояло в открытом провозглашении курса на установление господства США в районе Тихого океана. Называя Азию "решающим районом борьбы человека за независимость и порядок - за саму жизнь", Джонсон указывал на "решимость" США "выполнить свои обязательства в Азии в качестве тихоокеанской державы". В числе усилий, которые США намеревались предпринять для достижения этих империалистических целей, Джонсон на первый план ставил обеспечение военной победы во Вьетнаме. Вашингтон рассчитывал создать во всей Азии такую обстановку, в которой не оставалось бы места сопротивлению народов экспансионистским планам американского империализма. Сенатор Фулбрайт справедливо отмечал в своей книге "Самонадеянность силы", что "в соответствии с этой доктриной Соединенные Штаты берут на себя роль жандарма и кредитора всех некоммунистических стран Азии".

Оказавшись не в состоянии поставить на колени вьетнамский народ, будучи вынужденными пойти на четырехсторонние переговоры в Париже, правящие круги США не оставляют, однако, надежд на установление в той или иной форме своего господства в Юго-Восточной Азии. Это наглядно проявилось в провозглашении в 1969 году президентом Никсоном так называемой "гуамской доктрины", которая, в сущности, ставит те же задачи, что и "тихоокеанская доктрина" Джонсона. Никсон лишь предлагает несколько иной подход к достижению целей американского империализма в этом районе мира.

Сущность "гуамской доктрины" Никсона состоит в том, чтобы, укрепив систему военных союзов США в Азии, использовать там для подавления национально-освободительного движения прежде всего вооруженные силы самих азиатских стран, связанных с США. Иными словами, добиваться достижения целей Вашингтона в Азии руками самих азиатов. Так появилась на свет идея "вьетнамизации" агрессивной войны США во Вьетнаме. Укрепив марионеточный режим в Южном Вьетнаме, США хотели бы использовать в основном сайгонскую, а не американскую армию для борьбы против вьетнамских патриотов и тем самым ввести в заблуждение мировое общественное мнение относительно целей США в Юго-Восточной Азии 6.

События в Камбодже, начиная с мая этого года, с новой силой продемонстрировали агрессивный, авантюристический характер "гуамской доктрины". Перенесение развязанной США войны во Вьетнаме на территорию этого нейтралистского государства, усиление американской агрессии в Лаосе, стремление втянуть в преступные авантюры Вашингтона в Индокитае все новые и новые государства окончательно разоблачили все лицемерие провозглашенного ранее Р. Никсоном лозунга: "Азия - для азиатов". Как отмечается в Заявлении глав правительств социалистических государств от 14 мая 1970 года и Заявлении Верховного Совета СССР от 15 июля 1970 года, расширение американской агрессии в Индокитае не только обострило обстановку в Юго-Восточной Азии, но и привело к ухудшению общей международной обстановки, поставило под угрозу решение многих назревших международных проблем.

На Ближнем Востоке политика США в конце 50-х - начале 60-х годов определялась доктриной Эйзенхауэра - Даллеса, санкционировавшей использование вооруженных сил США и принятие других мер против национально-освободительного движения народов этого района. "Вашингтон был полон решимости нанести поражение арабскому национализму, поскольку он представлял угрозу всему Ближнему Востоку",- в таких словах характеризуется эта доктрина в опубликованном в 1968 году исследовании Американского института по вопросам государственной политики. Наиболее крупной акцией в реализации доктрины Эйзенхауэра - Даллеса явилась высадка американской пехоты в Ливане в 1958 году, ставившая целью укрепление реакционного режима в этой стране и подготовку к возможному нападению на Ирак, где 14 июля того же года произошла антимонархическая, антифеодальная революция. США действовали здесь совместно со своим союзником по НАТО Англией, войска которой оккупировали Иорданию.

В применении к Ближнему Востоку нынешняя концепция "локальных войн" особую роль отводит Израилю, который рассматривается в качестве главного орудия империализма в борьбе с прогрессивными режимами и социальными завоеваниями арабских народов. Как показали англо-франко-израильская агрессия против Египта в 1956 году и американо-английская интервенция в Ливане и Иордании в 1958 году, прямая агрессия самих западных держав против арабских народов сопряжена с риском полной утраты позиций империализма в этом районе, весьма богатом нефтью и другим стратегическим сырьем.

В период израильской агрессии против ОАР, Сирии и Иордании в июне 1967 года президент США Джонсон сформулировал ряд "фундаментальных принципов", названных потом "доктриной Джонсона для Ближнего Востока". Эти принципы, по существу, исходили из поддержки агрессивных израильских притязаний в отношении арабских территорий и тем самым подрывали возможность справедливого мирного урегулирования кризиса на Ближнем Востоке.

Установки администрации Р. Никсона в отношении ближневосточной проблемы в известной мере отражают понимание определенными кругами США того факта, что сохраняющаяся напряженность в этом районе может привести к вовлечению США в глобальный конфликт. Вместе с тем Вашингтон продолжает курс прежних американских правительств, направленный на борьбу против прогрессивных режимов в арабских странах, на изоляцию их от социалистического содружества, на поддержку израильских экстремистов.

Израилю ныне отводится роль главной опоры США в их попытках восстановления утраченных империализмом позиций в этом районе. Как указывается в совместном Заявлении социалистических стран о положении на Ближнем Востоке от 27 ноября 1969 года, империалистические круги США "активно поощряют израильскую политику аннексий на Ближнем Востоке, оказывают Израилю все увеличивающуюся финансовую, военную и иную помощь". Такая политика США препятствует выполнению всеми заинтересованными сторонами положений резолюции Совета Безопасности ООН от 22 ноября 1967 года, означает поощрение агрессора, дискредитирует усилия, направленные к достижению политического урегулирования на Ближнем Востоке.

Показательно, что даже в условиях действующего с 8 августа этого года временного прекращения огня на Ближнем Востоке правящие круги США усиливают кампанию в поддержку израильских экстремистов.

В результате уже после вступления в силу соглашения о временном, 90-дневном прекращении огня США, по данным египетского еженедельника "Роз эль-Юсеф", поставили Израилю к началу сентября новейшее электронное оборудование, ракеты и артиллерийские орудия дальнего радиуса действия на сумму, превышающую 300 миллионов долларов. Кроме того, Вашингтон принял решение о поставках Тель-Авиву начиная с сентября этого года еще партии истребителей-бомбардировщиков "Фантом" в дополнение к тем 50 самолетам этого типа, которые были поставлены ранее. И все это прикрывается разглагольствованиями о необходимости сохранения "равновесия сил" на Ближнем Востоке.

Политика США в отношении Латинской Америки продолжает основываться на доктрине Монро (1823 год), ставящей цель обеспечить за США безраздельное господство в западном полушарии. В специальном заявлении государственного департамента США от 14 июля 1960 года подчеркивалось, что "принципы доктрины Монро... в полной мере остаются в силе в наши дни". Современные внешнеполитические доктрины США, касающиеся этого района мира, по существу, лишь модифицируют доктрину Монро применительно к стратегии неоколониализма.

Агрессия США против Кубы в 1961 году и Доминиканской Республики в 1965 году особенно наглядно показала, что нынешняя вашингтонская стратегия в этом районе ставит своей задачей подавление очагов национально-освободительного движения, угрожающих господству американского империализма. В мае 1965 года президент США Джонсон, отдав приказ о вооруженной интервенции в Доминиканскую Республику, провозгласил доктрину, исходящую из "права" подавления вооруженными силами США национально-освободительного движения в латиноамериканских странах в целях "борьбы с коммунизмом" (так называемая "доктрина Джонсона для Латинской Америки").

В октябре 1969 года президент США Никсон в программном заявлении о политике США в отношении Латинской Америки провозгласил доктрину "равного партнерства", в значительной степени основанную на рекомендациях миллиардера Н. Рокфеллера, посетившего незадолго до того ряд латиноамериканских стран. Она призвана сбить накал национально-освободительного движения в Латинской Америке, сохранить страны этого континента в орбите влияния Вашингтона, укрепить в них позиции американского капитала. Хотя правительство Никсона и заявляет о своем намерении "консультироваться" с латиноамериканскими странами но всем вопросам их отношений с США, оно, в сущности, исходит из необходимости сохранения прежнего "союза" этих стран с американским империализмом - союза всадника и лошади. Не случайно Никсон специально оговорил, что социалистическая Куба будет исключением из провозглашенного им правила "подходить с реалистических позиций к правительствам в межамериканской системе и принимать их такими, какие они есть". Речь в данном случае идет лишь о "союзе" с реакционными военно-диктаторскими режимами, узурпировавшими с одобрения и при поддержке Вашингтона власть в ряде стран Латинской Америки.

Это убедительно подтверждается, в частности, крайне отрицательной реакцией США на победу на президентских выборах 4 сентября этого года в Чили кандидата блока Народного единства, основу которого составляет союз коммунистической и социалистической партий, Сальвадора Альенде. Победа на выборах кандидата демократических сил отразила стремление народа этой страны к укреплению политической и экономической независимости, к прогрессивным социальным преобразованиям. Стремясь не допустить к власти правительство Народного единства, США вкупе с силами местной реакции делают все возможное, чтобы преградить дорогу С. Альенде.

Корыстными, империалистическими интересами американского монополистического капитала определяется и нынешняя доктрина США для Африки. Суть ее, в общем виде сформулированная во внешнеполитическом послании президента Никсона конгрессу США от 18 февраля 1970 года и в специальном докладе государственного секретаря Роджерса, опубликованном в марте этого же года, заключается в стремлении США под прикрытием разговоров о "равноправии" и "партнерстве" заковать африканские страны в цепи неоколониализма, укрепить там позиции американского капитала, не допустить перехода молодых национальных государств на прогрессивный, некапиталистический путь развития. В борьбе против национально-освободительного движения и независимых национальных государств США опираются на расистские режимы ЮАР и Родезии, а также на своего союзника по НАТО - Португалию.

Таким образом, повсюду империализм США выступает в качестве мирового жандарма, эксплуататора и палача народов. Реализация провозглашенных им внешнеполитических доктрин оборачивается для народов стран Азии, Африки, Латинской Америки новыми трагедиями, страданиями и бедствиями.

***

На современном историческом этапе, когда мировая система социализма оказывает решающее воздействие на ход мировых событий, глобальные устремления американского империализма - признают это в Вашингтоне или нет - все больше заводят в тупик его внешнюю политику. Очередной "мучительный пересмотр" американской стратегии, осуществляемый администрацией Никсона, на деле знаменует собою дальнейшее усиление агрессивных тенденций. Продолжающаяся преступная война во Вьетнаме, беспрецедентные по своей наглости агрессивные акции США в Камбодже, Лаосе, поддержка Вашингтоном израильских агрессоров, провокации против Кубы свидетельствуют о том, что практические шаги президента Никсона в области внешней политики явно расходятся с его декларациями. Американский империализм продолжает курс на гонку ракетно-ядерных вооружений, на укрепление НАТО и других агрессивных военных блоков, на подрывную деятельность против стран социализма и прогрессивных режимов в молодых независимых государствах. Такая политика вызывает растущий отпор со стороны прогрессивных сил в самих США, во главе которых идет партия коммунистов, ведет к обострению отношений Вашингтона со многими государствами, к его изоляции на международной арене.

У политики США нет будущего. В современных условиях, как подчеркивается в итоговом Документе международного Совещания коммунистических и рабочих партий 1969 года, "все отчетливее выявляется противоречие между проводимой империализмом политикой с "позиции силы" и его реальными возможностями". Империализм бессилен вернуть утраченную им историческую инициативу, повернуть вспять развитие современного мира.


Примечания.

1. "U.S. Foreign Policy for the 1970's. A New Strategy for Peace. A Report to the Congress by Richard Nixon, President of the United States. February 18, 1970", "The Department of State Bulletin", March 9, 1970, p. 315.

2. R. Lapp. The Weapons Culture, New York, 1968, p. 23.

3. "The New York Times", September 19, 1969.

4. Т.К. Финлеттер. Сила и политика. М., 1956, стр. 125.

5. "The United States and Eastern Europe", New York, 1967, p. 156.

6. Подробнее о сущности "гуамской доктрины" Никсона см. "Политическое самообразование", № 1, 1970, стр. 66-69.

"Политическое самообразование", журнал ЦК КПСС Москва. Издательство "Правда", № 10, 1970 год

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив