Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

1992-1995

1996-1999

2000-2003

 

ГОД 1996

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМЫ ООН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

50-я годовщина создания ООН совпала по времени с кардинальными изменениями в системе международных отношений, что не может не оказывать серьезного влияния на деятельность этой международной организации, призванной обеспечить надежный и справедливый мир на нашей планете.

В результате острой дипломатической борьбы и проявленной отцами-основателями ООН - Ф. Рузвельтом, И. Сталиным и У. Черчиллем государственной мудрости в Уставе ООН были заложены прогрессивные и демократические цели и принципы, ставшие верными ориентирами для грядущих поколений. Несомненно и то, что только победа советского народа в Великой Отечественной войне I94I-I945 гг. сделала возможным закрепление в Уставе СОН, в качестве основополагающих, принципов равноправия, невмешательства во внутренние дела, самоопределения и независимости народов. В особенности важным было признание всеми членами ООН принципа единогласия постоянных членов Совета Безопасности в разрешении вопросов поддержания мира и международной безопасности.

Характерно, что первые попытки реформы ООН были связаны именно с нападками на этот принцип, составляющий основу деятельности ООН. Уже в первые послевоенные годы американская дипломатия, опираясь на временную атомную монополию, активно использовала в ООН так называемый план Баруха для проталкивания идеи "нового мирового порядка", основанного не на сотрудничестве великих держав, а на американском господстве повсюду в мире. Реакционные круги США объявили Устав ООН "устаревшим" на том основании, что он не отражал реалий "атомного века". Широкое распространение в США получили тогда концепции превращения ООН в "мировое правительство", разумеется, под эгидой Вашингтона. На правительственном уровне были выдвинуты предложения о фактической подмене Совета Безопасности "межсессионным комитетом", о передаче многих функций главного органа ООН - Совета Безопасности Генеральной Ассамблее, где в то время действовала американская "машина голосования" и т.п.

Однако с ликвидацией американской атомной монополии соотношение сил в мире стало быстро изменяться не в пользу США, а к 80-м годам и вовсе установилось военное равновесие между СССР и США, а также между НАТО и Варшавским блоком. Десятки колониальных стран Азии, Африки и Латинской Америки с конца 50-х - начала 60-х годов стали независимыми государствами. Приход этих государств в ООН тщетно сдерживался Соединенными Штатами, которые, как известно, "воздерживались" при голосовании исторической Декларации ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам (I960 г.). Вопреки многолетнему бойкоту США, в 1971 г. свое законное место в СОН заняли представители Китайской Народной Республики.

Несмотря на крупные перемены в международной жизни на протяжении 50-80-х годов и крайне неблагоприятные условия "холодной войны", ООН проявила себя в целом как вполне жизнеспособная организация. В немалой степени этому способствовали внесение в ее Устав поправок, увеличивших число непостоянных членов Совета Безопасности с 11 до 15 за счет расширения представительства государств Азии и Африки (1965 г.). При всем этом следует иметь в виду, что СОН никогда не была и не может являться самодовлеющей организацией: ее действия так или иначе отражают соотношение сил в мире и реальную политику основных группировок государств и союзов. Строгое соблюдение Устава СОН всеми государствами - таков необходимый критерий и главное условие эффективности ООН на всех направлениях ее деятельности.

За годы своего существования ООН внесла немалый вклад в поддержание международного мира и развитие международного сотрудничества. Она во многом содействовала заключению важных международных договоров и конвенций, таких, например, как Московский договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах (1963 г.), Договор о нераспространении ядерного оружия (1968 г.), Договор о принципах деятельности государств в космосе (1967 г.), Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического оружия и об их уничтожении (1972 г.), Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении, открытая для подписания в январе 1993 г. и ряда других. Услуги ООН мировое сообщество неоднократно и небезрезультатно использовало для урегулирования международных конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке, в Юго-Восточной Азии, Африке и Латинской Америке. Наконец, было бы неправильно приуменьшать роль ООН в разработке международных соглашений по сотрудничеству в международных экономических, социальных областях, как и в области прав человека. В этой связи достаточно назвать хотя бы такие документы исторической важности, как Декларация об установлении нового мирового экономического порядка (1974 г.), Всеобщую декларацию прав человека (1948 г.) и Международные пакты о правах человека в политической, экономической и социальной областях (1966 г.).

Но если столь значительны заслуги ООН перед человечеством, то стоит ли вообще ставить вопрос об актуальности реформы ООН на современном этапе? Ответ здесь однозначен: да, стоит, ибо первостепенная задача ООН - адекватно встретить вызовы нового времени и прежде всего в вопросах поддержания мира и международной безопасности. В этой связи необходимо отметить, что довольно распространенное мнение о том, что масштабные изменения в мире за последние годы чуть ли не устранили угрозу глобального, мирового конфликта, едва ли оправданы. Опасность такого конфликта, хотя, возможно, несколько отодвинулась, продолжает постоянно давать о себе знать, что проявляется в продолжающейся гонке вооружений, в том числе ядерных, в сохраняющейся угрозе расползания оружия массового уничтожения, укреплении военно-политических блоков держав Запада, в глубоких экономических и политических противоречиях между основными группировками развитых стран, в начавшейся борьбе государств стран Большой семерки за раздел сфер влияния на территориях бывшего Советского Союза, в обостряющемся конфликте между индустриальным Севером и развивающимся Югом. Угрозу международному миру представляют также локальные войны и региональные конфликты в Югославии, Африке, на Ближнем Востоке, в СНГ и других районах мира.

Совершенно очевидно, что в нынешней сверхсложной международной обстановке ООН всегда должна быть на высоте положения, обладать достаточным, а не призрачным авторитетом и влиянием, быть в состоянии активно и эффективно содействовать проведению в жизнь инициатив в области разоружения, предотвращать расширение существующих и не допускать возникновения новых конфликтов.

Однако было бы крайне опасным делом стремиться подменить необходимые и назревшие реформы ООН ставкой на немедленный и глобальный пересмотр Устава ООН. При таком подходе, фактически равнозначном разрушению ООН, мир может вообще остаться на пороге XXI в. без международной организации безопасности.

Между тем после распада СССР и социалистического содружества на Западе, и в первую очередь в США, вновь, как грибы после дождя, появляются все новые планы и модели превращения ООН в "мировое правительство". Нельзя также не видеть, что суть всех современных концепций "нового мирового порядка" и "мирового правительства", возродившихся спустя, четыре десятилетия со времени ликвидации американской атомной монополии, сводится к попыткам низведения России и других стран СНГ к статусу полузависимых государств.

С учетом изложенных моментов представляется абсолютно необходимым, чтобы любые планы реформы и реорганизации ООН никоим образом не ставили под сомнение основу основ деятельности ООН - принцип единогласия великих держав - постоянных членов Совета Безопасности. Это относится также и к другим основополагающим принципам Устава ООН.

Опыт 50-летней деятельности ООН убедительно показывает прежде всего назревшую необходимость значительно усовершенствовать механизм формирования и осуществления операций ООН по поддержанию мира, конечно, при том понимании, что исключительные полномочия, предоставляемые в этом отношении Уставом ООН Совету Безопасности будут подтверждены и при необходимости усилены. Из объективного анализа многих операций ООН, например, в Корее (1950-1953 гг.), Конго (I96I-I964 гг.), а в последние годы - в Персидском заливе и Сомали следует, что флаг и "голубые каски" ООН зачастую использовались не столько для восстановления мира, сколько во имя ко-рыстных интересов западных держав, которые обычно имеют возможность произвольно манипулировать различными положениями Устава ООН в условиях отсутствия отлаженного механизма контроля за операциями ООН, в особенности на стадии их осуществления.

В бывшей Югославии отнюдь не способствует урегулированию затянувшегося конфликта крайняя несогласованность действия Генерального секретаря ООН и его представителей на местах с Советом Безопасности. В результате важные решения о применении силы неоднократно принимались не на основе решений Совета Безопасности, а исходя из "практической целесообразности", как она оценивалась представителями Генерального секретаря ОСН. В настоящее время операциями ООН в Югославии фактически все больше стали заправлять натовские генералы, для которых Устава ООН как будто вообще не существует.

В последние годы операции ООН по поддержанию мира все чаще стали наделяться весьма расширенными функциями, включая, например, достижение национального примирения, защиту прав человека и даже, выражаясь словами Генерального секретаря ООН, обеспечение "демократической консолидации". Нельзя не видеть, что при всей важности такого рода новаций, они вполне могут, без надлежащего контроля со стороны Совета Безопасности, повести к прямому вмешательству во внутренние дела государств. Следовательно, всякое реформирование функций ООН в этом контексте должно быть обусловлено согласием всех заинтересованных сторон, в том числе стороны, принимающей войска, или наблюдателей, действующих в рамках операций СОН по поддержанию мира.

При подходе к вопросам реформы ООН целесообразно ориентироваться прежде всего на использование и реанимацию тех положений ее Устава, которые в период "холодной войны" по тем или иным причинам не могли быть реализованы. Это относится и к такому важному вопросу, как создание постоянных (резервных) сил ООН. Такие силы, как известно, могут быть созданы на основе соглашений между государствами и Советом Безопасности на основе ст.43 Устава СОН. Понятно, что само наличие таких сил, находящихся в постоянной готовности, было бы серьезным фактором, сдерживающим любого потенциального агрессора. Важно лишь обеспечить, чтобы использование этих сил осуществлялось в строгом соответствии с решениями Совета Безопасности.

На 49-й сессии Генеральной Ассамблеи (1994 г.) Россия уже выразила готовность подписать с Советом Безопасности соглашение о предоставлении национальных воинских контингентов для операций ООН. Было также заявлено, что при поддержке со стороны других государств мы готовы прийти к реализации концепции резервных сил. Дело теперь, в основном, за другими великими державами, прежде всего за США, которые пока что продолжают согласно своей военной концепции исходить из того, что американские контингенте должны находиться исключительно под американским командованием, а не быть в полном распоряжении Совета Безопасности.

Жизнь подтверждает необходимость привести, наконец, в действие вспомогательный орган Совета Безопасности - Военно-штабной комитет, который по Уставу ООН должен "давать советы и оказывать помощь Совету Безопасности по всем вопросам, относящимся к военным потребностям Совета". В этом отношении можно было бы опереться на имеющийся (хотя практически и единственный в своем роде) положительный опыт участия ВПК в операциях ООН на Ближнем Востоке в 1973 г. во исполнение резолюции Совета Безопасности,

Большое внимание в плане необходимого реформирования деятельности ООН в области поддержания мира заслуживают предложения Генерального секретаря ООН Б.Гали, содержащиеся в его докладе Совету Безопасности "Повестка дня для мира" (1992 г.). В особенности это относится к предложениям о разработке стратегии миротворчества по предупреждению кризисов и конфликтов, а в случае необходимости и операций по принуждению к миру. Разумеется, соответствующие акции ООН должны планироваться и осуществляться под эгидой и постоянным контролем со стороны Совета Безопасности. Необходимо в этой связи более четкое распределение функций Генерального секретаря ООН и Совета Безопасности, с тем чтобы исключить такое положение, когда Генеральный секретарь СОН, действуя как бы от имени всей организации, фактически противопоставляет себя Совету Безопасности.

Опасность подрыва исключительных полномочий Совета Безопасности в области поддержания мира представляют собой различные проекты создания новых региональных организаций безопасности, так или иначе связанных с ОСН. В этом отношении можно упомянуть предложения о создании Совета Безопасности для Европы или, например, Совета Безопасности для Африки. Конечно, роль региональных организаций в урегулировании конфликтов никоим образом не должна приуменьшаться. Более того, именно усилиям таких региональных организаций, как ОАЕ, Экономическое сообщество западноафриканских государств, СИК, ОАГ и других мир во многом обязан урегулированию ряда конфликтов в Африке, Азии и Латинской Америке. Такие усилия и впредь должны поощряться. С другой стороны, очевидно, что любой конфликт, серьезно угрожающий международной безопасности должен находиться с самого начала под наблюдением и контролем со стороны Совета Безопасности ООН, который один только вправе принимать необходимые, в том числе принудительные меры, направленные на устранение угрозы международному миру.

Несомненно, что создание Совета Безопасности для Европы крайне осложнило бы проведение операций по поддержанию мира, предпринимаемых в этом регионе на основе реалий Совета Безопасности ООН. Дублирование функций, споры о весомости полномочий, путаница в оперативных вопросах - это лишь немногое из того, что можно ожидать в таких ситуациях. Возникают также вопросы, каким образом принимались бы решения Совета Безопасности для Европы; какие европейские страны удостоились бы права вето, а какие нет; в каких случаях ООН вообще могла бы заниматься европейскими делами и т.п.

Аналогичным образом обстоит дело и с проектом создания Совета Безопасности для Африки.

Что касается Латинской Америки, то миру хорошо известны случаи, когда США, используя САГ, всячески препятствовали рассмотрению в СОН вопросов безопасности на этом континенте, который объявлен зоной особых интересов США еще со времени провозглашения доктрины Монро. Однако уже в 1954 г. Совет Безопасности впервые занялся вопросом об агрессивных действиях США против латиноамериканской страны - Гватемалы. Начиная же с 60-х годов Совет Безопасности десятки раз рассматривал вопросы безопасности на Латиноамериканском континенте. В современном мире всякие попытки оградить "железным занавесом" так называемые сферы "особых интересов", превратить их в заповедники крупных держав рано или поздно оканчиваются крахом. Как видим, здесь имеется почва порассуждать и насчет "особых интересов" России на территории СНГ, о чем подробно говорится, в частности, в Послании Президента России Федеральному собранию РФ от 17 февраля 1995 г.

Думается, что положения Устава ООН, касающиеся региональных организаций и их роли в урегулировании конфликтов выдержали испытание временем и должны быть подтверждены. Вместе с тем представляется, что новые формулировки соответствующих положений могли бы усилить акценты на приоритетный характер решений Совета Безопасности в отношении ситуаций, угрожающих миру в тех или иных регионах, даже объявленных сферой "особых интересов" крупных держав" В этом контексте едва ли обоснованы претензии российской дипломатии на то, чтобы придать статус ООН миротворческим операциям, осуществляемым под эгидой России на территориях СНГ, Впрочем, трудно понять чего больше в этих предложениях: наивного расчета на оплату этих операций из опустевшей казны ООН или самонадеянного стремления подключить ООН к обеспечению безопасности в сфере "особых интересов" России. С учетом роли ООН как главной и наиболее представительной международной организации, призванной укреплять мир и содействовать международному сотрудничеству в различных областях, представляется, что именно на ООН, имея в виду прежде всего механизмы Совета Безопасности, Генеральной Ассамблеи и Секретариата ООН в перспективе может быть возложена нелегкая обязанность по координации деятельности многих региональных организаций в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке. В первую очередь, исходя из уже имеющегося опыта сотрудничества и взаимодействия с ООН, речь в этой связи может идти о таких организациях, как ОБСЕ, ЕС, АТЗС, АСЕАН, ОИК, ОАЕ, ЭКОВАС, САГ.

Деятельность ООН и других региональных организаций в области поддержания мира может быть значительно более эффективной, если реформы СОН затронут и некоторые концептуальные вопросы соотношения и взаимодействия таких основополагающих принципов Устава, как защита прав человека и невмешательство во внутренние дела государств, а также самоопределения и территориальной целостности государств. Представляется, что абсолютизация одного из этих принципов в ущерб другому (в каждой паре) была бы недопустима. Необходимо иметь как можно более четкие критерии того, где, например, в какой момент и при каких условиях выступление в защиту прав человека в том или ином государстве будет (или не будет) равнозначно нарушению суверенитета и вмешательству во внутренние дела, в какой момент и при каких условиях право наций на самоопределение будет (или не будет) иметь приоритет перед территориальной целостностью. Настоятельная необходимость выработки таких критериев лишний раз подчеркивается, например, событиями в Чеченской республике, в Приднестровье, в сфере грузино-абхазского конфликта. Выработка таких критериев, несомненно, содействовала бы преодолению двойного подхода в. отношении к проблемам защиты прав человека, скажем, в США и Китае, в России и Прибалтийских государствах, формированию более объективного подхода к решению курдского вопроса и т.п. При всем этом следует исходить из того, что все перечисленные основополагающие принципы являются незыблемыми и равноправными. Категорически нельзя согласиться с теми, кто на гребне событий в Чечне стал вдруг выступать вообще против принципа самоопределения кaк такового, забывая о том, что это не просто "выдумка марксистов", а один из основополагающих принципов ООН.

Важным направлением назревшего реформирования деятельности Совета Безопасности, вне сомнения, должны стать вопросы применения экономических и иных санкций на основе главы 7 Устава ООН. Сейчас даже в МИД РФ признают, что введенные в начале 90-х годов с согласия России и продолжающиеся до сих пор санкции в отношении Ирака, Югославии и Ливии нанесли ей немалый экономический и политический ущерб. В этой связи в выступлении министра иностранных дел РФ на заседании Совета Безопасности еще в октябре 1994 г. было справедливо отмечено наличие двойного стандарта, когда в одних случаях санкции отменяются авансом, без выполнения предусмотренных резолюциями Совета Безопасности условий (имелась в виду, видимо, приостановка действия эмбарго в отношении Гаити в августе 1993 г. - А.Б.), а в других - решение вопросов о снятии или смягчении санкций при выполнении установленных Советом Безопасности требований неоправданно затягивается: устанавливаются испытательные сроки и первоначальные периоды, создаются сложные механизмы контроля и отчетности. С учетом этого министром было заявлено о необходимости внесения ряда коррективов в данную сферу деятельности Совета Безопасности ООН, а именно: 1) уже на первой стадии принятия резолюций необходимо договариваться о конкретных процедурах и четких условиях приостановки или отмены санкций, 2) сами санкции должны быть направлены против руководящих элит и сводить к минимуму страдания народа, 3) надо тщательно просчитывать последствия решений о. санкциях для третьих стран, 4) необходимо исключить проявления двойного стандарта и обеспечить единообразие подхода Совета Безопасности к рассмотрению подобных вопросов.

Оставляя в стороне вопрос о том, куда же смотрела российская дипломатия, соглашаясь на "безусловные" и неоговоренные по срокам санкции в отношении Ирака, Ливии и Югославии, следует отметить вполне здравый и обоснованный характер предложений министра в отношении внесения необходимых изменений в механизм международных санкций.

Прямое отношение к процессу обновления ООН имеет вопрос о расширении состава Совета Безопасности, который, как показала практика, может быть решен самостоятельно, т.е. вне связи с другими поправками и изменениями Устава ООН. Как известно, ныне в состав Совета Безопасности входят 5 постоянных и 10 непостоянных членов, причем последние избираются по региональному признаку: 5 мест для стран Азии и Африки (соответственно по 2 и 3 места, причем 1 место резервируется для арабского государства), 2 места для Латинской Америки, 2 места для группы Западной Европы и других государств и I место для стран Восточной Европы. Такой состав главного органа ООН явно не адекватно отражает реалии современного мира и требует значительного пересмотра.

Созданная в 1992 г. по инициативе бывшего канцлера ФРГ В.Брандта Комиссия по проблемам глобального управления и сотрудничества, объединяющая сейчас 28 известных политиков из разных стран (от России в нее входит Ю.Воронцов), опубликовала доклад, в котором делается вывод о тем, что ООН в ее нынешнем виде не представляет все мировое сообщество, а фактически служит для сохранения власти пяти держав-победительниц. Комиссия предлагает увеличить число постоянных членов Совета Безопасности до 10 за счет принятия 2 представителей развитых государств и по одному от Африки, Азии и Латинской Америки. Количество непостоянных членов должно увеличится с 10 до 13. При этом постоянным членам предлагается по возможности воздерживаться от применения права вето, а в перспективе от него отказаться. Указанный доклад, озаглавленный "Наша глобальная община", был, в частности, представлен в апреле 1995 г. в МГИМО сопредседателем Комиссии премьер-министром Швеции И.Карлесоном.

Движение неприсоединения, объединяющее сегодня III государств, выступило в феврале 1995 г. с предложением о расширении состава Совета Безопасности до 26 стран, при том понимании, что каждый регион должен быть представлен в этом органе определенным числом стран в зависимости от численности его населения и экономического потенциала. Соответственно государствам Азиатского и Африканского регионов отводилось по 7 мест каждому, странам Латинской Америки и Карибского бассейна - 5 мест, странам же Запада - всего 4 места, а странам Восточной Европы - 3 места. Как видим, при таком раскладе страны Азии, Африки и Латинской Америки фактически твердо располагали бы в Совете "скрытым вето", и понятно, что в таком варианте им вообще не требовался бы институт постоянных членов Совета.

К настоящему времени с претензиями на место постоянных членов Совета Безопасности выступили ФРГ, Япония, а также целый ряд афро-азиатских и латиноамериканских государств: Индия, Египет, Нигерия, Бразилия, Мексика, Называются также в этой связи Пакистан, ЮАР, Италия и другие государства. Некоторые эксперты предлагают ввести институт полупостоянных членов Совета Безопасности, которые в отличие от непостоянных сменялись бы (ретировались) автоматически, другие считают, что нынешний состав постоянных членов можно было бы увеличить за счет крупных государств, которые согласились бы в отличие от "пятерки" не иметь права вето и т.д., и т.п.

Считается, что нынешние постоянные члены Совета Безопасность (в том числе и Россия) допускают мысль о возможности увеличения их числа пока что до 6 стран, исходя из того, что более расширенный их состав снизит эффективность работы Совета Безопасности. С другой стороны, в стремлении обеспечить поддержку своей позиции ФРГ и Япония как будто допускают включение в Совет в качестве постоянных членов представителей от трех континентов. Россия также не может не считаться с мнением афро-азиатских и латиноамериканских государств, хотя пока что определенно высказалась в поддержку лишь ФРГ.

Напряженная дипломатическая и политическая борьба вокруг реформы состава Совета Безопасности не должна, как представляется, заслонять, по крайней мере, два принципиальных момента: абсолютной необходимости сохранения единства постоянных членов Совета Безопасности (право вето), а также недопустимости нарушения основополагающего принципа Устава ООН - равноправия всех членов организации вне зависимости от уровня их экономического развития и иных факторов.

Разумеется, реформы ООН назрели не только в сфере ее деятельности по поддержанию мира, но и в других областях. Упомянутая выше Комиссия по проблемам глобального управления и сотрудничества предлагает, например, создать Совет экономической безопасности, как один из основных органов ООН, в который бы входили ведущие державы мира, включая Россию и представителей всех регионов. Совет мог бы давать рекомендации по преодолению сложных кризисных ситуаций, подобных мексиканской, имеющих тяжелые последствия для многих стран, оказывать поддержку странам с переходной экономикой, устанавливать правила и порядок глобальной конкурентной борьбы, обеспечивать международный консенсус по наиболее актуальным экономическим вопросам. Ряд предложений по совершенствованию деятельности ОСИ в экономической области содержится в докладе Генерального секретаря ООН "Повестка дня для развития".

Большие усилия в последние годы ООН направляет на организацию и проведение под своей эгидой весьма представительных и крупномасштабных конференций, на рассмотрение которых выносятся жизненно важные для человечества проблемы. Речь идет о международных конференциях по проблемам экологии и устойчивого развития в Рио-де-Жанейро (1992 г.), по правам человека - в Вене (1993 г.), по народонаселению - в Каире (1994 г.), по проблемам социального развития - в Копенгагене (1995 г.) и о предстоящей в 1996 г. всемирной конференции по проблемам положения женщин - в Пекине. Учитывая высокий научно-теоретический потенциал и практическую значимость выводов и рекомендаций такого рода форумов эта новая сторона деятельности ООН нуждается по всемерном, в том числе и материальном, поощрении и, разумеется, должна найти свое отражение в концепциях реформирования ООН и ее деятельности.

Реформы ООН должны, как представляется, нацеливать ООН и ее соответствующие органы на дальнейшую активизацию поиска разрешения неотложных проблем разоружения. В этом контексте должны быть учтены рекомендации, сделанные Генеральным секретарем ООН в его докладе "Новые измерения в области контроля над вооружениями и разоружения в эпоху после окончания "холодной войны", а также предложения, содержащиеся Е документах, разработанных многочисленными форумами по проблемам" разоружения. Состоявшееся в мае 1995 г. решение конференции ООН в Нью-Йорке о бессрочном продлении Договора о нераспространении ядерного оружия вселяет надежду на благоприятный исход проходящих при содействии ООН переговоров по заключению всеобъемлющего Договора о запрещении испытаний ядерного оружия. ООН, несомненно, предстоит принять участие в назревшем многостороннем обсуждении вопросов регулирования международного рынка вооружений и военной техники, запрещения производства расщепляющихся материалов, вопросов конверсии.

В повестке дня реформирования ООН стоит вопрос о повышении роли Международного суда в разрешении юридическими средствами региональных споров и конфликтов. Предстоит решить также вопрос о целесообразности существования в его нынешнем виде другого основного органа ООН - Совета по опеке. Возможно, что вместо этого органа, фактически утратившего свое значение, следовало бы создать орган ООH, занимающийся проблемами развития стран с переходной экономикой.

Чрезвычайную актуальность приобретает деятельность ООН в разрешении проблемы беженцев. Если, по данным Верховного комиссара ООН по делам беженцев, в 1974 г. в мире насчитывалось 2,5 млн. человек, покинувших родные места из-за локальных конфликтов, то сегодня их уже 23 млн. плюс 26 млн. "насильственно перемещенных внутри страны". Россия предлагает в этой связи комплексно рассмотреть проблемы беженцев, конкретизировать соответствующие нормы международного права, в том числе на специальной конференции под эгидой СОН. Россия также поддерживает усилия ООН по созданию эффективных механизмов реагирования в чрезвычайных гуманитарных ситуациях. Создание таких механизмов, обеспечивающих укрепление способности мирового сообщества к быстрому гуманитарному реагированию - еще одно важное направление реформирования ОСН.

Чтобы реформирование ООН было успешным, необходимо заблаговременно позаботиться о ликвидации финансового кризиса этой организации. По данным Секретариата ООН на 15 апреля 1995 г., общая задолженность стран - членов СОН составляла 3,1 млрд. долл., в частности долг США - 527 млн. долл. На эту дату не более 30 стран из 185 государств, входящих в ООН, полностью выполнили свои финансовые обязательства, а многие страны вообще не заплатили ни цента. Бюджет ООН на 1995-1996 финансовый год впервые за последние 20 лет предусматривает сокращение расходов. Бюджет составляет 2,51 млрд. долл., что на 109 млн. долл. меньше, чем в предыдущем финансовом год., В 1994 г. общая стоимость операций СОН по поддержанию мира достигла 3,1 млрд. долл., при этом задолженность стран-участников составила 2 млрд. долл., из которых 565 млн. приходится на Россию и 553 млн. долл. - на США.

Предпринимаемые Генеральным секретарем СОН меры по экономии средств, Б частности путем значительного сокращения должностей в Секретариате ООН и его отделениях на местах, а также путем упразднения некоторых учреждений ООН, разумеется, не спасают положения. Видимо, настало время разработки и проведения в жизнь всеобъемлющей концепции по урегулированию финансового положения СОН, включающей существенные изменения в порядке финансирования операций ООН по поддержанию мира. Рассмотрению этого вопроса могла бы быть посвящена специальная сессия Генеральной Ассамблеи СОН.

В заключение необходимо подчеркнуть, что назревшие реформы ОСН и многих сторон ее деятельности должны идти прежде всего в русле повышения эффективности этой организации, а не в направлении ее разрушения и поспешной замены другой организацией, контуры которой" пока что не просматриваются. Печальный опыт Лиги Наций должен быть в этом отношении наглядным предостережением. Многие, притом самые необходимые реформы, например, по расширению состава Совета Безопасности ООН, можно решить отдельно, используя имеющиеся для этого в Уставе ООН возможности. Что же касается Международной конференции по пересмотру Устава ООН, то подготовка к ее проведению потребует по всей видимости многолетних усилий на национальном и международном уровнях, а также соответствующей международной обстановки.

Достижение высокой цели, провозглашенной в Уставе ООН - "избавить грядущие поколения от бедствий войны", требует самоотверженных усилий всего человечества. ООН, задуманная ее отцами-основателями как центральное звено всемирной коллективной безопасности, пришла к своему 50-летию умудренная как просчетами и ошибками, так и богатейшим опытом борьбы за укрепление мира и развитие международного сотрудничества. Способствовать повышению роли и эффективности ООН на основе ее Устава - в интересах всех стран и народов.

Дипломатическая академия МИД РФ, "Внешняя политика России и современные международные отношения", сборник научных трудов, Москва, 1996 год.

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив