Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

1992-1995

1996-1999

2000-2003

 

ГОД 1972

Стратегия Белого дома и ООН

Под редакцией доктора исторических наук Анат. А. Громыко

Издательство "Международные отношения" Москва 1972

Оглавление:

ООНГлава I. АМЕРИКАНСКАЯ ДОКТРИНА ООН - СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ США.

1. США и создание ООН (политика и концепции).

2. Основы американской доктрины ООН и главные направления деятельности США в этой организации.

Глава II. СТРАТЕГИЯ ГЛОБАЛЬНОГО ПРОТИВОБОРСТВА И ПОЛИТИКА США В ОТНОШЕНИИ ООН.

1. ООН и американская политика "с позиции силы" (от "атомной дипломатии" до "гибкого реагирования").

2. Ставка на вовлечение ООН в политику антисоветизма и антикоммунизма.

3. Американская военно-политическая стратегия и проблема разоружения в ООН. Вопрос о вооруженных силах ООН.

Глава III. ПОЛИТИКА США В ОТНОШЕНИИ ООН В СВЕТЕ КОНЦЕПЦИИ "ЛОКАЛЬНЫХ ВОИН" И РЕГИОГ1АЛЬНЫХ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ ДОКТРИН ВАШИНГТОНА.

1. ООН и стратегия США на Ближнем Востоке.

2. ООН и американские доктрины для Азии.

3. ООН и стратегия США в Африке.

4. ООН и американские доктрины для Латинской Америки.

Глава IV. США И ПРОБЛЕМА ЛИКВИДАЦИИ КОЛОНИАЛИЗМА В ООН.

1. Колониальные аспекты стратегии "сдерживания" и позиция США в ООН.

2. США и борьба ООН за осуществление Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам.

3. США и борьба ООН против колониализма и расизма на юге Африки.

Глава V. ПРОБЛЕМЫ УКРЕПЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И АМЕРИКАНСКАЯ ДОКТРИНА ООН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ.

1. На путях к принятию ООН Декларации об укреплении международной безопасности.

2. Роль ООН в американской стратегии "контролирования конфликтов" 70-х годов.

3. Эволюция американской доктрины ООН.

Заключение.


А.П. Барышев Стратегия Белого дома и ООН

Американская доктрина ООН - составная часть внешнеполитической стратегии США

Более четверти века, прошедшие со времени основания Организации Объединенных Наций, наполнены напряженной и активной борьбой, которую неустанно ведут силы мира и прогресса за претворение в жизнь благородных целей Устава ООН, направленных на то, чтобы "избавить грядущие поколения от бедствий войны", утвердить в международных отношениях принципы равенства, суверенитета, самоопределения, содействовать экономическому и социальному развитию, основанному на равноправии всех людей, на уважении к правам и демократическим свободам человека.

ООН была создана прежде всего как всемирная организация коллективной безопасности. Впервые в истории Устав ООН юридически поставил вне закона агрессивную войну, возложил на членов этой организации обязательство воздерживаться в международных отношениях от угрозы силой или ее применения, закрепил в качестве общепризнанной нормы международного права принцип мирного сосуществования государств, принадлежащих к различным общественно-политическим системам.

Коренные изменения, происшедшие со времени окончания второй мировой войны, образование и укрепление мировой социалистической системы, которая оказывает ныне решающее воздействие на ход мировых событий, наложили глубокий отпечаток на ООН, на все стороны ее деятельности. Неизмеримо возросли авторитет и влияние Советского Союза и других социалистических стран в ООН. Большой и полезный вклад в выполнение возложенных на ООН задач вносят независимые государства Азии, Африки и Латинской Америки, в особенности те из них, которые, встав на путь некапиталистического развития, идут в авангарде современного национально-освободительного движения.

XXIV съезд КПСС с новой силой подчеркнул решимость Советского правительства продолжать выступать за неуклонное повышение и укрепление авторитета ООН в международных делах, за то, чтобы ее политический механизм эффективно служил делу обеспечения мира и прав народов, больших и малых. Съезд отметил, что в проведении совместно с другими социалистическими странами политики активной защиты мира и международной безопасности Советский Союз будет добиваться и полного использования возможностей ООН для отпора любым актам агрессии и международного произвола. В ООН и других международных организациях социалистические страны выдвинули много предложений, имеющих ключевое значение в международной жизни и оказавшихся в центре внимания мировой общественности. Всей своей многосторонней и активной деятельностью в ООН Советский Союз доказал, что он всегда стоял и стоит за строгое, неукоснительное выполнение Устава ООН, за осуществление принципов ООН без каких-либо исключений.

Курсу Советского Союза, всех социалистических и других миролюбивых стран в ООН противостоит позиция империалистических держав во главе с Соединенными Штатами. "Империалистические круги, - сказал Л. И. Брежнев в своем выступлении на торжественном заседании в Баку 2 октября 1970 г., - не прекращают попыток превратить ООН, по примеру Лиги наций, в дискуссионный клуб, в место провозглашения пустых, ничего не значащих деклараций. Они пытаются отвлечь организацию от выполнения ее центральной политической задачи по обеспечению и укреплению всеобщего мира".

А. Н. Косыгин в выступлении на приеме в честь Генерального секретаря ООН У Тана 19 июня 1970 г. отмечал, что империалистические круги стремятся "подорвать основополагающие принципы Устава, ревизовать его с тем, чтобы им сподручнее было использовать организацию для подавления национально-освободительного движения народов".

Борьба двух линий в ООН - одно из многочисленных проявлений исторического противоборства сил прогресса и реакции, социализма и империализма, противоборства, охватившего ныне весь мир, все основные области мировой политики и общественной жизни.

1. США и создание ООН (политика и концепции)

ООН возникла на завершающем этапе второй мировой войны, в условиях возросшего сотрудничества держав антигитлеровской коалиции, в обстановке невиданного подъема антифашистского, демократического движения во всем мире. В ее создании проявилась решимость миролюбивых народов навсегда исключить войну из мировой политики, установить на земле прочный и справедливый мир. С этой решимостью не могли не считаться империалистические государства, в том числе и Соединенные Штаты, тем более что объективные условия, и прежде всего интересы собственной безопасности, привели Вашингтон в стан антигитлеровской коалиции.

Советский Союз, внесший решающий вклад в победу над гитлеровской Германией и милитаристской Японией, возглавил борьбу за создание системы послевоенной международной безопасности, придавая, в частности, исключительно важное значение учреждению Организации Объединенных Наций. В письме на имя Л. И. Брежнева по случаю 50-летия Октябрьской революции Генеральный секретарь У Тан отмечал: "Советский Союз внес выдающийся вклад в дело победы над силами фашизма и нацизма во время второй мировой войны. С тех пор Советский Союз как один из основателей Организации Объединенных Наций и как постоянный член Совета Безопасности последовательно отстаивал идеалы мира между народами и сыграл особенно важную роль в весьма трудные годы создания Организации Объединенных Наций. Правительство Советского Союза подчеркивало, в частности, важность идеи мирного сосуществования государств, несмотря на различие их политических и социальных систем, идеи, пользующейся в настоящее время широким признанием".

Эти слова Генерального секретаря ООН могут служить достойным ответом буржуазным, в том числе американским, фальсификаторам истории, пытающимся замолчать либо принизить выдающуюся роль Советского Союза в создании ООН и представить США в роли "главного" и чуть ли не единственного "архитектора" этой организации.

Действительные исторические факты свидетельствуют о том, что основополагающие принципы Устава ООН были выработаны в ходе острой и напряженной политической и дипломатической борьбы, увенчавшейся победой сторонников создания такой организации послевоенной международной безопасности, которая воплотила в себе чаяния сотен и сотен миллионов людей о недопущении новой всемирной трагедии, о наступлении эры дружественных, добрососедских отношений между всеми государствами.

Как одна из великих держав, Соединенные Штаты, разумеется, сыграли важную роль в создании ООН. Однако путь к подписанию Устава ООН был для американских правящих кругов сложным и трудным, наполненным сомнениями и раздумьями относительно того, каким образом можно было совместить участие США в ООН с широкой экспансионистской программой Вашингтона в послевоенном мире.

Вопрос об участии США в ООН во многом решался в свете той оценки, которую правящие круги Вашингтона давали соотношению сил, сложившемуся на международной арене в итоге второй мировой войны, а также в свете их расчетов (и просчетов) в вопросах перспектив послевоенного развития. На это обстоятельство указывает, например, автор фундаментального исследования по истории Устава ООН, подготовленного в Брукингском институте, Р. Рассел. Она пишет, что "те или иные американские предложения о послевоенной организации международной безопасности" принимались под влиянием "стратегических решений" военного времени, а также под влиянием сопутствовавших им "политических решений о послевоенном мирном урегулировании" 1.

Не секрет, что влиятельные силы в американском руководстве, задававшие тон внешней политике в ходе и па последних этапах войны, считали, что Советский Союз, вынесший на себе основную тяжесть в борьбе против фашизма, безнадежно отстанет в экономическом отношении от Соединенных Штатов. Большое значение придавалось и тому факту, что в ходе войны наиболее сильные империалистические конкуренты США - Германия и Япония - были разгромлены, а западные союзники США по антигитлеровской коалиции - Англия и Франция - серьезно ослаблены.

Полагая, что новая обстановка в мире создавала благоприятные возможности для активного вмешательства во все области мировой политики, эти силы делали ставку на безраздельное господство США в будущей международной организации, усматривая в ней одно из средств для достижения своих глобальных целей. Соответствующие настроения откровенно передает в своих дневниках американский сенатор Ванденберг, входивший в состав делегации США на конференции в Сан-Франциско по выработке Устава ООН. "Америка, - писал он в то время, - должна вести себя как держава № 1... Мы должны осуществлять моральное руководство миром или мир вообще останется без руководства" 2. В монографии о политике США в ООН американские буржуазные авторы Л. Уэйлер и А. Саймонс отмечают, что решение об участии в ней США было принято под влиянием "чувства лидерства", которым определенные круги Вашингтона пытались руководствоваться в отношениях с другими участниками антигитлеровской коалиции 3.

В условиях, когда под мощными ударами Советской Армии рушилась военная машина гитлеризма, такой подход к созданию ООН не мог возобладать в официальной политике США, хотя и оказывал прямое воздействие на эту политику, придавая ей характер непоследовательности и противоречивости.

Под влиянием великих побед советского народа в Отечественной войне, оказывавших прямое воздействие на ход мировой истории, в руководстве США, возглавлявшемся президентом Рузвельтом, все более укоренялось убеждение в том, что Советский Союз невозможно будет игнорировать при решении вопросов послевоенного урегулирования и организации международной безопасности.

Заблуждаясь в оценке потенциальных возможностей Советского Союза, скрытых в социалистическом строе, и не допуская мысли об оттеснении США от "мирового лидерства" 4, Рузвельт отдавал должное участию Советского Союза в антигитлеровской коалиции и его возраставшему влиянию на международные дела. Проявляя реализм и известную дальновидность, он понимал, что международная организация безопасности может быть создана только в результате взаимоприемлемой договоренности между США и Советским Союзом относительно ее основных целей и принципов. Рузвельт придавал определенное значение ООН как форуму сотрудничества с Советским Союзом на приемлемых для обеих сторон условиях.

Такое понимание Рузвельтом роли будущей международной организации непосредственно отражалось на подходе США к центральному вопросу, от правильного решения которого зависела судьба ООН. Речь идет о принципе единогласия великих держав в поддержании мира и международной безопасности.

На всех основных этапах разработки Устава ООН - конференция в Думбартон-Оксе (август-октябрь 1944 г.), Ялтинская конференция (февраль 1945 г.), конференция в Сан-Франциско (апрель-июнь 1945 г.) - Соединенные Штаты признавали необходимость закрепления в Уставе ООН принципа единогласия великих держав как основы создаваемой международной организации безопасности. Предложенная США на Ялтинской конференции формула голосования в Совете Безопасности предусматривала, в частности, что постоянные члены Совета должны нести главную ответственность за поддержание международного мира и что единодушное одобрение ими принимаемых решений должно являться необходимой предпосылкой действий организации по поддержанию мира 5.

Ниже будет показано, что параллельно с этим американская дипломатия пыталась включить в Устав ООН ряд положений, допускавших действия в обход Совета Безопасности и на деле представлявших собой отход от ялтинской формулы. Однако это не означало, что США утрачивали интерес к закреплению в Уставе права вето как такового.

С одной стороны, признание права вето означало единственно возможный реальный подход к созданию международной организации с участием Советского Союза, а с другой - оно обеспечивало США надежную гарантию защиты собственных интересов в ООН.

Последнее обстоятельство, без преувеличения, сыграло роль важнейшего фактора в том, что Устав ООН был вообще подписан делегацией США в Сан-Франциско и в том, что в отличие от статута Лиги наций он был ратифицирован сенатом США.

Уже в ходе обсуждения вопроса о ратификации Устава ООН в сенатском комитете по иностранным делам (9-13 июля 1945 г.) выявилось полное единодушие сенаторов в необходимости сохранения в Уставе положений о праве вето в Совете Безопасности. В докладе комитета, принятом 20 голосами против 1, особо подчеркивалось, что любые неблагоприятные для США акции со стороны ООН могут быть нейтрализованы вследствие обладания США этим правом в Совете Безопасности 6. Показательно, что в направленных в адрес комитета письмах военного министра США Стимсона и министра военно-морского флота Форрестола высказывалось удовлетворение тем, что положения Устава закрепляли за США право вето в вопросах использования собственных вооруженных сил, регулирования и сокращения вооружений, определения состава и командования вооруженных сил, направляемых в распоряжение Совета Безопасности, установления системы опеки над теми или иными территориями и в проведении региональных мероприятий ООН. Точка зрения Стимсона и Форрестола поддерживалась и объединенным комитетом начальников штабов США 7.

Обсуждение Устава ООН в сенате США (23-28 июля 1945 г.) в основном концентрировалось вокруг вопроса о праве вето США в Совете Безопасности.

Значительная часть сенаторов считала, что право вето может послужить инструментом сотрудничества между великими державами в послевоенный период. "В соответствии с Уставом,- заявил, например, сенатор Чэндлер,- США и Советская Россия отныне прочно соединяются с другими Объединенными Нациями, и в том, что эти две державы обязались направить свою энергию на дело предотвращения войны, мы практически достигли нечто такого, чего до сих пор не удавалось достичь в истории человечества" 8.

Характерно, что в протоколах сената было отмечено заявление бывшего главнокомандующего военно-морским флотом США, делегата США на конференции в Сан-Франциско Г. Стассена, в котором отмечалось, что ялтинская договоренность между Ф. Рузвельтом, У. Черчиллем и И. В. Сталиным о праве вето подчеркивала важность взаимного согласия великих держав по вопросу об "использовании силы" и что эта договоренность возлагала на каждую из них "священное обязательство" изыскивать основу для "справедливого соглашения" в соответствии с целями и принципами Устава 9.

Другой подход выражался в подчеркивании тезиса о том, что право вето при любых обстоятельствах оставляет-де свободу рук Соединенным Штатам. Так, сенатор Тоннел утверждал, что право вето позволяет США "блокировать позитивные действия организации без помощи какой-либо другой державы" 10. Сенатор Тафт с удовлетворением отмечал, что благодаря праву вето США не будут обязаны голосовать за применение санкций или силы, если сочтут, что это не соответствовало бы "их собственной национальной политике" 11.

Единодушное одобрение сенатом США Устава ООН (89 сенаторов голосовали за ратификацию и лишь 2 сенатора - против) являлось лишь фасадом, прикрывавшим острые противоречия в правящих кругах по вопросам подхода к этой организации и оценки возможностей ее использования для достижения внешнеполитических целей США. Тот факт, что Устав ООН закреплял право вето не только за США, но и за Советским Союзом, что многие положения Устава явно вступали в противоречие с претензиями США на руководящую роль в мировых делах и даже посягали на святая святых - на доктрину Монро, закреплявшую их господство в Латинской Америке, вызвал в американских правящих кругах определенную неуверенность в правильности избранного курса на создание международной организации в том виде, в котором она была учреждена в Сан-Франциско.

Не случайно, что Джон Фостер Даллес, являвшийся главным советником американской делегации в Сан-Франциско от республиканской партии, в своем выступлении на заседании сенатского комитета по иностранным делам заявил, что подписание США Устава ООН может быть либо "шагом вперед", либо "ошибкой" 12. Он, однако, считал, что следует пойти на такой риск.

Характерно и то, что в ходе дебатов в сенате подавляющее большинство сенаторов обусловливало свое голосование за ратификацию Устава всевозможными оговорками и порой - совершенно недопустимым толкованием его ключевых положений. Многие из этих оговорок представляли собой те или иные варианты официальных предложений США в Думбартон-Оксе и в Сан-Франциско, которые были отклонены в результате решительной позиции Советского Союза.

Отдавая отчет в трудностях, с которыми будет сопряжено участие США в международной организации, построенной на принципах Устава, правительство США тем не менее добивалось скорейшей его ратификации сенатом Президент США Трумэн счел необходимым лично внести Устав ООН на рассмотрение сената и высказаться за его неотложную ратификацию 13. Когда вследствие выдвижения сенаторами многочисленных оговорок в сенате возникли трудности с ратификацией, Трумэн направил 27 июля из Потсдама специальное послание на имя сенатора Мак-Келлера, которое содействовало устранению этих трудностей и быстрой ратификации Устава ООН 14.

Несомненно, что заинтересованность США в ускорении вступления в силу Устава ООН во многом объяснялась убеждением американского руководства в том, что США так или иначе обеспечат за собой господствующие позиции в ООН. В этой связи необходимо отметить, что еще в марте 1945 года США добились подписания в Мехико Чапультепекской декларации, явившейся основой создания блока США и латиноамериканских стран в ООН и "машины голосования" в Генеральной Ассамблее.

С другой стороны, в условиях быстрорастущего международного авторитета Советского Союза и мощного подъема движения антифашистских и демократических сил в мире, вызванного победой антигитлеровской коалиции, ратификация США Устава ООН практически становилась объективной необходимостью: отказ от ратификации означал бы непоправимый удар по международному престижу США как великой державы, а промедление с ратификацией грозило включением в Устав ООН новых, мало приемлемых для Вашингтона положений в дополнение к тем, на которые американские правящие круги были вынуждены пойти в Думбартон-Оксе, Ялте и Сан-Франциско под воздействием дипломатии Советского Союза.

Обращаясь ныне к истории создания ООН, американские буржуазные историки склонны затушевывать острую дипломатическую борьбу, которая развернулась вокруг выработки основополагающих принципов Устава ООН. И это понятно, ибо иначе невозможно обосновать выдвинутую и усиленно пропагандируемую ими концепцию о том, что своим возникновением ООН обязана-де прежде всего инициативе Соединенных Штатов.

Характерным для многочисленных сторонников этой концепции может служить следующее утверждение американского профессора Эжена П. Чейза в его солидном исследовании "ООН в действии": "Ни одно международное соглашение не готовилось так тщательно, как Устав ООН. Подготовительная работа прежде всего и наиболее интенсивно проводилась в правительстве США. Она развернулась, как только в начале войны президент Рузвельт пришел к выводу о желательности создания организации всеобщей безопасности... Действительно, справедливо утверждать, что ООН обязана своим существованием американской инициативе" 15.

Другие американские буржуазные ученые высказываются еще более категорично. Бывший директор группы изучения внешней политики Брукингского института X. Филд Хейвилэнд называл, например, США "главным архитектором и создателем ООН" 16. Такой же точки зрения придерживаются американские исследователи политики США в отношении ООН Г. Тейлор и Б. Кэшмэн 17. Авторы монографии о динамике международной политики Н. Падельфорд и Г. Линкольн утверждают, что руководство США "дало первоначальный импульс созданию Организации Объединенных Наций" 18.

В стремлении обосновать тезис об особо выдающейся роли США в создании ООН американские буржуазные ученые утверждают, что планирование послевоенного устройства мира, в том числе создания международной организации безопасности, начало организованно проводиться в Соединенных Штатах раньше, чем в Советском Союзе или в других странах - участницах антигитлеровской коалиции. В этой связи отмечается, что в феврале 1942 года приступил к работе созданный по инициативе государственного секретаря К. Хэлла консультативный комитет по послевоенной внешней политике, учрежденный в рамках госдепартамента США и ставивший своей задачей разработку планов создания новой международной организации 19.

Как бы тщательно ни расписывалась деятельность этого комитета, она, по признанию самих американских исследователей, отнюдь не делала погоды. Многочисленные проекты будущей международной организации, обсуждавшиеся в комитете, практически не служили предметом сколько-нибудь детального и обстоятельного рассмотрения в высшей сфере руководства США. Р. Рассел пишет, например, что президент Рузвельт впервые запросил рекомендации госдепартамента о послевоенной организации безопасности, только возвратившись в декабре 1943 года с Тегеранской конференции глав правительств СССР, США и Англии 20. Упоминавшиеся выше Л. Уэйлер и А. Саймоне признают, что, хотя президент Рузвельт был информирован о деятельности комитета, он едва ли мог уделять большое внимание "детальным проектам" 21.

В работах американских буржуазных ученых широко пропагандируется версия о том, что начало созданию ООН было положено в так называемой Атлантической хартии, подписанной Рузвельтом и Черчиллем 14 августа 1941 г. Однако содержащееся в этом документе положение о необходимости создания после войны "широкой и надежной системы всеобщей безопасности" само по себе настолько неопределенно, что нужно обладать поистине необычайной фантазией, чтобы усматривать в нем чуть ли не программу создания Организации Объединенных Наций 22.

В действительности впервые упоминание в официальном международном документе о необходимости создания организации по поддержанию мира содержалось в Декларации Правительства Советского Союза и Правительства Польской Республики о дружбе и взаимной помощи, подписанной 4 декабря 1941 г. В ней указывалось, что обеспечение прочного и справедливого мира может быть достигнуто лишь новой организацией международных отношений, основанной на объединении демократических стран в прочный союз 23.

Несостоятельность утверждений о том, что Атлантическая хартия заложила основы ООН, подтверждается также и анализом этой англо-американской акции в свете некоторых аспектов политики США и Англии в отношении Советского Союза в первые месяцы Великой Отечественной войны. Р. Рассел справедливо обращает внимание в этой связи на отсутствие всякого упоминания в Атлантической хартии о Советском Союзе. Это обстоятельство она, в частности, объясняет существовавшим в то время в военных кругах западных стран "общим мнением", что "Германия, по всей вероятности, должна была сломить советское сопротивление до зимы" 24.

Следует также отметить, что вплоть до нападения Японии на Перл-Харбор в декабре 1941 года в американских правящих кругах, несмотря на факт подписания США Атлантической хартии, вообще существовали серьезные сомнения в целесообразности всестороннего и полного участия США в антигитлеровской коалиции. Декларация Объединенных Наций, официально оформившая антигитлеровскую коалицию, в состав которой вошли и Соединенные Штаты, была подписана в Вашингтоне 1 января 1942 г., то есть более чем через полгода после нападения фашистской Германии на СССР и лишь после сокрушительного поражения фашистских армий в битве под Москвой.

Интересные данные о стратегии Соединенных Штатов в отношении создания международной организации по поддержанию мира выясняются и в процессе изучения планов организации послевоенного мира, разработанных в 1942-1943 годах упомянутым выше комитетом госдепартамента, материалов дипломатической переписки между США и Англией по этим вопросам, а также документов англо-американской конференции в Квебеке в августе 1943 года 25.

Изучение этих материалов показывает, что в отличие от времен Атлантической хартии правящие круги США и Англии исходили теперь из невозможности игнорирования Советского Союза в решении вопросов послевоенного устройства мира, в частности в вопросах создания послевоенной системы безопасности.

Показательно, что во всех проектах создания международной организации, разработанных комитетом, а также во всех планах такого рода, обсуждавшихся в двустороннем порядке между США и Англией, Советский Союз фигурирует в качестве одной из четырех великих держав, несущих основную ответственность за поддержание мира в послевоенный период. В этом сказывалось признание правящими кругами США и Англии великого вклада, вносимого Советским Союзом в борьбу против гитлеровской Германии.

Вместе с тем указанные планы и проекты были далеки от того, чтобы их можно было рассматривать в качестве документов, заложивших основу ООН в том ее виде, в котором она оформилась в результате подписания Устава в Сан-Франциско.

Прежде всего американские составители этих планов практически обходили вопрос о принципе единогласия великих держав в решении вопросов международной безопасности. Более того, в разработанном в госдепартаменте под руководством Хэлла меморандуме от 9 августа 1943 г. предусматривалось, что в случае отказа СССР принять американские условия создания международной организации США должны были встать на путь учреждения "прочно объединенного агентства по сотрудничеству между другими Объединенными Нациями" 26. Это положение американского меморандума перекликалось с высказанной Черчиллем в письме Рузвельту от 2 февраля 1943 г. идеей о необходимости упрочения англо-американского союза в сущности на антисоветской основе при условии, что США возьмут на себя "мировое руководство", опираясь на превосходящую силу 27.

Отметим также, что вплоть до Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Англии (октябрь 1943 г.) президент США Рузвельт считал, что вопрос о создании постоянной международной организации по поддержанию мира вообще должен быть отложен до завершения послевоенного "переходного периода", в течение которого, по его мнению, лишь четыре великие державы должны были участвовать в "гарантировании мира". Правда, он допускал функционирование в течение этого периода международной организации, но лишь на "временной основе" и лишь при условии, что она "не будет предопределять окончательных решений в отношении мирового порядка". По убеждению Рузвельта, указанная международная организация не должна брать на себя функции "разработки условий капитуляции и оккупации вражеских государств", что являлось бы "преимущественной прерогативой англо-американской военной деятельности" 28. Находясь под сильным влиянием взглядов Черчилля о "региональной организации" послевоенного мира, Рузвельт был далек от мысли о том, что новая организация международной безопасности должна носить универсальный характер 29.

Коренной поворот в Великой Отечественной войне Советского Союза и во второй мировой войне в целом, наступивший в результате побед советских войск в Сталинградской битве (ноябрь 1942 г.), а затем на Курской дуге (июль 1943 г.), растущее международное влияние Советского Союза подорвали иллюзии американских правящих кругов о возможности навязать Советскому Союзу свои условия в разработке планов организации послевоенной международной безопасности.

На созванной в октябре 1943 года по инициативе Советского Союза Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Англии вопрос о создании международной организации безопасности впервые рассматривался в практическом плане. Представители трех держав, а также Китая подписали Декларацию четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности, в которой признавалась "необходимость учреждения в возможно короткий срок всеобщей Международной Организации для поддержания международного мира и безопасности, основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств, членами которой могут быть все такие государства - большие и малые" 30.

Придавая большое значение будущей международной организации, Советский Союз считал, что необходимо с самого начала вовлечь в работу по ее созданию широкий круг государств. Делегация США, однако, возражала против предложенных Советским Союзом конкретных мер, направленных к этой цели, на том основании, что это повело бы к "соперничеству и ревности" между Объединенными Нациями 31.

Простое сопоставление описанных выше американских планов организации системы международной безопасности с решением Московской конференции показывает, что между ними - "дистанция огромного размера". Изменение американской позиции и, в частности, отказ от создания "переходного механизма" в виде урезанной и ограниченной организации международной безопасности были очевидны.

Москва фактически стала местом рождения Организации Объединенных Наций, ибо именно в столице СССР была подписана декларация о создании всеобщей организации безопасности 32. Как признает американский автор Чейз, работа госдепартамента США по планированию международной организации безопасности проходила "в вакууме" до тех пор, пока не состоялась Московская конференция СССР, США и Англии 33.

Москва явилась также центром, откуда исходила подлинная инициатива в создании ООН на демократических принципах, положенных потом в основу этой организации. Об эту инициативу разбивались нереалистичные планы подчинения будущей организации империалистическому диктату. Советское правительство еще в декларации на межсоюзнической конференции в Лондоне 24 сентября 1941 г. подчеркнуло, что в вопросах послевоенного устройства мира Советский Союз будет отстаивать "право каждого народа на государственную независимость и территориальную неприкосновенность своей страны, право устанавливать такой общественный строй и избирать такую форму правления, какие он считает целесообразными и необходимыми" 34. Как известно, именно эти прогрессивные и демократические принципы стали основополагающими принципами Устава Организации Объединенных Наций.

В ходе напряженной дипломатической борьбы, развернувшейся на последующих этапах создания ООН, Соединенные Штаты неоднократно пытались протащить в Устав лазейки, которые в случае необходимости позволяли бы им действовать в обход принципа единогласия великих держав, хотя с самого начала США и подчеркивали, что этот принцип должен послужить основой организации.

Так, США безуспешно добивались включения в Устав ООН положений, допускавших двусмысленность в процедуре применения вето в Совете Безопасности при рассмотрении им вопросов мирного урегулирования споров. В принятом на конференции в Сан-Франциско 7 июня 1945 г. Заявлении делегаций четырех приглашающих держав, к которому позднее присоединилась и Франция, даются на этот счет четкие и ясные разъяснения, отклоняющие неприменимость вето при мирном разрешении споров 35.

На конференции в Сан-Франциско делегация США не оказала никакого противодействия и по существу поддерживала предложения, направленные на расширение прав Генеральной Ассамблеи ООН в ущерб соответствующим полномочиям Совета Безопасности. Лишь благодаря настойчивым усилиям СССР в Устав ООН не были включены положения, наделявшие Генеральную Ассамблею правами выносить любые рекомендации по докладам Совета Безопасности, а также делать рекомендации сторонам о пересмотре тех международных договоров, которые, по ее мнению, могли бы повредить "общему благополучию" 36.

Американская дипломатия, как и дипломатия других колониальных держав, пыталась помешать включению в Устав ООН положения о принципе равноправия и самоопределения народов. На конференции в Сан-Франциско, как указывает Р. Рассел, США согласились с соответствующим предложением СССР лишь потому, что "против этого принципа было трудно возражать" 37.

Настойчивая борьба СССР на конференции в Думбартон-Оксе и в Сан-Франциско привела к закреплению в Уставе ООН принципа самоопределения как в общей форме (ст. 1, п. 2; ст. 55), так и в виде требования независимости для народов, не имеющих своей государственности (ст. 76).

Соединенные Штаты возражали против трактовки принципа самоопределения народов как основополагающего принципа Устава ООН. Они выступали против включения в Устав ООН четких положений о предоставлении независимости колониальным территориям. В этой связи уместно отметить, что в правящих кругах США еще во времена Рузвельта вынашивались идеи о постановке под "международную опеку" сроком на двадцать лет обширных территорий Юго-Восточной Азии, имея в виду в конечном счете предоставление им "независимости по образцу Филиппин" 38. В специальном документе, направленном госсекретарем К. Хэллом в марте 1943 года президенту Рузвельту, Объединенным Нациям предлагалось создать "международную организацию попечительства", которая должна была действовать "через региональные советы, составленные из представителей стран, имеющих крупные интересы в соответствующих районах" 39, то есть из представителей колониальных держав.

Особые усилия на конференциях по выработке Устава ООН США прилагали к тому, чтобы по возможности изъять из сферы действия Совета Безопасности ООН все проблемы международной безопасности в Латинской Америке, которая в соответствии с доктриной Монро объявлялась сферой американских интересов. Соединенные Штаты добивались прямого включения в Устав ООН ссылки на Чапультепекскую декларацию, подписанную 6 марта 1945 г. на Межамериканской конференции по вопросам войны и мира в Мехико и закреплявшую господствующее положение США на латиноамериканском континенте 40.

Только столкнувшись с твердой позицией Советского Союза и ряда других стран, США в конечном счете согласились на такое изложение соответствующих положений Устава (ст. ст. 52-54), которое исключает использование региональных организаций для действий в обход Совета Безопасности, несущего главную ответственность за поддержание мира 41. Концепция об исключительной и какой-то особой (в отличие от Советского Союза) роли США в создании ООН не выдерживает, таким образом, простого сопоставления с фактами. Если бы правящим кругам США была предоставлена возможность строить ООН в соответствии с их пожеланиями, то эта организация имела бы мало общего с той, которая была учреждена в Сан-Франциско в итоге острой дипломатической борьбы.

Более четверти века существования ООН подтвердили великую силу и жизненность основополагающих принципов Устава. Будучи не в состоянии игнорировать это обстоятельство, США стремятся обосновать положениями Устава даже самые неблаговидные акции своей внешней политики. Лицемерными ссылками на Устав ООН обосновывается агрессия в Индокитае, поощрение захватнической политики Израиля, вмешательство во внутренние дела многих стран и народов. С целью подкрепить соответствующие "аргументы" американской пропаганды и дипломатии в ход ныне пущена концепция о "прозападном" и даже "проамериканском" характере ООН и ее Устава.

Сторонники этой концепции Г. Тейлор и Б. Кэшмэн утверждают, например, что ООН "основана на западных юридических, политических и экономических идеях", что источником ее являются "западные интеллектуальные традиции" 42. Известный американский идеолог Р. Страус-Хюпе пишет, что ООН "скроена применительно к американским концепциям" 43.

Многие видные американские ученые - специалисты по вопросам международных организаций и политические деятели высказываются в том смысле, что якобы "превалирующие" в Уставе ООН "западные" идеи закреплены "парламентским" характером самой этой организации. Профессор Гарвардского университета С. Гофман усматривает, например, значение ООН в том, что она "переводит раскол мира на основные группировки в парламентские формы" 44. Бывший постоянный представитель США при ООН Э. Стивенсон заявлял в сенатском комитете по иностранным делам, что ООН будто бы основана на "западных парламентских традициях" 45. Бывший государственный секретарь США Д. Раск называл Генеральную Ассамблею ООН "парламентарным органом" 46 и активно выступал с обоснованием так называемой "парламентской дипломатии", якобы доминирующей в ООН. Аналогичную точку зрения высказывают американские ученые С. Бейли, Т. Ховет, К. Экельберг и др.

История создания ООН убедительно показывает, что основополагающие принципы Устава были заложены в нем прежде всего благодаря последовательной и настойчивой борьбе Советского Союза за обеспечение подлинно прогрессивного и демократического характера этой организации. Именно Советскому Союзу ООН прежде всего обязана тем, что в ее Уставе были зафиксированы принципы суверенитета, равноправия, независимости и территориальной неприкосновенности каждого государства, невмешательства во внутренние дела, уважения прав народов избирать свой общественный строй 47.

Правовая природа ООН как организации суверенных государств коренным образом отличает ее от парламентских организаций, существующих в странах мировой капиталистической системы. Буржуазный парламент с присущими ему атрибутами демагогии, межпартийной борьбы, подкупом делегатов, парламент, являющийся составной частью государственной машины империализма, не может служить даже отдаленным прообразом Организации Объединенных Наций, рассматриваемой под углом зрения основных целей и принципов Устава.

В тщетном стремлении обуржуазить ООН, изобразить ее в виде суррогата буржуазных идей и представлений о послевоенном устройстве мира американские теоретики прибегают к грубой клевете на отношение Советского Союза к ООН и на дипломатию социалистических стран в этой организации.

Чего стоят, например, утверждения профессора Колумбийского университета А. Даллина о том, что "от советского блока нельзя ожидать принятия философии ООН и стремления к осуществлению целей ООН" 48. Думается, что Даллин не стал бы отрицать, что всякая "философия ООН" должна быть причастна к ее Уставу. Но известно, что Советский Союз не только принял Устав ООН, но и является одним из основателей этой организации. Если же автор считает, что "философия ООН" - это нечто совершенно отличное от Устава, нечто расплывчато "прозападное", выходящее за рамки Устава, то он либо находится во власти иллюзий, либо грош цена такой философии.

В монографии бывшего заместителя государственного секретаря США по делам международных организаций Р. Гарднера "В поисках мирового порядка" (США, 1964 г.) без обиняков утверждается, что между "традиционной коммунистической доктриной" и принципами Устава ООН имеется "фундаментальное несоответствие" и что между СССР и ООН якобы существует "коллизия" с самого начала деятельности этой организации 49. Автор, однако, не утруждает себя доказательствами: он просто обрушивается на "коммунистическую доктрину", которая будто бы проповедует "насилие" над народами и сеет "недоверие" к международным организациям. Антикоммунизм поистине становится последним убежищем и подчас единственной опорой американских буржуазных авторов, пытающихся принизить выдающуюся роль Советского Союза в создании и деятельности ООН по выполнению задач, возложенных на нее Уставом.

к оглавлению книги


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив