Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

2. Ставка империализма на глобализацию систем ПРО и НАТО

Выйдя в 2002 г. из Договора по ПРО 1972 г., администрация США теперь уже совершенно открыто форсирует создание глобальной системы ПРО, намереваясь обезопасить всю территорию страны от ударов возмездия. 12 июля 2007 г. американский Сенат объявил создание системы ПРО государственной политикой США. За соответствующую поправку к закону о военных расходах на 2008 г. проголосовало 90 сенаторов из 100 присутствовавших. Голосование впервые выявило таким образом консенсус республиканской и демократической элит США по этому вопросу.

Между тем с 1983 г. на создание ПРО уже израсходовано около 100 млрд. долларов, и США планировали в течение 2007 г. закончить все испытания системы и привести ее в полную боевую готовность. В 2007 г. количество комплексов ПРО США планировалось увеличить с 16 до 25 (до 21 — на Аляске и до 4 — в Калифорнии), а к 2011 году только на Аляске должно быть уже 40 комплексов ПРО. 1100

Одним из ключевых элементов системы является крупнейший в мире плавучий радар с фазированной решеткой («Sea Based X-Band Radar» — SBX), который, работая в сантиметровом диапазоне, способен, как утверждают американские специалисты, засечь объект величиной с бейсбольный мяч на расстоянии нескольких тысяч километров и может отличать реальные боеголовки от ложных целей. Радар, стоимостью в 815 млн долларов, был смонтирован в г. Корпус-Кристи (штат Техас) на морской нефтяной платформе, изготовленной, по некоторым данным, в России и приобретенной Пентагоном. Общий вес этой самоходной радарной установки составляет 50 тыс. тонн; высота от киля до верхушки радарного купола — 86 м; главная палуба имеет размеры 70 на 119 м.; экипаж 65 человек. Скорость передвижения — 4 узла; может выдержать волны до 15 м высотой.

Вступивший в строй в сентябре 2006 г., SBX предназначен для обнаружения запуска баллистических ракет и летящих боеголовок на средней стадии полета. Информация с него будет поступать через спутники в командный центр Колорадо-Спрингс (штат Калифорния) и оттуда на армейскую базу Форт-Грили на Аляске и на базу ВВС Ванденберг в Калифорнии, где к февралю 2007 г. уже были установлены в совокупности 16 первых ракет-перехватчиков (из которых 14 — на Аляске), а также на планируемые к созданию базы в Европе, где предполагается к 2012 г. развернуть 10 противоракет. В январе 2007 г. началось буксирование SBX из базы ВМС США в Перл-Харбо- ре (штат Гаваи) в сторону Алеутских островов (США) и Камчатки, а в феврале радар уже был возле острова Адак (Алеутские острова), приблизившись на 800 км к базе российских подводных лодок на Камчатке. 1101

К настоящему времени в рамках создания глобальной системы ПРО с Вашингтоном сотрудничают 14 государств и очередными кандидатами на участие в этом проекте являются Турция, Украина и Грузия. В том, что касается намерения Вашингтона разместить элементы системы ПРО в Восточной Европе, а именно в Чехии и Польше, то оно еще более утвердилось после предложения российского президента о возможности совместного с США использования Габалинской ГЭС в Азербайджане. Во всяком случае в Вашингтоне поняли, что игра стоит свеч, имея в виду вовлечь Россию в собственную глобальную стратегию, формально направленную против «международного терроризма», а фактически против Китая, Ирана и других стран с неугодными для США режимами.

В сентябре 2007 г. на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Сиднее премьер-министры Австралии и Японии Джон Говард и Синдзо Абэ договорились с президентом США Бушем о создании еще одной американской системы ПРО — теперь уже не только в Европе, но и в Тихом океане. Эта система должна контролировать Китай и КНДР, а также прикрывать Австралию, Японию, Филиппины и западное побережье США.

Характеризуя намерения Вашингтона создать глобальную систему ПРО, бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения генерал-полковник В. И. Есин в статье в «Независимом военном обозрении» справедливо отмечает, что они лежат «в русле курса на неоспоримое военное превосходство и направлены на девальвацию ракетно-ядерного потенциала России и Китая». Что же касается защиты от «стран-изгоев», то это «всего лишь предлог для развертывания глобальной инфраструктуры ПРО». В настоящее время, как пишет Есин, США концентрируют свои усилия в основном на наземном и морском эшелонах глобальной системы ПРО — создают радарные станции, узлы связи, командные пункты и наземные стартовые площадки противоракет. Развертывая элементы ПРО в Европе, Пентагон стремится в первую очередь создать наземную инфраструктуру. Нарастить же ее в будущем — это уже не проблема: там, где развернуты 10 ракет, развернуть еще 100 — гораздо легче, чем начинать с нуля. 1102

В будущем предполагается развитие третьего эшелона глобальной системы ПРО — космических средств поражения межконтинентальных баллистических ракет. И с этой целью Вашингтон уже принял концепцию достижения глобального контроля над околоземным и космическим пространством.

Речь идет о том, что в октябре 2006 г. президент США Дж. Буш подписал директиву «Национальная политика в области космоса». Принятый документ дает Вашингтону право лишать доступа в космос любую страну, враждебную США. Директива также запрещает заключение новых соглашений по контролю над вооружениями, которые могли бы ограничить деятельность США в космосе. В директиве прямо говорится о том, что свобода действий в космосе так же важна для США, как способность эффективно действовать в воздухе и на море. «Буш приватизирует космос. Американцам не нужны конкуренты в милитаризации внеземного пространства» — таков лейтмотив доктрины, как он отражен в сообщениях СМИ.

Выход США из Договора по ПРО 1972 г. означал, что вместе с разрушением Договора аннулировались и зафиксированные в нем обязательства сторон о запрещении размещения в космосе ракет-перехватчиков, радаров космического базирования, а также спутниковых вооружений, которые могли быть использованы в качестве элементов системы ПРО. Устранялся также запрет на нападение на чужие разведывательные спутники. Другими словами, положение дел с решением проблемы демилитаризации космоса возвращалось, по сути, лишь к запрету на размещение там оружия массового уничтожения, как это предусматривается Договором 1967 г. о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела.

Как было показано в Главе II книги, США упорно отвергали инициативы Советского Союза, направленные на полную демилитаризацию космического пространства, в том числе внесенные на рассмотрение сессий Генеральной Ассамблеи ООН в начале 80-х годов советские проекты Договора о запрещении размещения в космическом пространстве оружия любого типа и Договора о запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли. Такая же картина наблюдается и сегодня в том, что касается совместных российско-китайских инициатив в вопросах демилитаризации космоса, вносящихся на рассмотрение ООН, начиная с 2002 года.

13 февраля 2008 г. в ходе ежегодной Конференции ООН по разоружению в Женеве министр иностранных дел России С. Лавров представил российско-китайский проект Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов. Однако США с ходу отвергли эту инициативу, заявив на официальном уровне, что они «не видят в этом новом предложении ничего, что изменило бы позицию США».

Игнорирование США мнения большинства государств-членов ООН, выступающих за демилитаризацию космического пространства, приобрело в последние годы поистине маниакальный характер. Так, упомянутая директива президента Буша от октября 2006 г. была принята несмотря на то, что за год до этого — в октябре 2005 г. 160 из 192 государств-членов ООН проголосовали на LX сессии Генеральной Ассамблеи ООН в поддержку внесенного Россией проекта резолюции «Меры по обеспечению транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности». При этом единственный голос «против» был подан представителем США.

К этому надо добавить, что российское предложение само по себе не предполагало каких-либо запретительных мер в отношении использования космического пространства в военных целях, а было лишь ориентировано на обеспечение предсказуемости ситуации в космосе. Однако этого оказалось достаточно, чтобы США проголосовали против его принятия, исходя из того, что российская инициатива приведет к ограничениям их действий в космосе и осложнит осуществление планов развертывания глобальной системы ПРО.

На LXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН (2006 г.) Россия в соавторстве с 29 государствами внесла новый проект резолюции, предусматривавший выработку конкретных предложений по мерам по обеспечению транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности с последующим их обобщением и подготовкой специального доклада Генерального секретаря ООН. На этот раз проект был принят подавляющим большинством голосов, при том, что США вновь голосовали «против», а Израиль «воздержался». На LXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН (2007 г.) за аналогичный проект проголосовало 179 государств и снова США голосовали «против», а Израиль «воздержался».

Категорический отказ США не только от демилитаризации космического пространства, но даже от согласованных мер по обеспечению транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности в практическом плане обрекает на неудачу какие бы то ни было усилия ООН на этом направлении. Вместе с тем было бы ошибочно и преуменьшать роль ООН, как организации, способной своими решениями создавать атмосферу международной изоляции наиболее агрессивных кругов США, придающих космосу особо важное значение в своих военных приготовлениях.

Наряду с форсированием мер, направленных на создание глобальной системы ПРО, в Вашингтоне дан старт кампании по усилению роли НАТО как глобальной организации. О том, что этот главный военно-политический блок империализма с самого начала своего существования был ориентирован на глобальную роль, широко известно. Не требуют новых подтверждений и неопровержимые факты прямого или косвенного участия НАТО в международных конфликтах 50-90-х годов далеко за пределами «Северо-Атлантической зоны», будь то в Азии, Африке или Латинской Америке.

Сегодня в Вашингтоне ставят этот вопрос масштабнее, сообразуя его с концепциями однополярного мира и нового миропорядка, от которых там, судя по всему, не собираются отказываться, несмотря на «трудности» в Ираке и Афганистане и на «новые вызовы» со стороны Ирана, КНР и России. При этом речь идет теперь не просто о легитимизации глобальных устремлений НАТО и расширении его состава в основном за счет европейских стран, а о приглашении в альянс всех «демократических стран» поначалу путем установления между ними и НАТО партнерских отношений, а затем и включения их в «глобальное» НАТО.

Исследованию новой роли НАТО посвящена опубликованная во влиятельном американском журнале «Foreign Affairs» за сентябрь—октябрь 2006 г. специальная статья старшего научного сотрудника Института Бру- кингса Айво Даалдера и профессора политических наук Университета Джорджа Вашингтона, помощника старшего научного сотрудника Совета по международным отношениям Дж. Голдгайера. «Глобальное партнерство — не самоцель, — пишут авторы статьи, — а первый шаг к официальному членству. Альянс уже использовал подобного рода многоступенчатый подход в середине 1990-х годов, на заре сотрудничества с бывшими странами-членами Организации Варшавского Договора. На начальном этапе, в рамках программы „Партнерство во имя мира“, воинские контингенты указанных стран получили право участвовать в учениях и отдельных миротворческих операциях совместно с членами НАТО. И хотя некоторые страны изначально воспринимали такое партнерство, как альтернативу членству, вскоре оно превратилось в средство вступления в альянс. Новый проект глобального партнерства должен сыграть схожую роль, подготовив альянс к переходу от трансатлантической модели к глобальной».1103

Высказанные американскими учеными-международниками соображения идут в русле практической политики США: к участию в глобальном партнерстве Вашингтон стремится привлечь все «демократические страны», которые, как там полагают, потенциально «разделяют ценности НАТО» и имеют то преимущество, что активно участвуют в миротворческих операциях ООН. К числу таких стран в Вашингтоне относят Японию, Австралию, Новую Зеландию, Южную Корею, Сингапур, Бразилию, а в последнее время и Индию. На европейском направлении соответствующая работа проводится со Швецией, Финляндией, Австрией.

Особо в этой связи следует сказать об Израиле, где, по сообщениям западных СМИ, в последнее время все громче звучат голоса о необходимости перехода от практиковавшегося в течение многих лет «сотрудничества» с НАТО «в области обороны» к получению Израилем статуса полноправного члена этого военно-политического блока. В качестве главного аргумента в пользу вступления Израиля в НАТО в Вашингтоне обычно называются возможность значительного увеличения военного потенциала НАТО (у Израиля больше танков, чем у Германии или Франции, богатый военный опыт и т. п.), а также усиление роли Израиля как «устрашающего фактора» в политике запугивания и шантажа Ирана, Сирии и сил сопротивления израильской агрессии в Палестине и Ливане.

Вместе с тем в Вашингтоне, в частности, в Сенате, как будто превалируют настроения не спешить на данном этапе с приемом Израиля в НАТО из-за опасений поставить США в положение заложника военных авантюр, к которым Израиль постоянно прибегает на Ближнем Востоке. Впрочем, на этот аргумент у противников такого подхода есть своя логика: находясь в составе блока, Израиль будет скован в своих устремлениях и ему придется теснее координировать свои действия с Вашингтоном.

Что касается Тель-Авива, то там сторонники вступления в НАТО указывают на возрастающую необходимость создания натовского щита для гарантированного обеспечения безопасности Израиля перед лицом угроз со стороны Ирана и усиления военных способностей и потенциала сил «арабского экстремизма». При этом никто из них не отказывается от «права Израиля» на проведение самостоятельных операций на Ближнем Востоке, ссылаясь, в частности, на «фолклендский прецедент», когда членство Великобритании в НАТО не помешало ей в 1982 г. односторонне применить военную силу против Аргентины и, нанеся ей поражение, восстановить колониальный статус Фолклендских островов.

Противники же вступления Израиля в НАТО в Тель-Авиве упирают на то, что участие Израиля в блоке неизбежно обяжет его направлять свои воинские контингенты в состав разного рода «миротворческих сил», действующих под эгидой Запада в «горячих точках» в Африке и на других континентах, что было бы нежелательно для Израиля.

Принимая во внимание изложенное, в официальных кругах как Вашингтона, так и Тель-Авива наиболее подходящим и оптимальным вариантом действий считается ставка на значительное расширение военного сотрудничества между Израилем и странами НАТО, прежде всего с США, без формального вступления Израиля в НАТО на данном этапе.

Отметим в этой связи, что 16 августа 2007 г. США и Израиль подписали соглашение, по которому американская военная помощь Израилю возрастет на 25 процентов, и в течение ближайших десяти лет Тель-Авив получит оружие и военную технику на 30 млрд долларов. Причем четверть этой суммы израильтяне смогут потратить на закупку продукции собственных оборонных предприятий, а остальное — в США. 1104

По мысли вашингтонских стратегов глобальное НАТО применительно к Ближнему Востоку так или иначе будет включать в свою сферу не только «демократический» Израиль», рассматриваемый ими в качестве «главной стабилизирующей силы» в регионе, но также Саудовскую Аравию и Египет, которым предполагается в течение тех же десяти лет предоставить военную помощь соответственно на сумму в 20 и 13 млрд долларов. Кроме того, в общей сложности 20 млрд долларов военной помощи за тот же период должны получить Катар, Бахрейн, Оман и ОАЭ. 1105

Совершенно очевидно, что если европейское острие НАТО, включая создаваемую систему ПРО в Восточной Европе, направлено в основном против России, то ближневосточное острие этого военного блока нацелено прежде всего на Иран. Лихорадочно сколачивая антииранскую коалицию и пытаясь втянуть в нее наряду с Израилем страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, а также Египет, Пакистан и уже находящиеся в орбите НАТО Ирак и Афганистан, вашингтонские стратеги хотели бы, как это им не раз удавалось в прошлом, загребать жар чужими руками. И это в такой же степени верно, как и то, что размещая свои объекты ПРО в европейских и азиатских странах, Вашингтон подставляет их под ответные удары со стороны России и КНР, против которых, вопреки заявлениям американцев, в первую очередь и направлены как глобальная система ПРО, так и глобальная система НАТО, создаваемые ускоренными темпами без оглядки на Устав ООН и международное право.

В последние годы западные СМИ всячески рекламируют деятельность НАТО в гуманитарной и миротворческой областях, пытаясь придать этому военному блоку ореол международной организации, призванной заботиться о мире и благосостоянии людей, помогать им в случае природных катастроф и иных чрезвычайных обстоятельств. К примеру отмечается, что блок НАТО переправил по воздуху в пострадавший от землетрясения Кашмир несколько тысяч тонн продовольствия, оказал населению медицинскую и иную помощь, что он направил стройматериалы для сооружения четырех новых мостов в Индонезию, преодолевающую последствия цунами, а в районы США, пострадавшие от урагана «Катрина», — продукты питания, водоочистительные установки, электрогенераторы и вертолеты и т. п.

Сама по себе такая помощь, разумеется, достойна самого высокого одобрения. Однако несомненно и то, что в деятельности НАТО она никогда не играла сколько-нибудь существенной роли, маскируя к тому же военную направленность этого агрессивного блока. Что же касается «миротворческой» деятельности НАТО, то, как было показано во многих разделах книги, она всегда диктовалась корыстными интересами империалистических государств, будь то в Ираке, Афганистане, Ливане, Косово, на Африканском Роге или в Центральной Америке — везде, где под видом «многонациональных сил» или под флагом операций ООН по поддержанию мира натовцы совершали и совершают деяния, идущие вразрез с основополагающими целями и принципами Устава ООН.

В этом контексте уместно привлечь внимание к тому, что создаваемые под эгидой Вашингтона глобальные системы НАТО и ПРО мыслятся как некие структуры, куда более высокого порядка, чем ООН и другие международные организации, включая Евросоюз. Разумеется, в Белом доме будет приветствоваться, если ООН своим авторитетом освятит или поддержит те или иные инициативы и действия, исходящие, по обыкновению, из Вашингтона. Если же ООН откажется следовать прописанным рецептам, то НАТО будет действовать самостоятельно, применяя силу там и тогда, где и когда, и в каких масштабах это будет признано необходимым. И ясно, что ключевые решения будут приниматься в Вашингтоне — этом командном пункте и штабе глобального альянса «демократических стран». Как пишут в упомянутой статье Даалдер и Голдгайер, «в новом, расширенном альянсе обязанности Верховного главнокомандующего мог бы по-прежнему выполнять представитель американского генералитета, а Генерального секретаря НАТО — его коллега из любой другой (возможно, даже неевропейской) страны».1106

О недопустимости такого подхода говорил 10 февраля 2007 г. в Мюнхене президент России В. Путин в своем выступлении на Конференции по вопросам политики безопасности. «Убежден, — сказал он, — что единственным механизмом принятия решений по использованию военной силы как последнего довода может быть только Устав ООН. Легитимным можно считать применение силы, только если решение принято на основе и в рамках ООН. И не надо подменять Организацию Объединенных Наций ни НАТО, ни Евросоюзом. И когда ООН будет реально объединять силы международного сообщества, которые действительно могут реагировать на события в отдельных странах, когда мы избавимся от пренебрежения международным правом, то ситуация может измениться. В противном случае ситуация будет заходить лишь в тупик и умножать количество тяжелых ошибок. При этом, конечно, нужно добиваться того, чтобы международное право имело универсальный характер и в понимании, и в применении норм. И нельзя забывать, что демократический образ действий в политике обязательно предполагает дискуссию и кропотливую выработку решений».1107

С точки зрения дипломатичности формулировок все в этом высказывании звучит почти безукоризненно, если не считать, конечно, утверждения о праве международного сообщества «реагировать на события в отдельных странах», что может быть вполне интерпретировано, например, как право ООН на вмешательство во внутренние дела государств, тогда как это категорически запрещено Уставом ООН, если речь не идет о принудительных мерах по Главе VII Устава. Но дело все же и не в этом, а в сугубо назидательном характере подобного рода изречений, в отсутствии в них даже признака стремления проявить волю и дать отпор нарушителям норм международного права, целей и принципов Устава ООН. А между тем. кот Васька слушает да ест.

Американская военщина, да и дипломатия то и дело обрушивают на мир разного рода угрозы, причем в такой агрессивной манере, которой позавидовал бы даже бесноватый фюрер. Чего, например, стоят эскапады недавнего шефа Пентагона Д. Рамсфелда о способности армии США воевать (и одерживать победы) на всем земном шаре или уже упоминавшиеся провокационные выпады его преемника на этом посту Р. Гейтса против России, КНР и КНДР. Или, скажем, заявление госсекретаря США К. Райс о том, что

США " в состоянии одновременно вести военные операции и в Афганистане, и в Ираке». Угрозы, как из рога изобилия, сыплятся из Вашингтона в отношении Ирана, КНДР, Сирии и других государств, где, по мнению США, существуют тоталитарные режимы, нежелающие по недомыслию или по злой воле приобщаться к ценностям западной демократии. Новым словом в истории мировой дипломатии стали черные списки «государств-изгоев», произвольно составляемые американскими администрациями по мере надобности и применительно к подлости.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив