Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

3. Вопросы реформы экономической и социальной деятельности ООН

Всемирный саммит 2005 г. отметил в своем Итоговом документе, что наряду с миром и безопасностью, важнейшими опорами, на которых покоится система ООН, и одновременно основами коллективной безопасности и благосостояния являются развитие и права человека. «Мы признаем, — подчеркивается в документе, — что развитие, мир и безопасность и права человека взаимосвязаны и взаимно усиливают друг друга».

Вместе с тем участники Всемирного саммита подтвердили, что развитие само по себе является центральной целью и что в условиях меняющихся реалий современного мира для повышения эффективности ООН в решении глобальных проблем развития необходимо проведение серьезных реформ на экономическом, социальном и экологическом направлениях ее деятельности.

Отметим, что о необходимости таких реформ говорилось еще в докладе Комиссии по проблемам глобального управления и сотрудничества («Комиссии В. Брандта»), опубликованном, как отмечалось выше, в 1992 г. В рекомендациях Комиссии предлагалось, например, создать в качестве одного из основных органов ООН новую структуру — Совет экономической безопасности, в который входили бы ведущие державы мира, включая Россию, а также другие государства, представляющие различные регионы мира. Указывалось, что Совет мог бы давать рекомендации по преодолению сложных кризисных ситуаций, которые могли бы иметь тяжелые экономические последствия для многих стран, оказывать поддержку государствам с переходной экономикой, устанавливать правила и порядок глобальной конкурентной борьбы, обеспечивать международный консенсус по наиболее актуальным экономическим проблемам.

Ряд предложений по совершенствованию деятельности ООН в экономической области содержался в докладе Генерального секретаря ООН Б. Гали «Повестка дня для развития», подготовленном им во исполнении резолюции 181, принятой XLVII сессией Генеральной Ассамблеи ООН (1992 г.). Эти предложения, сформулированные в обобщенном виде в отдельном документе, одобренном XLVIII сессией Генеральной Ассамблеи ООН (1993 г.), касались вопросов создания условий для беспрепятственного участия стран в мировой торговле, доступа к технологиям, капиталовложениям, информационному обеспечению, а также предусматривали заключение соглашений об оказании помощи развивающимся странам на справедливой основе, списание части долгов одним странам и полное списание долгов наиболее бедным из них. 1047

В своей книге «Непокоренная Организация Объединенных Наций» Б. Гали признает, что после событий начала 90-х годов «развивающиеся страны лишились главного рычага давления на индустриальные страны».1048 В результате Движению неприсоединения пришлось менять выработанную им тактику в 60-е годы XX века, которая, по словам Б. Гали, позволяла развивающимся странам «играть на противоречиях между Востоком и Западом». На основе этой тактики, получившей название тактики «третьего мира» или тактики «стран Юга», развивающиеся страны выработали собственную модель развития, которая, как считает Б. Гали, «не была ни коммунистической, ни капиталистической, опиралась на плановую экономику и имела авторитарные черты в политике».1049

Оставим в стороне явное нежелание Б. Гали углубляться в период с 60-х до начала 90-х годов, когда, как было показано в Главе II книги, благодаря энергичной позиции Советского Союза и других социалистических стран ООН приняла немало полезных решений, ограничивавших экспансию империализма и неоколониализма в «третьем мире». Нет необходимости, видимо, вступать в полемику с Б. Гали и по поводу его оценок тактики Движения неприсоединения и моделей развития стран «третьего мира». Важно, однако, не забывать, что признавая коренные изменения в международной обстановке после разрушения Советского Союза и констатируя значительное ухудшение положения широких масс населения в большинстве развивающихся стран, в особенности в Африке, на рубеже XX и XXI веков, Генеральный секретарь ООН Б. Гали, как и его преемник на этом посту К. Аннан, фактически с самого начала выступил в роли апологета капиталистической рыночной системы, «равноправного партнерства» между империализмом и миром развивающихся стран, хотя такое партнерство невозможно в принципе, а также в роли сторонника «демократических преобразований» в «третьем мире» или «демократии вообще».

Все это, разумеется, не преуменьшает значения многих выступлений Б. Гали и К. Аннана, в которых они порою в довольно резкой форме критиковали односторонние силовые действия США на международной арене, отказ западных держав оказывать действенную помощь развивающимся странам, а также попытки Вашингтона ввести на Востоке образцы западной демократии, неприемлемой для проживающих там народов.

Работая над «Повесткой дня для развития», а это был, напомним, 1992 год, Б. Гали столкнулся с нежеланием богатых стран «даже обсуждать эту проблему», ссылаясь на то, что «сама концепция себя изжила». Сегодня любая страна, говорили они, если у нее только хватит воли и желания перейти к рыночной экономике, может повторить успех «азиатских тигров». Само слово «развитие» становилось «бранным». Многократные попытки Б. Гали привлечь внимание саммитов «Большой семерки» (в 1993, 1994, 1995 и 1996 гг.) к нуждам Африки были восприняты как «бесцеремонный жест». «Каждый раз в заключительном коммюнике „семерки“ мельком упоминалась Африка, однако никаких конкретных действий так и не последовало», — сокрушался Генеральный секретарь ООН. 1050

Б. Гали не жалеет красок, рисуя лицемерный характер подхода «национальной и интернациональной бюрократии» к вопросам развития. На словах, пишет он, эта бюрократия не возражала против того, чтобы испробовать новые идеи, однако, вместо этого, она просто заменяла старые лозунги на новые. «Так, вместо „развития“, она сначала стала говорить о необходимости „развития с человеческим лицом“, а потом об „устойчивом развитии с человеческим лицом“. Она наклеивала ярлыки на одно понятие за другим, выстраивая их как слонов, хобот к хвосту».1051

Утверждения о существовании «принципиальной зависимости между развитием и демократией» Б. Гали называет в своей книге об ООН «весьма сомнительными». «Главное, — пишет он, — чтобы правительство было репрезентативным и адекватно реагировало на настроения в обществе». Что касается прав человека, то Б. Гали высказывался в том смысле, что «принципы могут быть одни и те же, а вот их реализация у каждого народа своя». Он призывал развитые страны понять, что «в каждой стране эти права могут осуществляться по-своему».1052

22 января 2007 г., спустя десять лет после своей отставки с поста Генерального секретаря ООН, Б. Гали выступил с докладом в Дипломатической Академии МИД РФ, в котором изложил свои взгляды на деятельность ООН на современном этапе, а 28 января дал экслюзивное интервью «Российской газете» по той же проблематике. «Кризис ООН, — сказал Б. Гали, — восходит к концу „холодной войны“, когда произошло кардинальное изменение в мировом балансе сил. На смену многополярному многостороннему миру пришла однополюсная конструкция. Принципы равенства и суверенитета, которые лежат в основе деятельности ООН, оказались под вопросом.

Социально-экономической роли ООН, по сути, пришел конец. В этом вопросе ее вытеснили на обочину другие организации — такие, как ВТО, МВФ, МБРР…» 1053 И далее: «Необходимо изменить подход к проблемам социально-экономического развития. Ведь развитие — ключ к миру, стабильности и процветанию. Однако на фоне снижения роли ООН в этой области неолиберальная глобализация бросает развивающиеся государства в пучину мирового рынка, где господствуют транснациональные корпорации и развитые страны. Мы должны разработать новую стратегию развития, которая дала бы реальный шанс покончить с бедностью и отсталостью».1054

В свою бытность Генеральным секретарем ООН Б. Гали стремился сделать обсуждение проблем развития непрерывным и в этих целях приложил немало усилий для проведения под эгидой ООН шести представительных и крупномасштабных международных конференций, на рассмотрение которых выносились жизненно важные для человечества проблемы. Каждая последующая конференция являлась как бы продолжением предыдущей и могла служить основой для последующей. При этом некоторые из наиболее важных проблем, например положение женщин, являлись как бы сквозными, т. е. рассматривались с разных сторон на каждой конференции.

Каскад международных конференций, проведенных в 1992—1996 гг., включал конференции по проблемам экологии и устойчивого развития (Рио-де-Жанейро, 1992 г.), по правам человека (Вена, 1993 г.), народонаселению и развитию (Каир, 1994 г.), социальному развитию (Копенгаген, 1995 г.), положению женщин (Пекин, 1995 г.) и по населенным пунктам (Стамбул, 1996 г.)

Из числа наиболее значимых конференций, проведенных после 1996 г., назовем Всемирный форум по вопросам образования (Дакар, 2000 г.), Третью конференцию ООН по наименее развитым странам (Брюссель, 2001 г.), Всемирную конференцию по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости (Дурбан, ЮАР, 2001 г.), Всемирную встречу на высшем уровне по проблемам продовольствия (Рим, 2001 г.), Международную конференцию по финансированию развития (Монтеррей, Мексика, 2002 г.), Всемирную встречу на высшем уровне по устойчивому развитию (Йоханнесбург, ЮАР, 2002 г.).

Посредством проведения серии глобальных конференций ООН стала платформой для выработки и продвижения новых ключевых целей и задач в области развития в международной повестке дня. Учитывая высокий научно-теоретический потенциал и практическую значимость выводов и рекомендаций таких форумов, ООН уделяет в настоящее время основное внимание комплексному и согласованному выполнению принятых на этих конференциях решений. В документах ООН отмечается, что эта новая сторона деятельности организации нуждается во всемерном, в том числе и материальном, поощрении и, разумеется, должна найти свое отражение в концепциях реформирования ООН и ее деятельности.

В Декларации тысячелетия ООН, утвержденной резолюцией 52/2 Генеральной Ассамблеи ООН от 8 сентября 2000 г., лидеры стран мира одобрили восемь «Целей» в области развития, которые в совокупности предусматривали: 1) искоренение крайней бедности и голода, 2) обеспечение всеобщего начального образования, 3) содействие гендерному равенству и расширению прав и возможностей женщин, 4) сокращение детской смертности, 5) улучшение охраны здоровья матерей, 6) борьбу с ВИЧ/СПИДом, малярией и другими заболеваниями, 7) обеспечение экологической устойчивости, 8) совершенствование глобального партнерства в целях развития. Как отмечалось в выступлениях Генерального секретаря ООН и других документах ООН, эти Цели были сформированы на основе адаптации опыта международных конференций 90-х годов, а также исходя из реально достижимых контрольных показателей.

В конкретном плане Декларация тысячелетия ООН устанавливала срок — 2015 год — для сокращения вдвое доли населения земного шара, имеющего доход менее одного доллара в день и доли населения, страдающего от голода, а также не имеющего доступа к безопасной питьевой воде, в том числе из-за нехватки средств. К тому же сроку ставились задачи обеспечить возможность получения детьми всего мира начального школьного образования в полном объеме и при равном доступе ко всем уровням образования мальчиков и девочек, добиться снижения материнской смертности на три четверти и смертности среди детей в возрасте до 5 лет на две трети, а также остановить распространение основных болезней, от которых страдает человечество и предоставлять особую помощь детям, лишившимся родителей из-за ВИЧ/СПИДа. К 2020 году предполагалось обеспечить существенное улучшение жизни как минимум 100 миллионам обитателей трущоб.

Как бы комментируя ход выполнения положений Декларации тысячелетия ООН в области развития, К. Аннан в своем последнем докладе о работе организации (за 2006 г.) отметил некоторые положительные моменты, прежде всего наметившуюся тенденцию к сокращению доли населения развивающихся стран, живущего в условиях крайней нищеты, «главным образом благодаря прогрессу в Восточной и Южной Азии» (ранее он говорил о Китае и Индии). Вместе с тем К. Аннан признавал, что «масштабы человеческих лишений остаются ужасающими»: каждый год более 10 миллионов детей умирает, не дожив до пяти лет; вероятность смерти женщины в развивающихся странах во время беременности и родов в 45 раз выше, чем в развитых странах; более 800 миллионов человек страдает от хронического недоедания; половина населения в развивающихся странах не имеет доступа к средствам санитарии, пятая часть — к доброкачественной воде; продолжается неуклонный рост численности обитателей трущоб; ухудшается состояние природной среды, которая является источником средств к существованию. 1055

К таким же неутешительным выводам приходил, как мы видели, и предшественник К. Аннана на посту Генерального секретаря ООН Б. Гали. Что, впрочем, не мешает этим видным политическим деятелям «мирового масштаба» вновь и вновь распространяться на темы о возможности поставить «третий мир» на ноги путем выполнения империалистическими державами неких добровольно взятых на себя «обязательств» перед развивающимися странами, вроде отчисления на их нужды 0,7 процента от своих внутренних доходов, а также путем «диалога» между богатыми и бедными странами и установления между ними «равноправного партнерства».

На Всемирном саммите 2005 г. Цели развития, сформулированные в Декларации тысячелетия ООН, были дополнены новыми положениями с учетом решений конференций в Монтеррейе и Йоханнесбурге в 2002 г. Участники Всемирного саммита, поставили, в частности, перед собой задачу «добиваться того, чтобы цели полной и производительной занятости и достойного трудоустройства всех людей, включая женщин и молодежь, стали стержнем нашей соответствующей политики на национальном и международном уровнях, а также наших национальных стратегий разви- тия».1056 Эта задача, расширявшая «Цель 1» Декларации тысячелетия ООН, как бы уточняла параметры борьбы за искоренение крайней бедности и голода и указывала главное направление в этой борьбе — ликвидацию безработицы (в конце 2002 г. в мире насчитывалось 180 млн безработных, а число «работающей бедноты» — тех, кто зарабатывает менее одного доллара в день, — возросло до 550 млн человек). 1057

Согласно Итоговому документу Всемирного саммита 2005 г. были включены также новые задачи в «Цель 5» Декларации — обеспечить к 2015 году всеобщий доступ к услугам в сфере охраны репродуктивного здоровья, в «Цель 6» — предоставить возможность к 2010 году лечения от ВИЧ/СПИДа всем, кто в нем нуждается, в «Цель 7» — значительно сократить к 2010 году темпы потери биологического разнообразия и т. д. Однако как признает К. Аннан в докладе о работе ООН в 2006 году, заявления, которые делались в 2005 году, «еще не сказались непосредственно на жизни малообеспеченного населения, которому они призваны помочь». «Не привели они, — указывается далее в докладе, — и к прорыву в сфере практической реализации, необходимому для достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия. Наиболее острые проблемы сохраняются в Африке, особенно в странах к югу от Сахары, в которых доля населения, живущего в условиях крайней нищеты, с 1990 года, в сущности, не изменилась, а в абсолютных цифрах резко увеличилась».1058

О причинах бедственного положения в Африке достаточно подробно говорится в соответствующем разделе Главы IV книги. Здесь же отметим, что в Африке, как и в развивающихся странах на других континентах, совершенно не привилось так называемое «глобальное партнерство», обозначенное в качестве восьмой «Цели» развития в Декларации тысячелетия ООН. Эта «Цель», доработанная на международных конференциях в Монтеррейе и Йоханнесбурге, вылилась, согласно докладу К. Аннана, представленному Всемирному саммиту 2005 г., в так называемое «историческое соглашение», которое поначалу породило весьма радужные ожидания и надежды.

По условиям этого «исторического соглашения» развивающиеся страны брали на себя «главную ответственность за собственное развитие» — укрепление управления, борьбу с коррупцией, реализацию стратегий и инвестиций для обеспечения экономического роста на основе опережающего развития частного сектора и максимального увеличения внутренних ресурсов для финансирования национальных стратегий развития. Со своей стороны, развитые страны обязывались оказывать развивающимся странам всю необходимую поддержку в форме увеличения объема «помощи в целях развития», ориентированной прежде всего на развитие системы торговли и углубление деятельности по облегчению бремени задолженности.

Как видим, формулировки обязательств, взятых на себя по «историческому соглашению» развитыми странами, являются достаточно гибкими, чтобы успешно практиковать политику неоколониализма. О помощи развивающимся странам в создании и развитии их собственного промышленного потенциала речь вообще не идет. «Торговля» же и «задолженность» — это те самые два конька, которые обеспечивают, с помощью известных манипуляций, дальнейшее закабаление развивающихся стран.

Заметим также, что «историческое соглашение» навязывает развивающимся странам именно такие «национальные стратегии», которые выгодны неоколонизаторам. Так, из приведенных формулировок следует, что любые возможные посягательства на «частный сектор» развитыми капиталистическими странами не приветствуется. Более того, по условиям соглашения развитые страны обязываются оказывать помощь отнюдь не всем, даже самым бедным странам, а только тем, которые «берут на вооружение транспарентные и заслуживающие доверия стратегии», предусматривающие четко определенный уровень расходов на их осуществление. 1059

Неудивительно поэтому, что в своих оценках «глобального партнерства» Генеральный секретарь ООН крайне пессимистичен. Он прямо пишет, что развитые страны не выполнили своих обещаний по «историческому соглашению», что партнерство «пока что не стало реальностью» и что «такой провал обходится человечеству очень дорого — с каждым годом появляются миллионы новых жертв».1060

В свете изложенного крайне поверхностными представляются и рекомендации по реформированию экономической и социальной деятельности ООН, изложенные в Итоговом документе Всемирного саммита 2005 г. По существу, они сводятся к реформе Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС) и к признанию необходимости повышения эффективности его работы, как «главного органа, отвечающего за координацию, обзор политики, диалог по вопросам политики и вынесение рекомендаций по вопросам экономического и социального развития, а также за достижение целей в области развития, согласованных на крупных встречах на высшем уровне и конференциях ООН, включая цели в области развития, сформулированные в Декларации тысячелетия».

Для достижения этих целей предлагается наделить ЭКОСОС следующими функциями и полномочиями: содействовать глобальному диалогу и партнерскому взаимодействию по проблемам глобальной политики и тенденций в экономической, социальной и гуманитарной областях, проводить раз в два года форум высокого уровня по вопросам сотрудничества в целях развития, обеспечивать осуществление решений крупных конференций и встреч ООН на высшем уровне, поддерживать и дополнять международные усилия, направленные на борьбу с чрезвычайными гуманитарными ситуациями, включая стихийные бедствия, играть ведущую роль в общей координации деятельности фондов, программ и учреждений, обеспечивая слаженность их действий и не допуская дублирования мандатов и видов деятельности.

Решения, принятые Всемирным саммитом 2005 г., безусловно нацелены на то, чтобы повысить значение потенциальной роли ЭКОСОС как координатора, организатора и форума для международного диалога, в том числе на высоком уровне, и одновременно — как механизма для осуществления международного сотрудничества в разрешении проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, а также — в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех без различия расы, пола, языка и религии, как это предусмотрено Уставом ООН.

При всем этом ЭКОСОС — это единственный орган ООН, которому, согласно Уставу ООН, поручено согласовывать деятельность Специализированных учреждений ООН (Статья 63 п. 2 Устава ООН) и проводить консультации с неправительственными организациями (Статья 71 Устава ООН). 1061 ЭКОСОС располагает также сетью действующих под его эгидой комиссий как функционального, так и регионального характера. К числу первых относятся Статистическая комиссия, Комиссия по народонаселению и развитию, Комиссия социального развития, Комиссия по правам человека (до 2006 г.), Комиссия по положению женщин, Комиссия по наркотическим средствам, Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию, Комиссия по науке и технике в целях развития и Комиссия по устойчивому развитию. К числу вторых — пять региональных комиссий: Экономическая комиссия для Африки со штаб-квартирой в Аддис-Абебе, Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (Бангкок), Европейская экономическая комиссия (Женева), Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского бассейна (Сантьяго) и Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии (Бейрут).

Консультативным статусом при ЭКОСОС обладают свыше 2100 неправительственных организаций. 1062 ЭКОСОС осуществляет, кроме того, взаимодействие и в определенной мере координационные работы с программами и фондами, являющимися вспомогательными органами Генеральной Ассамблеи ООН, такими, как Программа развития ООН (ПРООН), Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Детский фонд (ЮНИСЕФ), ООН — ХАБИТАТ

(населенные пункты) и Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА).

Предполагаемые реформы ЭКОСОС значительно повышают статус этого одного из основных органов ООН. И если раньше ЭКОСОС слишком часто отводилась роль на периферии глобального социально-экономического управления, то реформы ставят своей целью сосредоточить в нем управление всеми аспектами экономической и социальной деятельности ООН, превратив его в глобальный координирующий центр разрешения проблем развития с участием транснациональных монополий, «Большой восьмерки» и Всемирного банка. Наиболее экстремистские предложения, идущие как бы в развитие решений Всемирного саммита 2005 г., вообще предусматривают замену ЭКОСОС новым мощным органом ООН — Советом Экономической Безопасности, приравнивая его статус к статусу Совета Безопасности ООН, но без права вето, закрепленного за постоянными членами Совета Безопасности.

Понятно, что такого рода планы и прожекты идут вразрез с положениями Устава ООН, который среди прочего исходит из того, что ЭКОСОС «обязан помогать» Совету Безопасности (Статья 65 Устава ООН). Тем не менее эти планы и прожекты уже находят свое конкретное воплощение, как было показано, в реализации всякого рода схем постконфликтного «миростроительства», фактически отстраняющих Совет Безопасности ООН от центральной проблемы — формирования политической власти в странах-участниках тех или иных конфликтов.

Непрекращающиеся попытки превратить ООН в своего рода штаб неоколонизаторской деятельности, направленной на подрыв суверенитета и политической независимости развивающихся государств, сплошь и рядом прикрываются разговорами о повышении эффективности и укреплении авторитета этой международной организации. На деле же эффективность и авторитет ООН в разрешении жгучих мировых экономических и социальных проблем все более ставятся под вопрос именно из-за ужесточения в последние годы грабительской политики империалистических держав в зоне развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки.

В своем фундаментальном труде «Парламент человечества» Пол Кеннеди справедливо замечает, что каждый раз, когда в ООН возникают трудности в разрешении экономических проблем, причину следует искать в политике государств. «Это прекрасно, — пишет он, — когда неоклассики — экономисты громко восхищаются Адамом Смитом и заявляют, что единственно, что необходимо для процветания — это хорошее управление, честность в финансовых делах и поощрение плодотворного трудолюбия. Но увы, политические и общественные деятели так не поступают. Правительства регулируют финансовую неустойчивость, прибегая к закладным на рынке. Они искусственно завышают или занижают курсы своих валют, как будто это поможет им в отдаленной перспективе. Они защищают ненадежные и неэффективные сектора своей экономики (сельское хозяйство, тяжелую промышленность, старую бюрократию) и таким образом душат рост мировой экономики. Когда они предоставляют помощь другим странам, то значительная ее часть далеко не является чистосердечным подарком и обычно тесно увязывается с внутренними субсидиями сельскому хозяйству и военными поставками. В этом деле мало найдется добрых Самаританок».1063

Впрочем, далеко не прост и сам П. Кеннеди. Твердо отстаивая американские официальные позиции, в том числе в ООН, он, например, считает возможным прямо и бездоказательно упрекнуть правительства Белоруссии, Кубы, Судана и Зимбабве в том, что они, видите ли, «мало осведомлены» о целях ООН и не выполняют обязательств, взятых на себя перед этой организацией. 1064 Воздерживаясь вместе с тем от прямой критики стратегии Вашингтона в отношении развивающихся стран, Кеннеди как бы «объективности ради» рассуждает о том, что США, как «крупнейшей экономике мира», следовало бы, например, согласиться на ограничения, накладываемые Киотским протоколом на выброс «парниковых газов», ибо отказ сделать это подает дурной пример другим промышленно развитым странам. «Сегодня в области защиты окружающей среды все дороги ведут в Вашингтон. Предпримет ли он какие-либо действия?» — пишет Кеннеди. 1065 В Вашингтоне, однако, думают иначе.

Известно, что в 1992 г. в целях противодействия глобальному потеплению в Рио-де-Жанейро была подписана Рамочная конвенция ООН об изменении климата, выработанная совместно Программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и Всемирной метеорологической организацией (ВМО). В 1997 г. страны, ратифицировавшие Конвенцию, провели встречу в Киото (Япония) и приняли юридически обязательный Протокол, согласно которому промышленно развитые страны должны будут снизить в период 20082012 гг. свои совместные выбросы в атмосферу диоксида углерода и других «парниковых газов» (шести газов, вызывающих «парниковый эффект») на 5,2% от уровня 1990 г.

В Киотском протоколе смягчение последствий изменения климата рассматривается как важнейшая задача мирового сообщества в XXI веке. Протокол предлагает для каждого государства предельные объемы (квоты) допустимых выбросов «парниковых газов». Если реально выбросы меньше, квоту можно продать другой стране, которая выбрасывает газов больше, чем ей разрешается. А если больше — соответственно купить. Кроме того, Протокол предусматривает содействие государствам в разработке новых технологий, связанных с использованием топлива, более широкое использование возобновляемых источников энергии, применение более чистых и эффективных технологий в энергетике, на транспорте и в промышленности. Намечены также меры по оказанию помощи в этой сфере развивающимся странам.

США с самого начала отказались и отказываются до сих пор ратифицировать Киотский протокол, хотя они дают 25 процентов мировых выбросов «парниковых газов» в атмосферу, при том, что их население составляет 4 процента населения мира. Причина одна — в Вашингтоне усматривают в

Протоколе угрозу промышленному росту страны, а следовательно, и своим высшим национальным интересам. Такую же позицию занимают Япония, Австралия, Южная Корея, а также самые многонаселенные государства мира — КНР и Индия.

Что касается России, то поскольку точкой отсчета действия Протокола выбран 1990 год, когда советская промышленность была на подъеме, а в последующие годы произошло резкое сокращение производства и соответственно — выбросов в атмосферу на одну треть, то ее присоединение к Протоколу во многом диктовалось возможностью располагать своей огромной квотой, заработав на этом, по сообщениям СМИ, не менее 15 млрд долларов. И хотя платой за эту возможность является согласие России консервировать свое промышленное отставание вплоть до 2012 года, считается, что экономической квотой за промышленный спад можно будет расплатиться за часть инвестиций в электроэнергетику и нефтегазовую промышленность, которые требуют колоссальных инвестиций.

Как бы то ни было, 4 ноября 2004 г. Россия ратифицировала Киотский протокол, и поскольку с этого момента общий объем выбросов в атмосферу диоксида углерода странами, ратифицировавшими этот документ, превысил порог в 55 процентов, установленный для начала его действия, Протокол сразу же вступил в силу. Однако и в этих условиях США продолжают бойкотировать ратификацию Киотского протокола, что вызывает недовольство многих, в том числе европейских стран.

В последнее время деятельность системы ООН в области изменения климата значительно активизировалась. Мощными стимулами в этом отношении стали периодические доклады Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), созданной ВМО и ЮНЕП еще в 1988 г. в целях анализа проблемы глобального изменения климата, его потенциального влияния, а также выработки способов адаптации и уменьшения его отрицательных последствий. 12 октября 2007 г. МГЭИК, а также бывшему вице-президенту США А. Гору была присуждена Нобелевская премия, как «борцам с глобальным потеплением».

17 ноября 2007 г. в Валенсии (Испания) был опубликован четвертый (оценочный) доклад МГЭИК, в котором были обобщены и проанализированы данные трех предшествовавших докладов по различным аспектам проблемы. В подготовке оценочного доклада приняли участие 450 ведущих авторов и 800 сотрудников; доклад содержал данные, полученные более чем 2500 исследователями из более, чем 130 стран мира и подводил итоги научных изысканий за последние шесть лет.

Ученые приходили к однозначному выводу: глобальное потепление стало неизбежным из-за загрязнения атмосферы, вызванного предшествующей деятельностью человека. При этом на данном этапе речь идет не просто о борьбе с загрязнением атмосферы, а о защите человека и природных биосистем от климатических изменений. Указывалось также, что в течение следующих пятидесяти лет изменение климата может затруднить достижение Целей в области развития, намеченных в Декларации тысячелетия.

Ученые ожидают, что к концу XXI века температура на Земле повысится до 1,8–4,0 градуса по Цельсию к уровню 1990 года. Результатом этого станет таяние полярных льдов, горных ледников и континентальной вечной мерзлоты; повысится уровень Мирового океана и участятся экстремальные гидрометеорологические явления.

Глобальное потепление приведет к нехватке воды, которая затронет от одного до трех миллиардов человек. Из-за засух проблемы с питанием могут возникнуть у 200–600 млн жителей планеты. Растущий в результате климатических изменений уровень воды в океанах приведет к росту количества наводнений, в первую очередь, в странах Азии. В зонах наводнений будут ежегодно находиться от 2 до 7 млн человек. При этом в особо уязвимом положении окажутся жители малых островов.

При повышении температуры на 1,5–2,5 градуса по Цельсию под угрозой исчезновения окажутся от 20 до 30% видов земной флоры и фауны. В результате глобального потепления Альпы лишатся трети горнолыжных курортов, а Средиземноморье станет зоной тропиков. За последнее столетие температура на Земле повысилась в среднем на 0,74 градуса по Цельсию.

Наряду с докладами МГЭИК привлек к себе внимание и опубликованный 16 апреля 2007 г. доклад Консультативного военного совета научно- исследовательского центра CNA Corporation, в состав которого входят более десятка отставных американских военных руководителей, генералов и адмиралов, а также специалисты в области военного планирования, материально-технического обеспечения, подводных операций и океанографии. Главный вывод доклада заключается в том, что изменение климата является проблемой национальной безопасности США, ибо «нестабильность климата ведет к нестабильности геополитики и влияет на военные операции США в различных точках планеты».

Доклад предупреждал, что как следствие грядущих серьезных климатических изменений, многие стихийные бедствия в США будут происходить чаще и приобретут масштабный характер, что возникнет опасность эпидемий, которые будет практически невозможно или очень трудно ликвидировать. В Европе основной угрозой безопасности станет огромный поток мигрантов из Африки и Ближнего Востока. Все это, отмечали эксперты, может привести к необходимости пересмотра действующих подходов к формированию организационной структуры войск, к их подготовке и оснащенности, к изменению оперативных планов ВС США и т. п.

Тема изменения климата впервые обсуждалась в апреле 2007 г. на заседании Совета Безопасности ООН. Попытки ряда стран воспрепятствовать этому на том основании, что подобные вопросы находятся вне компетенции Совета, не располагающего к тому же профессиональным опытом в этой области, успеха не имели. Весьма существенный аргумент привел, например, посол Папуа-Новой Гвинеи Р. Аиси, заявивший, что угроза, стоящая перед островными государствами и их жителями в связи с потеплением климата, «не менее серьезна, чем та, которые представляют автоматы и бомбы». В этом же контексте отмечалось, что Совет Безопасности в последние годы расширил концепцию того, что может представлять угрозу международному миру и безопасности. Так, в 2000 году Совет начал пересматривать масштабы угрозы, которые представляет ВИЧ/СПИД и уже обсуждал вопрос о том, каким образом бедность может породить конфликты и терроризм.

24 сентября 2007 г. Генеральный секретарь ООН организовал в рамках LXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН проведение встречи на высоком уровне по вопросу изменения климата. Во встрече приняли участие представители 146 государств, в том числе более 80 глав государств и правительств. Участники этого важного мероприятия заявили о необходимости бороться с изменением климата путем согласованных усилий и в этой связи призвали к принятию кардинальных решений на предстоявших на острове Бали очередной 13-й сессии Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата и третьем Совещании сторон Киотского протокола.

Конференция и Совещание (далее — Конференция ООН на Бали) состоялись на этом индонезийском острове 3—14 декабря 2007 г. с участием более 10 тыс. делегатов — глав правительств, министерств и неправительственных международных организаций из 190 стран мира. Конференция исходила из того, что эффективное противодействие изменению климата требует согласованных и научно обоснованных, реалистичных и справедливых решений, не ущемляющих прав стран на развитие. Именно на такой основе предполагалось сформулировать подход к проблемам изменения климата на период после 2012 г., когда истекает срок действия Киотского протокола. Ожидалось также, что на форуме будет разработана и одобрена «Балийская дорожная карта», которая дала бы старт переговорному процессу по новому режиму по противодействию изменению климата «на пост- киотский период».

Выступивший на Конференции ООН на Бали Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что, по оценке экспертов, предотвращение серьезных глобальных изменений на планете в ближайшие три десятилетия обойдется миру всего лишь в 0,1 процента мирового валового внутреннего продукта (ВВП). Ссылаясь на научные исследования, он сообщил, что потребности энергетического сектора можно сократить вдвое в течение нескольких десятилетий, используя современные технологии и альтернативные источники. Пан Ги Мун выразил надежду, что участникам конференции удастся выработать «дорожную карту», которая приведет к разработке к 2009 г. «нового всеобъемлющего соглашения, приемлемого для всех стран мира», что решило бы и главную задачу конференции — обеспечить преемственность усилий по охране климата.

Такое всеобъемлющее соглашение, по мысли Пан Ги Муна, должно предусматривать дальнейшее сокращение выбросов парниковых газов и ограничение глобального потепления и после его ратификации государствами-участниками должно заменить Киотский протокол к 2013 году. При этом было подчеркнуто, что все это достижимо лишь при условии согласованных действий лидеров государств.

Между тем дискуссии на конференции носили крайне напряженный характер, и временами казалось, что сама она находилась на грани срыва. По большому счету все опять-таки упиралось в позицию США, которые не только продолжали отказываться от ратификации Киотского протокола, но и попытались противопоставить Конференции другую, как бы антикиотс- кую конференцию под собственной эгидой и на угодных для них условиях.

Первые признаки того, что США готовятся выступить с собственной инициативой по вопросам изменения климата, появились еще накануне состоявшегося 6—8 июня 2007 г. саммита «Большой восьмерки» в Хайлингендаме, когда президент Буш выступил против принятия этим форумом какого бы то ни было решения, которое предусматривало бы конкретные обязательства государств по противодействию изменению климата. Стараниями Буша в принятую в Хайлингендаме Декларацию по климату было включено положение о принципе так называемого «добровольного самоограничения», что означало возможность отказа государств от участия в коллективных мерах по противодействию потеплению климата, да и вообще от принятия на себя каких-либо обязательств в этой связи.

В начале августа 2007 г. США выступили с инициативой созыва конференции 16 индустриальных государств (США, КНР, Индии, Бразилии, Японии, Канады, Южной Кореи, Мексики, России, Австралии, Индонезии, ЮАР, Франции, Германии, Великобритании и Италии) с целью рассмотрения проблем борьбы с потеплением климата. Тогда же США направили соответствующие приглашения своим избранникам собраться на такую конференцию в Вашингтоне 27—28 сентября.

Вашингтонская конференция, состоявшаяся через несколько дней после организованной Пан Ги Муном встречи на высшем уровне в рамках LXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам изменения климата, явно была призвана послужить альтернативой Конференции ООН на Бали, в поддержку которой высказались участники указанной весьма представительной встречи и подготовка к которой шла уже полным ходом. Германский министр экологии Зигмар Габриэль с самого начала расценил, например, Вашингтонскую конференцию как попытку торпедировать проходивший в рамках ООН международный процесс сохранения климата.

В ходе Вашингтонской конференции США поставили вопрос о необходимости выработки «рамочного соглашения» 16 странами, потребляющими львиную долю энергетических ресурсов и создающих глобальный парниковый эффект. При этом Вашингтон снова выступил с позиций принципа «добровольного ограничения» индустриальными странами своих вкладов в борьбу с потеплением климата, а также против установления каких-либо конкретных сроков и предоставления каких-либо конкретных данных на этот счет участниками будущего «рамочного соглашения». Свою позицию

Вашингтон пытался аргументировать в том числе упором на биотехнологии неопределенного будущего, которые позволят-де решить проблему принципиально иными методами. В целом, Вашингтонская конференция выявила серьезные разногласия между ее участниками, в особенности между США и странами ЕС, но приняла решение продолжить дискуссии и в 2008 г. вначале на Гавайях, а затем в Париже.

Как уже отмечалось, позиция Вашингтона в вопросах борьбы против потепления климата определяется прежде всего эгоистическими интересами США по сохранению темпов и уровня своего индустриального развития, не считаясь с тем, что именно США являются самыми крупными загрязнителями атмосферы. Интересные данные приведены по этому поводу в статье Ф. Кастро в «Советской России» от 12 января 2008 г. Ссылаясь на различные источники, в том числе на подсчеты лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, бывшего вице-президента Всемирного банка и до 2001 г. — главного экономического советника президента Клинтона, кубинский лидер пишет, что США ежегодно выбрасывают в пространство 6 млрд тонн двуокиси углерода и производят самое большое количество других парниковых газов. И если среднее количество двуокиси углерода на душу населения, выбрасываемое в мире, составляет 4,37 кубической тонны, то в случае с США среднее значение составляет 20,14, почти в пять раз больше. В Африке это значение составляет 1,17, а в Азии и Океании — 2,87.

Многие наблюдатели усматривают необъяснимый парадокс в том, что, отказываясь от ратификации Киотского протокола, США выступили с собственной инициативой в вопросах борьбы с потеплением климата. Однако никакого парадокса здесь нет — все объясняется попытками США так или иначе отстранить ООН от этой насущной проблемы и решать ее под собственной эгидой, полагаясь на вклады других стран и не нанося ущерб пресловутым «национальным интересам» США.

Впрочем, удар, нанесенный вашингтонской инициативой по сторонникам Киотского протокола, не достиг цели: Генеральный секретарь ООН приветствовал конференцию индустриальных стран, расценив ее всего лишь как часть усилий мирового сообщества по разрешению проблем изменения климата в рамках программ и соглашений, реализуемых ООН.

В этих условиях США повели прямую атаку на Конференцию ООН на Бали, пытаясь взорвать ее изнутри и выхолостить всякую конкретику из ее решений. Ожесточенная дипломатическая борьба велась вплоть до последнего дня работы конференции, когда, выступая от имени ЕС, министр экологии ФРГ предъявил США ультиматум, заявив, что если не будет прогресса на Конференции ООН, то не будет и дальнейших переговоров под эгидой США по проблемам глобального изменения климата. При этом страны ЕС выступили за то, чтобы индустриальные государства взяли на себя конкретное обязательство — сократить к 2020 г. выбросы парниковых газов на 25–40 процентов.

Итоговое решение Конференции ООН на Бали носило компромиссный характер. В позитив конференции можно отнести то, что было разработано и принято «рамочное соглашение» — юридическая основа для нового протокола по снижению выбросов парниковых газов с 2013 г., т. е. после истечения срока Киотского протокола. Предполагается, что в новом протоколе примут участие все развитые страны, включая США, а также крупнейшие развивающиеся страны.

Главные пункты договоренностей, получивших название «Балийской дорожной карты», состояли в следующем: (1) выбросы снижают все развитые и крупнейшие развивающиеся страны, в зависимости от уровня их экономического развития и имеющегося потенциала; (2) предпринимается широкий комплекс мер по адаптации к изменению климата; (3) облегчается передача экологически чистых технологий с низкими выбросами парниковых газов; (4) развивающимся странам, прежде всего бедным и наиболее уязвимым к изменениям климата, оказывается финансовая поддержка.

В целом, «Балийская дорожная карта» ориентирует на продолжение переговоров под эгидой ООН, направленных на разрешение проблем, связанных с изменением климата. Отмечается, что такие переговоры будут продолжаться до их завершения к открытию Конференции ООН по изменению климата в Копенгагене в 2009 г. При этом следует иметь в виду, что «рамочное соглашение» не содержит каких-либо указаний на размеры снижения выбросов и не определяет сроки проведения тех или иных мероприятий, что, понятно, объясняется давлением США на участников переговоров. Вместе с тем в соглашении есть сноски на прилагаемый к нему четвертый (оценочный) доклад МГЭИК, в котором развитым странам рекомендуется к 2020 г. снизить выбросы парниковых газов на 25–40 процентов ниже уровня 1990 г.

Что касается России, то с 1 января 2008 г. она вошла в период «жесткого исполнения» обязательств Киотского протокола. Пока ограничений на развитие экономики из-за этого не последует. Как заверил заместитель министра иностранных дел РФ А. Яковенко в статье в «Российской газете» от 4 декабря 2007 г., «Россия свои обязательства по Киотскому протоколу выполнит». «Для этого, — пояснил он, — у нас имеются все необходимые инструменты, включая соответствующую нормативно-правовую базу. Общий объем эмиссий парниковых газов в России в 2004 году сократился на 29,9 процента по сравнению с базовым 1990 годом, в то время как за Российской Федерацией в Киотском протоколе закреплено „нулевое обязательство“, т. е. задача удержать выбросы к 2012 году на уровне 1990 года».

Не вполне ясно, однако, насколько оправдает себя продажа оставшихся российских квот на эмиссию парниковых газов другим государствам, а тем более участие (или неучастие) России в предполагаемом новом соглашении, основанном на реализации принципов, заложенных в «Балийской дорожной карте».

Вопросы экономического и социального развития, глобального изменения климата, охраны окружающей среды и гуманитарной помощи занимали по традиции видное место в работе LXII и LXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Главный упор в состоявшихся дискуссиях был сделан на необходимости обеспечения прочной финансовой базы для выполнения в полном объеме Целей в области развития, намеченных в Декларации тысячелетия. Неотложность решения этой проблемы подчеркивалась тем, что хотя со времени принятия Декларации прошла почти половина сроков, установленных для реализации конкретных Целей развития, убедительного прогресса на этом пути не произошло, а в большинстве регионов, в особенности в Африке, положение дел вообще не изменилось. К такому выводу пришли и участники Диалога высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН по финансированию развития, проведенного в рамках LXII сессии Генеральной Ассамблеи в октябре 2007 г.

В стремлении мобилизовать необходимые средства для выполнения в срок Целей в области развития было решено использовать состоявшуюся в ноябре—декабре 2008 г. в Дохе (Катар) вторую Международную конференцию по финансированию развития. В принятой по этому вопросу резолюции LXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН (А/RES/63/239) от 24 декабря 2008 г. дается высокая оценка итоговому документу конференции — Дохин- ской декларации, в которой на основе обзора хода осуществления решений первой Международной конференции по финансированию развития (Монтеррей, 2002 г.) подтверждаются и уточняются обязательства участников соответствующих программ и намечаются меры по преодолению возникших на этом пути трудностей и препятствий финансового характера.

LXII сессия Генеральной Ассамблеи ООН (2007 г.) приняла также развернутую резолюцию по итогам рассмотрения на ней очередного трехгодичного обзора оперативной деятельности ООН в области развития. В резолюции делается попытка упорядочить и скоординировать функционирование всей системы развития ООН, включая различные фонды, агентства и Специализированные учреждения с учетом интересов как стран доноров, так и стран получателей. В общем, предлагается еще один заход по налаживанию «равноправного партнерства» между акулами капитализма и развивающимися странами.

Факты, однако, убеждают, что реальная политика империалистических держав в сфере мировой экономики и международных отношений, включая конкретные экономические, социальные, гуманитарные и экологические проблемы, — самое серьезное препятствие и на пути необходимых реформ ООН на справедливой и, действительно, демократической основе, как это предусмотрено Уставом ООН. В деликатной форме это признал и К. Аннан в своем докладе о работе ООН в 2006 г., заметив, что вопрос об эффективности ООН необходимо ставить в более широкой плоскости. «Речь идет о том, что те, кто управляют, должны нести ответственность перед теми, кем они управляют, а мировые державы должны помнить о своей ответственности перед теми, жизнь которых изменилась к лучшему или к худшему в результате их решений». 1066

В этом контексте не случайно и то, что из объемистого пакета реформ, предложенных К. Аннаном на юбилейной LX сессии Генеральной Ассамблеи ООН, конкретное воплощение получили лишь два: о создании Комиссии по миростроительству и Совета по правам человека. В первом случае империалистам удалось добиться наделения Комиссии такими «расширенными» полномочиями и функциями, что ей впору, в подходящих случаях, подменять собою даже Совет Безопасности ООН. Во втором случае ставилась очевидная задача превратить Совет по правам человека в послушный Вашингтону марионеточный орган, но события развивались по другому сценарию.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив