Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

5. Конфликты в Нагорном Карабахе и Приднестровье

К двум крупным и затянувшимся конфликтам на территории СНГ — на- горно-карабахскому и приднестровскому — ООН имеет как бы сугубо формальное и весьма условное отношение. В том, что касается нагорно- карабахского конфликта, то, по сути, оно свелось к принятию Советом Безопасности ряда «установочных» и весьма общих резолюций. Их, тем не менее, следует отметить (это, главным образом, резолюции 822, 853 и 874 соответственно от 30 апреля, 29 июля и 14 октября 1993 г.), как содержащие важные «отправные» положения, формирующие задачи и некоторые правовые аспекты урегулирования.

Речь идет, прежде всего, о точном названии самого конфликта: («на- горно-карабахский конфликт в регионе Азербайджанской Республики и вокруг него»), о требованиях прекращения огня и военных действий, о подтверждении «суверенитета и территориальной целостности Азербайджана и всех других государств в регионе», о подтверждении «нерушимости международных границ и недопустимости применения силы для приобретения территории», о «выводе войск с оккупированных территорий», об обязательствах государств «воздерживаться от любых враждебных актов и от любого вмешательства или вторжения, которые привели бы к разрастанию конфликта и подорвали бы мир и безопасность в регионе» и некоторых других положениях этих резолюций.

При всем этом главную ответственность за достижение урегулирования нагорно-карабахского конфликта несет не ООН, а ОБСЕ и созданная ею в 1992 г. Минская группа из 11 стран (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Чехословакия, Франция, Германия, Италия, Россия, Швеция, Турция и США) при тройном сопредседательстве (с 1997 г.) в этой группе (Россия, Франция, США). ООН в лице Совета Безопасности и других органов неизменно высказывается в поддержку деятельности ОБСЕ, а также двусторонних и иных усилий на разных уровнях в пользу скорейшего урегулирования нагорно- карабахского конфликта. Но на этом ее роль практически заканчивается.

Правда, одно время в Вашингтоне прорабатывали вопрос о возможности направления в район Нагорного Карабаха «голубых касок» ООН, помышляя при этом о создании в регионе своих военных объектов. Однако от этой идеи ввиду сложной обстановки пока что пришлось отказаться.

Реальных перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта, между тем, не просматривается: Армения, установив фактический контроль за ситуацией в Нагорном Карабахе и оккупировав в 1991—1994 гг. семь районов Азербайджана, включая Лачинский коридор, соединяющий ее территорию с территорией Нагорного Карабаха, не собирается уходить с занятых ею позиций на том основании, что это может изменить не в ее пользу общий военный баланс в регионе. Проблему Нагорного Карабаха в Ереване предлагают решить путем референдума, итогом которого, учитывая «вычищенное» из Нагорного Карабаха коренное азербайджанское население (в ответ на чистки армян в Азербайджане), безусловно будет «решение проблемы», благоприятное для Армении.

В Баку же постоянно заявляют, что Азербайджан никогда не смирится с потерей Нагорного Карабаха, как и с оккупацией Арменией значительной части территории страны. Провозглашенная в сентябре 1991 г. Нагор- но-Карабахская Республика никем не признана в качестве независимого государства. Действующее с мая 1994 г. соглашение о прекращении огня и военных действий вокруг Нагорного Карабаха соблюдается, что не исключает новой войны, вопреки коренным интересам народов Армении и Азербайджана.

Все это, разумеется, не означает, что Россия сложила руки и не намерена занимать активную позицию в нагорно-карабахском вопросе. В своем выступлении и ответах на вопросы СМИ на пресс-конференции 20 декабря 2006 г. по итогам деятельности российской дипломатии в 2006 г. министр иностранных дел Лавров следующим образом охарактеризовал положение дел с нагорно-карабахским урегулированием и позицию России в этом контексте: «Что касается переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию, то строить прогнозы — дело неблагодарное. Мы являемся сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Вместе с нами в этой же роли выступают Соединенные Штаты и Франция. Роль сопредседателей заключается в том, чтобы помогать сторонам договариваться. Ключевое значение имеют прямые контакты между президентами Азербайджана и Армении, между министрами иностранных дел. Сопредседатели помогают в организации таких контактов, слушают то, что говорят лидеры, и пытаются к следующим встречам подготовить предложения, которые помогут лидерам продвигаться далее в поисках развязки. Мы констатировали в 2006 году существенный прогресс в рамках этих контактов. Контакты между Баку и Ереваном будут продолжаться. Я не буду строить прогнозов насчет возможных сроков достижения договоренности, но с удовлетворением констатирую положительный настрой и руководства Азербайджана, и руководства Армении на продолжение переговоров. Разумеется, мы при этом привержены всем принципам международного права. Главное все-таки — создавать максимально удобные условия для руководителей Азербайджана и Армении в том, что касается и этапов, и сроков дальнейших переговоров».

В ноябре 2007 г. в ходе встречи министров иностранных дел стран- членов ОБСЕ в Мадриде состоялась презентация разработанного Минской группой очередного плана урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Этот план, вобравший в себя, по словам министра С. Лаврова, «все позитивные договоренности между Баку и Ереваном за последние годы», был вручен 29 ноября 2007 г. в Мадриде министрам иностранных дел Азербайджана и Армении для последующего рассмотрения руководством этих стран.

Как писала газета «Коммерсантъ» от 1 декабря 2007 г., со ссылкой на близкие к переговорам дипломатические источники, план предусматривает постепенное возвращение Ереваном территорий вокруг Нагорного Карабаха, которые в настоящее время находятся под контролем Армении. Армянские войска покинут Кельбаджарский район, оставив там лишь ограниченный контингент, а дорога из Азербайджана в Нахичевань будет открыта. В Кельбаджарском районе предполагается установить международное управление под эгидой ОБСЕ, но со временем этот район будет возвращен Азербайджану. Освобожденные армянской стороной территории должны быть демилитаризованы и на них будут размещаться международные миротворцы. План предусматривает также создание коридора в Лачинском районе, связывающим Армению с Нагорным Карабахом. Намечены и меры по разрешению проблемы беженцев. Предполагается, что гарантом будущего мирного соглашения выступит Совет Безопасности ООН.

2 октября 2008 г. в замке Майендорф по инициативе российского руководства состоялись переговоры президентов России, Армении и Азербайджана, в итоге которых Д. Медведев, И. Алиев и С. Саргсян подписали декларацию по Нагорному Карабаху. Это была первая с 1994 года оформленная в виде документа договоренность, заключенная непосредственно с участием двух конфликтующих сторон. В декларации стороны заявили о намерении «способствовать оздоровлению ситуации на Южном Кавказе путем политического урегулирования карабахского конфликта, но основе принципов и норм международного права». Они согласились, что «достижение мирного урегулирования должно сопровождаться юридически обязывающими международными гарантиями» и отметили, что «президенты Азербайджана и Армении договорились продолжить работу над согласованием политического урегулирования конфликта».

При всей важности подписанной декларации ее анализ показывает, что из-за непримиримых разногласий между Азербайджаном и Арменией в главном вопросе — о судьбе Нагорного Карабаха — существенного прорыва в ближайшее время на продолжающихся переговорах ожидать не приходится.

К тому же непрекращающееся вмешательство в нагорно-карабахский конфликт, под видом посредников, США и других империалистических держав, планы включения в НАТО как Азербайджана, так в какой-то форме и Армении лишь усугубляют положение и чреваты дальнейшим осложнением обстановки в регионе.

* * *

Не меньше трудностей существует и на пути урегулирования в зоне приднестровского конфликта, где функции миротворчества выполняют, как отмечалось выше, Совместные миротворческие силы, в основном состоящие из российских военнослужащих. В августе 1992 г. российские миротворцы впервые разделили противоборствующие стороны в г. Бендеры, что в решающей степени содействовало прекращению кровопролитной войны, начатой вторжением в Приднестровье в марте того же года войск Молдавии. Положение осложнялось объявленной целью наиболее «продвинутых» демократов в Кишиневе — вести дело к объединению Молдавии (вместе с Приднестровьем) с Румынией.

С 1992 г. СМС — главный фактор сохранения мира и безопасности в регионе, но именно это обстоятельство и не устраивает сторонников продолжения захватнической политики в отношении Приднестровской Молдавской Республики (ПМР). Создание ПМР было провозглашено 2 сентября 1990

г. Верховным Советом Приднестровья, который позже — 25 августа 1991

года — заявил о выходе ПМР из состава Республики Молдовы (РМ), что было подтверждено референдумом.

В начавшихся после окончания войны переговорах о статусе ПМР, нормализации отношений между ПМР и РМ и урегулировании приднестровского конфликта ООН участия не принимала и не принимает, хотя, разумеется, вокруг этих вопросов, как и вопросов нагорно-карабахского урегулирования, там продолжаются дискуссии. Важно, однако, что в принципе Совет Безопасности ООН держит приднестровский конфликт под наблюдением и позитивно относится к пребыванию СМС в зоне конфликта.

Заметим в этой связи, что в начале 90-х годов российская дипломатия не раз ставила вопрос о придании статуса ООН миротворческим силам, действовавшим на территории СНГ под эгидой России. Однако, по существу, трудно было понять, чего было больше в соответствующих предложениях России: наивного расчета на то, что ООН будет платить из своей казны за операции, в которых участие российских контингентов составляет более 90 процентов, или же не менее наивного стремления подключить ООН к обеспечению безопасности в сфере «особых интересов» России, о которых тогда было во всеуслышание объявлено.

Впрочем, в последнем случае флаг ООН мог бы только облегчить иностранное вмешательство и в районе СНГ. Ведь определенные силы на Западе с самого начала пытались подключить ООН даже к урегулированию положения в Чеченской Республике, являющейся неотъемлемой частью России. Однако этого не произошло как из-за твердой позиции самой России, так и в значительной степени благодаря категорическому возражению тогдашнего Генерального секретаря ООН Б. Гали против проведения такой акции от имени ООН. 654

Возвращаясь к теме приднестровского конфликта, отметим, что задействованные там в последние годы усилия ОБСЕ сплошь и рядом идут вразрез с интересами скорейшего достижения политического урегулирования. Так, в 2003 году после многих лет переговоров, казалось, был сделан наконец крупный шаг вперед на этом пути: на основе предложений России («План Козака») был парафирован меморандум об объединении Молдавии и Приднестровья в единое федеративное государство — Федеративную Республику Молдова. Меморандум предусматривал создание ассиметрич- ной федерации, в которой, помимо собственно Молдавии, существовали бы два субъекта — Приднестровье и Гагаузия, создавался бы двухпалатный парламент и вводился переходный период до 2015 года. Представительство Приднестровья в политической системе новой федерации устанавливалось бы на паритетных с Молдавией основаниях.

Меморандум исходил из необходимости «полной демилитаризации будущего государства» при сохранении российских миротворцев в регионе до тех пор, пока период демилитаризации зоны конфликта не закончится. Кроме того, в соответствии с меморандумом русский язык получал государственный статус.

По сообщениям СМИ меморандум оставалось лишь подписать президентам Молдавии и Приднестровья и тем самым дать ход разработке на его основе конституции единого государства. Однако вмешалось ОБСЕ, и запланированная на 25 ноября 2003 г. церемония была сорвана ввиду того, что в последнюю минуту президент Молдавии В. Воронин поддался уговорам и не стал подписывать документ, якобы из-за «отсутствия консенсуса» в ОБСЕ по существенным вопросам.

В марте 2006 г. Молдавия и ее союзник по ГУАМ — Украина, попытались осложнить политическое положение в Приднестровье путем введения блокады на вывоз из ПМР товаров, производимых на предприятиях, не зарегистрированных в Молдавии. Однако в итоге акция нанесла не меньший экономический ущерб самим ее инициаторам и к тому же способствовала укреплению созданного ранее «Союза непризнанных государств» (ПМР, Абхазия, Южная Осетия).

Проведенные в сентябре 2006 г. в ПМР референдум и президентские выборы показали, что общество еще более сплотилось вокруг своего лидера — президента И. Смирнова и проводимого им курса на укрепление ПМР как независимого государства. Верховный Совет ПМР отменил в этих условиях свое постановление, предоставлявшее право вести переговоры от имени ПМР о конфедеративном устройстве будущего государства.

Кишинев в свою очередь принял закон о предоставлении Приднестровью статуса автономии, что еще больше осложнило путь к урегулированию проблем региона и созданию там условий мира и безопасности. В этой связи отметим, что отсутствие прогресса в решении коренных вопросов урегулирования в зоне приднестровского конфликта, помимо всего прочего, еще и разжигает аппетиты реваншистских сил в Румынии. Так, президент Румынии Траян Бэсеску, выступая в марте 2007 г. по случаю годовщины объединения румынских княжеств, прямо заявил: «Мы должны думать о том, что рано или поздно осушим реку Прут для того, чтобы все румыны вновь были вместе».655

В начале апреля 2008 г. отношения между Кишиневом и Тирасполем несколько потеплели: впервые после 2001 г. в Бендерах состоялась встреча президентов В. Воронина и. Смирнова, на которой был достигнут ряд договоренностей по укреплению мер доверия между РМ и ПМР и реализации совместных экономических и экологических проектов. ПМР передала молдавской стороне проект Договора о дружбе и сотрудничестве между ПМР и РМ, в котором, среди прочего, предлагается не менять формата миротворческой операции. Проект был принят Кишиневом к рассмотрению, и диалог продолжается, хотя в принципиальных вопросах урегулирования позиция сторон остается жесткой и трудно примиримой.

* * *

Между тем подбадриваемые Вашингтоном, прозападные силы в Молдавии так же, как и в Грузии, да и на всем пространстве СНГ, усиливают кампанию, направленную на дискредитацию миротворческих усилий России. Наиболее оголтелые сторонники «всеобъемлющей интеграции» с Западом требуют незамедлительного вступления своих стран в НАТО и ЕС, рассчитывая отгородиться от России частоколом новых границ и разделительных линий. Попытки России на деле стать гарантом уже достигнутых соглашений на территории СНГ, как правило, отклоняются без всяких аргументов и объяснений.

Особые усилия предпринимаются к тому, чтобы выдворить за пределы конфликтных зон контингенты российских миротворческих сил. Так, например, президент Украины В. Ющенко еще в апреле 2005 г. предложил ввести украинский воинский контингент под эгидой ОБСЕ на замену российских миротворцев в Приднестровье. Грузинский президент Саакашвили не оставляет надежды на передачу Абхазии и Южной Осетии под опеку НАТО, ЕС или хотя бы ГУАМ. Созданные в мае 2006 г. «миротворческие силы» ГУАМ накачивали мускулы и, судя по всему, продолжали готовиться к серьезным операциям в Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе.

В сентябре 2006 г. страны ГУАМ выступили с инициативой рассмотреть на LXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН вопрос о так называемых «замороженных конфликтах на территории бывшего СССР». В качестве мотивации этого шага был предложен надуманный тезис о якобы неэффективности деятельности российских миротворцев в зонах конфликтов.

Рассмотрев на своем заседании 12 сентября 2006 г. соответствующую просьбу Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии, Генеральный комитет — процедурный орган Генеральной Ассамблеи ООН — большинством голосов отказался включить этот вопрос в повестку дня сессии. Однако уже 14 сентября под давлением США, Великобритании и ряда других стран Генеральный комитет большинством в один голос (16 государств — за, 15 — против, при 65 воздержавшихся) принял устраивающее их и ГУАМ решение о включении упомянутого вопроса в повестку дня сессии. 656

Понятно, что такое голосование, как справедливо заметил по этому поводу представитель МИД РФ, «не свидетельствует о большом интересе в ООН к этой проблематике». И действительно, инициатива «четверки» ГУАМ практически сразу же сгнила на корню.

Это, однако, не помешало министрам иностранных дел Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии специально собраться 25 сентября 2006 г. в кулуарах сессии Генеральной Ассамблеи ООН для того, чтобы обсудить ход урегулирования конфликтов на территории СНГ. Знаменательно, что на встречу был приглашен помощник госсекретаря США Д. Крамер, который принял самое активное участие в «деловом совещании» министров. Зато «забыли» пригласить на него представителя России, хотя Россия в качестве страны-гаранта с самого начала участвовала в урегулировании абхазского, югоосетинского, нагорно-карабахского и приднестровского конфликтов.

Итогом встречи, по сообщениям СМИ, стало единогласно принятое решение «четверки», согласно которому на смену российским миротворцам в конфликтных зонах на территории Грузии и Молдавии должны были прийти «полицейские миротворческие силы ГУАМ». Как уточнили затем в МИД Грузии, «была достигнута договоренность о том, что „голубые каски“ ГУАМ следует активно задействовать в миротворческих операциях в зонах абхазского и югоосетинского конфликтов».657

Решительные действия, предпринятые российским руководством в августе 2008 г. в рамках операции по принуждении Грузии к миру, несколько охладили пыл инициаторов и вдохновителей политики выдавливания России из кавказского региона. Однако попытки активного вовлечения в регион США, НАТО и ЕС несомненно будут продолжены и следовательно важно, чтобы возникшие там плацдармы мира и безопасности были сохранены и упрочены.

В этом отношении большое значение приобретает осуществление Российской Федерацией одного из ключевых положений принятой в июле 2008 г. Концепции внешней политики РФ, согласно которому «Россия продолжит активно содействовать мирному разрешению конфликтов на пространстве СНГ на основе международного права, уважения достигнутых ранее договоренностей и поиска согласия между вовлеченными в них сторонами, ответственно реализуя свою посредническую миссию в переговорном процессе и миротворчестве».

Как было показано в настоящей главе, российская дипломатия в интересах мирного урегулирования конфликтов в зоне СНГ довольно эффективно использовала возможности ООН. Во многом благодаря этому, не раз удавалось избегать сползания сложных ситуаций к кровопролитию. Россия играла и продолжает играть важную роль в разработке, принятии и осуществлении базовых резолюций Совета Безопасности ООН, в стимулировании политического диалога между конфликтующими сторонами путем посредничества и оказания «добрых услуг». В целом, однако, приходится констатировать, что из года в год Россия продолжала терять свое влияние во многих районах СНГ, где все более укреплялись позиции США, НАТО и ЕС.

В этой связи весьма актуально прозвучали заявления президента Д. Медведева, сделанные им в интервью телеканалам Россия, Первому и НТВ 31 августа и на встрече с политологами дискуссионного клуба «Валдай» 12 сентября 2008 г., в том плане, что у России, как и у других стран мира, «есть регионы, в которых находятся привилегированные интересы», что «мы об этом должны говорить вслух», как это делают и партнеры России применительно к зонам своих интересов, и что, «если об этом стыдливо молчать, возникают ситуации типа августовского кризиса». Президент подчеркнул решимость России «защищать свои интересы», особо отметив, что «защита жизни и достоинства российских граждан, где бы они не находились, является центральной задачей Российского государства».

Созвучны этим заявлениям и слова из выступления министра иностранных дел С. Лаврова на LXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН о том, что Россия будет стремиться сохранить и приумножить общее культурно- цивилизационное наследие, которое в глобализирующемся мире является важным ресурсом Содружества и каждого его государства-участника, что в этом — особый интерес России к взаимодействию с этими странами, и что в этом же — их восприятие России как пространства своих особых интересов. В общем, слова найдены правильные и в какой-то мере сами по себе послужат предостережением тем, кто упорно пытается вытеснить Россию из зон ее исторически сложившихся интересов. Но если отвлечься от привычной риторики, то совершенно очевидно, что нет никаких гарантий того, что нынешний олигархический режим России будет и в дальнейшем занимать достаточно твердую позицию в отношении агрессивных посягательств на свободу и независимость народов, как это он, по сути, вынужденно сделал в особых условиях югоосетинского кризиса.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив