Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

2. Грузино-абхазский и грузино-югоосетинский конфликты (1992–2007 гг.)

Одновременно российские военнослужащие участвовали или участвуют в миротворческих операциях СНГ. Эти операции, признанные в решениях Совета Безопасности ООН, осуществлялись или осуществляются на основе постановлений высших органов СНГ или двусторонних соглашений. Конкретно имеются в виду следующие три операции.

В зоне грузино-абхазского конфликта в 1994—2008 гг. действовали Коллективные силы по поддержанию мира СНГ (КСПМ СНГ), представленные только контингентом миротворческих сил России (до 1700 человек), хотя при подписании соответствующего соглашения глав государств и правительств планировалось, что в операции будут участвовать и другие страны СНГ.

В зоне грузино-осетинского конфликта в 1992—2008 гг. участвовали российские военнослужащие (до 600 человек) в составе Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ). В ССПМ участвовали также военнослужащие Южной Осетии и Грузии.

И наконец, в Приднестровье с 1992 года российские военнослужащие (до 600 человек) участвуют в составе Совместных миротворческих сил (СМС) по поддержанию мира. В СМС задействованы также военнослужащие Республики Молдова и Приднестровской Молдавской Республики. В Приднестровье российские миротворческие контингенты находятся на основании двусторонних соглашений и соответствующих решений правительства РФ.

Разразившиеся в период горбачевской перестройки и разрушения Советского Союза грузино-абхазский, грузино-югоосетинский и приднестровский конфликты, так же, как и первый на территории СССР конфликт в

Нагорном Карабахе, при всех их исторических и иных особенностях, имели общие классовые корни. Реставрация капитализма, идеология буржуазного национализма и шовинизма пришли на смену социалистическому общественному строю, идеологии дружбы народов и интернационализму, преданным обуржуазившейся номенклатурой КПСС и не получившим должной защиты со стороны широких масс, одурманенных лозунгами пресловутой западной демократии и посулами потребительского общества. Национализм республиканских элит, всячески поощрявшийся горбачевским руководством в целях ускорения разрушения основ социализма, рос как на дрожжах и словно метастазы передавался в национальные автономные республики и области. Беловежский сговор, поправший итоги союзного референдума 17 марта 1991 г., отозвался целой серией кровавых столкновений и конфликтов, заполыхавших по всему «ближнему зарубежью» и на южных рубежах России.

Бывшие союзные республики, превратившиеся в суверенные государства и в мгновение ока принятые в ООН, подверглись подлинному нашествию американских и других западных советников и экспертов. Политика, экономика, армия, разведка, внешнеполитические ведомства, культура и образование — все стороны государственной и общественной жизни стали объектом бесцеремонного давления и вмешательства извне. Перед этим новым яростным Drang nach Osten, устояла, поколебавшись, лишь Белоруссия. Сразу же пали ниц продажные элиты Литвы, Латвии и Эстонии, а за ними — клики Гамсахурдиа и Шеварднадзе в Грузии.

Но не все шло так гладко, как хотелось бы новоявленным колонизаторам-империалистам и их прихвостням в бывших союзных республиках. Еще летом 1990 г. Верховный Совет Абхазии, входившей в состав Грузии, принял собственную декларацию о суверенитете. В феврале 1992 г. руководство Абхазии заявило об отмене Конституции Абхазской АССР 1978 г., по которой Абхазия входила в состав Грузинской ССР и о восстановлении Конституции Абхазской ССР 1925 г., согласно которой Абхазия, как и Грузия, имели одинаковый статус союзных республик в составе СССР. 20 сентября 1993 г. Абхазия провозгласила себя независимым государством.

Действия Абхазии имели свои причины: грузинское руководство с самого начала повело линию на подавление национальных чаяний абхазского народа. Апофеозом стало вторжение 14 августа 1992 г. грузинской регулярной армии на территорию Абхазии. К началу сентября 1992 г. интервенты оккупировали почти половину территории республики, включая столицу Абхазии г. Сухуми. Абхазское руководство перебралось в г. Гудауту, где находилась крупная российская военная база.

3 сентября 1992 г. на переговорах в Москве благодаря усилиям Российской Федерации между представителями Грузии и Абхазии было достигнуто первое соглашение о прекращении огня. Соглашение, подписанное и российской стороной, исходило из признания территориальной целостности Грузии и предусматривало создание трехсторонней комиссии в составе представителей Грузии, Абхазии и России для контроля за прекращением огня.

Соглашение, однако, игнорировало стремление Абхазии к самостоятельности, в то время, как Грузия активно использовала его для оправдания своей захватнической политики, проводившейся под лозунгом борьбы с сепаратизмом. По существу, на сторону Грузии стало и руководство Секретариата ООН, явно поощряемое Вашингтоном. В ноябре 1992 г. в Тбилиси было открыто представительство ООН, которое с ходу занялось просьбой Грузии к «мировому сообществу» о предоставлении гуманитарной помощи в размере 20 миллионов долларов. До суверенной Абхазии помощь, естественно, не доходила.

Между тем интервенты методически разрушали процветавшую при советской власти Абхазию. Погибли сотни людей и около 30 тыс. человек бежали в Российскую Федерацию. 638 Абхазский народ собирался с силами и 1 октября 1992 г. абхазские военные формирования, получив поддержку со стороны северокавказских республик России, начали решительное контрнаступление на позиции интервентов, приведшее к коренному перелому в ожесточенной и кровопролитной войне. За короткое время были освобождены многие крупные города Абхазии.

Посетивший Абхазию в феврале—марте 1993 г. автор этих строк имел возможность собственными глазами видеть разрушенные города, села и жилища мирных абхазцев, пробитые снарядами гостиницы и пансионаты. Но на встречах с простыми людьми, претерпевшими много страданий и горя, нельзя было не заметить и переполнявшее их чувство гордости за свою древнюю и самобытную страну и свой мужественный народ: они сумели дать достойный отпор интервентам и показали, как надо бороться за свободу.

Росло национальное самосознание и на государственном уровне. Командированный Дипломатической Академией МИД РФ в Гудауту по просьбе абхазской стороны, автор этих строк оказал посильную помощь в формировании МИД Абхазии и налаживании первых контактов абхазцев с ООН. К ООН абхазское руководство относилось тогда настороженно. Считалось, что абхазцы сами справятся с ситуацией, выбросят из страны интервентов, а ООН может лишь ставить палки в колеса на этом пути. Тем не менее желание к сотрудничеству с ООН присутствовало в надежде, что рано или поздно она признает суверенитет Абхазии.

Потерпев ряд поражений на поле боя, Грузия мало-помалу стала склоняться к миру. Назначенный в мае 1993 г. Генеральным секретарем ООН его Специальный посланник, посетив Грузию, докладывал, что грузинское руководство полностью поддерживает предложение Генерального секретаря ООН о созыве мирной конференции под эгидой ООН и о направлении в Грузию военных наблюдателей ООН. Абхазская же сторона, поддержав идею конференции, выступила против посылки наблюдателей. 639

27 июля 1993 г. в Сочи при посредничестве России грузинские и абхазские представители подписали второе соглашение о прекращении огня. К работе приступили было и созданные ранее трехсторонние группы. Однако и это соглашение вскоре было нарушено, и война продолжалась до тех пор, пока абхазские формирования не нанесли решающий удар по грузинской армии, овладев 27 сентября Сухуми. За неделю до этого, 20 сентября 1993 г. Абхазия, как уже отмечалось, провозгласила свою независимость. Линия фронта стабилизировалась на реке Ингури. С территории Абхазии было изгнано по разным подсчетам от 150–200 тыс. грузин. 640

О том, что грузинской армии придется уходить из Абхазии, было ясно и задолго до начавшегося 16 сентября 1993 г. наступления абхазских войск на Сухуми. Заинтересованность грузинского руководства в стабилизации положения на основе Сочинского соглашения росла с каждым днем. Менялась и позиция абхазцев, нуждавшихся в передышке и получении новых подкреплений.

В этих условиях 24 августа 1993 г. Совет Безопасности ООН оказался в состоянии принять резолюцию 858, учреждавшую Миссию ООН по наблюдению в Грузии (МООННГ). Согласно своему мандату миссия должна была контролировать соблюдение Сочинского соглашения о прекращении огня от 27 июля 1993 г. Однако в период развертывания миссии обстановка вновь осложнилась: прекращение огня было сорвано, и абхазские войска начали наступление на Сухуми и Очамчиру.

МООННГ, тем не менее, продолжала существовать и вскоре у нее появился «временный мандат», который заключался в поддержании контактов с обеими сторонами в конфликте и российским вооруженным контингентом в Грузии, пребывание которого на российских базах (в Гудауте, Батуми, Вазиани и Ахалкалаки) было продлено решением грузинского правительства на основе подписанного в октябре 1993 г. договора о статусе российских баз на грузинской территории. Временный мандат МООННГ включал также предоставление докладов о ситуации, в особенности о событиях, имеющих значение для усилий ООН, направленных на содействие всеобъемлющему политическому урегулированию.

В конце 1993 — начале 1994 г. Грузия на фоне военных поражений в Абхазии, казалось, стала смотреть на вещи более разумно. В декабре 1993 г. она присоединилась к СНГ, и тогда же в Женеве состоялись под эгидой ООН грузино-абхазские переговоры, в ходе которых впервые обсуждались вопросы будущего статуса Абхазии.

2 апреля 1994 г. представителями Грузии, Абхазии, России и ООН было подписано в Москве совместное заявление о мерах политического урегулирования, а также соглашение о добровольном возвращении беженцев. Однако реально дело не двигалось вперед, и ситуация вновь резко обострилась.

14 мая 1994 г. грузинская и абхазская стороны подписали в Москве Соглашение о прекращении огня и разъединении сил (Московское соглашение), в соответствии с которым создавалась 12-километровая зона безопасности вдоль реки Ингури и согласовывались детали вывода войск из района конфликта. Стороны обратились с просьбой к СНГ разместить в зоне конфликта миротворческие силы для осуществления контроля за выполнением Соглашения. Они также просили Совет Безопасности ООН санкционировать участие МООННГ в этой операции.

В июне 1994 г. в Абхазию были введены, как отмечалось, Коллективные силы по поддержанию мира СНГ, состоявшие из российских войск, а 21 июля 1994 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 937, в которой призвал стороны активизировать свои усилия по достижению скорейшего и всеобъемлющего политического урегулирования под эгидой ООН при помощи Российской Федерации в качестве содействующей стороны и при участии СБСЕ, которая незадолго до этого присоединилась к этим усилиям.

Согласно резолюции 937 Совета Безопасности ООН численность МООННГ увеличивалась до 136 военных наблюдателей. Мандат расширенной МООННГ предусматривал: наблюдение и контроль за выполнением сторонами Московского соглашения от 14 мая 1994 г.; наблюдение за операцией КСПМ СНГ в рамках осуществления Московского соглашения; контроль путем наблюдения и патрулирования за тем, чтобы войска сторон не оставались в зоне безопасности и не возвращались в нее и чтобы тяжелая боевая техника не оставалась в зоне безопасности или зоне ограничения вооружений и не вводилась в нее вновь; наблюдение за районами хранения тяжелой боевой техники, выведенной из зоны безопасности и зоны ограничения вооружений, в случае необходимости в сотрудничестве с КСПМ СНГ; наблюдение за выводом грузинских войск из Кодорского ущелья в места за пределами Абхазии; регулярное патрулирование Кодорского ущелья; расследование сообщений или утверждений о нарушениях Московского соглашения и предоставление регулярных докладов об этом и других событиях Генеральному секретарю ООН. Отмечалось далее, что МООННГ должна поддерживать тесные контакты с обеими сторонами в конфликте; сотрудничать с миротворческими силами СНГ, а также содействовать созданию благоприятных условий для безопасного и упорядоченного возвращения беженцев и перемещенных лиц.

В состав МООННГ в разное время направлялись военные наблюдатели и гражданские полицейские из более, чем 20 стран, в том числе из Австрии, Бангладеш, Германии, Греции, Польши, Сьерра-Леоне, Дании, Чехии, Украины, Швейцарии, Швеции, России (несколько полицейских) и ряда других стран. Деятельность миссии неоднократно высоко оценивалась в резолюциях Совета Безопасности ООН, и ее мандат регулярно продлевался. Резолюцией 1808 Совета Безопасности ООН от 15 апреля 2008 г. он был продлен до 15 октября 2008 г.

На ниве урегулирования грузино-абхазского конфликта с самого начала трудился Специальный представитель Генерального секретаря ООН, в задачи которого входило проведение переговоров о достижении всеобъемлющего урегулирования, при том, что основное внимание ему было поручено уделять проблемам политического статуса Абхазии, возвращения беженцев и перемещенных лиц.

На встрече, созванной под эгидой ООН в 1997 г. грузинская и абхазская стороны договорились создать Координационный совет и в его структуре три рабочие группы для содействия в решении военных, политических и экономических вопросов мирного процесса. Правда, в 2001 г. работа совета была временно приостановлена, и он возобновил свою деятельность лишь в мае 2006 г. в рамках Женевского переговорного процесса. Однако и на этот раз из-за обострения грузино-абхазских отношений работа Координационного совета была вскоре свернута. Аналогичная история происходила и с деятельностью «Группы друзей Генерального секретаря ООН по Грузии» в составе США, Великобритании, Германии, Франции и России, которая не достигла сколько-нибудь ощутимого прогресса в решении основных политических вопросов конфликта.

С приходом к власти в Грузии М. Саакашвили (сентябрь 2003 г., официально — январь 2004 г.) перспективы достижения грузино-абхазского урегулирования во много раз осложнились. Взяв курс на ускоренное вступление Грузии в НАТО и ЕС, новое руководство Грузии открыто заявило о своем намерении решить «проблему воссоединения Грузии» силовым путем. Ставка на силу приобрела чуть ли не маниакальный характер после аджарских событий в апреле—мае 2004 г., когда Саакашвили с помощью всесторонней блокады, провокаций и манипулирования общественным мнением удалось устранить от власти в Абхазии своего противника А. Абашидзе и установить там угодный для Тбилиси режим.

В конце мая 2004 г. грузинское руководство решило с ходу, одним силовым броском решить и югоосетинскую проблему с тем, чтобы завоевав этот плацдарм, сломить волю непокорной Абхазии. Конфликт в Южной Осетии разразился еще в 1989 г. и имел своей причиной отказ Грузии признать автономный статус Южной Осетии, народ которой после разрушения СССР оказался к тому же отделенным государственной границей от близкого ему в культурно-этническом отношении народа Северной Осетии, оставшейся в составе Российской Федерации. Отметим также, что в 1992 г., после вооруженных столкновений между грузинами и осетинами, спровоцированными вводом в Цхинвали грузинских войск, в Южной Осетии прошел референдум, участники которого высказались за присоединение Южной Осетии к РФ.

В июне 1992 г. на основе Дагомысского соглашения, достигнутого в результате четырехсторонних переговоров с участием России, Грузии, Южной Осетии и Северной Осетии, на территорию Южной Осетии были введены, как уже отмечалось, Смешанные силы по поддержанию мира, костяком которых являлся российский военный контингент. Вооруженные столкновения были прекращены, но позиции Грузии в Южной Осетии, если не считать присутствовавшую там ее «пятую колонну», были коренным образом подорваны.

В отличие от Абхазии, миротворцев ООН в Южную Осетию не направлялось, и тема югоосетинского конфликта в качестве самостоятельной в повестке дня основных органов ООН никогда не числилась. Вместе с тем в 1995 г. в попытки урегулировать конфликт в Южной Осетии была вовлечена ОБСЕ, наблюдатели которой появились в Цхинвали. Определенную роль в этом сыграла достигнутая в октябре 1995 г. договоренность Грузии, России, ОБСЕ и Южной Осетии об аннулировании решения Верховного Совета Грузинской ССР от декабря 1990 г. о лишении Южной Осетии автономного статуса.

Между тем попытка Саакашвили в конце мая 2004 г. на гребне «успеха» в Аджарии добиться с помощью «блиц-крига» подавления раз и навсегда стремления югоосетинского народа к независимости, окончилась полным провалом. Введенные в зону конфликта грузинские вооруженные формирования и части спецназа получили жесткий отпор и вынуждены были покинуть Южную Осетию.

В этих условиях Саакашвили направил в августе 2004 г. правительствам Великобритании, Германии, Франции, Генеральному секретарю ООН и руководству ОБСЕ личные послания, в которых предложил созвать чрезвычайную конференцию по урегулированию конфликта в Южной Осетии, имея в виду при этом расширить мандат и увеличить численность наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта. Россия выступила против этого предложения, исходя из того, что ССПМ надежно обеспечивали мир и безопасность в Южной Осетии, и не было причин для какой-либо «интернационализации конфликта». К тому же против предложения Саакашвили резко выступило и руководство Южной Осетии, а согласие обеих сторон в конфликте — обязательное условие для такого рода мероприятий и в рамках ОБСЕ.

Мертворожденное с самого начала, предложение Саакашвили было тем не менее подхвачено руководством ОБСЕ, ибо оно шло в ракурсе общих усилий США и других западных держав, направленных на вытеснение всякого военного присутствия России на Кавказе. Эти усилия значительно активизировались после подписания российским президентом в Стамбуле на саммите стран-участниц Договора об обычных вооружениях в Европе (1999 г.) соглашения, в котором подтверждалось обязательство России вывести военные базы из Грузии и сократить численность боевой техники в Грузии и Приднестровье.

В Тбилиси не делали секрета из того, что замысел Саакашвили состоял в его намерении как можно скорее заменить КСПМ СНГ в Абхазии и ССПМ в Южной Осетии войсками НАТО или по крайней мере ЕС, с тем, чтобы сделать их своего рода «гарантами» территориальной целостности Грузии. Понятно, что при таком варианте пришлось бы коренным образом менять и мандат МООННГ, о выводе которой из района конфликта Грузия официально вопроса не ставила.

Было очевидно и то, что замена миротворцев — длительный и сложный процесс: чтобы вывести из Абхазии КСПМ СНГ потребовалось бы денонсировать все соглашения и договоренности, имеющиеся в СНГ по этому вопросу. Что касается вывода ССПМ из Южной Осетии, то для этого пришлось бы не только аннулировать Дагомысские соглашения, но и проводить специальную встречу президентов Грузии и России, ибо принципиальные договоренности, обеспечившие заключение Дагомысских соглашений, были оговорены на предшествовавшей этому событию встрече президентов Шеварднадзе и Ельцина.

В стремлении обеспечить поддержку Запада в вопросе о выводе российских миротворцев из Абхазии и Южной Осетии в Тбилиси не нашли ничего лучшего, как вынести российско-грузинские разногласия на мировой уровень, постоянно подстегивая антироссийскую кампанию в СМИ. В феврале 2006 г. дело дошло до того, что президент Грузии, находясь с официальным визитом в Германии, объявил Россию «очень богатым, коварным, злобным, опытным врагом», а незадолго до этого Постоянный представитель Грузии при ООН обвинил Россию в геноциде грузин и призвал ООН рассмотреть возможность замены миротворческих сил СНГ в зоне грузино-абхазского конфликта на «настоящую операцию по поддержанию мира под эгидой ООН».641

Одновременно Грузия поставила вопрос о замене российских миротворцев в Абхазии и Южной Осетии контингентами из Украины и Турции, на что последние, видите ли, «дали согласие». При этом умалчивалось, что Украина и Турция обусловили свое согласие на соответствующее предложение Грузии рассмотрением этого вопроса в Совете Безопасности ООН.

Комментируя выступление Постоянного представителя Грузии при ООН и предложения, направленные на изменение формата миротворческих операций в Абхазии, президент Абхазии С. Багапш заявил, что «никакого геноцида грузин в Абхазии не было» и что как раз «Грузия пыталась осуществить геноцид абхазского народа, и об этом известно всем». Он подчеркнул, что абхазская сторона не согласится с выводом российских миротворцев из зоны грузино-абхазского конфликта. «Россия, — сказал Ба- гапш, — уже более десяти лет эффективно поддерживает мир в регионе, потеряв за это время около ста военнослужащих. И мы безмерно благодарны России за это». «Руководство Абхазии, — продолжал он, — не считает целесообразным и никогда не даст свое согласие на расширение участников этой миротворческой операции».642

Вопрос о будущем статусе Абхазии и Южной Осетии, безусловно, был с самого начала узловым политическим вопросом грузино-абхазского и грузино-югоосетинского урегулирования. Однако реальных подвижек в решении этого вопроса не выявлялось. Компромиссные решения отвергались. Грузия, например, отказалась даже от обсуждения плана Специального представителя Генерального секретаря ООН по урегулированию грузино-абхазского конфликта («план Бодена»), который предусматривал федерализацию Грузии и начало переговоров между Тбилиси и Сухуми о разграничении предметов ведения и конституционных полномочий. Были и другие варианты, оказавшиеся неприемлемыми для обеих сторон, как-то «союзного государства», «конфедеративного», «общего» и даже «сложносо- ставного государства». Было, однако, ясно и то, что отсутствие успеха на переговорах никоим образом не должно означать, что возможно вообще отказаться от политического диалога, который только и мог привести к мирному разрешению проблемы.

Тем не менее в июле 2006 г. Грузия провела в верхней части Кодорского ущелья военно-политическую акцию, в результате которой там значительно повысился численный состав военных и вооружения, что находилось в противоречии с Московским соглашением от 14 мая 1994 г., а также другими грузино-абхазскими договоренностями в отношении Кодорского ущелья.

Факт нарушения Грузией Московского соглашения и других договоренностей был признан в резолюции 1716 Совета Безопасности ООН, принятой Советом 13 октября 2006 г. в результате обстоятельного рассмотрения этого вопроса. Резолюция настоятельно призвала грузинскую сторону «серьезно отнестись к обоснованной озабоченности абхазской стороны по поводу безопасности, избегать шагов, которые могли бы быть восприняты как угрожающие, и воздержаться от воинственной риторики и провокационных действий, особенно в верхней части Кодорского ущелья». Главное же, резолюция подчеркнула, что КСПМ СНГ и МООННГ играют «стабилизирующую роль в зоне конфликта», что казалось бы должно было побудить Грузию прекратить всякого рода попытки, направленные к тому, чтобы изменить применительно к собственным интересам статус, состав и мандат этих миротворческих операций.

Однако этого не случилось. В конце февраля 2007 г. в ходе своего визита в Брюссель президент Саакашвили всячески рекламировал так называемое «альтернативное правительство» Южной Осетии, созданное Тбилиси из марионеточных представителей, не имеющих там никакого влияния, охарактеризовав при этом нынешнего президента Южной Осетии Э. Ко- койты как «самозванца, контролирующего Цхинвали с окрестностями». Кроме того, он вновь и вновь повторял тезис о возможности направления миротворческих сил Европейского Союза на замену российских войск в Южной Осетии и Абхазии, ссылаясь при этом на некое заявление Верховного комиссара ЕС по внешней политике и безопасности Х. Соланы, которое последним не было, однако, подтверждено. 643

Надо сказать, что настоятельные просьбы Саакашвили о поддержке его авантюристического курса в отношении Южной Осетии и Абхазии на Западе восприняли с большой долей скептицизма. В СМИ появились сообщения о том, что будто бы именно в Вашингтоне было сказано то решительное слово, которое удержало Саакашвили от захвата Кодорского ущелья и от последующего «похода на Цхинвали и Сухуми». В НАТО тогда еще не спешили с приемом Грузии в эту организацию, хотя Саакашвили и ссылался на слова Генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера о том, что Грузия вступит в этот альянс в 2009 году. 644

Вместе с тем нельзя было не видеть, что ставка Саакашвили на скорейшую интеграцию Грузии в ЕС и НАТО приобретала все более опасный характер для мира в регионе. Расширялось участие США и их союзников в переподготовке вооруженных сил Грузии по натовским стандартам, переоборудовались крупные военные объекты и инфраструктура, разрабатывались планы размещения на территории Грузии объектов ПРО США и т. п. В своих неуемных стремлениях Саакашвили получал все большую поддержку со стороны Киева и группировки ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия) в целом. В СМИ нередко отмечались непредсказуемость и авантюрный характер внешнеполитических действий Саакашвили и в этой связи сообщалось о возобновлении им кампании, направленной на полную ликвидацию российского военного присутствия в Грузии.

Позиция абхазского руководства в вопросе о статусе Абхазии оставалась непреклонной: оно решительно отвергло предложения грузинской стороны о предоставлении Абхазии «максимально широкой автономии» в рамках Грузии. Вместе с тем президент Абхазии С. Багапш подчеркивал готовность Абхазии участвовать в возобновлении переговорного процесса, как только Грузия выполнит резолюцию 1716 Совета Безопасности ООН.

18 октября 2006 г. Народное собрание Абхазии обратилось к президенту РФ и Федеральному Собранию РФ с просьбой признать независимость республики и установить между РФ и Республикой Абхазия ассоциированные отношения. Официальная же позиция России состояла в том, что во избежание нового кровопролитного конфликта Грузия и Абхазия должны строить «общее государство» на основе «равносубъектности».

Состоявшиеся в марте 2007 г. выборы в парламент Абхазии, прошедшие под международным контролем, были, по словам Багапша, «самыми демократичными» и явились «хорошим движением Абхазии к независимости, которую она провозгласила».645 В Тбилиси же и Вашингтоне к выборам отнеслись резко отрицательно, а Грузия в свете развития событий в Абхазии вообще взяла курс на формирование «скорейшего» присоединения к НАТО в надежде, что членство в этом военном блоке поможет ей разрешить проблему «возвращения» Абхазии и Южной Осетии.

Возможность достижения какого-либо компромиссного решения в вопросе грузино-югоосетинского урегулирования не просматривалась: обе стороны по-прежнему исходили из взаимоисключающих позиций: Грузия считала Южную Осетию «Цхинвальским районом» своей территории, а Южная Осетия признавала территориальную целостность Грузии «без Южной Осетии, как не имеющей никакого отношения к Грузии». 646

Совет Безопасности ООН в своей резолюции 1716 от 13 октября 2006 г. выразил сожаление «по поводу отсутствия прогресса по ключевым аспектам всеобъемлющего урегулирования грузино-абхазского конфликта». В этих условиях сохранение миротворческих сил в регионе, представлялось абсолютно необходимым. Попытки так или иначе «реорганизовать» это присутствие, а то и вовсе избавиться от него, могли лишь обернуться дальнейшей дестабилизацией ситуации в регионе, а то и новой кровопролитной войной.

Приведем на этот счет и официальную точку зрения России, изложенную министром иностранных дел РФ С. Лавровым в его выступлении и ответах на вопросы СМИ на пресс-конференции 20 декабря 2006 г. по итогам деятельности российской дипломатии в 2006 году: «У российских миротворцев, — заявил министр, — есть мандат, который одобрен главами государств СНГ и одобрен Советом Безопасности ООН, в том числе в рамках тесного сотрудничества между Коллективными миротворческими силами СНГ в Абхазии и Миссией наблюдателей ООН в Грузии. Этот мандат не имеет какого-то предельного срока завершения. Пока стороны не ставят вопрос о действии этого мандата, он продолжает действовать. Но думаю, что в интересах всех, а главное — в интересах стабильности и безопасности в этом регионе обеспечивать сотрудничество всех сторон с миротворцами СНГ и выполнение всех тех решений, которые сторонами принимались, в том числе по статусу Кодорского ущелья. В Кодорском ущелье сейчас в нарушение известных соглашений, известных договоренностей развертываются силовые структуры грузинской стороны. Миротворцы не раз обращали внимание на необходимость эти нарушения исправить. Эта позиция была поддержана Советом Безопасности ООН в резолюции, которая была принята в октябре этого года и пока не выполняется грузинской стороной. Нас это, конечно же, тревожит, так же, как нас тревожат и постоянные провокации против российских миротворцев, будь то миротворцы, которые несут службу в Абхазии, или в Южной Осетии».

В апреле и октябре 2007 г. Совет Безопасности ООН вновь занимался рассмотрением грузино-абхазского конфликта и вновь подчеркнул (резолюции 1752 и 1781 от 13 апреля и 15 октября), что миротворческие силы СНГ и МООННГ играют «важную стабилизирующую роль в зоне конфликта». Совет отметил, что обе стороны несут главную ответственность за обеспечение надлежащей безопасности и свободы передвижения КСПМ СНГ и МООННГ, а также другого международного персонала во всей зоне конфликта, призвал их выполнять свои обязательства в этом отношении и оказывать всестороннее содействие миротворческим силам СНГ и МООННГ.

Однако и эти решения Совета Безопасности ООН руководством Грузии были проигнорированы. Последовали новые провокации против российских миротворцев как в Абхазии, так и в Южной Осетии. Безосновательными нападками на Россию изобиловали выступления Саакашвили на LXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН (2007 г.).

31 октября 2007 г. в Тбилиси было официально объявлено, что руководство Грузии поддержало принятое еще в июле 2006 г. постановление грузинского парламента о необходимости изменения формата миротворческой операции в зоне грузино-абхазского конфликта, имея в виду вывод российского миротворческого контингента с территории страны. При этом, как сообщила «Независимая газета» от 1 ноября 2007 г., было разъяснено, что механизм реализации решения грузинского руководства прост: «Это суверенное право грузинской стороны — поставить миротворцев в известность о том, что действие их мандата прекращается, и значит, в течение месяца они обязаны покинуть территорию».

Отвечая на вопросы СМИ в рамках участия в работе LXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН, министр С. Лавров привлек внимание к тому, что грузинская сторона вот уже почти два года уходит от прямых просьб подписать документ с Абхазией и Южной Осетией об отказе от применения силы и об исключительно мирном урегулировании того и другого конфликтов.

Касаясь вопроса о российских миротворцах, министр заявил: «Грузинские руководители давно уже пытаются представить дело таким образом, что вся проблема заключается в российских миротворцах. Это называется „валить с больной головы на здоровую“. Российские миротворцы внесли огромный вклад в то, чтобы в свое время прекратилось кровопролитие, которое развязал официальный Тбилиси. Только благодаря усилиям наших солдат и офицеров, в том числе заплативших своими жизнями, удалось восстановить мир. Эти обвинения выглядят кощунственно». Министр подчеркнул, что Россия находится в зоне конфликта не по своей воле, а в соответствии с договоренностями сторон, которые принимались в коллективном формате и что, следовательно, в таком же формате следует обсуждать и вопросы о пребывании миротворцев СНГ на территории Грузии.

В ноябре 2007 г. Москва полностью завершила свои обязательства перед Тбилиси о выводе своих военных баз с территории Грузии. Еще летом 2001 г. в соответствии со Стамбульскими договоренностями 1999 г. были ликвидированы российские военные базы в Вазиани (пригород Тбилиси) и в Гудауте (Абхазия). В июне 2007 г. была ликвидирована база в Ахалкалаки, а 15 ноября 2007 г. последний российский эшелон покинул и военную базу в Батуми. Закончилось более чем двухвековое присутствие России в Грузии.

После того как с территории Грузии были выведены российские военные базы и там оставались лишь российские миротворцы, повторявшиеся без конца измышления грузинского руководства о будто бы нависшей угрозе российского вторжения в Грузию выглядели не иначе, как вполне осознанная провокация, рассчитанная на то, чтобы раскачать обстановку и, опираясь на поддержку США и НАТО, «решить абхазскую и югоосетин- скую проблемы» путем применения военной силы. Авантюризм грузинского руководства дошел до того, что даже в Вашингтоне засомневались в предсказуемости и адекватности возможных дальнейших действий Саакашвили, а после учиненной грузинскими властями 7 ноября 2007 г. зверской расправы над мирными демонстрантами в Тбилиси и других городах там начали подумывать о наведении нового глянца на свою марионетку, а то и о замене его, в случае необходимости, более подходящей фигурой.

Тем не менее, как будет показано в разделе 4 Главы IX книги, Вашингтон попытался форсировать вопрос о принятии Грузии в НАТО уже в апреле 2008 г., на саммите НАТО в Бухаресте. Однако из-за противодействия Германии и Франции рассмотрение этого вопроса было тогда отложено до декабря 2008 г.

Очередную неудачу потерпела и попытка Грузии добиться вывода российских миротворцев из Абхазии: Совет Безопасности резолюцией 1808 от 15 апреля 2008 г. подтвердил, что КСПМ СНГ и МООННГ по-прежнему играют «важную стабилизирующую роль» в зоне конфликта и призвал обе стороны оказывать им всестороннее содействие. Совет призвал также обе стороны безотлагательно выработать единую позицию о неприменении силы и о возвращении беженцев и внутренне перемещенных лиц.

Итак, Московское соглашение от 14 мая 1994 г., резолюции 937, 1716, 1752, 1781 и 1808 Совета Безопасности ООН соответственно от 21 июля 1994 г., 13 октября 2006 г., 13 апреля, 15 октября 2007 г. и 15 апреля 2008 г., решения СНГ о введении ССПМ в Южную Осетию и другие договоренности способствовали созданию важных механизмов, эффективное использование которых могло ускорить достижение всеобъемлющего урегулирования конфликтов в регионе. Однако дальнейшие события показали, что Грузия и стоящие за ее спиной США отвергли путь мирного политического урегулирования конфликтов и решили прибегнуть к силе, вовлекая в регион военную машину НАТО. Результатом стала кровавая трагедия на Кавказе.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив