Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

10. Операции ООН в Республике Конго, в Центральноафриканской Республике, в районе границ между ЦАР, Чадом и Суданом и в Республике Кот-д’ Ивуар

Бывшие французские колонии: Республика Конго, Центральноафрикан- ская Республика (ЦАР), Республика Чад и Кот-д’Ивуар, ставшие независимыми государствами в августе 1960 г., прошли сложный путь политического и экономического развития и ни одно из них не миновало острых кризисов и потрясений, вызванных как тяжелейшим наследием своего колониального прошлого, так политикой грубого вмешательства неоколонизаторов в их внутренние дела, стремлением империализма удержать и укрепить свое господство в Африке. В данном случае речь идет о французском империализме, который отстаивает свои позиции в Африке то во взаимодействии с США, когда обостряется борьба народов против политики неоколониализма, за свое социальное освобождение, то в жестоких схватках с американским империализмом, пытающимся повсюду в Африке наложить руку на ее огромные энергетические и иные богатства. Все это самым непосредственным образом отражается и на характере миротворческой деятельности ООН в кризисах и кризисных ситуациях, периодически возникающих в

«зоне французских интересов» в Экваториальной и Западной Африке.

* * *

В Республике Конго после провозглашения независимости у власти находилось марионеточное правительство во главе с аббатом Юлу (19601963 гг.). В тот период в столице республики г. Браззавиле, являвшемся, кстати, административным центром бывшей Французской Экваториальной Африки, располагался главный штаб неоколонизаторов, откуда фактически направлялась борьба за свержение законного правительства П. Лу- мумбы в соседнем Конго, столица которого Леопольдвиль (ныне Киншаса) находится в нескольких километрах от Браззавиля — на противоположном, южном берегу реки Конго.

В результате Августовской революции 1963 г. — первого в истории Тропической Африки народного выступления против неоколониализма, в республике был провозглашен курс на социалистическую ориентацию на базе массовой партии Национального революционного движения. В 1964 г. страну полностью покинули находившиеся там французские войска. В 1968 г. к власти в Конго пришел Национальный совет революции (НСР) во главе с майором М. Нгуаби. В 1969 г. была создана новая правящая партия — Конголезская партия труда (КПТ). Руководитель КПТ стал главой государства и правительства. В соответствии с принятой Конституцией страна стала называться Народной Республикой Конго (НРК). Были сформированы народные советы различных уровней. Правительство заявило о приверженности идеям марксизма-ленинизма. После убийства в 1977 г. президента М. Нгуаби власть в стране вплоть до 1979 г. осуществлял военный комитет КПТ.

В марте 1979 г. председателем ЦК КПТ и президентом страны был избран Д. Сассу-Нгессо, переизбранный на этот пост и в 1989 г. Состоявшийся в 1989 г. очередной съезд КПТ подтвердил социалистическую ориентацию страны. В 1981 году между СССР и НРК был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве. Всесторонне развивались также отношения НРК с КНР.

Как и другие страны социалистической ориентации, НРК испытала на себе пагубные последствия горбачевской перестройки и разрушения Советского Союза. В 1991 г. была отменена система однопартийности руководства страны. В результате состоявшихся в 1992 г. президентских выборов главой государства стал бывший премьер-министр П. Лиссуба, выступавший с позиций «демократизации» страны и создавший партию Панафриканский союз за социальную демократию.

Во время пятилетнего пребывания у власти (1992—1997 гг.) Лиссуба пытался опираться в основном на поддержку США. Американской нефтяной компании «Оксидентал петролиум» были переданы ранее заключенные правительством крупные контракты с французской нефтяной корпорацией «Эльф-Аквитайн». В ответ Франция взяла курс на поддержку оппозиционных группировок, которые базировались на севере страны. В результате, позиции Лиссубы в стране резко ослабли. К тому же он был поражен непотизмом и запутался в сложной игре на противоречиях между этническими группировками.

В мае 1997 г. во время избирательной кампании по выборам президента в стране началась гражданская война, основными противниками в которой выступали правительственные войска и милиция Лиссубы с одной стороны, и милицейские подразделения Сассу-Нгессо, известные под названием «Кобра» — с другой. Реакция ООН была незамедлительной: Совет Безопасности ООН призвал стороны немедленно положить конец насилию и решать вопросы путем переговоров. В дальнейшем в связи с разрастанием конфликта в ООН был срочно разработан план проведения «операции по поддержанию мира». Генеральный секретарь ООН направил в страну и в регион специальную миссию, чтобы «оценить возможность подобной операции».560 С учетом того, что ход военных действий складывался в тот момент явно не в пользу президента Лиссубы, такая позиция ООН объективно сковывала действия оппозиции. И будь войска ООН «своевременно» направлены в регион, шансы у Лиссубы сохранить власть в Браззавиле были бы весьма велики.

Исход войны был, однако, предопределен: в решающий момент Сассу- Нгессо оказала поддержку Ангола, направив ему на помощь крупное подразделение ангольской армии. Действия Анголы во многом объяснялись тем, что на протяжении своего президентства Лиссуба оказывал, по договоренности с США, всемерную поддержку сепаратистским силам УНИТА. Теперь ему пришлось пожалеть об этом.

В результате такого поворота событий власть в Браззавиле в октябре 1997 г. снова оказалась в руках Сассу-Нгессо, который провозгласил себя президентом и сформировал правительство. Деятельность политических партий не прекращалась, и в январе 1998 г. Сассу-Нгессо провел национальную конференцию по примирению. Но с декабря 1998 г. вооруженные столкновения в Конго, в особенности в Браззавиле, возобновились. В столице шли ожесточенные бои с применением тяжелого вооружения, город был разрушен. Началось массовое бегство населения из районов военных действий.

Характерно, однако, что на этот раз ни ООН, ни ОАЕ в ситуацию не вмешивались, а вопрос о направлении в Конго «операции ООН по поддержанию мира» был снят с повестки дня и нигде больше не рассматривался. Было видно, что Лиссуба лишился поддержки США и Франции. Тем временем с помощью ангольских войск силы Лиссубы и других оппозиционных группировок были окончательно разгромлены, и Сассу-Нгессо поставил под контроль всю территорию страны.

После событий 1997—1998 гг. Сассу-Нгессо снова переизбирается на пост президента Республики Конго. Его авторитет в стране и в Африке укрепляется. В сентябре 2005 г. в Браззавиле состоялись переговоры Сассу-Нгессо с Председателем КНР Ху Цзиньтао, а через год он совершил официальный визит в Пекин. В 2006 г. Сассу-Нгессо выполнял обязанности председателя Африканского Союза, что свидетельствовало о доверии к нему большинства африканских государств. Соответственно возросла и роль Республики

Конго в миротворческих операциях, проводимых от имени ООН.

***

В течение почти двух лет — с апреля 1998 г. по февраль 2000 г. — осуществлялась операция ООН по поддержанию мира в соседнем с Республикой Конго государстве — Центральноафриканской Республике. В отличие от Республики Конго доминирующие позиции бывшей французской метрополии в ЦАР никогда не подвергались серьезным испытаниям: там не было ни широких народных выступлений против марионеточных властей, ни ярко выраженного вмешательства других империалистических держав, тем более серьезных попыток подорвать влияние Франции в этой стране. С другой стороны, в Париже всегда считали ЦАР стратегически важной страной, опорным пунктом и плацдармом для воздействия на обстановку в неспокойных северных районах ДРК и Республики Конго, а также в Чаде и Камеруне. Франция имеет с ЦАР действующее военное соглашение и вплоть до 1997 г. сохраняла там свой воинский контингент.

Особенностью неоколониалистской политики Франции в ЦАР, как, впрочем, и в других ее бывших колониальных владениях, всегда было стремление не добивать, без крайней необходимости, своих провинившихся марионеток-фаворитов, оставляя им возможность вернуться к власти, если они того заслужат. С учетом все более ограниченных сил и средств слабеющего французского империализма такая политика, по представлениям Парижа, наиболее эффективно отвечает задачам сохранения влияния Франции в своих бывших колониях.

В последние годы все явственнее проявляется и другая особенность африканской политики Франции — стремление наладить и укрепить свои отношения с англоговорящими независимыми государствами Африки и, прежде всего, с наиболее влиятельными из них — ЮАР, Нигерией, Кенией, Танзанией, как правило, принимающими активное участие в миротворческих операциях, проводимых на континенте от имени ООН и других международных организаций.

Обе эти особенности как бы сплелись между собой в подходе Франции к операциям ООН в ЦАР, и как будет показано далее — в Кот-д’Ивуаре. В ЦАР французские власти меняли своих марионеток как перчатки: сначала это был президент Д. Дако (1960—1966 гг.), потом президент Ж. Б. Бокасса (19661979 гг.), преобразовавший ЦАР в Центральноафриканскую империю и провозгласивший себя в 1976 году императором, после него — снова Д. Дако (1979—1981 гг.), восстановивший республику, потом президенты А. Ко- лингба (1981—1993 гг.) и А.-Ф. Патассе, победивший на президентских выборах в 1993 и в 1999 гг. и являвшийся одним из главных участников событий, приведших к проведению операции ООН в этой стране, и, наконец, Ф. Бо- зизе — начальник штаба армии ЦАР при Патассе, свергнувший его в 2003 г.

Толчком событиям, приведшим к обострению политической обстановки в ЦАР, послужили армейские бунты в 1996 г., спровоцированные задержками и невыплатой военнослужащим жалованья. Бунты переросли в широкий гражданский конфликт, поставивший под угрозу правление Патассе. К тому времени обострились отношения ЦАР с Францией, вынужденной сокращать свое военное присутствие в этой стране — шла подготовка к закрытию французами своей военной базы в ЦАР. С другой стороны, Франция, по многим данным, хотела возвращения к власти более покладистого Колингбы, потерпевшего поражение на выборах 1993 г. и теперь ходившего в лидерах активизировавшихся мятежников.

Начавшиеся столкновения между правительственными войсками и силами мятежников удалось вскоре погасить, и 27 января 1997 г. в столице ЦАР г. Банги сторонами были подписаны соглашения, предусматривавшие прекращение огня, а также ряд мер, направленных на разоружение мятежников и достижение национального примирения. Учреждалась Межафриканская миссия по наблюдению за выполнением Бангийских соглашений, деятельность которой была санкционирована и одобрена резолюциями 1125 и 1136 Совета Безопасности ООН от 6 августа и 6 ноября 1997 г. В феврале 1998 г. в Банги на организованной правительством Национальной конференции в присутствии нескольких африканских лидеров и представителя Генерального секретаря ООН сторонами был подписан Пакт о национальном примирении.

При всем этом вооруженные столкновения продолжались, и в резолюции 1159 Совета Безопасности ООН от 27 марта 1998 г. снова констатировалось, что положение в ЦАР «по-прежнему представляет собой угрозу международному миру и безопасности в регионе». Межафриканская миссия по наблюдению за выполнением Бангийских соглашений как бы не вполне справлялась со своими обязанностями, и Совет этой же резолюцией постановил заменить ее Миссией ООН в Центральноафриканской Республике (МООНЦАР), в состав которой были направлены военные контингенты не только из африканских стран, в основном франкоговорящих (Габона, Мали, Сенегала, Того, Буркина-Фасо, Чада, Кот-д’Ивуара, Египта), но также из Франции и Канады. Общая численность военнослужащих, входивших в МООНЦАР, составила 1380 человек.

На МООНЦАР возлагались следующие функции: оказание помощи в поддержании и укреплении безопасной и стабильной обстановки, включая свободу передвижения в Банги и ближайших окрестностях города; оказание помощи национальным силам безопасности в поддержании правопорядка и охране ключевых объектов в Банги; наблюдение и контроль за хранением всего сданного в процессе разоружения оружия; оказание помощи в координации с другими международными усилиями в осуществлении мероприятий по подготовке кадров национальной полиции и консультирование по вопросам реорганизации национальной полиции и специальных полицейских сил; консультирование национальных избирательных органов и оказание им технической поддержки в выработке кодекса законов о выборах и в проведении выборов в законодательные органы.

Возглавлять МООНЦАР поручалось назначенному Генеральным секретарем ООН его Специальному представителю, который должен был оказывать содействие в проведении реформ, необходимых для достижения национального примирения и обеспечения национальной безопасности и стабильности в стране, обеспечивать «добрые услуги» и посредничество между правительством и политическими партиями, сотрудничать с международными финансовыми учреждениями и другими международными партнерами в целях создания основ для прочного мира, национального восстановления и развития ЦАР и пр.

За относительно короткий период своего существования МООНЦАР проделала значительную работу по нейтрализации оппозиционных правительству сил и нормализации сложившейся в ЦАР обстановки, постоянно грозившей правительству военными переворотами. Таких серьезных, хотя и неудачных попыток военных переворотов, направленных против правительства Патассе, было три только за период с 1993 по 1998 г. Не прекратились они и после того, как выборы в законодательные органы ЦАР в ноябре—декабре 1998 г. дали значительный перевес сторонникам Патассе, а по итогам президентских выборов Патассе был переизбран президентом.

Однако по решению Совета Безопасности ООН в феврале 2000 г., т. е. несколько месяцев спустя после этого последнего события, мандат МООНЦАР был прекращен, а функции миссии были переданы местным силам безопасности и полиции. И это несмотря на то, что некоторые африканские страны считали вывод из ЦАР «голубых касок» ООН преждевременным, ссылаясь на отсутствие стабильности в стране и в регионе в целом.

Эти опасения подтвердились уже в мае 2001 г., когда Ф. Бозизе, долгое время считавшийся сторонником Патассе и помогавший ему подавить армейские мятежи в 1996—1997 гг., предпринял едва не удавшуюся попытку свергнуть президента Патассе, которому он, кстати, проиграл на выборах 1993 г. Регулярной армии ЦАР удалось тогда справиться с мятежниками Бозизе лишь благодаря помощи ливийских войск и отряда конголезского оппозиционера Ж.-П. Бембе, прибывших в ЦАР по просьбе Патассе. Важно при этом отметить, что после подавления мятежа президент Патассе открыто обвинил власти Франции в поддержке Бозизе, заявив, что согласно проведенному расследованию, путчисты были вооружены стрелковым оружием из арсенала французского спецназа, полученным ими при непосредственной помощи посольства Франции в Банги. 561

Из всего этого можно было понять, что вывод из ЦАР войск МООНЦАР, включавших и французский контингент, был скорее всего заранее спланирован Францией и осуществлен под благовидным предлогом истечения срока этой операции ООН. Последовавшие события подтвердили правильность такой оценки: Ф. Бозизе, бежавший в Чад после провала попытки переворота в 2001 году, подготовил новый заговор. В марте 2003 года руководимые им «повстанцы» проникли в ЦАР с территории Чада и на этот раз свергли ставшего неудобным французам Патассе, который покинул страну, перебравшись сначала в Камерун, а потом в Того. После двухлетнего «переходного периода» Бозизе одержал победу над своими соперниками на организованных им в 2005 году президентских выборах. И естественно, что, как отметили наблюдатели, главный его противник Патассе в списках кандидатов в президенты не фигурировал. Став президентом, Ф. Бозизе возможно подумывает о возвращении в ЦАР новой миссии ООН, в составе которой был бы и французский контингент. Но будет ли это угодно Франции?

Внимание ООН к ЦАР значительно возросло в связи с событиями в суданской провинции Дарфур. Прилегающие к Дарфуру районы северо-восточной части ЦАР, как и восточной части Республики Чад, превратились в опасные очаги напряженности ввиду попыток их использования империалистическими силами для вмешательства во внутренние дела Судана и подавления действующих в этих районах различных суданских, чадских и иных повстанческих группировок. Рассмотрев эти вопросы в сентябре 2007 г., Совет Безопасности ООН определил, что «ситуация в районе границ между Суданом, Чадом и Центральноафриканской Республикой представляет собой угрозу международному миру и безопасности». Соответственно в резолюции 1778 Совета от 25 сентября 2007 г. предлагалось развернуть в Чаде и ЦАР «многокомпонентное присутствие» ООН для создания «условий безопасности» в этом районе и «благоприятных условий» для восстановления там социально-экономического развития.

«Многокомпонентное присутствие» ООН в течение одного года должно было включать в себя новую операцию ООН, получившую название Миссии ООН в ЦАР и Чаде (Mission des Nations Unis en Republique Centralafricaine et Tchad — МИНУРКАТ). В осуществлении своих задач эта миссия должна была тесно взаимодействовать с правительством Судана, АС, МАСС, ЮНАМИД, которая ее заменит, Отделением ООН по поддержке миростроительства в ЦАР (ОООНПМЦАР), заменившим собой МООНЦАР, многонациональными силами Центральноафриканского экономического и валютного сообщества и Сообществом сахело-сахарских государств. Состав МИНУРКАТ ограничивался 300 полицейских и 50 офицерами связи и соответствующим числом гражданских сотрудников.

Помимо этого, «многокомпонентное присутствие» ООН должно было обеспечиваться, согласно резолюции, «операцией Европейского Союза», численность которой не определялась, но отмечалось, что в течение года она будет оказывать помощь МИНУРКАТ и сотрудничать с ней в выполнении задач содействия защите находящихся под угрозой гражданских лиц, особенно беженцев и перемещенных лиц, в создании условий для оказания гуманитарной помощи и пр.

Совет Безопасности ООН призвал правительства Судана, Чада и ЦАР «обеспечить, чтобы их территории не использовались для подрыва суверенитета других стран», а также активно сотрудничать в интересах осуществления заключенного при посредничестве Ливии 8 февраля 2006 г. Соглашения Триполи (по этому соглашению руководители Чада и Судана обязались вести дело к нормализации консульских и дипломатических отношений и «немедленно выполнять обязательства по предупреждению присутствия повстанческих противоборствующих группировок на территории своих стран»), как и других соглашений, направленных на обеспечение безопасности вдоль их общих границ.

В начале февраля 2008 г. силы вооруженных повстанческих группировок, действовавших на территории Чада, ворвались в столицу этого государства — Нджамену, в результате чего возникла реальная угроза свержения в Чаде режима Идрисса Деби, опирающегося на Францию. Вооруженные столкновения, в ходе которых правительство применило против повстанцев танки и вертолеты, продолжались два дня, и к 4 февраля повстанцы покинули Нджамену. Тем временем Генеральный секретарь ООН созвал заседание Совета Безопасности ООН для рассмотрения сложившейся ситуации.

Совет Безопасности ООН не принял какой-либо резолюции по существу вопроса, но его позиция была сформулирована в Заявлении председателя Совета, тогда Постоянного представителя Панамы при ООН А. Арьяса. Согласно этому Заявлению, одобренному Советом 4 февраля 2008 г., Совет «призвал государства-члены ООН в соответствии с Уставом ООН предоставить помощь, запрашиваемую правительством Чада». Тем самым фактически удовлетворялось требование Франции о принятии ООН решения, которое облегчило бы Парижу, при необходимости, осуществить прямое военное вмешательство в Чаде.

Вместе с тем Заявление председателя приветствовало решение Африканского Союза поручить ливийскому лидеру М. Каддафи и президенту Республики Конго Д. Сассу-Нгессо вступить «в переговоры с чадскими сторонами» с целью положить конец боевым действиям и инициировать процесс урегулирования конфликта. В Заявлении не содержалось каких-либо ссылок на Судан, который, как утверждалось в западных СМИ, стоял за нападением чадских вооруженных группировок на Нджамену.

Одновременно Совет подтвердил свою всестороннюю поддержку МИ- НУРКАТ и Силам Европейского Союза (СЕС Чад/ЦАР), развертывание которых на востоке Чада и северо-востоке ЦАР было санкционировано резолюцией 1778 Совета Безопасности ООН от 25 сентября 2007 г. К февралю 2008

г. численность СЕС ЧАД/ЦАР была определена в 3,7 тыс. военнослужащих, костяком которых стал французский контингент.

На основании резолюции 1861 Совета Безопасности ООН от 14 января 2009

г. СЕС Чад / ЦАР после истечения срока их мандата 15 марта 2009 г. были заменены «военным компонентом МИНУРКАТ». Та же резолюция продлила до 15 марта 2010 г. мандат МИНУРКАТ, что в совокупности создает условия для развертывания в регионе единой многокомпонентной операции ООН. Отметим также, что Указом президента РФ от 1 сентября 2008 г. со ссылкой на резолюцию Совета 1778 от 25 сентября 2007 г. для участия в операции ЕС «в поддержку присутствия ООН» в Чаде и ЦАР направлено воинское формирование ВС РФ численностью до 200 военнослужащих сроком до одного года.

Подготовка к развертыванию «многокомпонентного присутствия» ООН в районе границ между Суданом, Чадом и ЦАР займет немало времени, но совершенно очевидно, что попытки империалистических держав продвинуть с помощью ООН свои корыстные интересы в этом районе чреваты новым витком напряженности, что еще больше усугубит трагедию проживающих там народов.

***

Весьма показательным с точки зрения раскрытия целей политики империализма в Африке является и проводимая с 2003 г. по настоящее время операция ООН по поддержанию мира в Кот д’Ивуаре — бывшей французской колонии Берег Слоновой Кости (БСК), занимавшей наряду с Сенегалом и Гвинеей ключевое положение во Французской Западной Африке. После получения независимости в 1960 году в Кот д’Ивуаре надолго утвердился режим французского ставленника, лидера Демократической партии Кот-д' Ивуара — Ф. Уфуэ-Буаньи, претендовавшего на превращение страны в образцовое и сильное африканское государство, которое было бы примером во всех отношениях для других государств континента. Сам Уфуэ- Буаньи снискал себе славу опытнейшего прозападного деятеля из числа первого поколения африканских лидеров, в котором все же преобладали сторонники антиимпериалистической политики, а то и социалистической ориентации, такие как Кваме Нкрума и Секу Туре в соседних с БСК Гане и Гвинее, П. Лумумба — в Конго, А. Нето — в Анголе, Менгисту Хайле Мари- ам — в Эфиопии, С. Машел — в Мозамбике, К. Каунда — в Замбии, А. Кабрал — в Гвинее-Бисау, Н. Мандела — в борющейся Южной Африке и другие.

Образцового буржуазно-демократического африканского государства из Кот-д’Ивуара, однако, не получилось, хотя в 1990 г. в стране с помпой было объявлено о создании многопартийной системы. Не помогли в этом отношении ни огромные природные богатства страны: нефть и газ, алмазы и железная руда, марганец и кобальт, медь и бокситы, ни положение Кот-д’Ивуара как крупнейшего в мире производителя какао-бобов и крупнейшего в Африке экспортера каучука и пальмового масла. Страна оставалась в долгу как в шелку у западных, преимущественно французских монополий, а ее население продолжало влачить жалкое существование, мало чем отличавшееся от времен господства колонизаторов.

В 1993 г., после 33-летнего пребывания у власти Уфуэ-Буаньи скончался, и на период с 1994 по 1999 гг. в Кот-д’Ивуаре установился режим во главе с бывшим председателем Национального собрания А. Бедье, пришедшим к власти в 1994 г. путем военного переворота и избранным в 1995 г. президентом страны от Демократической партии Кот-д’Ивуара. Франция поддерживала с этим режимом относительно нормальные отношения, хотя он и пришел к власти отнюдь не демократическим путем, да и исход выборов 1995 г. был фактически предопределен, т. к. Бедье незадолго до этого лишил жителей, не относившихся к коренному населению страны, права принимать в них участие, хотя они и составляли одну треть избирателей. К тому же большинство соперников Бедье в последний момент вообще отказались от борьбы и в выборах не участвовали.

22 октября 2000 г. президентом Республики Кот-д’Ивуар был избран Лоран Гбагбо, долгие годы находившийся в рядах нелегальной оппозиции Уфуэ-Буаньи и являвшийся с 1988 по 1997 г. генеральным секретарем организации Ивуарийский народный фронт (ИНФ), а с 1997 по 2000 г. — председателем партии ИНФ. Образование Гбагбо получил в Лионском университете, преподавал историю и географию в классическом лицее, а потом возглавлял Институт истории. После прихода к власти в интервью с российским журналистом М. Гусманом он рассказал, что когда-то был марксистом, «прочитал все произведения Маркса — экономику, философию, и Ленина тоже всего»; что всегда был сторонником ненасильственных методов прихода к власти в Африке, но сидел «за правду» четыре раза в тюрьме. На вопрос о том, как он мыслит себе превратить такую отсталую страну, как Кот-д’Ивуар в современное государство, ответил вопросом: «А как Сталин сумел?», добавив при этом, что он также полюбил Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна, которые были «настоящими борцами». Одну из своих дочерей супруги Гбагбо назвали Патриция-Мари-Патрис в честь Патриса Лумумбы. 562

В общем, нынешний президент Кот-д’Ивуара Л. Гбагбо — личность неординарная и едва ли способен стать марионеткой Парижа. Возможно, это обстоятельство сыграло вполне определенную роль в том, что 19 сентября 2002 г. на севере Кот-д’Ивуара вспыхнул мятеж «повстанцев», которые объявили себя «Новыми силами» и сразу же потребовали отставки главы государства.

Мятежникам не удалось добиться успеха в главном — устранении от власти Л. Гбагбо. Однако под контролем Новых сил оказалась большая часть территории страны: повстанческое Патриотическое движение Кот- д’Ивуара контролировало север и северо-восток страны, а возникшие в ноябре 2002 г. Народное движение Великого Запада и Движение за справедливость и мир — ее западную часть. Юг страны оставался под контролем Национальных вооруженных сил Кот-д' Ивуара (НВСКИ) и президента Л. Гбагбо.

За примирение сторон взялось ЭКОВАС, действовавшее в сотрудничестве с Африканским Союзом и. французскими «миротворческими силами», размещавшимися в количестве 4,8 тыс. человек в центре страны. Поскольку стороны не смогли одолеть друг друга, французское правительство решило вмешаться и склонило их к переговорам, которые состоялись в местечке Лина-Маркуси под Парижем.

24 января 2003 г. политическими силами Кот-д’Ивуара было подписано Соглашение Лина-Маркуси, утвержденное Конференцией глав ряда африканских государств по Кот-д’Ивуару, состоявшейся в Париже 25—26 января 2003 г. Соглашение было также одобрено резолюцией 1464 Совета Безопасности ООН от 4 февраля 2003 г., и это одобрение подтверждалось во всех последовавших за этим резолюциях Совета по Кот-д’Ивуару.

Соглашение Лина-Маркуси предусматривало систему мер, направленных на прекращение огня между воюющими сторонами и создание правительства национального примирения, приверженного делу восстановления эффективного управления на всей территории Кот-д’Ивуара. В практическом плане это ставило вопрос о переделе власти между Ивуа- рийским народным фронтом Л. Гбагбо, повстанческими Новыми силами, контролировавшими значительную часть севера Кот-д’Ивуара, Собранием республиканцев А. Уаттара, претендовавшим на пост премьер-министра и Демократической партией Кот-д’Ивуара А. Бедье. Стороны, заключившие Соглашение Лина-Маркуси, обещали разрешить свой спор политическим путем в ходе намечавшихся на 2005 год президентских выборов.

3 апреля 2003 г. в присутствии президента Ганы, осуществлявшего председательские функции в ЭКОВАС, а также президентов Нигерии и Того было проведено заседание кабинета назначенного, но далеко не сформированного правительства национального примирения, в котором приняли участие представители всех вошедших в него политических групп. Несколько позже — 3 мая 2003 г. между НВСКИ и противостоявшими им Новыми силами было достигнуто всеобъемлющее соглашение о прекращении огня на всей территории Кот-д’Ивуара.

Совет Безопасности ООН, отметив «существование вызовов для стабильности Кот-д’Ивуара» и определив, что ситуация в этой стране «создает угрозу для международного мира и безопасности в регионе», постановил своей резолюцией 1479 от 13 мая 2003 г. учредить «для дополнения операций французских сил и сил ЭКОВАС» на первоначальный шестимесячный период Миссию ООН в Кот-д’Ивуаре (МООНКИ), включающую военный компонент. Миссия должна была содействовать осуществлению сторонами в Кот-д’Ивуаре Соглашения Лина-Маркуси. Резолюция одобряла также создание небольшой группы гражданских сотрудников для оказания помощи Специальному представителю Генерального секретаря ООН в Кот-д’Ивуаре, ответственному за координацию и проведение всех мероприятий системы ООН в этой стране.

Кроме того, создавалась военная группа связи (до 50 офицеров) для слежения за военной ситуацией, поддержания связи с НВСКИ и Новыми силами «в целях обеспечения установления доверия в отношениях между вооруженными группами в сотрудничестве с французскими силами и силами ЭКОВАС, в частности по вопросу о вертолетах и боевых самолетах», а также для содействия перспективному планированию по вопросам разъединения сил, разоружения и демобилизации и определению будущих задач для вынесения рекомендаций правительству Кот-д’Ивуара и «оказания поддержки французским силам и силам ЭКОВАС».

Дальнейшее развитие событий показало, что ни Национальное правительство, ни Новые силы не считали себя связанными достигнутыми соглашениями. Франция, в свою очередь, не очень-то заботилась о строгом соблюдении резолюций Совета Безопасности ООН по Кот-д’Ивуару, хотя и всячески стремилась продемонстрировать американцам, совершившим в марте 2003 г. вооруженное нападение на Ирак без санкции ООН, как надо действовать в подобных ситуациях, чтобы привлечь на свою сторону Совет Безопасности и Генерального секретаря ООН и тем самым оградить себя от критики мировой общественности.

За кулисами же французская дипломатия действовала не менее жестко, чем американская: предписанное соглашением Лина-Маркуси и резолюцией 1479 Совета Безопасности ООН «национальное примирение» она бесцеремонно использовала для попыток ущемить позиции президента Л. Гбагбо в стране, навязать неугодную ему кандидатуру премьер-министра и заставить его передать Новым силам ключевые посты министров внутренних дел и обороны.

В стремлении создать определенный противовес Новым силам президент Кот-д’Ивуара направил 10 ноября 2003 г. послание в Совет Безопасности ООН, в котором просил преобразовать Миссию ООН в Кот-д’Ивуаре в операцию ООН по поддержанию мира. Позже, 24 ноября 2003 г. с такой же просьбой к Совету обратилось и ЭКОВАС.

27 февраля 2004 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1528, которая постановляла учредить Операцию Организации Объединенных Наций в Кот-д’Ивуаре (ОООНКИ) на первоначальный срок в 12 месяцев, начиная с 4 апреля 2004 года, и передать ей полномочия МООНКИ и сил

ЭКОВАС. Совет определил численность военного компонента ООН в 6240 человек, включая 200 военных наблюдателей и 120 штабных офицеров и до 350 сотрудников гражданской полиции. В состав ОООНКИ вошел также компонент по гражданским вопросам, вопросам судопроизводства и исправительным учреждениям.

Мандат ОООНКИ включал наблюдение и контроль за выполнением всеобъемлющего соглашения о прекращении огня от 3 мая 2003 г., поддержание связи с Национальными вооруженными силами Кот-д’Ивуара (НВСКИ) и воинскими формированиями Новых сил в целях содействия, в координации с французскими силами, восстановлению доверия между всеми соответствующими ивуарийскими силами, как это предусмотрено в резолюции 1479 Совета Безопасности ООН.

Кроме того, в функции ОООНКИ входило оказание правительству национального примирения помощи в осуществлении национальной программы разоружения, демобилизации и реинтеграции комбатантов (РДР), защита персонала ООН, учреждений и гражданских лиц, оказание помощи в координации с ивуарийскими властями обеспечению безопасности министров правительства национального примирения, содействие оказанию гуманитарной помощи, содействие в сотрудничестве с ЭКОВАС и другими международными партнерами восстановлению правительством национального примирения государственной власти на всей территории Кот-д’Ивуара.

ОООНКИ поручалось также предоставлять правительству национального примирения общие рекомендации, советы и техническую помощь, при поддержке со стороны ЭКОВАС и других международных партнеров, для подготовки и содействия проведению свободных, справедливых и транспарентных выборов, связанных с осуществлением Соглашения Лина- Маркуси, в частности президентских выборов. Специальный пункт резолюции (п. 10) требовал, чтобы стороны «выполняли свои обязательства по Соглашению Лина-Маркуси, с тем, чтобы, в частности, предстоящие президентские выборы могли состояться в 2005 году в сроки, предусмотренные Конституцией».

Резолюция содержала также специальный пункт (п. 16), который уполномочивал французские силы использовать все необходимые средства, с тем, чтобы действовать «в поддержку ОООНКИ» и, в частности, содействовать обеспечению безопасности в районе действия международных сил, а также принимать меры по пресечению «враждебных действий», если того потребуют условия в плане безопасности, за пределами районов, непосредственно контролируемых ОООНКИ.

Войска французских и ооновских «миротворцев» размещались в основных стратегических пунктах страны, а также вдоль ничейной разделительной зоны, что, казалось, обеспечивало надежный контроль за действиями национальных вооруженных сил и сил повстанцев. Однако вооруженные столкновения продолжались несмотря на принятие резолюции 1528 от 27 февраля 2004 г. Положение не изменилось и после подписания в Аккре 30 июля 2004 года очередного соглашения (Аккрское соглашение III) между политическими силами Кот-д’Ивуара.

6 ноября 2004 г. в ответ на убийство французскими солдатами трех манифестантов, участвовавших в антифранцузской акции в районе аэропорта Абиджана, два истребителя Су-25 сбросили бомбы на базу французских войск в центре страны, в результате чего 8 военных погибли и 38 были ранены. Узнав о нападении и жертвах, президент Ж. Ширак, не дожидаясь расследования происшедшего и проигнорировав на этот раз ООН, отдал приказ наказать налетчиков, и через 10 минут ударом французских минометов были уничтожены вернувшиеся на свой аэродром «Сухие» и несколько вертолетов правительственных войск, т. е. практически весь корпус ВВС страны.

Возмездие последовало незамедлительно: по призыву Гбагбо сотни активистов проправительственной организации «Молодые патриоты» вышли на улицы Абиджана и других городов, побуждаемые лозунгами покарать французских агрессоров и устроить им «новый Вьетнам». Возникла реальная угроза для жизней проживавших в Кот-д’Ивуаре 14 000 французских граждан и нескольких тысяч семей других европейцев. Вакханалия насилия, погромов и разграбления имущества охватила кварталы, населенные европейцами, и продолжалась несколько дней. Под охраной ооновских и французских солдат началась массовая эвакуация европейцев из Кот- д’Ивуара. Вопрос о положении в стране был передан на рассмотрение Совета Безопасности ООН. 563

15 ноября 2004 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1572, которая осуждала воздушные удары, нанесенные НВСКИ, как «грубые нарушения» соглашения о прекращении огня от 3 мая 2003 г. и требовала, чтобы «все стороны в конфликте в Кот-д’Ивуаре, правительство Кот-д’Ивуара, а также Новые силы полностью соблюдали соглашение о прекращении огня».

Резолюция постановляла, что все государства введут на период в 13 месяцев необходимые меры с целью «воспрепятствовать прямым или косвенным поставкам, продаже или передаче Кот-д’Ивуару с их территории или их гражданами или использованию их судов, или летательных аппаратов для поставок вооружений и любых соответствующих материальных средств, в частности, военных летательных аппаратов и техники, независимо от того, поступают ли они с их территории, а также предоставлению любой помощи, консультаций или подготовки, связанной с военной деятельностью».

Кроме эмбарго на поставки оружия, резолюция запрещала въезд на территорию всех государств или проезд через нее лиц, «которые представляют угрозу миру и процессу национального примирения в Кот-д’Ивуаре» и, в частности, тех, кто блокирует выполнение Соглашения Лина-Маркуси и Аккрского соглашения III, а также предписывала всем государствам немедленно заморозить средства, другие финансовые активы и экономические ресурсы, прямо или косвенно находящиеся в собственности или под контролем таких лиц.

Для контроля за осуществлением всех этих мер резолюция учреждала Комитет Совета Безопасности ООН в составе всех членов Совета (Комитет по санкциям). Комитет должен был регулярно отчитываться перед Советом Безопасности ООН о проводимой работе и вносить рекомендации в отношении путей повышения эффективности принимаемых Советом мер. При Комитете создавалась Группа экспертов для сбора, изучения и анализа соответствующей информации, поступавшей от ОООНКИ, французских сил и из других источников.

В резолюции заявлялось о полной поддержке Советом действий, предпринятых ОООНКИ и французскими силами в кризисной ситуации в Кот- д’Ивуаре, и содержался настоятельный призыв к президенту Кот-д’Ивуара, руководителям всех политических партий страны и лидерам Новых сил незамедлительно и решительно приступить к выполнению всех обязательств, которые они взяли на себя в соответствии с соглашениями Лина-Маркуси и Аккрским соглашением III. При этом особо подчеркивалось, что у кризиса в Кот-д’Ивуаре «не может быть военного решения».

Добившись от Совета Безопасности ООН введения жестких санкций в отношении режима президента Л. Гбагбо и подтверждения мандата французских войск на их «миротворческую миссию», Франция активно пользуется этим для реализации своих планов устранения Л. Гбагбо от власти или по крайней мере для значительного ослабления его влияния на политическую обстановку в стране. Под непосредственным воздействием Франции Совет Безопасности ООН принимает ряд резолюций, которые продлевают действие санкций в отношении Кот-д’Ивуара вплоть до завершения «политического кризиса», конца которому пока что не видно. Санкции постоянно ужесточаются и расширяются, включая теперь и меры по предотвращению незаконного экспорта из Кот-д’Ивуара алмазов с учетом того, что незаконная торговля алмазами, как и другими природными ресурсами, непосредственно связана «с распространением и оборотом оружия и вербовкой и использованием наемников в качестве одного из источников, подпитывающих и углубляющих конфликты в Западной Африке» (резолюция 1643 Совета Безопасности ООН от 15 декабря 2005 г.). При этом к контролю за экспортом алмазов и других природных ресурсов из Кот-д’Ивуара, как и к контролю за поставками оружия в Кот-д’Ивуар все больше подключаются и французские «миротворческие силы», действующие в этой стране под эгидой ООН.

С согласия Совета Безопасности ООН численность военного компонента ОООНКИ увеличилась еще на 850 солдат, а компонент гражданской полиции — на 725 полицейских (резолюция 1609 Совета Безопасности ООН от 24 июня 2005 г.). Периодическое увеличение численности «миротворческих контингентов» обычно мотивируется интересами сохранения «стабильности» и «порядка» в Кот-д’Ивуаре и вокруг него, но в действительности причина тому кроется в стремлении Франции восстановить свои позиции в Кот-д’Ивуаре, утраченные после смерти Уфуэ-Буаньи. К тому же все больший интерес к природным ресурсам Кот-д’Ивуара продолжают проявлять

Соединенные Штаты и фактор «стабильности» для них становится не менее значимым, чем для Франции.

На ниве восстановления мира и стабильности в Кот-д’Ивуаре активную посредническую деятельность развернули президент Нигерии О. Обасанджо — в качестве председателя Африканского Союза в 2005 году, президент Республики Конго Д. Сассу-Нгессо — в качестве председателя АС в 2006 году и президент Южно-Африканской Республики Табо Мбеки — в качестве Посредника АС. Их деятельность так же, как и усилия, предпринимаемые в этом контексте некоторыми другими африканскими лидерами, а также ЭКОВАС, неизменно поддерживаются и высоко оцениваются Советом Безопасности ООН. 6 апреля 2005 г. в Претории ивуарийскими силами подписывается под эгидой Табо Мбеки Преторийское соглашение «об окончании войны», которое, наряду с Соглашением Лина-Маркуси и Аккрским соглашением III, было положено решениями Совета Безопасности ООН в основу политического урегулирования в Кот-д’Ивуаре. Эти три соглашения, как отмечалось в резолюции 1633 Совета Безопасности ООН от 21 октября 2005 г., «обеспечивают надлежащие рамки для мирного и прочного урегулирования кризиса в Кот-д’Ивуаре».

Центральным направлением в работе всего «миротворческого» механизма, задействованного в Кот-д’Ивуаре, с самого начала стала подготовка к выборам в связи с истекавшими 30 октября 2005 г. полномочиями президента Л. Гбагбо, а 16 декабря 2005 г. — Национального собрания Кот-д’Ивуара. Вскоре, однако, обнаружилось, что ввиду продолжавшейся напряженности в отношениях между НВСКИ и Новыми силами этот срок нереален, что побудило Совет мира и безопасности АС принять на своем заседании на уровне глав государств и правительств, состоявшемся 6 октября 2005 г. в Аддис-Абебе, решение о том, что президент Л. Гбагбо продолжит действовать в качестве главы государства после 31 октября 2005 г. в течение периода, не превышающего 12 месяцев, т. е. до 31 октября 2006 г. Это решение Совета мира и безопасности АС было без промедления одобрено Советом Безопасности ООН.

В резолюциях Совета Безопасности ООН, начиная с резолюции 1633 от 21 октября 2005 г., намечалась целая серия мер, направленных на обеспечение проведения выборов в Кот-д’Ивуаре в новые сроки. Прежде всего, повторим, резко ужесточался и расширялся режим санкций в отношении Кот-д’Ивуара, что inter alia серьезно подрывало возможность Л. Гбагбо и его сторонников одержать победу на выборах. С другой стороны, санкции Совета Безопасности ООН в принципе не распространялись на Новые силы, а что касается их разоружения, то от повторения соответствующего положения в резолюциях Совета дело не менялось и существенного продвижения в решении этой проблемы нет до сих пор.

На основе резолюции 1633 Совета Безопасности ООН, а также консультаций со всеми ивуарийскими сторонами, проведенных Председателем АС, Председателем ЭКОВАС и Посредником АС в сотрудничестве с Генеральным секретарем ООН было осуществлено назначение нового премьер-министра Кот-д’Ивуара, приемлемого для всех ивуарийских сторон, подписавших Соглашение Лина-Маркуси. В резолюции Совета подчеркивалось, что «министры будут подотчетны премьер-министру, который будет обладать всей полнотой власти над своим кабинетом».

Новый премьер-министр, согласно резолюции 1633 Совета Безопасности ООН, должен был располагать «всеми необходимыми полномочиями» и «всеми правительственными, финансовыми, материальными и людскими ресурсами, особенно в том, что касается вопросов безопасности, обороны и выборов». Он также должен был играть «ведущую роль в осуществлении программы разоружения, демобилизации и реинтеграции (РДР) и операциях по разоружению и роспуску формирований ополченцев, а также обеспечить справедливость процесса идентификации и процесса регистрации избирателей, ведущих к организации свободных, открытых, справедливых и транспарентных выборов при поддержке ООН».

Пост премьер-министра Кот-д’Ивуара с самого начала рассматривался Новыми силами не только как необходимый противовес президенту Л. Гбаг- бо, но и как плацдарм для овладения высшей властью в стране. И именно по этой причине в ходе переговоров о «национальном примирении» представители Новых сил всегда настаивали на расширении полномочий главы правительства, в особенности в вопросах обороны и национальной безопасности. 30 марта 2003 г. в соответствии с договоренностями, достигнутыми в Лина-Маркуси, президент Л. Гбагбо сформировал правительство национального примирения во главе с новым премьер-министром Сеиду Диарра, расширив его полномочия. Однако в то время вопрос о назначении министров обороны и национальной безопасности остался нерешенным ввиду отказа президента отдать эти посты представителям Новых сил, как того требовала Франция.

Назначенный вскоре после принятия Советом Безопасности ООН резолюции 1633 от 21 октября 2005 г. премьер-министром страны, Чарльз Конан Банни получил, как видим, утвержденный Советом Безопасности ООН мандат на почти безраздельное управление процессом национального примирения, а также, по сути, неограниченные полномочия на принятие мер, направленных в этой связи на разоружение Новых сил и на контроль за выборами. Понятно, что разоружение Новых сил не означало отказа Франции от их поддержки: речь шла всего лишь об использовании соответствующего мандата Совета Безопасности в попытках навязать Кот-д’Ивуару такое «национальное примирение», которое было бы угодно Франции. Новые силы понадобились Франции для достижения главной цели — устранения режима Гбагбо, а их «разоружение» в подходящее время и при умелом использовании давало возможность скорректировать «национальное примирение» в Кот-д’Ивуаре в нужном для Франции направлении. «Разоружение» позволяло также убрать тех лидеров Новых сил, которые бросали вызов позиции Франции в этой стране.

В стремлении урегулировать кризис в Кот-д’Ивуаре применительно к своим интересам Франция широко использовала и использует рычаги Совета Безопасности ООН. Она добилась поддержки Советом деятельности созданной в 2005 году Международной рабочей группы (МРГ), в которую вошли, на уровне министров, представители 15 государств-членов ООН, включая Францию. Группа ежемесячно проводила совещания в Абиджане и претендовала на то, чтобы выполнять роль арбитра и гаранта мирного процесса с целью обеспечения передачи власти в Кот-д’Ивуаре надлежащим образом.

В соответствии с мандатом, утвержденным Советом Безопасности ООН, группа подготовила в консультации с ивуарийскими сторонами «дорожную карту» поэтапного и скоординированного мирного процесса (назначение нового премьер-министра, осуществление мер по программе РДР, роспуска и разоружения формирований ополченцев, проведение «свободных, справедливых, открытых и транспарентных выборов»). После назначения премьер-министром Кот-д’Ивуара Ч. Конана Банни МРГ было поручено оказывать помощь «премьер-министру и его правительству» в осуществлении других мер, предусмотренных «дорожной картой». МРГ действует в сотрудничестве с Посреднической группой, при том, что сопредседателем обеих групп является Специальный представитель Генерального секретаря ООН. 564

В заключительном коммюнике МРГ от 8 ноября 2005 г. указывалось, что положения резолюции 1633 Совета Безопасности ООН от 21 октября 2005 г. составляют «фундаментальную основу процесса восстановления мира и национального примирения» в Кот-д’Ивуаре. Однако с этим с самого начала не согласились президент Л. Гбагбо и его сторонники. «Молодые патриоты» провели в январе 2006 г. массовые манифестации с протестами против нарушения ООН суверенитета Республики Кот-д’Ивуар. Правящая в стране партия Ивуарийский народный фронт пригрозила выйти из мирного процесса и призвала «международные оккупационные войска» покинуть республику. К середине августа 2006 г. стало ясно, что провести выборы и во вновь назначенные сроки, т. е. 31 октября 2006 г. не удастся.

23 августа 2006 г. Специальный представитель Генерального секретаря ООН в Кот-д’Ивуаре Пьер Шори заявил в Абиджане, что несмотря на присутствие «политической воли», выборы президента и парламента не смогут состояться в установленные сроки «по техническим причинам», а именно из-за невозможности своевременного завершения процесса «идентификации и составления списков избирателей».565 14 октября 2006 г. это решение руководства ООН подтвердил в Абиджане Высокий представитель по выборам в Кот-д’Ивуаре Жерар Штудман, отметивший при этом, что «отсрочка должна послужить разрешению существующих проблем и помочь выйти из затянувшегося кризиса». «Все должно закончиться в 2007 году, — заявил он. — Мы не станем сохранять статус-кво предыдущих лет. Мы будем двигаться вперед». 566

1 ноября 2006 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1721, в которой указывалось на невозможность организации выборов — как президента, так и парламента — в установленные сроки и вместе с тем отмечалось, что 31 октября 2006 г. заканчивался переходный период и срок действия мандатов президента Л. Гбагбо и премьер-министра Ч. Конана Банни. В связи с этим Совет одобрил решение Совета мира и безопасности АС о том, что президент Л. Гбагбо должен оставаться главой государства после 1 ноября 2006 г. в течение «нового и окончательного переходного периода» продолжительностью не более 12 месяцев, а также о том, чтобы продлить мандат премьер-министра Ч. Конана Банни на тот же срок, т. е. до 1 ноября 2007 года.

Резолюция Совета Безопасности ООН нацеливала «на полное осуществление мирного процесса в Кот-д’Ивуаре и на организацию свободных, открытых, честных и транспарентных выборов в этой стране к 31 октября 2007 г.». При этом подчеркивалось, что мирный процесс должен осуществляться «под руководством премьер-министра» и что премьер-министр будет иметь мандат на осуществление всех положений «дорожной карты», составленной МРГ, а также договоренностей, заключенных между ивуарийскими сторонами в целях проведения выборов не позднее 31 октября 2007 г.

Конкретно на премьер-министра «при поддержке со стороны ООН и потенциальных доноров» возлагались обязанности по осуществлению программы разоружения, демобилизации и репатриации (РДР); идентификации населения и регистрации избирателей в целях составления достоверных списков избирателей; по проведению операций по разоружению и роспуску ополчений; восстановлению государственной власти и распространению административного управления и работы государственных служб на всей территории Кот-д’Ивуара; по технической подготовке к выборам, а также реорганизации вооруженных сил на основе положений Соглашения Лина-Маркуси.

Подчеркивалось, что для целей осуществления своего мандата премьер-министр должен обладать «всеми необходимыми полномочиями и всеми соответствующими финансовыми, материальными и людскими ресурсами», а также «полной и неограниченной властью» в соответствии с рекомендациями ЭКОВАС и должен иметь право принимать все необходимые решения по всем вопросам в рамках Совета Министров и Государственного совета путем издания указов или законодательных декретов. Наконец, особо отмечалось, что премьер-министр «будет иметь в своем полном подчинении правительство, которое он сформирует», и что он «должен иметь в своем подчинении, в пределах необходимости, силы обороны и безопасности Кот-д’Ивуара».

Из всего этого следовало, что вновь назначенный премьер-министр должен был расчистить путь к изоляции президента Кот-д’Ивуара и к обеспечению передачи власти в стране «демократическим путем» такому режиму, который более устраивал бы внешние империалистические силы и на этой основе привел бы к «восстановлению порядка» и «стабилизации» в Кот-д’Ивуаре. Для того чтобы сбалансировать такого рода переход и хотя бы на время сдержать возможные эксцессы со стороны сил, поддерживающих президента, в резолюцию Совета Безопасности был включен пункт о том, что премьер-министр, т. е. Ч. Конан Банни, «не будет иметь права выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах, которые будут организованы к 31 октября 2007 г.». Это, кстати, ограничивало амбиции и самого Ч. Конана Банни, которые вполне могли разыграться на основе имевшихся у него неограниченных, по сути, полномочий на «переходный период».

Резолюция 1721 Совета Безопасности ООН была наполнена ссылками на необходимость «немедленного» и «неотложного» выполнения ее положений всеми ивуарийскими сторонами. Ее пронизывал дух нетерпимости к нарушителям «мирного процесса», в отношении которых Совет Безопасности должен был принимать жесткие «адресные меры» на основе рекомендаций Комитета по санкциям, учрежденного резолюцией 1572 Совета от 15 ноября 2004 г. Это предостережение касалось прежде всего тех, кто нес ответственность за серьезные нарушения прав человека и международного гуманитарного права, совершенные в Кот-д’Ивуаре после 19 сентября 2002 г., кто публично подстрекал к ненависти и насилию или нарушал эмбарго на поставки оружия, введенное резолюциями Совета 1572 от 15 ноября 2004 г. и 1643 от 15 декабря 2005 г.

На подготовку к выборам резолюция Совета 1721 мобилизовала все звенья имевшегося и в значительной мере созданного им механизма от Международной рабочей группы и Высшего представителя по выборам до Комитета по санкциям и главного Посредника — президента Республики Конго Д. Сассу Нгессо в качестве председателя АС, и его представителя в Кот-д’Ивуаре, который во взаимодействии со Специальным представителем Генерального секретаря ООН осуществлял повседневные посредни- ческиеусилия.

Резолюция требовала, чтобы все ивуарийские стороны «в полной мере сотрудничали с ОООНКИ и поддерживающими ее французскими силами», а также с учреждениями ООН и связанным с ними персоналом и подтверждала, что «будет проявляться нетерпимое отношение к любым попыткам воспрепятствовать их свободе передвижения или полному осуществлению их мандатов». При этом мандат ОООНКИ расширялся: он включал теперь и ее участие в осуществляемых под руководством премьер-министра планах реорганизации сил обороны и безопасности «в целях воссоздания сил обороны и безопасности, приверженных ценностям добросовестности и республиканской морали».

В общем, резолюция 1721 Совета Безопасности ООН как будто предусматривала все, что могло потребоваться империалистическим силам для осуществления своих планов в отношении Кот-д’Ивуара. В ней, как впрочем и в более ранних резолюциях Совета, была даже ссылка на Главу VII

Устава ООН, и этой ссылкой империалисты не преминули бы воспользоваться в случае, если дело дошло бы до применения силы.

Однако события развивались не так, как хотели империалисты: 4 марта 2007 г. в Уагадугу, столице Буркина-Фасо, президент Кот-д’Ивуара Л. Гбагбо и Первый секретарь Новых сил, глава повстанцев, контролировавших север страны, Гийом Соро при посредничестве Председателя ЭКОВАС президента Буркина-Фасо Блэза Компаоре подписали мирное соглашение (Уагадугское политическое соглашение), которое открыло новый этап в развитии обстановки в Кот-д' Ивуаре.

В соответствии с этим соглашением Г. Соро назначался премьер-министром Кот-д’Ивуара, установленные сроки выборов в стране отодвигались на десять месяцев, а расположенные в буферной зоне между севером и югом страны «иностранные миротворческие силы» подлежали сокращению. Сторонники президента и бывшие мятежники взяли обязательство приложить все усилия к объединению Кот-д’Ивуара.

9 апреля 2007 г. было объявлено, что Г. Соро сформировал временное правительство. 29 июня самолет, на котором летел Соро, был обстрелян ракетами. Несколько человек погибло, но самолет сумел совершить посадку, и премьер-министр не пострадал.

Совет Безопасности ООН резолюцией 1765 от 16 июля 2007 г. одобрил Уагадугское политическое соглашение, решительно осудил «нападение на премьер-министра Республики Кот-д’Ивуар г-на Гийома Соро» и одновременно постановил продлить «мандаты ОООНКИ и поддерживающих ее французских сил» до 15 января 2008 г. с тем, чтобы поддержать проведение в Кот-д' Ивуаре свободных, открытых и транспарентных выборов «в сроки, предусмотренные Уагадугским политическим соглашением». Совет также заявил о своей готовности продлить эти сроки «на дополнительный период в случае необходимости».

В резолюции Совета Безопасности ООН 1782 от 29 октября 2007 г. подтверждалось действие положений резолюций 1572 (2004 г.) и 1643 (2005 г.), касающихся санкций в отношений Кот-д’Ивуара. Мандат группы экспертов Комитета по санкциям продлевался до 31 октября 2008 г. Совет вновь определял положение в Кот-д’Ивуаре как угрожающее международному миру в регионе, а свои действия — как основанные на Главе VII Устава ООН. Резолюцией 1842 Совета от 29 октября 2008 г. мандат группы экспертов продлевался до 31 октября 2009 г. Подтверждались и еще более ужесточались санкции Совета в отношении Кот-д’Ивуара.

Между тем 28 ноября 2007 г. Л. Гбагбо и Г. Соро подписали в Уагадугу при посредничестве призидента Буркина-Фасо Б. Компаоре ряд Дополнительных соглашений к Уагадугскому политическому соглашению от 4 марта 2007 г. Дополнительные соглашения, одобренные резолюцией 1795 Совета Безопасности ООН от 15 января 2008 г., снова отодвигали сроки проведения выборов «на дополнительный период», необходимый для надлежащей подготовки избирательного процесса. В этой связи резолюцией 1795

Совет постановил продлить мандаты ОООНКИ, а также «поддерживающих ее французских сил» до 30 июля 2008 г. В дальнейшем резолюцией 1826 Совета Безопасности ООН от 29 июля 2008 г. эти мандаты были продлены до 31 января 2009 г. Наконец, резолюцией 1865 от 27 января 2009 г. Совет продлил мандаты ОООНКИ и «поддерживающих ее французских сил» до 31 июля 2009 г., в частности, с целью поддержать организацию в стране «свободных, открытых, справедливых и транспарентных выборов». Согласно Заявлению председателя Совета Безопасности ООН от 29 мая 2009 г. срок проведения первого тура президентских выборов в Кот-д’Ивуаре был намечен на 29 ноября 2009 г.

Как видим, политико-дипломатическая борьба, в том числе в ООН по вопросам урегулирования ситуации в Кот-д’Ивуаре, продолжается. Очевидно, однако, и то, что по большому счету своего последнего слова не сказал еще народ этой страны, который не желает гражданской войны, стремится к миру, подлинной демократии и полному освобождению от оков неоколониализма.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив