Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

7. Операции ООН в Судане. Проблема Дарфура

Как и в ДРК, напряженная обстановка сохраняется в крупнейшей по территории африканской стране — Судане. В 1956 году, одновременно с провозглашением независимости Судана на юге страны развернулось вооруженное сепаратистское движение, которое во многом было спровоцировано империалистами. Решению проблемы Юга к тому же препятствовали отсутствие у утвердившегося в Судане военного режима национальной программы, а также давние религиозные противоречия между господствующими на севере исламскими фундаменталистами и африканским негроидным, в основном христианским населением на юге.

Первая гражданская война в Судане завершилась подписанием в Аддис-Абебе в 1972 году соглашения между суданским правительством и представителями сепаратистского движения о предоставлении Югу автономии. Однако в 1978 году на юге страны были обнаружены богатые запасы нефти, и это резко обострило ситуацию в Судане и вокруг него.

Появление нефтяного фактора побудило отмену в 1983 г. властями Судана автономии Юга. Это, в свою очередь, привело к массовым волнениям в южных гарнизонах. Вразумлять солдат одной из южных частей командование направило полковника Джона Гаранга. Однако Гаранг сам возглавил мятеж, основал Суданское народно-освободительное движение (СНОД) и начал партизанскую войну против Хартума. Так, в 1983 году после 11 лет относительного мира началась вторая гражданская война в Судане.

Руководимые Гарангом южане протестовали против введенного в стране исламского законодательства, согласно которому законы шариата были объявлены обязательными для всего, в том числе и немусульманского населения страны. Они требовали восстановления автономии, а самые ярые националисты — полного отделения Юга от Судана.

В июне 1989 г. при поддержке правомусульманских кланов в Судане произошел военный переворот, в результате которого к власти пришел генерал О.Х. аль-Башир, являющийся и сегодня президентом Судана. В августе 1989 г. в Аддис-Абебе, а в декабре того же года в Найроби состоялись два раунда переговоров суданского правительства с представителями СНОД. Однако достигнутое перемирие было нарушено и на юге Судана возобновились военные действия. Росла популярность Дж. Гаранга, происходившего из этнической группы динка на юге Судана и воспитывавшегося в христианской семье. В молодости Гаранг учился в США, защитил докторскую диссертацию по экономике сельского хозяйства, но затем неожиданно избрал карьеру военного и вернулся в Судан. Гражданская война надолго сделала Гаранга и аль-Башира врагами.

В Вашингтоне на всем протяжении 90-х преобладало враждебное отношение к режиму аль-Башира, который и поныне рассматривается там в качестве серьезного препятствия на пути осуществления американских гегемонистских замыслов на Ближнем Востоке и в Африке. Соответственно, этот режим изначально находится в черном списке Вашингтона, куда включены намеченные к ликвидации режимы во многих странах мира под предлогами нарушения ими прав человека, предоставления убежища террористам и т. д. и т. п. В августе 1998 г. США, как уже отмечалось, нанесли ракетный удар по Судану, уничтожив завод, якобы производивший химическое оружие, предназначенное для террористов. С Советом Безопасности ООН акция, разумеется, не согласовывалась.

Огромные природные богатства Судана, в том числе крупные запасы урана, всегда были предметом особых вожделений империалистов. Отсюда и вынашиваемые ими планы реколонизации Судана либо посредством замены режима в Хартуме на более подходящий и сговорчивый, либо путем раскола Судана на части и превращение его в легкую добычу империалистических хищников. Интерес западных держав к Судану резко возрос в 2002 году, когда в провинции Дарфур, на западе Судана, были обнаружены колоссальные запасы нефти, превосходящие южные. Провинция Дарфур, как и юг Судана, были тут же объявлены кризисными зонами и стали полем невообразимой активности ЦРУ США и спецведомств других западных держав, всячески разжигающих сепаратистские настроения в этих районах в надежде дестабилизировать обстановку в стране, свалить «деспотический» хартумский режим и под лозунгом борьбы за «демократию» привести к власти в Судане своих марионеток.

В 2003 г. в Дарфуре произошло восстание африканского населения против центральной власти, пытавшейся в очередной раз арабизировать эту провинцию. В акциях по подавлению восстания приняли участие регулярные суданские войска, а также боевики из вооруженной группировки «Джан- джавид». В результате вооруженных столкновений, в которых проявил себя этнический фактор, за полгода в Дарфуре погибло более 50 тыс. человек. 535

В июне 2004 г. Конгресс США объявил происходившее в Дарфуре геноцидом, и, исходя из этого, Вашингтон стал активно добиваться введения Советом Безопасности ООН возможно более жестких санкций против Судана. Аль-Баширу открыто пригрозили высадкой войск, если не будут остановлены «этнические чистки», ответственность за которые возлагалась исключительно на хартумский режим. 536 Однако такой подход не встретил поддержки двух постоянных членов Совета Безопасности ООН — Франции и КНР, что во многом объяснялось и тем, что французские и китайские фирмы занимаются освоением месторождений нефти в Судане.

Негативное отношение к такой линии Вашингтона выразил и Африканский Союз, который, учредив Миссию АС в Судане (МАСС), с самого начала вмешался в конфликт и был первой международной организацией, проявившей желание принять участие в его мирном урегулировании. Деятельность АС в конфликте в Дарфуре поддерживалась правительством Судана, и миротворцы АС, а их насчитывалось в сентябре 2004 г. примерно 400 человек (80 военных наблюдателей и около 300 солдат), были единственными иностранными военными, которых суданское правительство допускало в зону конфликта. 537 Деятельность АС в Дарфуре поддерживалась и Советом Безопасности ООН, а резолюция 1556 Совета Безопасности ООН от 30 июля 2004 г. отмечала «руководящую роль и участие Африканского Союза в урегулировании ситуации в Дарфуре» и выражала готовность Совета «оказывать всестороннюю помощь этим усилиям». Та же резолюция Совета Безопасности приветствовала заявление Совета по вопросам мира и безопасности АС от 24 июля 2004 г., в котором отмечалось намерение АС активизировать участие этой организации в достижении мира и безопасности в Дарфуре, как и на юге Судана.

Не упрощая вопроса, заметим, что США и ЕС сделали определенные финансовые взносы в целях поддержания операции в Дарфуре, возглавляемой Африканским Союзом. 538 Поддержка сугубо миротворческих усилий африканских стран в конфликтах на юге Судана и в Дарфуре вполне окупалась хотя бы обретением Западом необходимого «имиджа» стороны, как якобы не преследующей в Судане никаких корыстных интересов, а озабоченной лишь восстановлением там мира и благополучия. В этой же связи отметим, что США и другие западные державы голосовали за все резолюции Совета Безопасности ООН, в которых недвусмысленно говорится о поддержке Советом суверенитета, территориальной целостности и независимости Судана. Да и оказание Западом гуманитарной, в основном продовольственной, помощи населению Дарфура, как, впрочем, и населению Ирака, бывшей Югославии и т. п. само по себе достойно одобрения, хотя такая помощь всегда являлась и является лишь частью общих стратегических планов империализма, направленных на установление своего господства в тех или иных регионах мира.

Африканские страны, разумеется, хорошо понимают стратегические замыслы США и других западных держав в отношении Судана. Многие из них на своем опыте убедились в том, что благообразные фразы о демократии, свободе и независимости в лексиконе неоколонизаторов лишь прикрывают их циничное стремление к контролю над нефтью и другими природными ресурсами континента. Однако укоренившиеся в этих странах влиятельные коллаборационистские силы и отсутствие единства между самими этими странами по актуальным вопросам мировой политики дают возможность империализму продвигать свои интересы в Африке, в том числе и в Судане.

Возражения стран АС против введения жестких санкций в отношении Судана на основе Главы VII Устава ООН, конечно, сыграли свою роль в том, что такие санкции в полном объеме Советом Безопасности ООН так и не были приняты. Однако попытки США не мытьем, так катаньем заполучить соответствующую резолюцию Совета не ослабевают, и на этом пути Вашингтон, действуя методично и упорно, уже добился определенных «дипломатических прорывов».

Так, практически все резолюции Совета Безопасности ООН по Судану, принятые в 2004—2008 гг., содержат положение о том, что ситуация в этой стране угрожает международному миру и безопасности. Но этого мало: в некоторых резолюциях указывается, что, рассматривая ситуацию в Судане, Совет «действует на основании Главы VII Устава», предусматривающей, как известно, применение принудительных мер вплоть до использования вооруженных сил. В ряде резолюций присутствуют и положения, констатирующие наличие в Судане «гуманитарного кризиса» и «гуманитарной катастрофы», что, видимо, должно подготовить почву для «гуманитарной интервенции». Не хватает только прямых обвинений суданского правительства в геноциде, хотя в резолюции 1556 Совета от 30 июля 2004 г. содержалась просьба Совета к Генеральному секретарю ООН создать «международную следственную комиссию», которая inter alia должна была установить «имели ли место акты геноцида».

Такая комиссия действительно была создана, но за четыре месяца работы она не смогла обнаружить «актов геноцида» в Судане. Зато на суданское правительство, как из рога изобилия, обрушились обвинения в широкомасштабных преступлениях против гражданского населения в Дарфуре. В этой кампании активнейшее участие принял и Генеральный секретарь ООН К. Аннан, совершивший поездку в Хартум и в несколько городов Дар- фура в мае 2005 г. Статьи К. Аннана о бедственном положении в Дарфуре появились даже в российской печати: например, в «Независимой газете» от 2 июня 2005 г. и от 30 января 2006 г., в «Коммерсанте» от 17 мая 2006 г.

К. Аннан обрисовал действительно трагическую ситуацию в Дарфуре: «Хотя никто не знает точно, сколько человек погибло в ходе конфликта в Дарфуре, — писал он в июне 2005 г., — более 2,6 млн человек испытывают страдания вследствие этого конфликта и нуждаются в безотлагательной помощи. Деревни сжигаются, посевы уничтожаются, женщин насилуют, детей похищают." И в январе 2006 г.: «Во многих районах Дарфура продолжаются убийства, изнасилования и изгнания из домов тысяч людей. Численность перемещенных лиц сейчас достигла двух миллионов человек, и три миллиона (половина всего населения Дарфура) получают продукты питания и другие предметы первой необходимости по линии международной помощи».

Не ставя под сомнение обоснованность личных наблюдений и выводов К. Аннана, которые в более официальной форме отражены и в резолюциях Совета Безопасности ООН, отметим, что всему этому сопутствовало полное замалчивание в документах ООН расследований положения в Дарфуре, проведенных созданной президентом Судана аль-Баширом специальной Национальной Комиссией — Судом. Специальный суд проходил в трех районах Дарфура и под его юрисдикцию подпадало расследование как военных преступлений, так и грубых нарушений прав человека. Национальная Комиссия — Суд установила, что в Дарфуре не было геноцида, но были зафиксированы грубые нарушения прав человека. Более половины инцидентов во время событий в Дарфуре носило, как показало расследование, криминальный характер. Были привлечены к уголовной ответственности ряд лиц в армейских и полицейских структурах и чиновники высокого ранга как в Дарфуре, так и в Хартуме. Виновные лица были строго наказаны, а жертвы насилия — получили компенсации. 539

Отметим также, что по сообщениям печати, исходившие от К. Аннана весьма резкие и носившие во многом декларативный характер заявления относительно положения в Дарфуре, как и содержащиеся в некоторых резолюциях Совета Безопасности ООН формулировки, обвиняющие суданское правительство в дарфурской трагедии, были обязаны своим появлением на свет, главным образом, усиленному давлению и нажиму, которое США оказывали на Генерального секретаря ООН. И это выглядит достаточно убедительно, если учесть, что именно в 2004—2005 гг. США развернули широкую кампанию по дискредитации К. Аннана, угрожая поставить вопрос о досрочном освобождении его от обязанностей Генерального секретаря ООН (срок истекал в январе 2007 г.)

Отношения США с Генеральным секретарем ООН серьезно обострились из-за категорического отказа К. Аннана признать правомерность действий США в Ираке в марте 2003 г. В целях шантажа К. Аннана западные СМИ всячески раздували причастность его сына к финансовому скандалу, разразившемуся вокруг вопроса об использовании средств в рамках проводившейся в Ираке программы «Нефть в обмен на продовольствие» для личного обогащения высших чиновников ООН. Этому способствовала еще и обвинительная кампания в СМИ по поводу сексуальных скандалов в Секретариате ООН, а также зверств и преступлений, чинившихся «голубыми касками» в различных районах мира. Считается, что под воздействием всех этих факторов К. Аннан в последние годы своего пребывания на посту Генерального секретаря ООН стал постепенно занимать все более благоприятную для США позицию по многим международным проблемам, в том числе и по Судану.

В сентября 2004 г. США предприняли решительную попытку склонить Совет Безопасности ООН к принятию крайне жестких принудительных мер в отношении Судана и внесли на рассмотрение Совета соответствующий проект резолюции с прямыми ссылками на Главу VII Устава ООН. Акция сопровождалась обвинениями правительства Судана в поощрении терроризма. Когда обнаружилось, что вследствие возражений КНР и Франции принятие такой резолюции не представляется возможным, США внесли в Совет новый, смягченный проект, который с некоторыми модификациями был принят Советом Безопасности 18 сентября 2004 г. в виде резолюции 1564.

Соответствующая формулировка резолюции 1564 Совета Безопасности ООН ограничивала действия Совета обещанием рассмотреть вопрос о принятии мер, «предусмотренных в статье 41 Устава ООН, таких, как меры, затрагивающие нефтяную отрасль Судана и правительство Судана, или отдельных членов правительства Судана», если Судан не будет в полной мере сотрудничать с Советом Безопасности в устранении «гуманитарного кризиса» в Дарфуре. Таким образом, Совет угрожал Судану экономическими санкциями, при том, однако, что возможное их применение, по сути, ограничивалось лишь нефтяной отраслью страны. Для Вашингтона это, конечно, было слишком мало, но это был максимум, чего сумела добиться американская дипломатия вплоть до настоящего времени в вопросах о санкциях против Судана на основе Главы VII Устава ООН.

Американские планы быстрой расправы с суданским правительством были к тому же серьезно подорваны начавшимся процессом нормализации обстановки в Судане. По просьбе правительства Судана руководство Африканского Союза приняло в ноябре 2004 г. решение об увеличении численности Миссии АС в Дарфуре до 3320 человек и о расширении ее мандата в вопросах содействия процессу урегулирования кризиса в Дарфуре и достижения национального примирения в Судане.

9 января 2005 г. в Найроби между правительством Судана и Народно-освободительным движением/Армией Судана (НОСД/А), как стало называться Суданское народно-освободительное движение во главе с Дж. Гарангом, было подписано Всеобъемлющее мирное соглашение, которое ставило своей целью обеспечение мира и стабильности на всей территории Судана. 8 февраля 2005 г. в выступлениях на заседании Совета Безопасности ООН вице-президента Судана Али Османа Тахи и Председателя НОСД/А Дж. Га- ранга была выражена обоюдная «твердая воля и решимость» обеспечить мирное урегулирование и в Дарфуре.

Президент аль-Башир предложил Гарангу практически все, за что южане боролись долгие годы. Правительство обещало предоставить автономию южным провинциям, не применять на юге Судана законы шариата, поровну делить с Югом доходы от продажи нефти, а через шесть лет — провести референдум по вопросу об отделении Юга. Согласно подписанному аль-Баширом декрету о разделении власти, 52 процента мест в правительстве и парламенте должно было принадлежать правящей партии, 28 процентов — партии Гаранга, а оставшиеся 20 процентов — оппозиционным партиям северного и южного регионов страны.

Некоторое время спустя аль-Башир и Дж. Гаранг подписали новую (временную) Конституцию Судана, согласно которой Гаранг был назначен первым вице-президентом Судана и оставался при этом руководителем Южного Судана. 9 июля 2005 г. Гаранг принял присягу в качестве первого вице-президента Судана. Сотни тысяч людей приветствовали возвращение Гаранга в Хартум. Обстоятельства складывались таким образом, что в 2011 году при соответствующем исходе референдума Дж. Гаранг, опираясь на поддержку влиятельных политических и военных кругов, мог стать президентом Судана.

Однако долго занимать пост второго по значению руководителя Судана Гарангу было не суждено: 1 августа 2005 г. в Хартуме было объявлено, что вертолет, на котором Гаранг возвращался в столицу Судана из Уганды, где проходили его переговоры с президентом этой страны Й. Мусевени, потерпел катастрофу и что все находившиеся на его борту люди, включая Гаранга и членов его делегации, погибли. Официальная версия катастрофы — плохие метеоусловия, из-за чего вертолет врезался в скалы. На похороны Гаранга, состоявшиеся на юге Судана, прибыли главы государств и правительств Уганды, Кении, ЮАР, Эфиопии, делегации ряда европейских стран, представители ООН, Лиги Арабских Государств и других международных организаций, что свидетельствовало о большом авторитете Гаранга в Африке.

Загадочная смерть Гаранга привела к беспорядкам в Хартуме и на юге Судана. Но постепенно ситуация относительно стабилизировалась. Приемником Гаранга на посту руководителя НОСД/А был избран его заместитель Сальва Киир Маярдит, который вскоре был назначен и первым вице-президентом страны. Как руководитель партии, Киир заявил, что НОСД/А будет выполнять взятые на себя обязательства по достигнутым мирным договоренностям и следовать идеям и целям, которые отстаивал Дж. Гаранг.

Тем временем под эгидой Африканского Союза в Абудже (Нигерия) начались Межсуданские переговоры по вопросам осуществления Всеобъемлющего мирного соглашения от 9 января 2005 г. и обеспечения мира и стабильности в Дарфуре. Переговоры проходили непросто, в особенности учитывая то, что с ноября 1999 г. правительство США направляло невоенную помощь в Южный Судан, а потом и в Дарфур непосредственно, а не через хартумское правительство, которое постоянно обвинялось американскими властями в поощрении терроризма.

5 мая 2006 г. в Абудже суданское правительство и НОСД/А заключили Мирное соглашение по Дарфуру, направленное на восстановление устойчивого мира в этой провинции Судана. Как было отмечено в резолюции 1679 Совета Безопасности ООН от 16 мая 2006 г., успеху переговоров сторон содействовали усилия устроителя Межсуданских переговоров в Абудже президента Нигерии О. Обасанджо, президента Республики Конго Дени Сассу-Нгессо, Председателя Африканского Союза Салима Ахмеда Салима и Специального посланника и главного посредника АС на переговорах по Дарфуру. Определенный вклад в заключение Мирного соглашения по Дарфуру, как ранее и Всеобъемлющего мирного соглашения внесла региональная организация стран Восточной Африки — Межправительственный орган по развитию (ИГАД).

Между тем возроставшая роль Африканского Союза в урегулировании кризисных ситуаций в основных нефтеносных районах Судана — на Юге и в Дарфуре, вызывала все большие опасения у Соединенных Штатов. Было видно, что в руководстве АС не разделяли точку зрения США о необходимости применения Советом Безопасности ООН жестких санкций в отношении Судана, да и вообще АС в любой момент мог оказаться для США ненадежным партнером. Принятие же услуг АС в постконфликтном урегулировании, сопряженном с дележом суданской нефти, вполне могло обернуться для США необходимостью идти на крупные уступки африканским странам, что в Вашингтоне считалось абсолютно неприемлемым.

В этих условиях США исподволь начали готовить почву для передачи полномочий АС в вопросах урегулирования на юге Судана и в Дарфуре достаточно крупной и самостоятельной операции Организации Объединенных Наций в расчете на поддержку этой идеи со стороны Генерального секретаря ООН, которую они сразу же получили. По инициативе К. Аннана Совет Безопасности ООН еще своей резолюцией 1547 от 11 июня 2004 г. учредил небольшую Передовую миссию ООН в Судане (ПМООНС), которая оперативно подключилась к миротворческим усилиям АС. В той же резолюции Совет Безопасности ООН призвал НОСД/А «принять обязательство в полной мере сотрудничать с ПМООНС». В последующих резолюциях Совета Безопасности, принятых до окончания 2004 года, вопрос о подключении ООН к миротворческим усилиям в Судане будировался постоянно, хотя делалось это на фоне обычных дифирамбов Совета по поводу «руководящей», «жизненно важной» и «многогранной» роли АС в урегулировании кризисов на юге Судана и в Дарфуре.

После подписания в Найроби Всеобъемлющего мирного соглашения (январь 2005 г.) вопрос о создании крупной операции ООН в Судане постепенно перешел в практическую плоскость. 24 марта 2005 г. Совет Безопасности ООН своей резолюцией 1590 постановил учредить Миссию ООН в Судане (МООНВС), в состав которой должны были войти до 10 тыс. военнослужащих и соответствующий гражданский компонент, включающий до 715 сотрудников гражданской полиции. В качестве основной задачи мандат МООНВС предусматривал содействие осуществлению Всеобъемлющего мирного соглашения. Кроме того, на МООНВС возлагались определенные задачи по содействию добровольному возвращению беженцев и перемещенных лиц, координации международных усилий по защите гражданских лиц с особым вниманием к уязвимым группам (беженцы, перемещенные лица, женщины, дети), оказание технической помощи в разминировании в районах своего развертывания и пр.

В том, что касается основной задачи — осуществления Всеобъемлющего мирного соглашения, упор делался на наблюдение и контроль за соблюдением соглашения о прекращении огня и расследование нарушений, оказание помощи в составлении программы разоружения, демобилизации и интеграции, проведение эффективной кампании общественной информации, ориентированной на все слои населения, содействие в перестройке полицейской службы в Судане «в соответствии с демократическими принципами», оказание помощи сторонам Всеобъемлющего мирного соглашения в обеспечении верховенства права, включая создание независимой судебной системы и пр.

После гибели Дж. Гаранга (июль 2005 г.) и особенно после заключения Мирного соглашения по Дарфуру (май 2006 г.) процесс создания МООНВС еще более ускорился, при том, что инициаторы этой операции ООН приоткрыли действительные планы, которые скрывались за приведенными выше формулировками резолюции 1590 Совета Безопасности ООН, касавшимися мандата и функций МООНВС. Окончательно определилась и тенденция к замене Миссии АС в Судане новой крупномасштабной операцией ООН.

Показательно, что уже в статье, опубликованной в «Независимой газете» от 30 января 2006 г., К. Аннан весьма откровенно сетовал на то, что в Судане, «на территории размером в штат Техас» действуют, «с доблестью выполняя свой долг», лишь силы Африканского Союза «численностью всего 5000 человек и еще 2000 полицейских и военных наблюдателей». И далее: «У них нет ни техники, ни широкого мандата, необходимого для защиты людей, которым угрожает опасность, или для принудительного применения соглашения о прекращении огня, постоянно нарушаемого теперь повстанцами, а также формированиями „Джанджавида“ и суданскими правительственными силами».

Из этого К. Аннан делал вывод, что «переход от сил АС к миротворческой операции ООН в Дарфуре теперь неизбежен» и что «для обеспечения эффективности такого перехода требуется, и как можно скорее, твердое решение Совета Безопасности». Мандат новой миссии, по мнению К. Ан- нана, должен был позволять «принимать решительные меры по защите тех, кому угрожает опасность, с применением, если потребуется, силы», и миссия должна была иметь для этого «надлежащие средства». Речь не шла «о простом переводе действующей миссии АС под эгиду ООН», а о развертывании «более крупной, мобильной и лучше оснащенной миссии, чем нынешняя Миссия Африканского Союза в Судане».

Из рассуждений К. Аннана следовало, что в отличие от АС, который выполнял в основном функции наблюдения и контроля за прекращением огня, а также содействия сторонам в достижении мирного урегулирования, операция ООН получала бы право оказывать прямое давление «на все стороны — повстанческие группы, а также правительство», опираясь при этом на силу и угрозу силой и действуя как бы от имени Совета Безопасности ООН. Характерно, что при этом К. Аннан ссылался на Итоговый документ, принятый юбилейной LX сессией Генеральной Ассамблем ООН в сентябре 2005 г., заявляя, что тогда «впервые в истории все члены ООН единодушно признали обязанность защищать население от геноцида, этнических чисток, военных преступлений и преступлений против человечности, обязавшись предпринимать действия через Совет Безопасности в случае, если национальные органы власти окажутся не в состоянии обеспечить такую защиту».540

Видимо понимая, что применимость этой формулировки к положению в Судане и в частности в Дарфуре весьма сомнительна, как и проблематичность его собственных рекомендаций насчет использования силы от имени ООН для давления «на все стороны» в конфликте, К. Аннан в более поздней статье в «Коммерсанте» признавал, что такого рода действиям ООН необходимо предпослать направление в Дарфур совместной миссии ООН и АС для определения «ситуации на местах и проведения консультаций со всеми сторонами, с тем, чтобы выяснить, что требуется». Он также признавал, что «ни одна миссия по поддержанию мира не может добиться успеха без поддержки и сотрудничества сторон на самом высоком уровне».541

Вместе с тем К. Аннан как бы вскользь отмечал, что та или иная оценка ситуации в Дарфуре, сделанная миссией ООН, потребует поддержки «президента США Буша» и что эта поддержка будет иметь «важное значение»,542 как будто не Совет Безопасности ООН, а именно президент США должен определять образ действий ООН в Дарфуре. Наконец, еще до направления миссии ООН и АС в Дарфур К. Аннан позволил себе высказывать собственные, весьма односторонние, но близкие США оценки положения в Дарфуре, возлагая вину прежде всего на правительство Судана за имеющиеся нарушения в выполнении Всеобъемлющего мирного соглашения 2005 г. и Мирного соглашения по Дарфуру 2006 г. Все это подводило к выводу о том, что создававшуюся форсированными темпами Миссию ООН в Судане определенные круги на Западе и прежде всего в США хотели использовать в целях продвижения своих корыстных интересов в Судане. В этой же связи следует отметить появившиеся тогда сообщения о готовности Европейского Союза направить свои воинские подразделения в Судан, как бы на подмогу планировавшимся силовым операциям ООН в этой стране.

По сообщениям западных средств массовой информации, США, ЕС и Генеральный секретарь ООН настойчиво убеждали Судан дать согласие на размещение в Дарфуре контингента ООН взамен миротворческих сил Африканского Союза, якобы доказавших свою неэффективность. Однако Хартум отверг эти предложения. В июле 2006 г. президент США Буш встречался с первым вице-президентом Судана Кииром, но переговоры провалились. Президент Судана Омар аль-Башир объяснил это тем, что страна, которая первой завоевала независимость в Африке южнее Сахары, не может стать первой страной, на землю которой вернутся колонизаторы.

Следует при этом иметь в виду, что памятуя об уроках Сомали, а также принимая во внимание большие потери, которые несут американские войска в Ираке и Афганистане, в Вашингтоне хотели бы разрешить «суданскую проблему» по возможности чужими руками. На этот счет президент Буш в августе 2006 г. высказался весьма откровенно. «Есть такие места как Дарфур, — заявил он. — Меня спрашивают, почему я не посылаю американские войска в Дарфур в составе международного миротворческого контингента. А я отвечаю, что наши войска просто вызовут сенсацию, и это помешает нам достичь наших целей».543

Между тем еще 10 марта 2006 г. Совет по вопросам мира и безопасности АС принял решение «поддерждать в принципе» переход от Миссии Африканского Союза в Судане к операции ООН «в рамках партнерства между АС и ООН в деле укрепления мира, безопасности и стабильности в Африке». 544 Совет Безопасности ООН «приветствовал» это решение, что отражено в резолюции 1663 Совета от 24 марта 2006 г. 15 мая 2006 г. Совет по вопросам мира и безопасности АС сообщил, что ввиду подписания Мирного соглашения по Дарфуру «следует предпринять конкретные шаги по обеспечению перехода МАСС к операциям ООН», и это решение было одобрено резолюцией 1679 Совета Безопасности от 16 мая 2006 г. В этой последней указывалось также на необходимость «ускорения перехода» к крупномасштабной операции ООН в Судане.

Форсируя такой переход, США и другие западные державы протолкнули в Совете Безопасности ООН решение о трансформации сил АС в Дарфуре в операцию ООН как можно быстрее и «в любом случае не позднее 31 декабря 2006 г." (резолюция 1706 Совета от 31 августа 2006 г.) Однако правительство Судана категорически высказалось против этого решения, а многие государства, в том числе Россия, выразили сожаление по поводу того, что резолюция Совета была принята поспешно и без должного согласования вопроса с правительством Судана.

Последовавшие дипломатические контакты прояснили руководству АС подоплеку замысла Вашингтона, пытавшегося так или иначе отстранить АС от суданских дел с тем, чтобы было сподручнее использовать создаваемую крупномасштабную операцию ООН, наделенную к тому же полномочиями применения силы, для шантажа, а затем, по возможности, и устранения от власти существующего режима в Судане.

В итоге руководство АС отказалось играть в поддавки и круто изменило свою позицию, допускавшую уход АС из Судана. Результатом нового весьма напряженного раунда дипломатической борьбы было принятие Советом Безопасности ООН резолюции 1769 от 31 июля 2007 г., которая санкционировала создание на первоначальный период в 12 месяцев Смешанной операции АС/ООН в Дарфуре (ЮНАМИД) в составе военного компонента до 19 555 военнослужащих, включая 360 военных наблюдателей и офицеров связи, и гражданского компонента — до 3772 сотрудников полиции и 19 сформированных полицейских подразделений по 140 человек каждое. При существенном улучшении ситуации в Дарфуре резолюция предусматривала возможность «сокращения численности и в конечном итоге прекращения деятельности ЮНАМИД».

В резолюции подчеркивалось, что в Дарфуре «не может быть военного решения» и что целью ЮНАМИД является содействие скорейшему и эффективному осуществлению Мирного соглашения по Дарфуру от 5 мая 2006 г., а также решений, которые будут приняты на переговорах и в ходе политического процесса при посредничестве Специальных посланников ООН и АС по Дарфуру, пользующихся поддержкой правительства Судана.

Наряду с этим Совет Безопасности продлил до 30 апреля 2010 г. срок действия мандата МООНВС (резолюция Совета 1870 от 30 апреля 2009 г.), призвав при этом МООНВС тесно координировать свою деятельность с ЮНАМИД и другими заинтересованными сторонами для обеспечения взаимодополняющего выполнения их мандатов в поддержку осуществления Всеобъемлющего мирного соглашения от 9 января 2005 г. в целях достижения общей цели мира в Судане.

С учетом того, что в июне 2008 г. правительство Судана дало согласие на полное развертывание ЮНАМИД, Совет Безопасности ООН своей резолюцией 1828 от 31 июля 2008 г. продлил мандат ЮНАМИД на дополнительный период в 12 месяцев — до 31 июля 2009 г.

Отмечая позитивное значение самого факта учреждения Советом Безопасности ООН многопрофильной совместной миротворческой операции ООН и АС в Дарфуре, важно иметь в виду, что в Вашингтоне отнюдь не исключают возможности и «силового варианта» урегулирования проблемы Дарфура, тем более, если такой вариант удастся прикрыть флагом авторитетной международной организации. Как бы то ни было, нефтяные богатства Дарфура служили и служат своего рода маяком в реализации экспансионистских планов США в этом регионе.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив