Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

1. В паутине концепций нового мирового порядка

И все же для ООН наступили тяжелые времена: она испытывает на себе небывалый по своей мощи натиск империализма, причем не только во всех сферах практической деятельности, но и в концептуальном плане. Империалистическая пропаганда западных средств массовой информации и подвывающие ей российские политологи ведут прицельный огонь по основополагающим целям и принципам Устава ООН, пытаясь втиснуть ООН в прокрустово ложе буржуазных теорий международных отношений, доказавших-де свою правоту перед «коммунистической ересью».

В особенности раскрученной на рынке буржуазной идеологии являет себя так называемая «цивилизационная теория», автором которой считается английский буржуазный историк и социолог А. Тойнби (18891975), а его наиболее выдающимся последователем — современный американский социолог С. Хантингтон. Главный труд Хантингтона «Столкновение цивилизаций и передел мирового порядка», вышедший в 1996 г. и опубликованный на русском языке в 2003 году, — это своего рода синтез размышлений автора на заданную тему с учетом многочисленных откликов на его статью «Столкновение цивилизаций», увидевшую свет летом 1993 года в журнале «Foreign Affairs» и принесшую автору «всемирную известность».

«Всего в мире после „холодной войны“, — пишет Хантингтон, — насчитывается семь или восемь главных цивилизаций» из приводимых им на карте девяти «разных цивилизаций после 1990-х годов». Соответственно, общая картина, по Хантингтону, выглядит следующим образом: Западная цивилизация (Северная Америка, Европа, включая Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву, Западную Беларуссию, Западную Украину, Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию, Словению, Хорватию и Трансильванию (часть Румынии), а также Австралия и Новая Зеландия), Латиноамериканская цивилизация (Южная и Центральная Америка), Африканская цивилизация (Африка к югу от Сахары), Исламская цивилизация (Ближний и Средний Восток, включая Турцию, Иран и Афганистан, Северная Африка, Босния, Азербайджан, Пакистан, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Туркмения, Таджикистан, Синьцзян — Уйгурский автономный район КНР, Индонезия, Филиппины, Малайзия), Синская цивилизация (Китай, за исключением Тибета, Корея, Сингапур, Вьетнам), Индуистская цивилизация (Индия), Православная цивилизация (Россия, Белоруссия, за исключением Западной Белоруссии, и Украина, за исключением Западной Украины, Румыния, за исключением Трасильвании, Молдавия, Болгария, Сербия и Черногория, Македония, Албания, Греция), Буддистская цивилизация (Тибет, без указания на его принадлежность Китаю, Непал, Бутан, Лаос, Камбоджа, Монголия, Шри-Ланка, Мьянма, Таиланд) и Японская цивилизация (Япония).

Как видим, уже само по себе деление современного мира по цивили- зационному признаку как бы приводит Хантингтона к необходимости ставить под сомнение принцип территориальной неприкосновенности суверенных государств — один из важнейших принципов Устава ООН. Вопрос стоит именно таким образом: ведь работа Хантингтона — это отнюдь не простое историко-географическое описание цивилизаций, а солидный трактат, написанный с позиций геополитики — науки, которая изначально верно служит империализму. Да и момент опубликования работы очень уж показателен: американский империализм явно изготовился к решающему прыжку в борьбе за мировое господство, и обоснование Хантингтоном шаткости и эфемерности границ современных государств как нельзя кстати для наиболее воинственных стратегов из Вашингтона.

На основе «вдумчивого анализа ситуации в мире» Хантингтон приходит к выводу о том, что после окончания «холодной войны» «соперничество сверхдержав сменилось столкновением цивилизаций». Соответственно, считает Хантингтон, «в новом мире наиболее масштабные, важные и опасные конфликты произойдут не между социальными классами, бедными и богатыми, а между народами различной культурной идентификации». Будут, конечно, случатся этнические конфликты и племенные войны и внутри цивилизаций. Однако наиболее опасными из всех конфликтов станут те, которые произойдут «вдоль линий разлома между цивилизациями».37

Из дальнейших рассуждений Хантингтона следует, что «Запад есть и еще долгие годы будет оставаться самой могущественной цивилизацией» и что доминирующие в этой цивилизации Соединенные Штаты будут и впредь стремиться навязать не-западным цивилизациям «идеологию демократического либерализма», которая, видите ли, «триумфально победила во всем мире и поэтому универсально приемлема». «Запад, — продолжает Хантингтон, — с его давними миссионерскими традициями, и главным образом Америка, полагает, что не-западные народы должны перенять западные ценности демократии, свободного рынка, контролируемого правительства, прав человека, индивидуализма, господства права и затем должны воплотить все эти ценности в своих институтах». И далее: «Запад пытается интегрировать не-западные страны в глобальную экономическую систему, в которой он доминирует. При помощи МВФ и других международных экономических институтов Запад поддерживает свои экономические интересы и вынуждает другие страны вести ту экономическую политику, которую считает приемлемой».38

Хантингтон признает, что попытки США прикрыть свои экспансионистские устремления интересами «мирового сообщества» насквозь лицемерны. «Это выражение, — пишет он, — стало эвфемизмом (заменив „свободный мир“) и призвано придать иллюзию правомочности в глазах всего мира действиям, отражающим интересы США и других западных держав». В этой же связи Хантингтон обличает политику «двойных стандартов», характерную для политики США. «Да, — пишет он, — мы поддерживаем демократию, но только если она не приводит к власти исламский фундаментализм; да, принцип нераспространения должен касаться Ирака и Ирана, но не Израиля., да, права человека — это проблема в Китае, а не в Саудовской Аравии» и т. п. и т. д.

Борьбу не-западных народов против экспансии США Хантингтон считает вполне закономерной и оправданной, так же, как и отторжение ими американских и других западных ценностей. Преобладающее отношение к этим ценностям со стороны не-западных стран варьируется, по его наблюдениям, от широко распространенного скептицизма до жесткого противодействия. «То, что для Запада универсализм, для остальных — империализм», — заключает Хантингтон. 39

При всем этом совершенно очевидно, что за «цивилизационной теорией» Хантингтона скрывается стремление так или иначе освободить империализм от ответственности за преступные войны и агрессии, нагнетание гонки вооружений, вмешательство во внутренние дела других государств и подавление освободительной борьбы народов. По сути дела, эта теория наилучшим образом служит интересам империализма, который активно использует пресловутый лозунг «разделяй и властвуй» для обеспечения за собой господствующих позиций в мире.

Подчеркнем также, что «цивилизационная теория» Хантингтона находится в вопиющем противоречии с главной целью Устава ООН — «избавить грядущие поколения от бедствий войны». Ведь по Хантингтону получается, что война — неизбежный спутник человечества при любой господствующей цивилизации, будь то «западной», как сегодня, или, скажем, «исламской» в отдаленном будущем. Там, где есть «цивилизации», будут, по Хантингтону, и «разломы», а следовательно и опустошительные войны и конфликты. И это утверждается в наше время, когда в разных точках планеты стоит на взводе ядерное оружие, а американцами оно уже и применялось в Хиросиме и Нагасаки.

Плачевна и роль, отводимая Хантингтоном ООН и другим международным организациям. По сути, они обрекаются на то, чтобы «верой и правдой» служить господствующей цивилизации, а сегодня — американскому империализму. При чем тут ООН, если Хантингтон пишет, что «достаточно долго» в XXI столетии «Запад в лице Америки с некоторой помощью Британии и Франции сможет в одиночку совершить военное вторжение практически в любую точку мира»?40 Не случайно и то, что говоря в заключении своего труда о необходимости стремиться к тому, чтобы «избежать в будущем крупных межцивилизационных войн», Хантингтон не находит лучшего рецепта, как соблюдение «стержневыми державами» некоего «правила воздержания» от вмешательства в «конфликты в других цивилизациях». Понимая, однако, никчемность такой рекомендации, Хантингтон признает, что «с этой истиной некоторым государствам, в особенности США, будет трудно смириться».41

Итак, Хантингтон не в состоянии выбраться из того порочного круга, в который привела его псевдонаучная «теория цивилизаций». Ограниченность буржуазного ученого очевидна, хотя и легко объяснима: не может и не желает Хантингтон признать, что основной источник напряженности в современном мире — это американский империализм, что все основные конфликты нашего мира, будь то социальные, этнические или религиозные, порождены империализмом. Незримая атака Хантингтона на марксистско-ленинское учение о неизбежности смены общественно-экономических формаций завершается тупиком и провалом.

Неудивительно, что Хантингтон уходит вообще от всякого упоминания империализма как системы, порожденной его величеством капиталом. Так же, как и для другого известного американского профессора Ф. Фуку- ямы, «западная либеральная демократия» по существу становится и для Хантингтона «конечной формой человеческого правления», сколько бы ни обзывал Хантингтон это утверждение Фукуямы «иллюзией» и продуктом «эйфории», охватившей мир капитализма после разрушения Советского Союза.

Отражением этой действительной позиции Хантингтона является и его утверждение о том, что ООН, как и другие «важнейшие международные организации», созданные после Второй мировой войны, были сформированы «в соответствии с западными интересами, ценностями и практикой…» 42 Лживость этого и подобных ему утверждений, как предста вляется, достаточно убедительно показана в Главе II книги.

Озабоченный «спасением» ООН, Хантингтон предлагает ввести в ее Совет Безопасности представителей всех ныне существующих цивилизаций, оставив при этом в Совете не менее двух мест для «западной цивилизации». Не говоря уже о непрофессиональности такого подхода, основанного на весьма слабом представлении Хантингтона о том, как функционирует ООН, реализация такого предложения потребовала бы согласия государств на приведенную выше хантингтонскую схему цивилизаций, границы которых разрезают на части суверенные государства. Ящик Пандоры — вот во что превратилась бы ООН в невероятном случае принятия этого виртуального, а по существу провокационного предложения американского социолога.

Спасение ООН не в рецептах буржуазных политологов и социологов, а в усилении борьбы народов против империализма, как главного источника войн и конфликта в современном мире. Спасение ООН — в точном соблюдении государствами мира и прежде всего великими державами ее Устава. Спасение ООН — в прекращении гонки вооружений, навязанной человечеству опять-таки империализмом, прежде всего американским.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив