Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

4. Проблемы разоружения

Вся более чем шестидесятилетняя история деятельности ООН подтверждает, что подлинная международная безопасность немыслима без прекращении гонки вооружений, которая является одним из главных источников конфликтов и недоверия между государствами. Гонка вооружений пожирает огромные материальные ценности и создает угрозу всеобщему миру.

Не случайно поэтому, что с момента своего основания ООН провозгласила разоружение и ограничение вооружений ключевой задачей в поддержании международного мира и безопасности. При этом высший приоритет справедливо отдается сокращению и в конечном счете ликвидации оружия массового уничтожения, представляющего собой величайшую угрозу человечеству. Совершенно ясно и то, что от успехов ООН в разрешении проблем разоружения во многом зависит авторитет и самое будущее этой международной организации.

История учит, что главным зачинщиком и постоянным генератором милитаризма и гонки вооружений является империализм, стремление наиболее агрессивных империалистических кругов к мировому господству. В. И. Ленин указывал, что достижение мирового господства составляет «содержание империалистической политики, продолжением которой является империалистическая война» 14 и что «современный милитаризм есть результат капитализма». При этом В. И. Ленин отмечал, что милитаризм необходим капитализму и «как военная сила, употребляемая капиталистическими государствами при их внешних столкновениях», и «как оружие, служащее в руках господствующих классов для подавления всякого рода (экономических и политических) движений пролетариата».15 С другой стороны В. И. Ленин подчеркивал: «Разоружение есть идеал социализма. В социалистическом обществе не будет войн, следовательно, осуществится разоружение».16

Советское государство в силу классовой природы своего общественного строя являлось решительным и последовательным сторонником разоружения, выступало против милитаризма и империалистической экспансии. Классовый характер такого подхода определялся твердой уверенностью правящей партии коммунистов-большевиков в том, что социализму не нужна война, чтобы доказать свое исторически предопределенное и объективное превосходство над капитализмом.

Концепция социализма исходит из того, что укрепление оборонной мощи социалистических государств — это законный и естественный ответ на безудержную гонку вооружений, развязанную империализмом. Вместе с тем социалистические государства в принципе изначально готовы идти на самые глубокие меры и соглашения в области разоружения, если, разумеется, они основаны на принципах взаимности, равной и одинаковой безопасности и осуществляются под строгим и эффективным контролем. Не случайно, что на IV сессии Подготовительной комиссии к Всеобщей конференции по разоружению (1927 г.) советское государство стало инициатором первого в истории детально разработанного проекта соглашения о полном и всеобщем разоружении. Советский проект предусматривал роспуск всего личного состава вооруженных сил всех государств, уничтожение всего оружия, боеприпасов, средств химической борьбы и других средств истребления, ликвидацию всех военно-морских и военно-воздушных баз, расформирование военных министерств и генеральных штабов, запрещение военного обучения и другие меры, направленные на обеспечение полного разоружения.

В практическом плане вопрос о разоружении был поставлен Советским Союзом еще в 1922 г. на Международной конференции по экономическим и социальным вопросам в Генуе. По указанию В. И. Ленина советская делегация на конференции выступила за всеобщее сокращение вооружений, за устранение угрозы новых войн и полное запрещение их наиболее варварских форм — ядовитых газов, воздушной войны и других, в особенности же применения средств разрушения, направленных против мирного населения. 17

Инициативы молодого Советского государства по вопросам полного и всеобщего, а затем и частичного разоружения не могли быть претворены в жизнь из-за враждебного отношения к ним со стороны империалистических держав, прежде всего Великобритании, Франции, Японии и США. Однако это не преуменьшает их исторического значения и достаточно ярко характеризует борьбу СССР за мир в межвоенный период.

Знаменосцем мира, разоружения и укрепления международной безопасности Советский Союз выступил и сразу же после окончания Второй мировой войны, придавая при этом первостепенное значение вопросу о запрещении атомного оружия и изъятию его из вооружений государств. Именно этот вопрос стал предметом рассмотрения в первом органе по разоружению, созданном в рамках ООН, — в Комиссии по атомной энергии, учрежденной 24 января 1946 г. резолюцией I сессии Генеральной Ассамблеи ООН на основе соответствующего предложения Совещания министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, состоявшегося в Москве в конце декабря 1945 г. Резолюцией Генеральной Ассамблеи от 24 января 1946 г. Комиссии поручалось разработать рекомендации «относительно исключения из национальных вооружений атомного оружия и всех других основных видов вооружения, пригодных для массового уничтожения».

В результате настойчивых усилий Советского Союза I сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла 14 декабря 1946 г. резолюцию, которая призывала все органы ООН, занимавшиеся проблемой разоружения, решительно ускорить практическое осуществление запрещения атомного оружия, изъятия его из национальных вооружений, а также намечала пути практического разрешения проблемы скорейшего общего регулирования и сокращения вооружений. Большое внимание в резолюции уделялось вопросам контроля и инспекции над осуществлением согласованных решений о запрещении атомного оружия и сокращения вооружений, причем специально подчеркивалось, что система международного контроля будет учреждена «в рамках Совета Безопасности, который несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности».

Значение резолюций Генеральной Ассамблеи ООН от 24 января и 14 декабря 1946 г. состояло в том, что они дали исторически важный импульс для переговоров в ООН и вне ее как по вопросам запрещения ядерного оружия, так и по вопросам сокращения обычных вооружений. И хотя развязанная империализмом «холодная война» опрокинула надежды на скорое разрешение этих проблем, менявшееся в пользу социализма соотношение сил в мире создавало все новые плацдармы борьбы за достижение этих целей, в том числе путем использования механизмов ООН.

Неустанно борясь за упрочение мира, Советский Союз внес в сентябре 1959 года на рассмотрение XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН конкретную программу всеобщего и полного разоружения под эффективным международным контролем. Речь при этом не шла о простом повторении советских предложений, вносившихся в Лигу Наций. В предложениях СССР учитывались кардинальные изменения в мировой обстановке, вызванные в том числе и фактом появления ядерного оружия. С другой стороны, новое соотношение сил в мире в принципе делало эту программу реально осуществимой при наличии доброй воли правительств западных держав. В том же, что касалось Советского правительства, недостатка в такой доброй воли не было, что следовало хотя бы из того, что оно с самого начала заявило о своей готовности учесть в своей программе всеобщего и полного разоружения все конструктивные пожелания США и других западных держав.

Советские предложения получили широкую поддержку в ООН: Генеральная Ассамблея в своей резолюции от 20 ноября 1959 г. признала, что вопрос о всеобщем и полном разоружении является самым важным вопросом, стоящим перед миром, и выразила надежду, что «мероприятия, ведущие к цели всеобщего и полного разоружения под эффективным международным контролем, будут детально разработаны и согласованы в возможно кратчайший срок». Однако США и другие западные державы под различными предлогами уклонились от конкретного рассмотрения советских предложений. Не изменили западные державы своего негативного отношения к советским предложениям и после того, как Советский Союз, идя навстречу западным державам, согласился уже на первом этапе всеобщего и полного разоружения рассмотреть в числе других мер и вопрос о ликвидации средств доставки ядерного оружия, т. е. пойти на уступки в области, в которой тогда он обладал общепризнанным превосходством.

В сложившихся условиях Советский Союз, не ослабляя усилий в вопросах продвижения в ООН своей инициативы о всеобщем и полном разоружении, стал концентрировать свои усилия на использовании возможностей ООН для достижения соглашений по частичным мерам разоружения. При этом первостепенное значение придавалось мерам, направленным на запрещение и ликвидацию ядерного оружия и предотвращение ядерной войны.

На переговорах в ООН и вне ее, последовавших за принятием Генеральной Ассамблеей ООН резолюций от 24 января и 14 декабря 1946 г., проблема запрещения и ликвидации ядерного оружия постоянно находилась в центре внимания Советского Союза. Так, еще во внесенном СССР на VIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1953 г.) проекте резолюции предлагалось, чтобы Генеральная Ассамблея объявила о безусловном запрещении атомного, водородного и других видов оружия массового уничтожения.

Во второй половине 60-х годов, когда западные державы завели в тупик обсуждение проблемы всеобщего и полного разоружения, Советский Союз вновь выдвинул в ООН вопрос о ядерном разоружении как самостоятельной мере. В 1966 году СССР выступил на XXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН с предложением уничтожить под соответствующим международным контролем все запасы ядерного оружия, запретить его производство, а также ликвидировать средства его доставки с запрещением их производства. В Меморандуме о некоторых неотложных мерах по прекращению гонки вооружений и разоружению, внесенном на рассмотрение XXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1968 г.), Советское правительство предложило всем ядерным державам немедленно приступить к переговорам о прекращении производства ядерного оружия, сокращении его запасов и последующем полном запрещении и ликвидации ядерного оружия под соответствующим международным контролем. Однако США и другие западные державы проигнорировали это предложение.

На последовавших за этим сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, а также на Специальных сессиях Генеральной Ассамблеи по разоружению в мае—июне 1978 г. и в июне—июле 1982 г. Советский Союз вновь и вновь подтверждал свою решимость добиваться запрещения производства ядерного оружия и ликвидации его запасов с тем, чтобы ядерная энергия использовалась исключительно в мирных целях. При этом осуществление предлагавшихся Советским Союзом конкретных мер продвижения к этой цели всегда ставилось в неразрывную связь с укреплением политических и международно-правовых гарантий безопасности государств.

Советский Союз считал, что в переговорах по ядерному разоружению должны участвовать с самого начала все без исключения государства, обладающие ядерным оружием. Что касается контроля над соблюдением обязательств по прекращению производства и ликвидации ядерного оружия, то Советский Союз исходил из того, что необходимо использовать национальные средства проверки, дополненные международными процедурами. Формы и условия контроля должны были соответствовать целям, объему и характеру мероприятий, осуществляемых на каждом этапе ядерного разоружения.

В условиях отказа США и других западных держав договариваться о прекращении производства ядерного оружия и ликвидации его запасов Советский Союз последовательно выступал на различных этапах деятельности ООН за запрещение применения ядерного оружия, за разработку ООН норм и принципов, ставящих применение ядерного оружия вне закона. По инициативе Советского Союза и других социалистических стран XVI сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла 24 ноября 1961 года Декларацию о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия. В Декларации говорилось, что «применение ядерного и термоядерного оружия противоречит духу, букве и целям ООН и поэтому является прямым нарушением Устава ООН». Декларация провозглашала далее, что война с применением ядерного оружия является войной, направленной «против всего человечества в целом» и что любое государство, вставшее на этот путь, совершило бы «преступление против человечества и цивилизации».

В 1967 году СССР выдвинул на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН предложение о заключении Конвенции о запрещении применения ядерного оружия, а в 1982 году, как отмечалось выше, взял на себя обязательство не применять ядерного оружия первым. Вопросы запрещения и ликвидации ядерного оружия и запрещения его применения в той или иной форме включались в советские проекты документов по общим вопросам укрепления мира, таких, как Декларация об укреплении международной безопасности (1970 г.), резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «О неприменении силы в международных отношениях и запрещении навечно применения ядерного оружия» (1972 г.), Декларация о предотвращении ядерной катастрофы (1981 г.) и др.

Благодаря усилиям СССР и других миролюбивых государств в 60-70-х годах и первой половине 80-х годов был заключен с использованием возможностей ООН ряд многосторонних соглашений, которые оказали определенное сдерживающее влияние на гонку ядерных вооружений, развязанную США и НАТО. Их общей чертой являлось то, что они базировались на принципе равной и одинаковой безопасности государств-участников такого рода соглашений. Во всяком случае вплоть до прихода к власти в СССР группировки Горбачева в исторической литературе не зафиксировано каких-либо примеров участия Советского Союза в многосторонних или двусторонних соглашениях по разоружению, которые заведомо наносили бы ущерб безопасности СССР и его союзников.

Первым соглашением о многостороннем разоружении и регулировании вооружений стал подписанный в Вашингтоне 1 декабря 1959 года Договор об Антарктике, вступивший в силу в 1961 году. Договор, участниками которого стали около тридцати государств, в том числе СССР, предусматривает демилитаризацию континента и запрещает испытания там любого вида оружия. Он, в частности, запрещает любые ядерные взрывы в Антарктике и удаление в этом районе радиоактивных материалов, кроме случаев, когда использование ядерной энергии в Антарктике будет регулироваться специальными международными соглашениями. 18

Среди конкретных мер, направленных на ограничение гонки вооружений, важное значение имеет прекращение испытаний ядерного оружия. Подписанный в Москве 5 августа 1963 г. Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой (в трех средах) явился первым соглашением, достигнутом на пути, ведущим к обузданию разрушительной силы ядерного оружия. Договор допускал ядерные испытания лишь на подземных полигонах. Значение Договора состояло в том, что он создавал препятствия для ускоренного совершенствования ядерного оружия и тем самым сдерживал гонку ядерных вооружений. Кроме того, он устанавливал международно-правовую ответственность за заражение окружающей среды радиоактивными осадками. 19

Следует иметь в виду, что Советский Союз еще в мае 1955 года первым из ядерных государств выступил с предложением, чтобы государства, располагавшие атомным и водородным оружием, взяли на себя обязательства «прекратить испытания этих видов оружия». Это предложение было подтверждено на X сессии Генеральной Ассамблеи ООН (ноябрь 1955 г.). При этом было заявлено о готовности СССР решить вопрос об испытаниях ядерного оружия отдельно, вне рамок широкого соглашения о разоружении. Однако в ходе последовавших переговоров США и другие западные державы отвергли предложение СССР о включении в Договор положения о прекращении всех видов ядерных испытаний и отказались распространять действия Договора на подземные ядерные испытания.

Подписанные между СССР и США Договоры об ограничении подземных испытаний ядерного оружия (1974 г.) и о подземных ядерных взрывах в мирных целях (1976 г.), казалось, создавали благоприятные условия для полного запрещения ядерных испытаний. Однако эти Договоры так и не вступили в силу из-за отказа США от их ратификации. В итоге дело ограничилось достигнутым «пониманием» относительно фактического соблюдения договоренности не превышать порога мощности испытательных взрывов ядерного оружия в 150 килатонн.

В погоне за достижением военного превосходства над СССР правящие круги США продолжали осуществлять ядерные испытания для создания все новых типов вооружений. В этих условиях XXXVIII сессия Генеральной Ассамблеи ООН (1983 г.) приняла по инициативе неприсоединившихся государств резолюцию, в которой подчеркивалось, что «заключение договора для достижения запрещения навсегда всех испытательных ядерных взрывов всеми государствами является делом первоочередной важности». В резолюции содержалась просьба к Конференции по разоружению (так стал называться с 1984 г. «Комитет по разоружению», созданный в 1961 г. для переговоров в области разоружения в составе 18 государств) разработать и представить XXXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН проект договора о полном и всеобщем запрещении испытаний ядерного оружия. Резолюция была одобрена голосами 119 государств-членов ООН. Против голосовали лишь США и Великобритания. Что касается Советского Союза, то он еще в 1982 г. представил на рассмотрение XXXVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН «Основные положения Договора о полном и всеобщем запрещении испытаний ядерного оружия», которые были широко использованы в последовавших переговорах о заключении такого Договора.

Забегая вперед, отметим, что Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), вводящий запрет во всем мире на любые виды ядерных испытаний в любой среде, был подписан лишь в 1996 году. При президенте Б. Клинтоне (1993–2001) США обещали ратифицировать этот договор, однако, администрация президента США Дж. Буша категорически отказалась от этого обещания.

Большое значение с точки зрения ограничения гонки ядерных вооружений имеет заключенный в январе 1967 г. Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (Договор о космическом пространстве), текст которого был одобрен Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1966 г. и который вступил в силу в октябре 1967 г. В соответствии с Договором государства-участники взяли на себя обязательство не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом. Запрещается также создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведение военных маневров (Статья IV). Вместе с тем из-за позиции США в текст договора не удалось включить положений о полной демилитаризации космического пространства. 20

Определенное значение для ограничения военного использования космического пространства имеет заключенная в мае 1977 г. Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду. Конвенция обязывает ее участников не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долговременные или серьезные последствия в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому другому государству-участнику. В понятие «природной среды» Конвенция включала и космическое пространство (Статьи I,II). 21

Отметим также, что Советский Союз явился одним из инициаторов включения в Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (1979 г.) нормы, запрещающей применение силы или угрозы силой на Луне и других небесных телах и использование их для совершения подобных действий в отношении Земли.

В августе 1981 г. Советский Союз представил на рассмотрение XXXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН проект Договора о запрещении размещения в космическом пространстве оружия любого типа. В проекте предусматривались обязательства государств-участников не выводить на орбиту вокруг Земли объекты с оружием любого рода, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом, в том числе и на пилотируемых космических кораблях многократного использования и т. п. 22 Советский Союз исходил из того, что космос должен навсегда остаться чистым и свободным от всякого оружия, чтобы он не стал новой ареной гонки вооружений и источником обострения отношений между государствами.

В августе 1983 г. Советский Союз внес на рассмотрение XXXVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН проект Договора о запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли, в котором, в частности, предлагалось: полностью запретить испытания и развертывание в космосе любого оружия космического базирования, запретить противоспутниковые системы и ликвидировать уже имеющиеся у государств такие системы, запретить испытания и использование в военных, в том числе противоспутниковых, целях любых пилотируемых космических кораблей, не испытывать и не развертывать любое космическое оружие для поражения объектов на Земле, в воздушном и космическом пространстве и т. п. 23

На XXXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1984 г.) Советский Союз предложил обсудить вопрос об использовании космического пространства исключительно в мирных целях, на благо человечества. Речь шла о том, что в космос не должно выводиться и размещаться там, будь то на пилотируемых или непилотируемых системах, ударное оружие любого рода — обычное, ядерное, лазерное, пучковое или какое-либо другое. Космическое оружие любых видов базирования не должно было создаваться, испытываться или развертываться ни для противоракетной обороны, ни в качестве противоспутниковых средств, ни для использования против целей на Земле или в воздухе. Уже созданные такие средства предлагалось уничтожить и навсегда поставить под запрет использование силы в космосе и из космоса в отношении Земли, а также с Земли в отношении объектов в космосе.

Иными словами, Советский Союз предлагал договориться о радикальном решении вопроса о предотвращении милитаризации космоса — о запрещении и ликвидации всего класса космических ударных вооружений, включая противоспутниковые и противоракетные средства космического базирования, а также любых средств наземного, воздушного или морского базирования, предназначенных для поражений объектов в космосе. 24

Последовательной линии СССР на полную демилитаризацию космоса США противопоставили тактику блокирования всех переговоров по этому вопросу. США голосовали против всех резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, так или иначе воспроизводивших советские предложения о демилитаризации космоса и принятых Генеральной Ассамблеей в 1981—1985 гг. огромным большинством голосов государств-членов ООН, включая голоса и многих союзников США по НАТО. Было очевидно, что США оказывались заложниками, как и остаются поныне, своих же собственных сумасбродных концепций «звездных войн», продиктованных целями установления господства США над миром.

Советский Союз активно и последовательно выступал в ООН за нераспространение ядерного оружия, рассматривая эту проблему в качестве важнейшей с точки зрения снижения опасности применения ядерного оружия со всеми вытекающими катастрофическими последствиями для человечества. Еще в Меморандуме о частичных мероприятиях в области разоружения, внесенном СССР в 1957 г. на XII сессию Генеральной Ассамблеи ООН, содержался призыв ко всем государствам, обладавшим ядерным оружием, принять на себя обязательство не допускать размещения этого оружия за пределами своих национальных границ и не передавать его «в распоряжение других государств и командования военных блоков».

По инициативе Советского Союза XX сессия Генеральной Ассамблеи ООН (1965 г.) приняла резолюцию, в которой признавалась «неотложность и огромная важность вопроса о предотвращении распространения ядерного оружия». В ней подчеркивалось, что международное соглашение по этому вопросу не должно содержать «никаких лазеек», которые вели бы к распространению ядерного оружия прямо или косвенно, в любой форме. Тем самым Генеральная Ассамблея ООН высказалась против попыток США обусловить свое согласие на заключение договора о нераспространении ядерного оружия включением в него оговорок, допускавших создание так называемых «многосторонних ядерных сил» НАТО с участием ФРГ.

Договор о нераспространении ядерного оружия был выработан на сессиях Комитета по разоружению, проходивших с сентября 1966 г. по март 1968 г. в Женеве, причем главную роль в этом сыграли СССР и США. На изменение позиции Вашингтона в этом вопросе решающее воздействие оказало то, что к тому времени правящие круги США осознали безнадежность своих планов создания многосторонних ядерных сил НАТО, а также сделали вывод, что всеобщий ядерный конфликт был бы «не в национальных интересах США».

Договор был одобрен подавляющим большинством голосов государств- членов ООН на заседании Генеральной Ассамблеи ООН 12 июня 1968 г., подписан 1 июля 1968 г. большой группой государств в Москве, Вашингтоне и Лондоне, как столицах стран-депозитариев, и вступил в силу 5 марта 1970 г. Договор предусматривает, что страны, обладающие ядерным оружием, обязуются не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие взрывные ядерные устройства, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно, а государства, не обладающие ядерным оружием, обязуются не принимать передачи от кого бы то ни было ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; не производить и не приобретать каким-либо иным способом ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, равно как и не добиваться помощи в производстве ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств (Статьи I–II).

Таким образом, Договор путем встречных обязательств эффективно закрывает лазейки к дальнейшему распространению ядерного оружия. Вместе с тем он не имеет ограничивающего воздействия на мирное использование ядерной энергии: странам, не располагающим ядерным оружием, обещан доступ к гражданским ядерным технологиям.

Особое значение имеет Статья VI Договора, которая обязывает каждого участника Договора «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о Договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем».25 Другими словами, отсутствие прогресса на переговорах по ядерному разоружению может послужить законным основанием для государств, не располагающих ядерным оружием, для обвинений ядерных государств в нарушении Договора со всеми вытекающими последствиями для возможного образа действий государств, не располагающих таким оружием.

Необходимо также отметить, что в связи с соответствующими пожеланиями неядерных государств Совет Безопасности ООН принял 19 июня 1968 г. специальную резолюцию, в которой приветствовалось намерение ядерных держав оказать помощь в соответствии с Уставом ООН любому не обладающему ядерным оружием государству-участнику Договора в случае, если оно явилось жертвой акта агрессии или объектом угрозы с применением ядерного оружия. Эта резолюция Совета Безопасности ООН заложила основы для обеспечения гарантий безопасности государств, не обладающих ядерным оружием и присоединившимся к Договору о нераспространении ядерного оружия.

Контроль за нераспространением ядерного оружия осуществляется с помощью учрежденного в 1957 г. Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), с которым каждое государство-член Договора, не обладающее ядерным оружием, должно заключить соглашение. Советский Союз всегда активно содействовал работе МАГАТЭ, выступал за тесное взаимодействие этой организации с ООН.

Вплоть до начала 90-х годов международный режим нераспространения ядерного оружия, сердцевиной которого является Договор 1968 г., поддерживался в целом на должном уровне и играл существенную роль в поддержании международного мира и безопасности. Официально действенность и эффективность Договора была подтверждена на состоявшихся в 1975, 1980, 1985 и 1990 гг. Конференциях по рассмотрению действия договора, проводимыми, в соответствии со Статьей VIII Договора, через каждые пять лет, начиная с 1975 г.

Договор о нераспространении ядерного оружия является самым широким по составу участников международным соглашением в сфере ограничения вооружений. К началу 90-х годов он насчитывал 140 государств- участников. Играя важную роль в борьбе против угрозы ядерной войны, содействуя укреплению доверия и взаимопонимания между государствами, Договор открыл благоприятные возможности для широкого международного сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. В Статье IV Договора, содержащей соответствующие обязательства государств-участников сотрудничества в этой области, должным образом учтены интересы развивающихся стран. Советский Союз неизменно выступал за всемерное расширение такого сотрудничества и активно в нем участвовал.

На пути укрепления режима нераспространения ядерного оружия с самого начала возникло немало трудностей и не только потому, что ряд государств медлили или отказывались от подписания Договора, но и потому, что западные державы зачастую игнорировали свои обязательства по Статье VI Договора, что не могло не стимулировать стремления некоторых крупных развивающихся стран теми или иными путями выйти хотя бы на порог, близкий к обладанию ядерным оружием, чтобы, как они считали, обезопасить себя от всяких случайностей. Неудивительно поэтому, что в решениях Конференций по рассмотрению действия Договора постоянно выражалась озабоченность тем, что нарастающая гонка вооружений, и прежде всего ядерных, угроза перенесения ее в космос могут привести к разрушению режима нераспространения. В этой связи в Заключительной декларации III Конференции (1985 г.) подчеркивалось, например, что реальным подтверждением приверженности государств Договору и режиму нераспространения ядерного оружия должны быть их конструктивные усилия в деле ограничения и сокращения ядерных вооружений, и в первую очередь скорейшее достижение соглашения о полном и всеобщем запрещении испытаний ядерного оружия.

Советский Союз последовательно выступал за строгое выполнение всех положений Договора о нераспространении ядерного оружия, в том числе, естественно, и своего обязательства по Статье VI Договора — вести в духе доброй воли переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений и ядерному разоружению. Во многих случаях именно инициативная и конструктивная позиция СССР в вопросах разоружения ломала преграды, постоянно воздвигавшиеся западными державами на переговорах по этим вопросам, что в итоге приводило к заключению взаимоприемлемых договоров и соглашений.

Разрушение Советского Союза и усиление агрессивности американского империализма незамедлительно привело к развитию в мире крайне неблагоприятных тенденций, угрожающих ныне самому существованию режима нераспространения ядерного оружия, установленного Договором. Но это, как говорится, иные времена и о них пойдет речь особо. Теперь же подчеркнем, что Советский Союз всегда исходил из того, что магистральный путь к укреплению режима нераспространения ядерного оружия — это твердый и последовательный курс на улучшение международной обстановки, на развитие сотрудничества и взаимопонимания между государствами, на предотвращение гонки вооружений в космосе, на ограничение и сокращение, а в конечном счете — на полную и повсеместную ликвидацию ядерных арсеналов.

Советский Союз всегда с пониманием относился к стремлению неядерных государств гарантировать себя от ядерного нападения или ядерного шантажа. Он считал, что эффективным способом укрепления гарантий безопасности неядерных государств было бы заключение международной конвенции, которая предоставила бы такие гарантии государствам, отказывающимся от производства и приобретения ядерного оружия и не допускающим его размещения на своей территории. В качестве первого шага к заключению такой конвенции Советский Союз предлагал, чтобы все государства, обладающие ядерным оружием, сделали бы аналогичные или близкие по содержанию заявления о неприменении ядерного оружия против неядерных государств, не имеющих его на своей территории. Такие заявления Советский Союз предлагал подкрепить авторитетным решением Совета Безопасности ООН.

По инициативе СССР XXXVII сессия Генеральной Ассамблеи ООН (1982 г.) приняла резолюцию, в которой содержался призыв ко всем государствам, обладающим ядерным оружием, «заморозить в качественном отношении ядерное оружие, размещенное на территории других государств». Эта резолюция не получила, однако, поддержки со стороны западных держав, что свидетельствовало об их нежелании считаться с мнением подавляющего большинства государств-членов ООН о необходимости вести дело к реальному и эффективному укреплению режима нераспространения ядерного оружия, предусмотренного Договором 1968 г.

Между тем Советский Союз был готов к заключению не только многосторонних, но и двусторонних соглашений о гарантиях с государствами, которые не обладают ядерным оружием и не имеют на своей территории иностранного ядерного оружия. СССР официально и в торжественной форме заявил, что он не применит ядерного оружия против тех государств, которые отказываются от производства и приобретения такого оружия и не имеют его на своей территории.

В качестве одной из важных мер по уменьшению угрозы ядерной войны и укреплению региональной безопасности Советский Союз рассматривал создание безъядерных зон в различных районах мира и много сделал для того, чтобы реализовать на практике соответствующие предложения, выдвигавшиеся в ООН неприсоединившимися государствами.

Впервые в международно-правовом плане статус безъядерной зоны был закреплен подписанным в 1967 г. Договором о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке и Карибском бассейне. Договор Тлателолко (по названию местонахождения резиденции МИД Мексики, где состоялось его подписание) запрещает испытание, использование, производство, накопление и приобретение ядерного оружия странами региона. Все пять ядерных держав являются его участниками. К Договору прилагаются Дополнительный протокол I, который содержит обязательство государств, несущих международную ответственность за ряд территорий в Латинской Америке (США, Великобритания, Нидерланды, Франция), распространить на них безъядерный статус, и Дополнительный протокол II, предусматривающий обязательство государств, обладающих ядерным оружием, уважать статус безъядерной зоны в Латинской Америке в отношении государств- участников Договора.

Учитывая возможные акции США по использованию Латинской Америки и Карибского бассейна в своих стратегических целях (планы использования ядерных взрывов для создания нового канала между Тихим и Атлантическим океанами, перевозка ядерного оружия через Панамский канал из Тихого океана в Атлантический и обратно и т. п.), Советский Союз, подписав Дополнительный протокол II, сделал заявление, в котором подчеркивалось, что проведение тем или иным участником Договора взрывов ядерных устройств в мирных целях явилось бы нарушением его обязательств, предусмотренных в Договоре, и было бы несовместимым с его безъядерным статусом. Отмечалось также, что допущение транзита ядерного оружия в любой форме противоречило бы целям Договора и что любые действия государств-участников Договора, несовместимые с их безъядерным статусом, включая совершение акта агрессии при поддержке государства, обладающего ядерным оружием, будут рассматриваться Советским Союзом как несовместимые с соответствующими обязательствами этих стран по Договору и дадут ему право пересмотреть свои обязательства, вытекающие из Договора.

В 1985 г. был подписан разработанный в Конференции по разоружению и одобренный Генеральной Ассамблеей ООН Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в южной части Тихого океана (Договор Раратонга), который запрещает размещение, приобретение и испытание ядерных взрывных систем и сбрасывание ядерных отходов в этой зоне. Договор подписали все ядерные державы, а также непосредственно заинтересованные государства региона.

Значительно позже были подписаны Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в Юго-Восточной Азии (Бангкокский договор 1995 г.), запрещающий разработку и размещение ядерного оружия на территории государств-участников Договора, и Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в Африке (Пелиндабский договор 1996 г.), запрещающий разработку и размещение ядерного оружия на Африканском континенте. Советский Союз принимал весьма конструктивное участие на первых этапах подготовки этих Договоров.

В 80-х годах Советский Союз активно продвигал в ООН идеи создания зон, свободных от ядерного оружия и в других регионах мира — на Ближнем Востоке, на Балканах, в Центральной Европе и на Севере Европы. На XL сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1985 г.) СССР высказался в поддержку инициативы КНДР о превращении в безъядерную зону Корейского полуострова. Однако вследствие негативной позиции западных держав и прежде всего США, ни одна из этих идей так и не была реализована.

В 60-80-х годах важное место в работе ООН в области разоружения занимал вопрос о режиме морского дна, поскольку развитие военной техники к тому времени позволяло размещать на морском дне различные вооружения, в том числе ядерные. Советский Союз выступил инициатором идеи полной демилитаризации морского дна и еще в 1968 г. внес соответствующее предложение в Комитет по разоружению, а в 1969 г. предложил проект договора, предусматривавший запрещение на морском дне каких бы то ни было объектов военного назначения. Действие договора предполагалось распространить на всю поверхность дна морей и океанов за пределами 12-мильной зоны. Такое радикальное решение не было, однако, поддержано западными державами, которые после длительной дипломатической борьбы согласились лишь на запрещение на морском дне ядерного и других видов оружия массового уничтожения. В 1970 г. XXV сессия Генеральной Ассамблеи ООН одобрила подавляющим большинством голосов текст Договора о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения. Договор был подписан в феврале 1971 г. в столицах стран-депозитариев — Москве, Вашингтоне и Лондоне — и вступил в силу в 1972 г. В соответствии с Договором государства-участники обязуются не размещать на морском дне ядерное и другие виды оружия массового уничтожения, сооружения, пусковые установки и любые другие устройства, предназначенные для хранения, испытания или применения такого оружия; они не должны помогать, поощрять и побуждать какое-либо государство к деятельности, запрещенной Договором. Установленная Договором зона действия запрета охватывает дно морей и океанов за пределами 12-мильной прибрежной полосы, а также в пределах этой полосы там, где ширина территориальных вод государства меньше 12 миль. 26

Заключение Договора о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения Советский Союз рассматривал лишь как первый, хотя и очень важный, шаг к полной демилитаризации морского дна. В последующие годы он продолжал активно продвигать свои соответствующие предложения на Конференциях по рассмотрению действия Договора, в Комитете (Конференции) по разоружению, на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН и на ее Специальных сессиях по разоружению. Однако из-за сопротивления США и других западных держав этот вопрос так и не удалось перевести в практическую плоскость. И это при том, что советские предложения о демилитаризации морского дна изначально поддерживались огромным большинством государств-членов ООН.

В целом, обсуждение вопросов разоружения в ООН в 60-80-х годах выявило стойкую тенденцию к изоляции США и их союзников в этой организации. Наступление в этих вопросах вели Советский Союз, другие социалистические государства в крепнувшем единстве и взаимодействии со странами Азии, Африки и Латинской Америки. Объединившись в 1961 г. в Движении неприсоединения, эти страны, как мы видели, шли до конца с Советским Союзом в вопросах запрещения ядерного оружия, прекращения испытаний ядерного оружия, демилитаризации космоса и морского дна, несмотря на грозившие им за это осложнения в отношениях с США и их союзниками по военным блокам. Добавим к этому, что неприсоединившиеся страны практически единодушно поддерживали вносившиеся СССР в ООН в 60-х годах предложения о ликвидации иностранных военных баз и выводе иностранных войск с чужих территорий, а на сессиях Генеральной Ассамблеи в 70-80-х годах оказали, в своем большинстве, полную поддержку предложениям СССР о замораживании ядерных вооружений великих держав в количественном и качественном отношениях, о запрещении разработки и производства новых видов оружия массового уничтожения и новых систем такого оружия, о запрещении химического и бактериологического оружия и т. п.

В течение многих лет Советский Союз и другие социалистические страны добивались запрещения химических и бактериологических средств ведения войны. На XXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1969 г.) делегации БССР, Болгарии, Венгрии, Монголии, Польши, Румынии, Советского Союза, УССР и Чехословакии представили проект Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов химического и бактериологического (биологического) оружия и его уничтожении. Инициатива социалистических стран была направлена на то, чтобы, во-первых, усилить значение существовавшего в этой области международного соглашения — Женевского протокола 1925 года — путем его строгого соблюдения и присоединения к нему тех государств, которые этого еще не сделали, и во-вторых, добиться соглашения о полном запрещении и ликвидации химических и бактериологических средств ведения войны.

Применение химического оружия в Первой мировой войне привело к гибели сотен тысяч людей и впервые показало опасность оружия массового поражения для всего человечества. Подписанный в Женеве в 1925 г. протокол запрещал применение на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. Однако при всем значении этого протокола, он лишь отчасти уменьшал угрозу, исходившую от химического и бактериологического оружия. Запасы этого оружия продолжали расти, а само оружие из года в год совершенствовалось, что формально не подпадало под запреты, установленные протоколом. К тому же США вообще отказывались ратифицировать протокол.

В стремлении повысить роль Женевского протокола Советский Союз еще в июне 1952 года внес на рассмотрение Совета Безопасности ООН проект резолюции, содержавший призыв ко всем государствам как членам, так и не членам ООН, которые еще не ратифицировали или не присоединились к протоколу, присоединиться и ратифицировать его. Однако из-за возражений США дело вперед не продвинулось, и только в 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, один из пунктов которой предлагал всем государствам присоединиться к протоколу. 27

Упомянутая выше инициатива социалистических стран на XXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1969 г.), в которой, подчеркнем, предлагалось одновременное запрещение химического и бактериологического оружия, также была отклонена США и их союзниками по военным блокам. Не изменили они своего негативного подхода к одновременному запрещению химического и бактериологического оружия и после того, как Генеральная Ассамблея ООН в резолюции своей XXV сессии (1970 г.) одобрила именно такой подход к решению этой актуальной проблемы.

В этих условиях социалистические страны проявили готовность договориться хотя бы о запрещении только бактериологических средств ведения войны, представив в марте 1971 года на рассмотрение Комитета по разоружению проект Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия и токсинов и их уничтожении. 28

Во второй половине 1971 года в Комитете по разоружению был выработан проект соответствующей конвенции, одобренной XXVI сессией Генеральной Ассамблеи ООН (1971 г.), а 10 апреля 1972 г. в Москве, Вашингтоне и Лондоне — столицах стран-депозитариев — состоялось подписание Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении.

Конвенция устанавливает систему гарантий, призванных обеспечить ее выполнение. Эта система включает определенные международные процедуры в соответствии с Уставом ООН (обращение к Совету Безопасности, проведение расследований Советом) и гарантии помощи стране, пострадавшей в результате нарушения Конвенции другими странами.

Запрещение и уничтожение бактериологического оружия — важный практический шаг не только в области ограничения гонки вооружений, но и первая за всю историю человечества конкретная мера в области фактического разоружения, поскольку речь идет о полной ликвидации одного из видов оружия, причем оружия массового уничтожения.

Вместе с тем при заключении Конвенции не удалось выработать Протокола о контроле. Необходимая в этом отношении работа затянулась на многие годы, что позволяет США до сих пор уклоняться от взятых на себя обязательств по Конвенции на том основании, что это могло бы нанести ущерб достижениям США в области фармакологии. Начиная с 1995 г. государства-участники Конвенции пытаются с помощью экспертных групп изыскать пути усиления контроля за соблюдением положений Конвенции. Однако ощутимого прогресса на этом пути пока что не достигнуто. Главная трудность определяется тем, что Конвенция не запрещает использования бактериологических агентов в мирных целях, при том, что существует немало бактериологических агентов двойного назначения.

В соответствии со Статьей 9 Конвенции государства, ее участники, обязались в духе доброй воли продолжать переговоры, направленные на достижение в ближайшем будущем цели эффективного запрещения химического оружия. Исходя из этого, Советский Союз и другие социалистические страны уже в марте 1972 г. внесли в Комитет по разоружению проект Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов химического оружия и его уничтожении. Что касается контроля за запрещением химического оружия, то СССР предлагал решить эту проблему на основе сочетания национальных средств и международных процедур таким образом, чтобы, с одной стороны, обеспечивалась бы эффективность контроля, а с другой — не создавалось бы помех для мирной деятельности.

Однако ни эта акция социалистических стран, ни продолжавшиеся с 1974 г. по 1980 г. советско-американские двусторонние переговоры по химическому оружию не выявили готовности США к конструктивным шагам по запрещению химического оружия. США фактически вели дело к срыву переговоров, обнародовав в середине 80-х годов далеко идущую программу химического перевооружения своих вооруженных сил, которая предусматривала не только увеличение химических боеприпасов с 3 млн до 5 млн единиц, но и обновление этого арсенала за счет развертывания нового поколения химического оружия — бинарных зарядов. 29 Последнее обстоятельство вносило дополнительные трудности в достижение соглашения, поскольку бинарное оружие, состоящее из двух компонентов сравнительно невысокого уровня токсичности, выявляло свои высокотоксические свойства в результате взаимодействия этих компонентов лишь во время доставки заряда к цели.

Вопрос о запрещении химического оружия подробно рассматривали на XXXIX (1984 г.) и XL (1985 г.) сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. Показательно, что США голосовали против принятых этими сессиями резолюций, которые подчеркивали необходимость заключения соответствующей конвенции и содержали призыв к государствам воздерживаться от производства и развертывания бинарных и других видов химического оружия на территории других государств.

Многолетние усилия, направленные на запрещение химического оружия, увенчались успехом лишь в январе 1993 года, когда в Париже была подписана основанная на фундаменте советских предложений Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении. 30 Конвенция, вступившая в силу в апреле 1997 г., обязывает государств-участников не разрабатывать, не производить, не приобретать иным образом, не накапливать или не сохранять химическое оружие или не передавать его прямо или косвенно кому бы то ни было, не применять химическое оружие, не производить любых военных приготовлений к его применению, не помогать, не поощрять или не побуждать каким-либо образом кого бы то ни было к любой деятельности, запрещаемой Конвенцией. В соответствии с Конвенцией каждое государство-участник обязуется уничтожить химическое оружие и любые объекты по его производству, которые находятся в его собственности или владении или которые размещены в любом месте под его юрисдикцией или контролем, а также уничтожить все химическое оружие, оставленное им на территории другого государства-участника Конвенции. Каждое государство обязуется, кроме того, не использовать химические средства борьбы с беспорядками в качестве средства ведения войны (Статья I, п.1–5).

Конвенция предусматривает осуществление контроля за ее выполнением путем сочетания национальных мер, включая создание для этой цели в каждом государстве-участнике своих национальных органов, с мерами на международном уровне. Последние осуществляются Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО) со штаб-квартирой в Гааге. ОЗХО ввела режим международного контроля, включающий, помимо прочего, сбор информации в мировом масштабе о химических мощностях, а также глобальную инспекционную систему для подтверждения того, что государства-участники выполняют условия Конвенции.

Хотя на пути реализации Конвенции к настоящему времени достигнуты определенные успехи, империалистические державы, в первую очередь США, сохраняют значительные арсеналы химического оружия. В этих вопросах, как и в вопросах запрещения бактериологического оружия, они ведут двойную игру и используют двойные стандарты. Особую опасность, как будет показано выше, представляют попытки США свергать неугодные для них режимы под тем предлогом, что эти режимы якобы ведут скрытную деятельность по накоплению так называемых «дешевых» видов оружия массового уничтожения, к числу которых относят химическое и бактериологическое оружие. При этом, как показали события, приведшие к развязанной США в марте 2003 г. агрессии против Ирака, в Вашингтоне не гнушаются насквозь лживыми утверждениями относительно наличия у тех или иных стран каких-либо видов оружия массового уничтожения.

При всей значимости международных договоров и конвенций в области разоружения, выработанных в рамках ООН в 60-80-е годы, следует отметить особую важность для укрепления международного мира подписанных в тот период двусторонних договоров и соглашений между СССР и США, направленных на ограничение стратегических вооружений. Начало было положено подписанием 26 мая 1972 г. в Москве на высшем уровне двух соглашений: Договора между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (Договор о ПРО), носившего бессрочный характер, и Временного соглашения между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1) сроком на пять лет. 31 Договор и Временное соглашение были основаны на принципе одинаковой безопасности и не давали ни одной из сторон односторонних преимуществ.

Договор о ПРО в течение трех десятилетий считался краеугольным камнем стратегической стабильности. Главное состояло в том, что соблюдение предусмотренных в нем ограничений не позволяло агрессивным силам США реализовать давно вынашиваемые ими планы создания Национальной противоракетной обороны (НПРО), охватывающей всю территорию США и делающую их неуязвимыми для ответных ударов откуда бы то ни было. Обладание таким щитом всегда рассматривалось американскими стратегами как необходимое условие для безнаказанных ударов, в том числе с применением ядерного оружия, по своим потенциальным противникам.

Предусмотренные Договором ограничения (по районам расположения, количеству противоракет и пусковых установок, местам размещения и количеству радиолокационных станций и пр.) создавали реальные возможности для достижения соглашений и об ограничении наступательного стратегического оружия, в результате чего создавались условия для сбалансированных шагов, уменьшавших угрозу ядерного столкновения. Именно на этой основе оказалось возможным заключение в июне 1979 г. в Вене Договора между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), а в последующем — Договора между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1, июль 1991 г.) и Договора между РФ и США о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2, январь 1993 г.).

Следует отметить, что хотя ООН не участвовала в разработке этих соглашений, она все время держала в поле зрения советско-американские, а потом и российско-американские переговоры по вопросам ограничения стратегических вооружений. Еще в декабре 1968 г., когда только стало известно о договоренности СССР и США вступить в переговоры по ограничению стратегических вооружений, Генеральная Ассамблея ООН на своей XXIII сессии приняла резолюцию, в которой выражалось пожелание к правительствам СССР и США как можно скорее приступить к переговорам. В дальнейшем Генеральная Ассамблея ООН регулярно принимала резолюции, подчеркивавшие значение каждого успеха советско-американских переговоров на этом направлении для всеобщего мира и безопасности. Генеральная Ассамблея ООН приветствовала также подписание в Москве 29 мая 1972 г. документа — «Основы взаимоотношений между СССР и США», в котором обе стороны заявили, что «они будут делать все возможное, чтобы избегать военных конфронтаций и предотвратить возникновение ядерной войны» и что они будут предпринимать «особые усилия для ограничения стратегических вооружений».32

Демонстративный выход США в 2001 году из Договора по ПРО 1972 г. и принятое ими решение о развертывании НПРО по существу взорвали стратегическую стабильность, основанную на советско-американских договорах и соглашениях по ограничению стратегических вооружений, исходивших из неразрывной взаимосвязи сокращения стратегических наступательных вооружений с ограничением систем ПРО. Это, разумеется, не преуменьшает значения советско-американских договоров и соглашений, как факторов, которые в течение многих лет реально способствовали ослаблению угрозы ядерной войны, сдерживали гонку вооружений и, казалось, открывали перспективы продвижения к всеобщему разоружению. Не преуменьшает это и большого значения той политической поддержки, которую ООН неизменно оказывала советско-американским переговорам по ограничению стратегических вооружений.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив