Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

6. Лиссабон. Стратегическая концепция НАТО

Из года в год все больше скатываясь на позиции потворничества США и Израилю в их агрессивной экспансионистской политике на Ближнем Востоке, став фактически соучастником политики шантажа, угроз и блокады Ирана и активно помогая проведению отнюдь не гуманитарных операций США и НАТО в Афганистане, медведевско-путинский режим бездумно, а в последнее время — даже с каким-то безотчетным остервенением примеривает на себя изрядно потрепанную тогу атлантизма, залитую кровью империалистических войн и интервенций в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке… Понятно, конечно, кто еще, как не США и НАТО, могут защитить этот антинародный режим от социальных потрясений и грядущей социалистической революции? Ясно и то, что модернизация по лекалам атлантизма посодействует дальнейшему обогащению ненасытных олигархов и продажной элиты. Но сколько веревочке ни виться, конец все же наступает, и возжеланный атлантизм вполне может обернуться и петлей на шее.
Но, как говорят, охота пуще неволи. И вот уже солидная делегация во главе с президентом Д. Медведевым направляется в Лиссабон для участия в заседании Совета Россия — НАТО, проходившем в створе с Совещанием глав государств и правительств стран — участников НАТО.
Приглашение Медведеву принять участие в заседании СРН на высшем уровне само по себе не было прецедентом: 4 апреля 2008 г. российский президент В. Путин, получив такое же приглашение, принял участие в заседании СРН в Бухаресте, проведенном сразу же после завершения там очередной 59-й встречи глав государств и правительств стран — членов НАТО. Тогда в выступлении по итогам заседания СРН президент РФ дал в целом высокую оценку сотрудничеству между Россией и НАТО, хотя и высказал критические замечания по поводу расширения этого военно-политического блока на Восток. Были подтверждены и основные направления сотрудничества России и НАТО с упором на Афганистан, а также на строительство «новой системы безопасности» в Европе с участием НАТО. Что же касается Бухарестского саммита (2—4 апреля 2008 г.), то он продемонстрировал решимость этого блока и дальше наращивать численность своего состава, а также распространять свое влияние с помощью разного рода «партнерских отношений» на страны всех континентов. В итоговой Декларации Бухарестского саммита подтверждался курс на глобализацию НАТО и на создание «всеобъемлющей системы ПРО», в сфере действий которой должны находиться «территория и население всех государств — участников альянса, не покрываемых системой ПРО США».
Особенность саммита НАТО в Лиссабоне (19—20 ноября 2010 г.) состояла в том, что ему предстояло утвердить новую Стратегическую концепцию альянса, заменявшую собой Стратегическую концепцию НАТО, одобренную на юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне в апреле 1999 г., когда отмечалась 50-я годовщина со дня создания альянса. Имело, конечно, значение и то, что период действия Стратегической концепции НАТО 1999 г. практически совпадал с периодом нахождения у власти в США администрации Буша-младшего, а начало действия новой концепции — с первыми годами правления в США администрации Обамы. При этом развязанные администрацией Буша-младшего с опорой на НАТО войны в Афганистане и Ираке, как и опасные ситуации вокруг Ирана и КНДР, логично переросли в «войны Обамы» опять-таки при опоре на НАТО и в кризисные ситуации, получившие дальнейшее развитие, — в Персидском заливе и в регионе Северо-Восточной Азии. Преемственность курсов двух администраций США легко просматривается и в Латинской Америке (достаточно сказать о продолжающейся экономической блокаде Кубы), а также в Африке и других регионах.
Принятая на Лиссабонском саммите новая Стратегическая концепция НАТО получила название «Активное вовлечение, современная защита», что внешне выглядит миролюбиво. Однако анализ концепции показывает, что «активное вовлечение» подразумевает всемерное усиление роли НАТО как орудия, механизма и гаранта мирового порядка, угодного империализму, а «современная защита» — дальнейшее наращивание военной мощи этого главного военно-политического блока империализма, возглавляемого США.
Содержание новой Стратегической концепции НАТО не оставляет сомнения в том, что военная составляющая — основа основ всей деятельности альянса и что проводимые в нем «реформы и трансформации» направлены на повышение эффективности НАТО именно как военно-политического блока империализма, а отнюдь не ставят своей целью превращение НАТО в миротворческую организацию, чуть ли не призванную заменить ООН.
Так, в разделе концепции «Оборона и сдерживание» подтверждается, что «основная ответственность», возложенная на НАТО, состоит в «защите и обороне нашей территории и нашего населения» от вооруженного нападения, которое, согласно Статье 5 Североатлантического договора 1949 г., должно повлечь за собой выполнение государствами — участниками союза своих обязательств по оказанию взаимной помощи, включая применение вооруженной силы, государству или государствам, подвергшимся подобному нападению.
В том же разделе подчеркивается, что «пока существует ядерное оружие, НАТО будет оставаться ядерным союзом» и что именно стратегические ядерные силы союза, «в особенности те, которые принадлежат США», являются «высшей гарантией безопасности союзников», при том что «независимые стратегические ядерные силы Великобритании и Франции, обладающие собственной сдерживающей ролью, вносят свой вклад в общее сдерживание и безопасность союзников». Отмечается также, что «сдерживание, основанное на соответствующем соотношении возможностей ядерного и обычного оружия» остается «ключевым элементом» общей стратегии НАТО.
Концепция содержит далее широкий перечень мер, направленных на обеспечение преобладающего военного могущества НАТО. В этом контексте указывается, в частности, на решимость государств — членов НАТО: 1) поддерживать соответствующую смешанную структуру ядерных и обычных вооружений; 2) поддерживать способность проводить одновременно крупные совместные операции и несколько менее крупных операций в порядке коллективной обороны и для обеспечения урегулирования кризисов, в том числе на стратегически удаленном расстоянии; 3) развивать и поддерживать мощные, мобильные и развертываемые обычные вооруженные силы для выполнения обязательств по Статье 5, а также для проведения экспедиционных мероприятий союза, в том числе совместно с Силами быстрого реагирования НАТО; 4) развивать потенциал по обороне от нападения с применением баллистических ракет как ключевой элемент коллективной обороны союза, а также от угроз химического, биологического, радиологического и ядерного оружия массового уничтожения и 5) развивать потенциал по предотвращению, обнаружению и защите от кибератак и восстановлению после кибератак.
Кроме того, концепция обязывает государства — члены НАТО поддерживать необходимый уровень расходов на оборону, с тем чтобы вооруженные силы НАТО были обеспечены соответствующими ресурсами; развивать военный потенциал, необходимый для борьбы с международным терроризмом, включая содействие соответствующей подготовке местных сил; обеспечивать энергетическую безопасность, включая защиту критической энергетической инфраструктуры, транзитных областей и маршрутов; обеспечивать оценку влияния новых технологий на безопасность и учет потенциальных угроз в военном планировании и т. п.
Специальный раздел Стратегической концепции озаглавлен «Безопасность через кризисное урегулирование». В разделе по сути оправдывается любое вмешательство НАТО в кризисы и конфликты за пределами Североатлантического союза на том основании, что «они могут представлять собой прямую угрозу безопасности территории альянса и его населения». О том, что определение существования угрозы международной безопасности входит в исключительные полномочия Совета Безопасности ООН, в разделе умалчивается. Агрессии США и НАТО в Афганистане и на Балканах скромно называются «операциями НАТО», а извлеченные из них уроки преподносятся как свидетельство эффективного кризисного урегулирования, основанного «на всеобъемлющем политическом, гражданском и военном подходе».
В разделе подчеркивается, что НАТО может активно вмешиваться в тот или иной кризис на всех его стадиях: до возникновения кризиса, в ходе кризиса и на посткризисной фазе. Другими словами, превентивные меры, в том числе военные, должны обеспечивать предотвращение нежелательного для НАТО кризиса, например с целью сохранения у власти в той или иной стране угодного НАТО режима, меры с применением силы в ходе кризиса призваны содействовать его благоприятному, с точки зрения НАТО, исходу, а меры по урегулированию посткризисной ситуации — закреплению такого исхода, например путем приведения к власти в той или иной стране приемлемого для НАТО политического режима.
При всем этом натовцы считают себя вправе вмешиваться в любой кризис по своему усмотрению — «где и когда необходимо», в лучшем случае уведомляя об этом Совет Безопасности ООН постфактум. В этой же связи отмечается, что НАТО располагает уникальными возможностями для развертывания и поддержания мощных вооруженных сил «в поле». Одновременно ставится задача и далее развивать соответствующие доктринальные установки НАТО, а также укреплять военные возможности НАТО, включая способность проводить экспедиционные антиповстанческие операции, а также операции по стабилизации и восстановлению порядка.
Весьма обстоятелен по своему содержанию и раздел Стратегической концепции «Содействие международной безопасности через сотрудничество», в котором рассматриваются вопросы подхода НАТО к контролю над вооружениями, разоружению и нераспространению, вопросы расширения НАТО, а также «партнерства» в рамках и за пределами этого блока.
Что касается разоруженческой проблематики, то если из раздела исключить банальные положения о приверженности НАТО целям ограничения как обычных вооружений, так и оружия массового уничтожения, а также нераспространения и усиления контроля над вооружениями, не говоря уже о совершенно абстрактной идее Обамы насчет «мира без ядерного оружия», то в сухом остатке в нем сохранятся лишь достаточно ясно выраженные требования к России о новых односторонних уступках с целью подрыва ее безопасности. Сошлемся, в частности, на помещенный в этом разделе пункт 26 Стратегической концепции, который гласит: «При любых будущих сокращениях нашей целью должно стать достижение согласия России на усиление транспарентности в области ядерных вооружений в Европе и передислокацию этих вооружений вдаль от территории стран — членов НАТО. Любые дальнейшие шаги должны принимать во внимание неравенство по сравнению с более значительными по размеру российскими запасами ядерных вооружений малой дальности».
Вопросы расширения НАТО, затронутые в разделе, также излагаются в весьма жестком ключе. Во-первых, подчеркивается, что многоразовое расширение НАТО, а оно шло исключительно на Восток, к границам России внесло «значительный вклад в обеспечение безопасности Союзников», что перспективы дальнейшего расширения НАТО и «дух общей безопасности» еще более расширили сферу стабильности в Европе и что цель НАТО — создание единой и свободной Европы, разделяющей общие ценности, — может быть наилучшим образом достигнута путем интеграции всех европейских стран в Евроатлантические структуры. Во-вторых, заявляется, что «двери членства в НАТО остаются полностью открытыми для всех европейских демократий, которые разделяют ценности НАТО, желают и могут взять на себя ответственность и обязательства членства и чье вступление в НАТО может способствовать общей безопасности и стабильности». Другими словами, руководство НАТО и впредь намерено продолжать курс на включение в евроатлантические структуры всех европейских государств, которые будут обязаны подчиняться решениям НАТО и проводить политику, угодную этому военно-политическому блоку, возглавляемому США.
Вопросы «партнерства», так же как и вопросы расширения НАТО и проблематики разоружения, рассматриваются в разделе сугубо под углом зрения «обеспечения Евроатлантической безопасности» и «фундаментальных задач» НАТО. Круг упомянутых в разделе партнеров НАТО чрезвычайно широк и многообразен: Евросоюз, Россия, Украина, Грузия, балканские и средиземноморские страны, государства «Большого Ближнего Востока» и региона Персидского залива. В числе партнеров НАТО фигурирует также и ООН, отношения с которой НАТО строит на основе совместной Декларации, принятой в 2008 г.
Первостепенное значение придается развитию отношений НАТО с ЕС. Подчеркивается, что «НАТО признает важность более сильной и имеющей больший потенциал европейской обороны» и что «НАТО и ЕС могут и должны играть дополняющую и взаимоукрепляющую роли в поддержании международного мира и безопасности». Таким образом, НАТО и ЕС выступают в роли главной военной опоры и двигателя военно-политического сотрудничества в рамках евроатлантического партнерства под эгидой США. В этом свете очевидно, что попытки некоторых буржуазных, в том числе российских, политологов как бы отделить ЕС от военной деятельности США и НАТО являются совершенно неоправданными и призваны затушевать опасности, проистекающие из взаимодействия этих группировок в проведении агрессивных акций против независимых государств, как это можно видеть на примерах Югославии, Ирака и Афганистана.
В числе партнеров НАТО названа и Россия при том, что сотрудничество НАТО и России характеризуется как имеющее «стратегическую важность», поскольку «оно вносит вклад в создание общего пространства мира, стабильности и безопасности». Отмечается также, что «НАТО не представляет угрозу для России», что руководители НАТО, напротив, хотели бы «подлинного стратегического партнерства между НАТО и Россией» и что они «будут действовать соответственно, ожидая взаимности от России».
Наконец, указывается, что, несмотря на существующие разногласия по ряду конкретных вопросов, руководители НАТО убеждены в том, что «безопасность НАТО и России взаимосвязана» и что «сильное и конструктивное партнерство, основанное на взаимном доверии, транспарентности и предсказуемости, может наилучшим образом послужить нашей безопасности». Перечисляются и «разделяемые НАТО и Россией области интересов», которые будут являться предметом насыщенных политических консультаций и практического сотрудничества, а именно: противоракетная оборона, борьба с терроризмом, наркотрафиком, пиратством, а также фиксируется намерение сторон «содействовать общей международной безопасности».
Весь этот набор внешне привлекательных для российского руководства формулировок на деле предназначен для все более активного подключения России к военно-политической стратегии США и НАТО, осуществляемой под лозунгами контроля над вооружениями и урегулирования международных конфликтов, а по существу направленной на достижение глобальных геополитических целей США. Жизнь также показывает, что там, где правящие круги США и стран НАТО говорят применительно к России о «взаимном доверии», «транспарентности» и «предсказуемости», речь в лучшем случае идет об их намерении склонить Москву на дальнейшие уступки в важных вопросах ее национальной безопасности, а в худшем — притупить ее бдительность и обеспечить успех тайных операций, направленных против России.
На действительное отношение руководителей США и НАТО к подписываемым ими документам пролили дополнительный свет утечки «Викиликс», опубликованные в английской газете «Guardian» в декабре 2010 г. и содержащие тексты донесений американских послов в различных странах в Госдепартамент США. Так, по свидетельству «Викиликс», практически одновременно с подписанием в Лиссабоне Стратегической концепции НАТО, в пункте 33 которой содержится упомянутое положение о том, что «НАТО не представляет угрозу для России», в том же Лиссабоне натовцы по настоянию США и Германии одобрили план защиты Польши и стран Балтии от возможной «российской агрессии». На реализацию этого плана выделялось девять дивизий из США, Великобритании и Польши. При этом порты в Германии и на севере Польши должны были принимать морскую пехоту, а также американские и британские корабли37.
Впрочем, для людей, интересующихся развитием современных международных отношений, свидетельства «Викиликс» отнюдь не вносят чего-либо принципиально нового в оценку сплошь и рядом лицемерных и двурушнических действий США и НАТО в международных делах. Достаточно в этом отношении ознакомиться со Стратегической концепцией Североатлантического союза, одобренной главами государств и правительств на юбилейной сессии Совета НАТО в Вашингтоне 23—24 апреля 1999 г. В этом документе, по образцу которого во многом скроена и новая Стратегическая концепция НАТО, одобренная в Лиссабоне, содержится не меньше миролюбивых фраз и положений, что и в последней, в том числе в пункте 11 документа можно прочитать и о том, что «Североатлантический союз не рассматривает себя в качестве противника какого-либо государства».
Это не помешало, однако, США и их союзникам по НАТО продолжать начатые ими еще 24 марта 1999 г. и длившиеся 79 дней и ночей вплоть до 10 июня 1999 г. массированные бомбардировки мирных городов Союзной Республики Югославия. Вслед за этим, как известно, последовали агрессия США и НАТО в Афганистане (2001 г.) и в Ираке (2003 г.), пособничество США и НАТО агрессии Израиля против Палестины и Ливана (2006 г.), постоянные угрозы военной расправы с Ираном, поддержка нападения Грузии на Южную Осетию и Абхазию (2008 г.) и продолжающиеся до сих пор поставки оружия грузинскому агрессору и т. п. Напомним также, что за десятилетний период между двумя «концепциями» произошло три расширения НАТО (в 1999, 2004 и 2009 гг.) и все — в восточном направлении, к границам России.
Отметим в этой связи, что из пункта 35 Стратегической концепции НАТО, одобренной в Лиссабоне, видно, что среди положений о «партнерстве» раздела «Содействие международной безопасности через сотрудничество» есть положение и о намерении руководства НАТО продолжать развитие партнерских отношений блока с Грузией и Украиной. Такое партнерство должно продолжаться в рамках Комиссий Грузия-НАТО и Украина-НАТО, основываясь на принятом на саммите НАТО в Бухаресте в 2008 г. решении, согласно которому обе эти страны «будут приняты в НАТО», и учитывая «евроатлантическую ориентацию и стремления каждой из этих стран».
Анализируя новую Стратегическую концепцию НАТО, нельзя не привлечь внимание к ее заключительным аккордам относительно «реформирования и трансформирования» этого блока. При всем желании в соответствующем разделе концепции нельзя найти каких-либо свидетельств о том, что НАТО трансформируется в некую миротворческую организацию. Раздел открывается следующим весьма определенным и исключающим всякие сомнения на этот счет положением: «Будучи уникальным случаем в истории, НАТО является союзом в сфере безопасности, который располагает вооруженными силами, способными действовать совместно в любой обстановке; который может управлять операциями повсюду с помощью своей интегрированной структуры военного командования; который имеет в своем распоряжении ключевые средства, которыми по отдельности могут располагать лишь немногие из государств — членов союза».
Соответственно, «реформы и трансформации» блока рассматриваются в Стратегической концепции исключительно под углом зрения достижения его «максимальной эффективности» во всех сферах его деятельности: в развертывании сил и повышении их способности выполнять операции в полевых условиях, обеспечении согласованности в военном планировании, в совместном использовании средств, в оптимизации структуры и улучшении методов работы и т. п.
Общий анализ принятой в Лиссабоне новой Стратегической концепции НАТО, проведенный в тесной связи с реальными действиями блока на международной арене, лишний раз убеждает, что агрессивная природа этого главного военнополитического блока империализма не изменилась. Она приобрела лишь более изощренные формы, да к тому же изрядно пополнилась пропагандистским камуфляжем насчет мнимой приверженности НАТО «идеям» и «ценностям» демократии, индивидуальной свободы, прав человека и верховенства закона. В концепции ярко выражена и идея «глобализации НАТО», нашедшая отражение в готовности блока реагировать по своему усмотрению на так называемые новые угрозы — от нераспространения и международного терроризма до наркотрафика и техногенных катастроф, не говоря уже о втягивании «под зонтик НАТО» государств на всех континентах, используя для этого механизмы Совета Евроатлантического партнерства (СЕАП) и Партнерства ради мира. Практически в полной мере в концепции учтены и упоминавшиеся выше рекомендации группы М. Олбрайт касательно укрепления «потенциала сдерживания» НАТО. С другой стороны, в ней вообще не нашлось места хотя бы для упоминания о российском проекте Договора о европейской безопасности, разработанного на основе инициативы президента РФ Д. Медведева.
В свете изложенного весьма странными и неадекватными представляются оценки новой Стратегической концепции НАТО, содержащиеся в заявлении Д. Медведева, сделанном им на пресс-конференции по итогам заседания Совета Россия — НАТО 20 ноября 2010 г. в Лиссабоне. «Совет, который только что прошел, — заявил президент РФ, — а также саммит стран НАТО, безусловно, являются историческими в том плане, что на них принимались очень важные решения, прежде всего для самой НАТО. Скажем так, одобрение стратегической концепции НАТО — это очень важный элемент развития Североатлантического альянса. Не буду скрывать, мы довольно внимательно изучали подходы к подготовке соответствующей стратегической концепции. Там были вещи, которые нас напрягали и удивляли, были вещи, которые создавали повод для оптимизма. В конечном счете это, с одной стороны, внутренний вопрос НАТО, но, с другой стороны, мы не можем к этому относиться безучастно. И финальная версия стратегической концепции, на мой взгляд, все-таки отражает желание государств НАТО выстраивать конструктивные отношения с Российской Федерацией, двигаться в сторону полноценного партнерства. Это хорошо. Поэтому мы считаем, что по направлению развития отношений с Североатлантическим альянсом мы продвинулись вперед, даже несмотря на расхождения и трудности, которые нам еще предстоят».
Как видим, в заявлении президента практически обходятся центральные положения новой Стратегической концепции НАТО, отражающие агрессивную природу, стойкий милитаризм и глобалистские устремления этого военного блока. Все это с легкостью необыкновенной как бы покрывается фразой о вещах, «которые нас напрягали и удивляли», хотя после Югославии, Ирака и Афганистана «удивляться» вроде бы нечему, а «напрягаться» — дело пустое, если говорить о серьезном подходе к серьезным вещам. Заявление о том, что Стратегическая концепция НАТО — это всего лишь «внутреннее дело» блока, абсолютно неадекватно, если, конечно, не оправдывать его многочисленные акции, угрожающие международному миру и безопасности. И конечно же, ограничиваться словами о том, что Россия не может относиться ко всему этому «безучастно», — едва ли достаточно для великой державы — постоянного члена Совета Безопасности ООН.
Особо следует сказать о «финальной версии» Стратегической концепции НАТО. Ведь совершенно очевидно, что эта версия ни на йоту не изменила коренные установки, цели и задачи Североатлантического союза, в полной мере соотносящиеся с их соответствующими определениями, приводимыми в Стратегии национальной безопасности США, Обзоре ядерной политики и в других документах военно-политической стратегии США, опубликованных в 2010 г. Что же касается появившихся в концепции весьма общих формулировок насчет желания НАТО выстраивать «конструктивное партнерство» с Россией, то это еще не дает основания говорить о действительных намерениях НАТО в отношениях с Россией, тем более о стремлении этого блока установить с Россией «полноценное партнерство», т. е. партнерство, основанное на равных правах и обязательствах, а не просто — «на доверии, транспарентности и предсказуемости», как говорится в концепции.


37 Независимое военное обозрение. 2010. № 47. 17—23 декабря.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив