Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

Годы 1919-1920

Третий этап гражданской войны и иностранной интервенции (март 1919 г. — февраль 1920 г.) был для Советской власти в особенности сложным и напряженным. Продолжавшееся, вопреки всем расчетам империалистов и белогвардейцев, упрочение Советской власти внутри страны и нараставшая поддержка ей со стороны международного пролетариата побудили внутренних и внешних врагов Советской России к поискам более эффективной стратегии удушения Советской власти. «На нашей революции, — говорил В. И. Ленин, — больше, чем на всякой другой, подтвердился закон, что сила революции, сила натиска, энергия, решимость и торжество ее победы усиливают вместе с тем силу сопротивления со стороны буржуазии. Чем мы больше побеждаем, тем больше капиталистические эксплуататоры учатся объединяться и переходят в более решительные наступления» 287.

В марте 1919 г. произошло событие, которое в особенности обеспокоило империалистов: в Москве состоялся (2–6 марта 1919 г.) Первый (Учредительный) конгресс III Коммунистического интернационала. Крах II Интернационала, зараженного оппортунизмом и социал-шовинизмом, побудил большевиков во главе с В. И. Лениным выдвинуть вопрос о создании нового, революционного III Интернационала. Этот вопрос был поставлен В. И. Лениным еще в тезисах «Задачи революционной социал-демократии в европейской войне» и в манифесте «Война и российская социал-демократия», написанных в августе—сентябре 1914 года, а затем — в знаменитых Апрельских (1917 г.) тезисах. В связи с начавшимся после Октябрьской революции подъемом революционного движения в мире и возникновением повсюду коммунистических партий, выступавших против оппортунизма и социал-шовинизма, в поддержку борющейся Советской России, создалась наконец, реальная почва для основания III Коммунистического Интернационала.

В докладе В. И. Ленина на Конгрессе, в работе которого приняли участие представители революционного пролетариата стран Европы, Америки и Азии, главный упор был сделан на то, чтобы разоблачить «идейно-политические доводы для защиты господства эксплуататоров», доводы которые выдвигались на конференции желтого (оппортунистического) интернационала в Берне (февраль 1919 г.) и которые повторялись на тысячи ладов в капиталистической печати Запада. Среди этих доводов центральными были два — осуждение диктатуры и защита демократии.

В. И. Ленин показал, что для марксиста было бы абсурдно оперировать понятиями «демократия вообще» и «диктатура вообще», не ставя вопроса о том, о каком классе идет речь, что такая внеклассовая или надклассовая и якобы общенародная постановка вопроса есть прямое издевательство над основным учением социализма, именно учением о классовой борьбе.

Обобщая реальные факты истории XIX и начала XX века, В. И. Ленин подчеркивал, что «в самих демократических республиках на деле господствуют террор и диктатура буржуазии, проявляющиеся открыто всякий раз, когда эксплуататорам начинает казаться, что власть капитала колеблется» 288. Он беспощадно раскрывал лицемерие «свободы собраний», «свободы слова» и «свободных выборов» при буржуазном строе. Убийство Карла Либкнекта и Розы Люксембург — вождей истинного пролетарского, Коммунистического Интернационала в «демократической» Германии при правительстве социал-патриотов, массовые аресты большевиков в Америке и Швейцарии В. И. Ленин рассматривал как бесспорное доказательство того, что «демократическая республика», в которой оказались возможными такие преступления, «есть диктатура буржуазии» 289.

«Диктатура пролетариата, — говорил В. И. Ленин на I Конгрессе Коммунистического Интернационала, — тем сходна с диктатурой других классов, что она вызвана необходимостью, как и всякая диктатура, подавить насильственно сопротивление класса, теряющего политическое господство. Коренное отличие диктатуры пролетариата от диктатуры других классов, — от диктатуры помещиков в средние века, от диктатуры буржуазии во всех цивилизованных капиталистических странах, — состоит в том, что диктатура помещиков и буржуазии была насильственным подавлением сопротивления громадного большинства населения, именно трудящихся. Напротив, диктатура пролетариата есть насильственное подавление сопротивления эксплуататоров, т. е. ничтожного меньшинства населения, помещиков и капиталистов» 290. «Отсюда в свою очередь вытекает, — продолжал В. И. Ленин, — что диктатура пролетариата неизбежно должна принести с собой не только изменение форм и учреждений демократии, говоря вообще, но именно такое их изменение, которое дает невиданное еще в мире расширение фактического использования демократизма со стороны угнетенных капитализмом, со стороны трудящихся классов» 291.

Принятая по докладу В. И. Ленина резолюция I Конгресса Коммунистического Интернационала следующим образом формулировала главную, триединую цель коммунистических партий во всех странах, где не существовало Советской власти:
1) разъяснение широким массам рабочего класса исторического значения, политической и исторической необходимости новой, пролетарской демократии, которая должна быть поставлена на место буржуазной демократии и парламентаризма;
2) распространение и организация Советов среди рабочих всех отраслей промышленности и среди солдат армии и флота, а также среди батраков и бедных крестьян;
3) основание внутри Советов прочного коммунистического большинства 292.

Конгресс принял также Платформу Коммунистического Интернационала, в которой, в частности, отмечалось: «Революционная эпоха требует от пролетариата применения таких средств борьбы, которые концентрируют всю его энергию, а именно методов массовой борьбы с ее логическим концом — прямым столкновением в открытом бою с буржуазной государственной машиной. Этой цели должны быть подчинены все другие средства, вроде, например, революционного использования буржуазного парламентаризма» 293. В Манифесте, обращенном «к пролетариям всего мира» Конгресс выразил «… свои чувства благодарности и восхищения русскому революционному пролетариату и его руководящей партии — коммунистической партии большевиков» 294. Конгресс образовал Исполком Коминтерна (ИККИ) — исполнительный орган III Коммунистического Интернационала.

В. И. Ленин подчеркивал, что именно «большевизм создал идейные и тактические основы III Интернационала, действительно пролетарского и коммунистического, учитывающего и завоевания мирной эпохи, и опыт начавшейся эпохи революций». Этому в решающей степени способствовала правильная тактика большевизма, являвшаяся единственно интернационалистической тактикой, ибо она «проводила максимум осуществимого в одной стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах». Большевизм указал верный путь к спасению от ужасов войны и империализма, помог на деле развитию пролетарской революции в Европе и в Америке 295.

В тезисах и докладе В. И. Ленина на I Конгрессе Коммунистического Интернационала о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата был особо выделен вопрос о Советах, как форме диктатуры пролетариата, пригодной не только для России, но и для других стран. Решительно отвергая «старый буржуазный хлам о „демократии вообще“» и показав, что крики в защиту такой «демократии» «на деле представляют из себя защиту буржуазии и ее эксплуататорских привилегий» 296, В. И. Ленин подчеркивал, что Советы не только в России, но и при появлении их в других странах дают для громадного большинства населения «такую фактическую возможность пользоваться демократическими правами и свободами, которой никогда не было, даже приблизительно, в самых лучших и демократических буржуазных республиках» 297. В этой связи В. И. Ленин отметил ряд особенностей Советов и Советской власти, которые делали их наиболее подходящими для революционной практики в других странах.

Во-первых, сущность Советской власти состоит в том, что постоянной и единственной основой всей государственной власти, всего государственного аппарата является массовая организация именно тех классов, которые были угнетены капитализмом. И если даже в самых демократических буржуазных республиках трудящиеся массы, будучи равноправны по закону, на деле тысячами приемов и уловок отстраняются от участия в политической жизни, то при Советской власти они привлекаются «к постоянному и непременному, притом решающему участию в демократическом управлении государством».

Во-вторых, только Советская власть, или диктатура пролетариата в состоянии сразу и полностью, на деле осуществить равенство граждан независимо от пола, религии, расы и национальности, ибо это есть власть рабочих, не заинтересованных в частной собственности на средства производства и в борьбе за их раздел и передел.

В-третьих, в отличие от буржуазной демократии, Советская власть т. е. диктатура пролетариата построена так, чтобы сблизить массы трудящихся с аппаратом управления. Той же цели служит соединение законодательной и исполнительной власти при советской организации государства и замена территориальных избирательных округов производственными единицами, каковы: завод, фабрика.

В-четвертых, если в буржуазных республиках армия, как и при монархии, остается аппаратом угнетения, то Советская власть, как постоянная государственная организация именно угнетавшихся капитализмом классов, в состоянии разрушить подчинение армии буржуазному командованию и действительно слить пролетариат с армией, действительно осуществить вооружение пролетариата и разоружение буржуазии, без чего невозможна победа социализма.

В-пятых, советская организация государства приспособлена к руководящей роли пролетариата, как класса, наиболее сконцентрированного и просвещенного капитализмом. Только пролетариат в состоянии объединить и вести за собой распыленные и отсталые слои трудящегося и эксплуатируемого населения.

В-шестых, только советская организация государства в состоянии действительно разбить сразу и разрушить окончательно старый, т. е. буржуазный, чиновничий и судейский аппарат. Парижская Коммуна сделала первый всемирно-исторический шаг по этому пути. Советская власть — второй 298.

Очевидные преимущества власти Советов перед буржуазной демократией, быстрое распространение большевизма, как инициатора и носителя такой власти, подготовка и создание с центром в Москве Коммунистического Интернационала — все это обусловило становление большевизма не только как чисто русского явления, но и как явления международного. Как указывал В. И. Ленин в книге «Пролетарская революция и ренегат Каутский» (ноябрь 1918 г.), «большевизм (вовсе не в силу заслуг русских большевиков, а в силу глубочайшего сочувствия масс повсюду тактике, революционной на деле) стал мировым большевизмом» 299. Обобщая опыт свершившейся Октябрьской революции и его распространение за рубежом, В. И. Ленин делал вывод о том, что «большевизм годится как образец тактики для всех»300, и что, если в начале Октябрьской революции большевизм рассматривали как курьез, то год спустя он стал «мировым явлением» 301.

Создание Коммунистического Интернационала одобрил VIII съезд РКП (б), состоявшийся в Москве 18–23 марта 1919 г. Съезд принял новую программу партии — Программу Российской Коммунистической партии (большевиков), разработанную под руководством В. И. Ленина, который написал и основные разделы программы. Программа констатировала: «Октябрьская революция (25 октября, 7 ноября 1917 г.) в России осуществила диктатуру пролетариата, начавшего при поддержке беднейшего крестьянства или полупролетариата созидать основы коммунистического общества. Ход развития революции в Германии и Австро-Венгрии, рост революционного движения пролетариата во всех передовых странах, распространение советской формы этого движения, т. е. такой, которая направлена прямо к осуществлению диктатуры пролетариата, все это показало, что началась эра всемирной пролетарской, коммунистической революции» 302.

В новой программе воспроизводились основные положения программы, принятой II съездом РСДРП в 1903 г., касающиеся характеристики природы капитализма и буржуазного общества, в частности формулировка, определявшая, что «главную особенность такого общества составляет товарное производство на основе капиталистических производственных отношений, при которых самая важная и значительная часть средств производства и обращения товаров принадлежит небольшому по своей численности классу лиц, между тем, как огромное большинство населения состоит из пролетариев и полупролетариев, вынужденных своим экономическим положением постоянно или периодически продавать свою рабочую силу, т. е. поступать в наемники к капиталистам, и своим трудом создавать доход высших классов общества» 303. Программа подчеркивала, что Октябрьская революция явилась неизбежным результатом развития капитализма.

По предложению В. И. Ленина программа была дополнена характеристикой империализма, как высшей стадии капитализма. Указание на прямую связь между товарным капитализмом и выросшим из него империализмом имело принципиальное значение ввиду того, что Н. И. Бухарин, бывший тогда редактором «Правды», членом Политбюро ЦК и членом Исполкома Коминтерна, выступил с теорией так называемого «чистого империализма», трактуя империализм не как высшую стадию капитализма, а как особую общественно-экономическую формацию.

В докладе о партийной программе, сделанном на VIII съезде РКП (б), В. И. Ленин показал, что «чистый империализм без основной базы капитализма никогда не существовал, нигде не существует и никогда существовать не будет» 304, что нигде в мире не существовал и не будет существовать монополистический капитализм без свободной конкуренции в целом ряде отраслей 305. «Империализм, — говорил В. И. Ленин на съезде, — есть надстройка над капитализмом»306. Он указывал, что при империализме «в действительности существует громаднейшая подпочва старого капитализма» 307, что «мелкое крестьянство и кустарное хозяйство неминуемо и обязательно рождают этот капитализм постоянно» 308 и что, если не включать в программу партии, как это предлагал Бухарин, положений об основах товарного хозяйства и капитализма, то она «не будет марксистской интернациональной программой» 309. Если бы существовал «цельный империализм, который насквозь переделал капитализм», говорил В. И. Ленин, то задача коммунистов была бы «во сто тысяч раз легче»: надо было бы лишь только «снять верхушку и передать остальное в руки пролетариата» 310.

В. И. Ленин показал, что защищать теорию чистого империализма — значит утверждать, что в эпоху империализма возможны лишь «чисто лишь пролетарские революции», в которых рабочий класс один противостоит буржуазии. Другими словами, это было бы равносильно полному отрицанию роли союзников пролетариата в революции как, впрочем, и роли национально-освободительного движения, как союзника международного рабочего класса в борьбе против империализма. В конкретных исторических условиях 1919 г. это означало игнорировать курс партии большевиков на союз с середняком, на вовлечение его в социалистическое строительство. В. И. Ленин называл теорию Бухарина «книжным изложением финансового капитализма», изложением, оторванном от жизни и потому крайне вредным для дела революции и строительства социализма.

В. И. Ленин подчеркивал, что программа марксистской партии должна опираться на действительные факты жизни во всех их противоречиях, что в этом смысле она должна заключать «абсолютно непререкаемое, фактически установленное», а не выскакивать «в нечто безвоздушное и заоблачное». Разоблачая разглагольствования Бухарина насчет «чистого империализма», В. И. Ленин задавал риторический вопрос: «На самом деле, откуда мог взяться средний крестьянин в эпоху чистого империалистического капитализма? Ведь даже в странах просто капиталистических его не было». И заключал: «Только учитывая действительность, мы сможем разрешить такие вопросы как, скажем, отношение к среднему крестьянству» 311.

Принятая VIII съездом РКП (б) новая программа партии, наряду с обстоятельной характеристикой капитализма и мелкого товарного производства, содержала не менее обстоятельную и глубокую характеристику империализма. В программе особо подчеркивалось, что эпоха империализма неизбежно обострит борьбу между капиталистическими странами. «Отсюда неизбежно вытекают империалистические войны, — говорилось в программе, — войны за рынки сбыта, за сферы приложения капитала, за сырье и за рабочую силу, т. е. за мировое господство и за власть над малыми и слабыми народностями. Именно такова первая великая империалистическая война 1914–1918 годов»312.

В докладе о партийной программе на съезде В. И. Ленин подчеркивал, что фактор империализма, развитие империалистических тенденций в политике отдельных государств оказывают сильнейшее воздействие на международную обстановку и международные отношения. Он говорил: «Есть старый капитализм, который в целом ряде областей дорос до империализма. Его тенденции — только империалистические. Коренные вопросы можно рассматривать только с точки зрения империализма. Нет ни одного крупного вопроса внутренней или внешней политики, который мог бы быть решен иначе, как с точки зрения этой тенденции» 313. Это указание В. И. Ленина имеет чрезвычайно важное значение для правильного понимания событий международной жизни в эпоху империализма и пролетарских социалистических революций.

Между тем, игнорирование хищнической природы империализма, выделение империализма в какую-то особую категорию с целью представить его в новых одеждах, прикрывающих его изначально и неизменно грабительский характер, стало едва ли не главной особенностью подхода к империализму со стороны оппортунизма и социал-шовинизма. На эту особенность указывала и принятая VIII съездом РКП (б) новая программа партии, в которой, на основе опыта империалистической и гражданской войн, делался вполне конкретный и обоснованный вывод: «Оппортунисты и социал-шовинисты, будучи слугами буржуазии, являются прямыми классовыми врагами пролетариата, особенно теперь, когда они в союзе с капиталистами вооруженной рукой подавляют революционные движения пролетариата как в своих, так и в чужих странах» 314.

В программе РКП (б) подчеркивалось, что только пролетарская, коммунистическая революция может вывести человечество из тупика, созданного империализмом и империалистическими войнами. Отмечая, что на пути революции могут быть «временные неуспехи» или «волны контрреволюции», программа заявляла, что, каковы бы ни были трудности революции, — окончательная победа пролетариата неизбежна.

Программа делала важный вывод о том, что растущий натиск со стороны пролетариата и, особенно, его победы в отдельных странах усиливают сопротивление эксплуататоров. Отсюда — создание ими всякого рода новых форм объединения капиталов (Лига Наций и т. п.), которые, организуя в мировом масштабе систематическую эксплуатацию всех народов земли, ближайшие свои усилия направляют на непосредственное подавление революционных движений пролетариата всех стран. Этим действием программа призывала противопоставить теснейший братский союз и возможно большее единство революционных действий рабочего класса в передовых странах, как непременное условие победы мировой пролетарской революции.

В свою очередь единство действий и союз рабочего класса в международном масштабе могли быть достигнуты, говорилось в программе, только на основе принципиального решительного разрыва и беспощадной борьбы с буржуазным извращением социализма, которое одержало победу в верхах официальных социал-демократических и социалистический партий. В этой связи программа отмечала, что руководителем борьбы пролетариата за его освобождение является лишь новый, III, Коммунистический Интернационал, одним из отрядов которого является РКП (б). Программа подчеркивала, что Коммунистический Интернационал, приобретающий все больше сочувствия в массах пролетариата всех стран, не только в своем названии возвращается к марксизму, но и всеми своими действиями осуществляет революционное учение Маркса, очищенное от буржуазно-оппортунистических извращений.

Программа РКП (б) определяла классовое содержание Советской власти как нового типа государства, в котором реальная власть принадлежит рабочему классу и трудящемуся крестьянству, составляющим большинство народа России. В этом контексте показывалось принципиальное отличие советской социалистической демократии, как «высшего типа демократизма», от демократии буржуазной, которая ограничивается лишь формальным провозглашением политических прав и свобод, а на деле закрепляет господство эксплуататоров, ведет к обострению расового и национального угнетения.

В области национальных отношений программа РКП (б) отмечала необходимость уничтожения всех и всяких привилегий какой бы то ни было национальной группы, полного равноправия наций, признания за колониями и неравноправными нациями права на государственное отделение. Специально подчеркивалась необходимость проявления особой осторожности и особого внимания со стороны тех наций, которые являлись нациями угнетающими, к пережиткам национальных чувств у трудящихся масс наций угнетенных или неполноправных. «Только при такой политике, — констатирована программа, — возможно создание условий для действительно прочного, добровольного единства национально разнородных элементов международного пролетариата, как это показал опыт объединения ряда национальных Советских республик вокруг Советской России» 315.

Следует отметить, что принципиальные положения программы в области национальных отношений были приняты съездом РКП (б) вопреки возражениям Н. И. Бухарина и Г. Л. Пятакова против включения в нее пункта о праве наций на самоопределение — под тем предлогом, что этот лозунг будто бы мешает победе пролетарской революции и объединению пролетариев разных национальностей. В выступлении на съезде В. И. Ленин убедительно показал, что позиция Бухарина и Пятакова, предлагавших заменить лозунг о праве наций на самоопределение лозунгом о «самоопределении трудящихся масс» игнорирует реальное положение дел в национальном вопросе и основана «на фантазиях». В. И. Ленин дал отпор этим взглядам, как, по сути, великодержавным, шовинистическим и антибольшевистским.

Важное значение программы как в национальном, так и международном плане состояло и в том, что в ней подробно указывались конкретные задачи партии в борьбе за социализм: доведение до конца экспроприации буржуазии, в частности — решительная борьба с кулачеством, ведение хозяйства по единому социалистическому плану, участие профсоюзов в организации народного хозяйства, социалистическая дисциплина труда, использование специалистов в народном хозяйстве под контролем советских органов, постепенное и планомерное включение среднего крестьянства в работу социалистического строительства. Партия ставила задачу отделять среднее крестьянство от кулаков, привлекать его на сторону рабочего класса внимательным отношением к его нуждам, борясь с его отсталостью мерами идейного воздействия, а отнюдь не мерами подавления, стремясь во всех случаях, где затронуты его жизненные интересы, к практическим соглашениям с ним, идя на уступки ему в определении способов проведения социалистических преобразований.

Специальная, притом очень обстоятельная и подробная резолюция VIII съезда РКП (б) была посвящена военному вопросу. В резолюции отмечалось, что конкретная обстановка гражданской войны и иностранной интервенции поставила вопрос о внесении определенных корректив в прежние программные установки большевиков относительно создания всенародной милиции на основе внеказарменного, по возможности, военного обучения всех граждан, способных носить оружие. Оправдавшей себя в первое время после Октябрьской революции добровольческий принцип формирования армии также нуждался в пересмотре. Резолюция подчеркивала, что переходные формы в деле создания армии вытекали именно из обстановки, а отнюдь не были показателем «случайных блужданий» и тем более недооценки партией военного строительства.

Резолюция съезда с удовлетворением отмечала, что переход к созданию постоянной, регулярной Красной Армии на основе обязательного призыва содействовал тому, что армия «обнаружила способность бить своих врагов». Весьма примечательно, что резолюция квалифицировала агитацию, которая велась из лагеря буржуазной демократии (эсеры, меньшевики) против Красной Армии (это, дескать, проявление «милитаризма» и более того — «основа грядущего бонапартизма») — как «выражение политического невежества или шарлатанства, или смесь того и другого». Резолюция отмечала, что исторический смысл существования Красной Армии состоит в том, что она является орудием социалистической самообороны пролетариата и деревенской бедноты, что российские пародии на бонапартизм, в виде красновщины, колчаковщины, и пр. вырастали не из Красной Армии, а в прямой и открытой борьбе против нее, что видеть в армии пролетариев и деревенских бедняков оплот бонапартизма могут только те, кто еще вчера и прямо, и косвенно поддерживал украинских, донских, архангельских и сибирских кандидатов в Бонапарты, что, наконец, именно Красная Армия и является защитницей пролетариата и деревенской бедноты от опасностей кулацко-буржуазного бонапартизма, поддерживаемого чужестранным империализмом 316.

VIII съезд РКП (б) решительно отверг попытки так называемой «военной оппозиции» в лице некоторых бывших «левых коммунистов» противопоставить создававшейся большевиками регулярной, хорошо организованной, централизованной и дисциплинированной армии идею партизанщины и партизанских методов борьбы. Съезд указал, что проповедовать партизанство как военную программу-то же самое, что рекомендовать возвращение от крупной промышленности к кустарному ремеслу. Были также разоблачены усилия Троцкого по нейтрализации партийного руководства армией, его стремление отождествить революционность Красной Армии с практиковавшимися им методами произвола и установления своего личного влияния в армии. «Революционный характер армии, — говорилось в резолюции съезда, — определяется, прежде всего, характером того советского режима, который эту армию создает, который ставит ей цель и превращает ее, таким образом, в свое орудие. С другой стороны, соответствие этого орудия советском режиму достигается классовым составом главной массы бойцов, организацией комиссаров и коммунистических ячеек, наконец, общим партийным и советским руководством жизнью и деятельностью армии» 317.

Ответом на консолидацию Советской власти, выразившуюся в наиболее яркой форме в решениях VIII съезда РКП (б), и на превращение большевизма в важнейший фактор международной жизни, продемонстрированное созданием в Москве Коммунистического Интернационала, явились лихорадочная мобилизация сил контрреволюции и интервентов и их фронтальное наступление против Советской России. Теперь, на третьем этапе гражданской войны и иностранной интервенции, главная ставка Антанты и США была сделана на уничтожение Советской власти силами белогвардейских армий. Наряду с этим предпринимались усилия вовлечь в войну против Советской России ряд малых стран, возникших на окраинах бывшей Российской империи — Польшу, Финляндию, Эстонию, Латвию и Литву. Продолжало сохраняться и военное присутствие Антанты и США в ряде районов Советской России.

В 1919 г. нанесение главных стратегических ударов по Советской республике возлагалось на армии Колчака и Деникина. В середине марта 1919 г. колчаковские армии захватили Уфу и развернули наступление к Волге, на Симбирск и Самару. Сибирская армия Колчака захватила Ижевск. В начале апреля 1919 г. белогвардейцы прервали связь Москвы с Туркестаном и заняли выгодные позиции для прорыва центра Восточного фронта. Под угрозой оказались заготовленные в Поволжье и Приуралье запасы хлеба. 17 апреля Антанта поставила перед Колчаком задачу соединиться с войсками Деникина на юге России и начать совместный поход на Москву.

Основной ударной силой контрреволюции на юге России была Добровольческая (белогвардейская) армия, которая начала формироваться в ноябре 1917 года в Новочеркасске бежавшим туда после Октябрьской революции генералом М. В. Алексеевым, бывшим верховным главнокомандующим (март—май 1917 г.), назначенным 30 августа (12 сентября) 1917 г. начальником штаба верховного главнокомандующего Керенского. С 25 декабря 1917 г. (7 января 1918 г.) в командование Добровольческой армии вступил генерал Л. Г. Корнилов, который не договорившись с донским атаманом Калединым об общих планах борьбы с Советской властью, перевел армию из Новочеркасска в Ростов-на-Дону. Крах калединщины и наступление революционных войск заставили Добровольческую армию оставить Ростов-на-Дону и в конце февраля 1918 г. двинуться на Кубань («Ледяной поход»). Попытки Добровольческой армии с ходу овладеть Екатеринодаром (ныне — Краснодар) успеха не имели. В сражении под Екатеринодаром Корнилов был убит и командование Добровольческой армией с 13 апреля 1918 г. перешло к А. И. Деникину — бывшему начальнику штаба верховного главнокомандующего (апрель—май 1917 г.), а затем — командующему Западным и Юго-Западным фронтом, участнику контрреволюционного мятежа Корнилова, с которым он бежал 19 ноября (2 декабря 1917 г.) из Быховской тюрьмы на Дон.

16 апреля 1918 г. белогвардейцы захватили Екатеринодар, который стал с этого времени центром контрреволюции на юге России. В январе 1919 г. Деникин стал главнокомандующим вооруженными силами Юга России, а в июне 1919 г. — заявил о своем подчинении «верховному правителю» Колчаку. Получая с ноября 1918 г. большое количество оружия и снаряжения от держав Антанты, Добровольческая армия в течение июня 1919 г. захватила Донбасс, Донскую область, часть Украины. Красная Армия оставила Харьков, Царицын. 3 июля Деникин издал «московскую директиву», по которой конечной целью наступления являлся захват Москвы. Главный удар наносился по кратчайшему направлению через Курск, Орел, Тулу.

Однако план совместного похода Деникина и Колчака на Москву провалился. Еще 10 апреля 1919 г. В. И. Ленин обратился к петроградским рабочим с письмом о помощи Восточному фронту, где, как он подчеркивал, решалось тогда «судьба революции» 318. В ленинских «Тезисах ЦК РКП (б) в связи с положением Восточного фронта» от 11 апреля 1919 г. определялась главная стратегическая задача — разбить Колчака и освободить Волгу, Урал и Сибирь 319. Тезисы намечали всесторонние, конкретные меры, направленные на решение этой задачи. Интересен пункт 7 этого документа: «По отношению к меньшевикам и эсерам линия партии, при теперешнем положении, такова: в тюрьму тех, кто помогает Колчаку сознательно или бессознательно. Мы не потерпим в своей республике трудящихся людей, не помогающих нам делом в борьбе с Колчаком. Но есть среди меньшевиков и эсеров люди, желающие оказать такую помощь. Этих людей надо поощрять, давая им практические работы преимущественно по техническому содействию Красной Армии в тылу, при строгой проверке этой работы» 320.

К концу апреля — началу мая 1919 г. на Восточный фронт было направлено около 55 тыс. человек, в том числе 15 тыс. коммунистов и 3 тыс. комсомольцев 321. 28 апреля войска Красной Армии перешли в наступление, в результате которого менее чем за два месяца колчаковские армии потерпели поражение. Части Красной Армии продвинулись на 350–400 км. и к 20 июня вышли к предгорьям Урала. План Антанты объединить силы восточной контрреволюции с южной и северной был сорван. В июле 1919 г. командующим Восточного фронта был назначен М. В. Фрунзе. Красная Армия развернула наступление с целью освобождения Урала и Сибири.

Одновременно с подготовкой белогвардейских армий для похода против Советской Республики с Востока и Юга Антанта организовала контрреволюционные силы в Прибалтике для наступления на Петроград. Задача по захвату города возлагалась на белогвардейские и белоэстонские войска под общим командованием генерала Н. Н. Юденича бывшего главнокомандующего войсками Кавказского фронта (март—апрель 1917 г.), эмигрировавшего осенью 1918 г. в Финляндию, а затем — в буржуазную Эстонию. В январе 1919 г. действовавший в Финляндии так называемый Русский Комитет (белогвардейская организация созданная в ноябре 1918 г. в Хельсинки) объявил Юденича лидером «белого дела» на Северо-Западе России, а 10 июня 1919 г. Юденич был назначен Колчаком главнокомандующим белогвардейскими войсками на Северо-Западе России.

В ходе весенне-летнего наступления (1919 г.) белогвардейцы овладели Псковом и рядом населенных пунктов на подступах к Петрограду. В фортах «Красная горка» и «Серая лошадь» вспыхнул контрреволюционный мятеж. 22 мая ЦК РКП (б) обратился к трудящимся с воззванием «На защиту Петрограда», постановив мобилизовать коммунистов и рабочих северо-западных губерний на петроградский участок фронта, который ЦК партии признал важнейшим. По решению Совета обороны в Петроград была направлена группа ответственных работников во главе с чрезвычайным уполномоченным И. В. Сталиным. Петроградская партийная организация мобилизовала в армию и на флот 13 тыс. человек. К концу июня наступление войск Юденича было приостановлено. Мятеж в фортах был подавлен. В августе был освобожден Псков. Войскам Юденича удалось, однако, сохранить плацдарм для нового наступления на Петроград, которое началось в октябре 1919 г.

После поражения основных сил Колчака на Восточном фронте и войск Юденича под Петроградом Антанта перенесла главные усилия на Юг, делая основную ставку на Деникина и его армию. В условиях провала организации совместного похода на Москву Колчака и Деникина Антанта удвоила и утроила всестороннюю помощь Деникину для того, чтобы поход Деникина на Москву увенчался успехом.

3—4 июня 1919 г. вопросы борьбы против Деникина были рассмотрены на специальном Пленуме ЦК РКП (б). В написанном В. И. Ленином по материалам этого Пленума письме ЦК РКП (б) к организациям партии «Все на борьбу с Деникиным!» (опубликовано в «Известиях ЦК РКП (б)» от 9 июля 1919 г.) отмечалось, что наступил один из самых критических, по всей вероятности, даже самый критический момент социалистической революции. В письме определялась основная задача момента: «Все силы рабочих и крестьян, все силы Советской республики должны быть напряжены, чтобы отразить нашествие Деникина и победить его, не останавливая победного наступления Красной Армии на Урал и на Сибирь» 322. Прямая директива письма на продолжение наступления на Урал и Сибирь была вызвана необходимостью дать отпор предложению Троцкого о переброске войск с Восточного фронта на Южный. Это предложение было отклонено ЦК партии, ибо нельзя было оставлять в руках Колчака Урал и Сибирь, где он мог с помощью японцев и англичан оправиться и снова начать наступление.

В письме ЦК РКП (б) к организациям партии Колчак и Деникин назывались главными и единственно серьезными врагами Советской республики. При этом подчеркивалось, что только помощь Антанты (Англия, Франция, Америка) делает их силой и что, не будь этой силы, «они бы давно развалились» 323. И далее: «И мы уже победили всех врагов, кроме одного: кроме Антанты, кроме всемирно-могущественной империалистической буржуазии Англии, Франции, Америки, причем и у этого врага мы сломали уже одну его руку — Колчака; нам грозит лишь другая его рука — Деникин» 324.

Письмо ЦК раскрывало правду о Колчаке и его «двойнике» — Деникине: «Расстрелы десятков тысяч рабочих. Расстрелы даже меньшевиков и эсеров. Порка крестьян целыми уездами. Публичная порка женщин. Полный разгул власти офицеров, помещичьих сынков. Грабеж без конца…»325. В связи с этим ставилась задача: «Надо во главу угла всей агитации и пропаганды поставить осведомление народа об этом. Надо разъяснить, что-либо Колчак с Деникиным, либо Советская власть (диктатура) рабочих; середины нет; середины быть не может. Надо особенно использовать свидетельские показания небольшевиков: меньшевиков, эсеров, беспартийных побывавших у Колчака или у Деникина. Пусть знает всякий рабочий и крестьянин, из-за чего идет борьба, что ждет его в случае победы Колчака или Деникина» 326.

Письмо ЦК излагало основные задачи обороны страны, разработанные Пленумом ЦК в условиях начавшегося наступления войск Деникина на Москву: разъяснение народу правды о Колчаке и Деникине, работа среди мобилизуемых и дезертиров, прямая помощь армии, сокращение невоенной работы, работа в прифронтовой полосе, использование военных специалистов, борьба с контрреволюцией в тылу, поголовная мобилизация населения для войны.

С учетом проявившегося в ходе весенне-летнего наступления Юденича на Петроград заговора кадетов, меньшевиков, правых и отчасти левых эсеров, поднявших мятеж в фортах «Красная горка» и «Серая лошадь», письмо делало вывод о том, что военные специалисты в ближайшее время, несомненно дадут «повышенный процент изменников, подобно кулакам, буржуазным интеллигентам, меньшевикам, эсерам». Вместе с тем подчеркивалось, что было бы «непоправимой ошибкой и непростительной бесхарактерностью» возбуждать из-за этого вопрос о перемене основ военной политики партии. «Нам изменяют, — говорилось в письме, — и будут изменять сотни и сотни военспецов, мы будем их вылавливать и расстреливать, но у нас работают систематически и подолгу тысячи и десятки тысяч военспецов, без коих не могла бы создаться та Красная Армия, которая выросла из проклятой памяти партизанщины и сумела одержать блестящие победы на востоке» 327. Письмо полностью подтверждало программные установки партии большевиков как по общему вопросу о буржуазных специалистах, так и частному вопросу об одной из их разновидностей — о военных специалистах.

В соответствии с решением июльского (1919 г.) Пленума ЦК РКП (б) было ускорено создание 3-х миллионной Красной Армии. На фронт было отправлено 30 тыс. коммунистов, усилен командный состав армии. Делалось все, чтобы подготовить коренной перелом положения на Южном фронте.

Некоторое время войска Деникина имели еще успех. В августе они овладели Киевом и Одессой, в первой половине октября захватили Орел и Воронеж и к середине октября 1919 г. достигли рубежа Царицын, Воронеж, Орел, Чернигов, Киев Одесса. Однако вскоре обнаружились и крупные стратегические просчеты Деникина и его покровителей из стран Антанты.

Прежде всего, провалились расчеты Антанты на организацию, совместно с наступлением Деникина, выступления против Советской России сопредельных с ней государств. Созданные в этих государствах — в Польше, Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве буржуазно-националистические правительства в ходе гражданской войны постепенно стали все более отчетливее понимать, что участие в антисоветской интервенции может обернуться потерей этими странами государственной независимости, ибо Колчак, Деникин и другие главари белогвардейщины шли под лозунгом «единой и неделимой» империи. Что же касается Советской России, то она не только не покушалась на суверенитет соседних государств, но напротив, стремилась к установлению с ними мирных и деловых отношений. В результате, вопреки давлению со стороны Антанты, эти страны, исключая буржуазно-помещичью Польшу, в конечном счете не приняли участия в интервенции против Советской России. Да и Польша скатилась на эту позицию лишь в 1920 г., а ранее отказалась помогать Деникину, проводившему великодержавную политику.

Проанализировав линию Колчака и Деникина в отношении малых стран, В. И. Ленин показал, что это есть линия «представителей старой империалистической России». К тому же каждая из этих стран, указывал В. И. Ленин, «уже испытала на себе лапы Антанты» и знает, что когда французские, американские и английские империалисты говорят: «Мы вам гарантируем независимость» — это на практике значит: «Мы у вас скупаем все источники ваших богатств и держим вас в кабале…». В результате, итожил В. И. Ленин, оказалось, что, хотя Советскую Россию и окружили, и окружают умышленно кольцом маленьких государств, создаваемых и поддерживаемых, в целях борьбы против большевизма, «это оружие обращается против Антанты», и что, в конечном счете, «по отношению к буржуазным и мелкобуржуазным элементам маленьких стран, которых грабят империалисты, мы представляем из себя если не союзников, то соседей более надежных и ценных, чем империалисты» 328.

Потерпели крушение также расчеты империалистов облегчить наступление Деникина на Москву путем организации в середине октября 1919 г. нового наступления Юденича на Петроград. Во второй половине октября войска Юденича заняли Лугу, Гатчину, Красное село, Детское село, Павловск и вышли на ближние подступы к Петрограду. 15 октября Политбюро ЦК РКП (б) постановило: «Петроград не сдавать!». 19 октября был опубликован призыв В. И. Ленина «К рабочим и красноармейцам Петрограда». «Наступил решительный момент, — говорилось в этом документе. — Царские генералы еще раз получили припасы и военное снабжение от капиталистов Англии, Франции, Америки, еще раз с бандами помещичьих сынков пытаются взять красный Питер… В несколько дней решается судьба Петрограда, а это значит наполовину судьба Советской власти в России». В. И. Ленин призвал защищать город «до последней капли крови» 329.

Под Петроград были отправлены значительные подкрепления. В Неву — введены боевые корабли. На заводах и фабриках формировались рабочие отряды. На фронт мобилизовывались коммунисты и комсомольцы. В ожесточенных боях натиск Юденича был остановлен, и 21 октября 1919 г. Красная Армия при поддержке Балтийского флота перешла в контрнаступление. Большое значение имело и то, что буржуазное правительство Финляндии отклонило требования Антанты и генерала К. Г. Маннергейма о направлении своих войск для захвата города. Армия Юденича была разгромлена и в конце ноября — начале декабря 1919 г. ее остатки бежали на территорию Эстонии, где были разоружены буржуазным правительством.

Несмотря на выявившуюся необходимость принятия чрезвычайных и срочных мер по разгрому Юденича и обеспечению обороны Петрограда, партия и советское военное руководство усиленно готовило контрнаступление Южного фронта, где складывалось тяжелое положение: 20 сентября Добровольческая армия Деникина захватила Курск и продолжала продвижение на Север, угрожая Туле — главному военному арсеналу Советской России. 21 и 26 сентября 1919 г. по председательством В. И. Ленина состоялись два заседания ЦК партии, на которых обсуждались и были утверждены меры по разгрому Деникина. На Южный фронт были переброшены ряд соединений с Западного фронта. Командующим Южного фронта был назначен А. И. Егоров, а членом Реввоенсовета фронта И. В. Сталин. На Южный фронт направлялась группа руководящих партийных работников, а также лучших командиров с других фронтов. Тула, Москва и другие города готовились к обороне.

Главное командование Красной Армии решило остановить Добровольческую армию путем перехода в контрнаступление, которое началось 11 октября 1919 г. Большую роль в разгроме деникинцев сыграл Конный корпус С. М. Буденного, переданный в подчинение Южному фронту. Благодаря пополнениям боевой состав Южного фронта увеличился до 115, 5 тыс. штыков и сабель, около 2 тыс. пулеметов и 500 орудий 330. Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение: Тулу и подступы к Москве не сдавать. Южный фронт был признан главным фронтом республики.

Коренной перелом в сражениях против Добровольческой армии Деникина наступил после взятия Красной Армией Орла (20 октября) и Воронежа (24 октября). В ноябре 1919 г. Красная Армия освободила Курск, Ливны, Фатеж, Севск, Льгов, Касторное, Чернигов, Бахмач. На орловско-курском (т. е. на главном) направлении войска Деникина были отброшены на 165 км. Контрнаступление (11 октября — 18 ноября 1919 г.) увенчалось успехом и создало условие для перехода Красной Армии в общее наступление с целью окончательного разгрома деникинских войск.

В ходе развернувшегося во второй половине ноября 1919 г. наступления Южного и Юго-Восточного фронтов Красная Армия освободила Таганрог (6 января 1920 г.), Новочеркасск (7 января) и Ростов-на-Дону (10 января). С занятием Ростова и Новочеркасска белогвардейские войска были рассечены на две группы, одна из которых отошла на Дон, другая отходила в Крым и на Одессу. В докладе о работе ВЦИК и Совнаркома на первой сессии ВЦИК VII Созыва 2 февраля 1920 г. В. И. Ленин говорил: «После уничтожения войск Юденича, после взятия на юге в начале января Новочеркасска и Ростова-на-Дону был нанесен такой решительный удар главной части их войск (войск Антанты и внутренней контрреволюции — Авт.), что военное положение Советской республики изменилось самым радикальным образом…»331. Под прямым влиянием этих побед Верховный Совет Антанты 16 января 1920 г. принял решение о снятии экономической блокады Советской России.

В соответствии с директивами ЦК, несмотря на сложную обстановку в районе Петрограда и объявленный Деникиным поход на Москву, Красная Армия продолжала наступление против Колчака на Восточном фронте. В июле 1919 г. войска Красной Армии освободили Пермь, Златоуст, Екатеринбург, разбили колчаковцев под Челябинском и в августе развернули наступление на Западную Сибирь. Значительную роль в разгроме Колчака сыграло руководимое большевиками партизанское движение на Урале и в Сибири. В октябре 1919 г. Красная Армия освободила от войск Колчака Омск, Новониколаевск и Красноярск. 4 января 1920 г. Колчак отказался от звания «верховного правителя» и передал власть на Дальнем Востоке атаману Г. М. Семенову. В начале марта 1920 г. части Красной Армии вступили в Иркутск. По постановлению Иркутского ревкома арестованные Колчак и председатель его «Совета Министров» В. Н. Пепеляев были 7 марта 1919 г. расстреляны. В ноябре 1920 г. были разгромлены войска Семенова и их остатки бежали в Манчжурию.

Южный и Юго-Восточный фронты, продолжая наступление на войска Деникина, освободили в декабре 1919 г. Полтаву и Киев, а в начале января 1920 г. — Царицын. В феврале 1920 г. завершилось освобождение Правобережной Украины. В январе — марте 1920 г. были разгромлены главные силы Деникина, пытавшиеся закрепиться на Дону. 27 марта Красная Армия вступила в Новороссийск, откуда накануне эвакуировались в Крым остатки войск Деникина. В апреле 1920 г. были ликвидированы остатки войск Деникина на Северном Кавказе, освобождены Терская область и Дагестан.

Освобождение войсками Восточного фронта Оренбурга (22 января 1919 г.) и восстановление железнодорожного сообщения с Туркестаном позволили Советской России оказать большую материальную и военную помощь Туркестанской Советской Федеративной республике (ТСФР). В марте 1919 г. по решению правительства РСФСР из Туркестана были высланы все иностранные консулы, а также представители американского Красного Креста и «Ассоциации христианской молодежи». В апреле — июле 1919 г. Англия была вынуждена вывести свои войска из Закаспийской области в Иран (гарнизон в Красноводске был эвакуирован в июле 1919 года). Однако и после этого английский империализм продолжал вмешиваться в дела Средней Азии, сделав главную ставку на Бухарский эмират, где английские инструктора готовили к наступлению против ТСФР 40 тысячную армию, а также на армию Деникина, действовавшую в Закаспии.

В августе 1919 г. был создан Туркестанский фронт под командованием М. В. Фрунзе. В августе — сентябре войска фронта разгромили в районе Орска и Актюбинска Южную армию генерала Г. А. Белова и оренбургских белоказаков и соединились с войсками ТСФР. В январе 1920 г. произошло народное восстание в Хиве, поддержанное Красной Армией. Хива была освобождена. 27 апреля 1920 г. I Всехивинский съезд Советов (курултай) провозгласил образование Хорезмской Народной Советской республики. В феврале 1920 г. был освобожден Красноводск и ликвидированы деникинские войска в Закаспии. В апреле — разгромлены белогвардейцы в Семиречье. В сентябре 1920 г. в результате победы в Бухарском эмирате антиимпериалистической народно-демократической революции, подержанной Красной Армией, была образована Бухарская Народная Советская республика. Постепенно была ликвидирована и последняя опора империализма в Средней Азии — басмачество. К осени 1926 г. басмаческие банды были разгромлены почти на всей территории региона. В Туркмении окончательно басмачество было ликвидировано в мае 1933 г.

На Севере Советской России, в результате боевых действий Красной Армии и партизан, а также коренного изменения обстановки на Восточном фронте, потерпели крах планы белогвардейцев и англо-американских интервентов объединиться с белофинами, армиями Колчака и Юденича для совместного похода на Москву и Петроград. К октябрю 1919 г. Антанта была вынуждена эвакуировать все свои войска с Севера Советской России. В начале марта 1920 г. Красная Армия освободила Архангельск и Мурманск.

В Закавказье на месте созданной в апреле 1918 г. грузинскими меньшевиками, армянскими дашнаками и азербайджанскими мусаватистами Закавказской Демократической республики через месяц образовались буржуазные Грузинская, Армянская и Азербайджанская республики с националистическими контрреволюционными правительствами. В Грузинской Демократической республике в феврале 1920 г. началось вооруженное восстание против режима меньшевиков. 16 февраля 1920 г. был образован Революционный Комитет Грузии (председатель — Ф. И. Махарадзе), который 18 февраля 1920 г. провозгласил Грузинскую Социалистическую Советскую республику и обратился за помощью к правительству РСФСР. 25 февраля 1921 г. под руководством Коммунистической партии (большевиков) Грузии при поддержке войск Красной Армии трудящихся Грузии свергли меньшевистское правительство, которое бежало из Тифлиса в Батуми, а 18 марта 1921 г. — за границу.

В Азербайджанской республике летом 1919 г. разгорелась борьба против опасности захвата Азербайджана войсками Деникина, поддержку которым оказывало мусаватистское правительство в Баку. В конце 1919 г. вынужденный уход английских войск лишил правительство Азербайджана внешней поддержки. Правительство, не имея доверия масс, опиралось лишь на армию. К осени 1919 г. в Азербайджанской республике существовала мощная коммунистическая организация, а в феврале 1920 г. была создана Азербайджанская коммунистическая партия (большевиков). В конце апреля 1920 г. в Баку началось восстание, в результате которого парламент передал власть коммунистам. Временный революционный комитет (председатель — Н. Н. Нариманов) обратился к правительству РСФСР с просьбой о военной помощи, и в Баку вошли передовые части Красной Армии. 28 апреля 1920 г. Временный революционный комитет провозгласил создание Азербайджанской Социалистической Советской республики. В первой половине мая 1920 г. почти во всем Азербайджане установилась советская власть.

В Республике Армения вплоть до конца 1919 г. хозяйничали англичане, поддерживая правительство, состоявшие в основном из дашнаков (большинство), кадетов и эсеров. В марте 1920 г. это правительство заключило тайный союз с Деникиным. К тому времени в Армении действовала подпольная организация, объединявшая 1200 большевиков. В июле 1920 г. в подполье организационно оформилась Коммунистическая партия (большевиков) Армении.

Начавшаяся в сентябре 1920 г. армяно-турецкая война обострила кризис дашнакского руководства. Турецкие войска заняли почти две трети территории Армении. 29 ноября 1920 г. в ряде районов Армении вспыхнуло восстание, руководимое КП (б) Армении. Трудящиеся совместно с пришедшей им на помощь Красной Армией, а также 1-м Армянским коммунистическим полком, находившимся в Азербайджане, свергли власть дашнаков. 29 ноября 1920 г. Революционный Комитет Армении провозгласил Армянскую Социалистическую Советскую республику.

Решающими победами Красной Армии над объединенными силами Антанты и внутренней контрреволюции закончился третий этап гражданской войны и иностранной интервенции в СССР. Состоявшийся в Москве 29 марта — 5 апреля 1920 г. IX съезд РКП (б) нацелил партию, рабочий класс, всех трудящихся на борьбу с экономической разрухой, на практическое решение задач восстановления народного хозяйства, наметил конкретные меры по развитию социалистического соревнования, творческой инициативы народных масс. Съезд определил ближайшие хозяйственные задачи страны в области транспорта, промышленности и, в частности, указал на необходимость участия профсоюзов в хозяйственном строительстве. Особое внимание было обращено на вопрос о едином государственном хозяйственном плане, предусматривавшем поднятие в первую очередь транспорта, топливного дела, металлургии. Главное место занимал в этом плане вопрос об электрификации всего народного хозяйства, которую В. И. Ленин выдвигал как «великую программу на 10–20 лет» (План ГОЭЛРО).

В выступлениях на съезде В. И. Ленин дал решительный отпор группе «демократического централизма» («децистов»), отрицавших необходимость единоначалия и личной ответственности директоров предприятий и отстаивавших безбрежную «коллегиальность» в руководстве промышленностью (Т. В. Сафронов, Н. Осинский (В. В. Оболенский), В. М. Смирнов, которых на съезде поддерживали А. И. Рыков и М. П. Томский). Касаясь заявлений этих деятелей относительно того, что коллегиальность в той или другой форме составляет основу демократизма и что всякое нарушение коллегиальности противоречит принципу демократического централизма, В. И. Ленин указывал: «Демократический централизм значит только то, что представители с мест собираются и выбирают ответственный орган, который и должен управлять. Но как? Это зависит от того, сколько есть годных людей, от того сколько там есть хороших администраторов. Демократический централизм заключается в том, что съезд проверяет ЦК, смещает его и назначает новый…»332. Ссылаясь на резолюцию ВЦИК от 23 апреля 1918 г., принятую по его докладу об очередных задачах Советской власти, В. И. Ленин говорил на съезде: «И теперь нас тащат назад по вопросу, давно решенному, вопросу, который ВЦИК утвержден и разъяснен, а именно, что советский социалистический демократизм единоличию и диктатуре нисколько не противоречит, что волю класса иногда осуществляет диктатор, который иногда один более сделает и часто более необходим» 333.

Вместе с тем, в докладе на съезде В. И. Ленин подчеркивал роль ЦК партии как коллективного органа руководства партией и страной. Он отмечал, что «только коллегиальные решения ЦК, принятые в Оргбюро или в Политбюро, или пленуме ЦК, исключительно только такие вопросы проводились в жизнь секретарем ЦК партии. Иначе работа ЦК не может идти правильно» 334.

В. И. Ленин показал, что взгляды «децистов» не имели ничего общего с марксистским, большевистским понимаем «демократического централизма». Они вели к насаждению безответственности в управлении промышленными и хозяйственными предприятиями, к подрыву руководящей роли партии в Советском государстве и социалистическом строительстве. В резолюции съезда было записано: «… установить полное и безусловное единоначалие в мастерских и цехах, идти к единоначалию в заводоуправлениях и к сокращенным коллегиям в средних и высших звеньях административно-производственного аппарата». И далее: «… необходимым условием улучшения хозяйственной организации и роста производства является фактическое проведение в жизнь сверху донизу неоднократно провозглашавшегося принципа точной ответственности определенного лица за определенную работу. Коллегиальность, поскольку она имеет место в процессе обсуждения или решения, должна безусловно уступать свое место единоначалию в процессе исполнения» 335.

В последний день работы съезда, 5 апреля 1920 г., когда порядок дня был исчерпан, группа делегатов предложила провести заседание, посвященное чествованию В. И. Ленина (приближался день его 50-и летия). После выступления двух ораторов В. И. Ленин покинул зал. 23 апреля на собрании, организованном по этому поводу Московским комитетом РКП (б), с речами о В. И. Ленине выступили А. М. Горький, А. В. Луначарский, М. С. Ольминский и другие. Характерно, что В. И. Ленин приехал только к концу собрания и главный упор в своей краткой речи сделал на тезисе о том, что «блестящие успехи и блестящие победы» революции не должны вести к зазнайству в партийных рядах и партии в целом. В. И. Ленин предупреждал, что «наша партия может теперь, пожалуй, попасть в очень опасное положение, — именно в положение человека, который зазнался» — положение «довольно глупое, позорное и смешное».

«Известно, говорил В. И. Ленин, — что неудачам и упадку политических партий очень часто предшествовало такое состояние, в котором эти партии имели возможность зазнаться». Обращаясь к ситуации в Советской России, В. И. Ленин указывал в связи с этим, что в силу целого ряда обстоятельств, задачи «составляющие сущность социалистического переворота», как бы отодвигались на второй план задачами военными, задачами подавления эксплуататоров и организации борьбы с повседневным будничным проявлением мелкобуржуазной стихии, раздробленности, распыленности, т. е. всем тем, что тащит назад к капитализму. В. И. Ленин подчеркивал, что в условиях, когда партия, по сути, не имела возможности даже приступить «надлежащим образом» к строительству социализма, опасность зазнайства «должна быть сугубо учтена всеми большевиками порознь и большевиками как целой политической партией». Отметив, что предстоит «громаднейшая работа» по выполнению решений IX съезда РКП (б), что «потребуется приложить труда много больше, чем требовалось до сих пор», В. И. Ленин закончил речь пожеланием, «чтобы мы никоим образом не поставили нашу партию в положение зазнавшейся партии» 336.

В отчетном докладе ЦК, с которым В. И. Ленин выступил на IX съезде РКП (б), в «Ответе на вопросы берлинского корреспондента американского информационного агенства „Universal Service“ Карла Виганда» (февраль 1920 г.), в «Беседе с корреспондентом американской газеты „The World“ Линкольном Эйром» (февраль 1920 г.), в «Ответе на вопросы корреспондента английской газеты «Daily Express» (февраль 1920 г.), в ряде других выступлений и статей этого периода В. И. Ленин с классовой точки зрения обосновал идею о мирном сосуществовании социалистической республики с капиталистическими странами. В. И. Ленин отмечал, что войной империалисты обманывали трудящихся, заставляя их проливать кровь за интересы капитала, что война самым пагубным образом служила для сокрытия правды о Советской России и что поэтому «всякий мир откроет во сто раз больше и шире дорогу нашему влиянию» 337.

В. И. Ленин выступал за развитие торгового, технического и иного сотрудничества с капиталистическими странами «в течение того периода, когда будут существовать рядом социалистические и капиталистические государства». Об этом он прямо писал в 1919 году в письме «Американским рабочим», подчеркивая одновременно, что «Советская власть победит во всем мире как бы ни неистовствовала, ни бешенствовала буржуазия всех стран» Отвечая в феврале 1920 г. на вопрос берлинского корреспондента американского информационного агенства «Universal Service» относительно возможных препятствий для мира с Америкой, В. И. Ленин высказывался четко и определенно: «Никаких с нашей стороны. Империализм со стороны американских (как и любых иных) капиталистов». А на вопрос о том, готова ли Россия вступить в деловые сношения с Америкой, последовал такой же четкий ответ «… Конечно готова, как и со всеми странами». Что же касается «основ мира с Америкой», то В. И. Ленин чеканит ставшую знаменитой фразу: «Пусть американские капиталисты не трогают нас. Мы их не тронем. Мы готовы даже заплатить им золотом за полезные для транспорта и производства машины, орудия и проч. И не только золотом, но и сырьем» 339.

В. И. Ленин постоянно подчеркивал, что для перехода к мирному экономическому строительству и, в частности, для реализации рассчитанного на много лет плана электрификации всей страны, Советская Россия крайне заинтересована в мире, причем на условиях, «справедливость которых не могут оспаривать даже наиболее империалистически настроенные капиталисты» 340. В беседе с корреспондентом американской газеты «The World» он говорил: «Я не вижу никаких причин, почему такое социалистическое государство, как наше, не может иметь неограниченные деловые отношения с капиталистическими странами. Мы не против того, чтобы пользоваться капиталистическими локомотивами и сельскохозяйственными машинами, так почему же они должны возражать против того, чтобы пользоваться нашей социалистической пшеницей, льном и платиной? Ведь социалистическое зерно имеет такой же вкус, как и любое другое зерно, не так ли? Разумеется им придется иметь деловые отношения с ужасными большевиками, т. е. с Советским правительством. Однако иметь деловые связи с Советами для американских предпринимателей, производящих, например, сталь, будет не более трудным делом, чем когда им приходилось иметь дело во время войны с правительствами Антанты по вопросу о военном снаряжении» 341.

В статье «О компромиссах» (апрель 1920 г.) В. И. Ленин в принципе давал утвердительный ответ на вопрос о том, может ли сторонник пролетарской революции заключать компромиссы с капиталистами или с классом капиталистов. Однако при этом он пояснял: «Все зависит от того, какое соглашение и при каких обстоятельствах заключается. В этом и только в этом можно и должно искать разницы между соглашением, законным с точки зрения пролетарской революции, и соглашением предательским, изменническим (с этой же точки зрения)» 342. Отмечая, что нельзя зарекаться от компромиссов, он подчеркивал: «Дело в том, чтобы уметь через все компромиссы, которые с необходимостью навязываются иногда в силу обстоятельств даже самой революционной партии даже самого революционного класса, через все компромиссы уметь сохранить, укрепить, закалить, развить революционную тактику и организацию, революционное сознание, решимость, подготовленность рабочего класса и его организованного авангарда, коммунистической партии» 343.

Последовательно выстраивая курс на развитие торговых и иных отношений с капиталистическими странами, проявляя при этом готовность, как говорил В. И. Ленин, «предоставить иностранному капиталу самые щедрые концессии и гарантии» 344, готовность идти с капиталистическими странами на разумные компромиссы, партия большевиков не делала никаких послаблений в том, чтобы неуклонно повышать обороноспособность Советской России, крепить Красную Армию, давать самый решительный отпор всем поползновениям на Советскую власть, всем атакам на нее со стороны внутренних и внешних врагов.

«Нужно больше дисциплины, больше единоначалия и больше диктатуры… У нас организованная армия в три миллиона человек. 600.000 коммунистов, членов партии, должны быть авангардом ее», — говорил В. И. Ленин в апреле 1920 г. 346.

В. И. Ленин предупреждал (на IX съезде РКП (б)), что «весь капиталистический мир вооружен с ног до головы и выжидает момента, выбирая лучшие стратегические условия, обследуя способы нападения», что «нельзя ни в коем случае забывать, что сейчас вся экономическая сила и вся военная сила еще на его стороне», что «неприятель подкарауливает Советскую республику на каждом шагу». В. И. Ленин указывал на то, что империализм имеет «рассчитанный план», чтобы при снятии блокады Советской России попытаться «международное мешочничество, международную свободную торговлю соединить, слить, сплотить с нашим внутренним мешочничеством и приготовить на почве этого мешочничества нам новую войну, приготовить новый ряд ловушек, западней» 347.

Неизменно подходя к вопросу о развитии мирного сотрудничества с капиталистическими странами с классовой точки зрения, В. И. Ленин вновь и вновь обращал внимание на то, что успехи Советской России в строительстве социализма активизируют антисоветскую деятельность внутренних и внешних реакционных сил 348. Подчеркивая, что за истекший после Октября 1917 г. период «советская система оказалась всемирно-историческим явлением», В. И. Ленин так характеризовал на IX съезде РКП (б) международное положение, сложившееся весной 1920 г.: «Теперь два лагеря в полной сознательности стоят друг против друга, во всемирном масштабе, без малейшего преувеличения. Надо отметить, только за этот год они стали друг против друга в решительной и окончательной борьбе…»349.

Борьбу за укрепление Советской власти в России, за выход ее из международной изоляции и развитие деловых, торговых и прочих мирных отношений с капиталистическими странами В. И. Ленин непременно увязывал с солидарностью России со всеми угнетенными народами мира, с борьбой за мир и социализм во всех странах. В речи на I Всероссийском съезде горнорабочих (1920 г.) В. И. Ленин говорил: «Мы продолжаем быть осажденной крепостью, на которую смотрят рабочие всего мира, зная что отсюда им идет свобода, и в этой осажденной крепости мы должны действовать с военной беспощадностью, с военной дисциплиной и самопожертвованием» 350. Он подчеркивал, что «дело идет об удержании и укреплении Советской власти и социализма, чтобы все дальнейшие поколения спасти навсегда от гнета помещиков и капиталистов» 351. Отмечая, что империалистическая война 1914—1918 гг. разбудила, усилила повсюду стремление к свободе, к мирному труду, к недопущению войн впредь, В. И. Ленин подчеркивал, что Советская Россия выступает за «мирное сожительство с народами, с рабочими и крестьянами всех наций, просыпающимися к новой жизни, к жизни без эксплуатации, без помещиков, без капиталистов, без купцов» 352.

Интересы Советской власти, социализма были для В. И. Ленина превыше всего и именно на них базировалась вся политика мирного сосуществования с капиталистическими странами. Попытки империализма использовать эту политику для политического, экономического и военного давления на Советскую Россию решительно отводились. В. И. Ленин постоянно призывал проявлять бдительность по отношению к проискам империализма, быть всегда начеку в том, что касается коренных вопросов безопасности Советской России. На прямые же угрозы агрессоров В. И. Ленин отвечал твердо: «Ту Россию, которая освободилась, которая за два года выстрадала свою советскую революцию, эту Россию мы будем защищать до последней капли крови!» 353. Вместе с тем В. И. Ленин указывал на необходимость «соединить строжайшую преданность идеям коммунизма с умением пойти на все необходимые практические компромиссы, лавирования, соглашательства, зигзаги, отступления и тому подобное…»354.

Придавая особо важное значение вопросам сохранения мира, необходимого Советской России для строительства социализма, В. И. Ленин говорил о готовности большевиков идти в этих вопросах «на самые большие уступки и жертвы, но не на всякие, но не на бесконечные…»355. Так, в период Брестских переговоров В. И. Ленин следующим образом определил предел уступок в позиции Советской России, крайне заинтересованной тогда в мире: «Если бы немцы сказали, что требуют свержения большевистской власти, тогда, конечно, надо воевать…»356. В. И. Ленин считал, что предел уступок должен определяться различиями между второстепенными интересами и интересами коренными, задачей укрепления основных завоеваний революции. В феврале 1920 г. в беседе с корреспондентом американской газеты «The World» он говорил: «Мы неоднократно заявляли о нашем стремлении к миру, о том, что нам необходим мир… Но мы не намерены позволить, чтобы нас задушили насмерть во имя мира» 357.

В апреле 1920 г. после кратковременной передышки, использованной большевиками для восстановления разрушенного народного хозяйства, начался четвертый этап гражданской войны и иностранной интервенции, продолжавшийся до конца 1920 г. Свою последнюю ставку в борьбе против Советской России империалисты сделали на буржуазно-помещичью Польшу и белогвардейскую армию генерала П. Н. Врангеля, которые представляли, по выражению В. И. Ленина, две руки международного империализма. Поход против Советской России намечалось осуществить с Запада и Юга, причем главной ударной силой выступала польская армия. 21 апреля 1920 г. в Варшаве между Польшей и председателем так называемой Украинской директории С. В. Петлюрой было подписано соглашение, которое предусматривало участие в походе против Советской России и петлюровских войск, в обмен на признание Польшей «независимости» буржуазной «Украинской народной республики». 25 апреля польские и петлюровские войска перешли в наступление на Украине и вскоре овладели Житомиром, Киевом и рядом других городов.

Выступая 5 мая 1920 г. перед красноармейцами, отправлявшимися на польский фронт, В. И. Ленин подчеркивал, что Советское государство войны не хочет, что «польские помещики и капиталисты, подстрекаемые Антантой, навязали нам новую войну», что «с польскими крестьянами и рабочими у нас нет ссор», что «мы польскую независимость и польскую народную республику признавали и признаем» 358. В. И. Ленин разоблачал авантюристическую политику господствующих классов Польши и приветствовал борьбу польских рабочих в поддержку Советской России. В тот же день в речи на соединенном заседании ВЦИК, Московского Совета, профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов В. И. Ленин так определил основную задачу всех партийных, советских, хозяйственных и общественных организаций: «… раз дело дошло до войны, то все должно быть подчинено интересам войны, вся внутренняя жизнь страны должна быть подчинена войне» 359.

Одновременно с интервенцией Польши активизировались белогвардейские войска в Крыму, возглавлявшиеся генералом Врангелем, который заменил Деникина на посту главнокомандующего вооруженных сил и «правителя Юга России». Прямую военную помощь и поддержку оказали Врангелю Франция и Англия. К 24 июня 1920 г. войска Врангеля вышли к Днепру (до Никополя) и создали угрозу Донбассу.

К концу июня — началу июля 1920 г. войска Западного и Юго-Западного фронтов развернули широкое наступление против польских интервентов, которое вскоре приняло характер стратегического преследования неприятеля. Положение буржуазно-помещичьей Польши стало критическим. 12 июля английский министр иностранных дел Дж. Керзон в ноте правительству Советской России потребовал приостановить военные действия и заключить с Польшей перемирие на условиях отвода войск Красной Армии на линию, которая была установлена в декабре 1919 г. Верховным советом Антанты в качестве восточной границы Польши (около Гродно, Белостока, Брест-Литовска и по реке Сан в Восточной Галиции). Керзон требовал также заключения перемирия с Врангелем на условиях передислокации белогвардейских войск в Крым. Ультиматум Керзона сопровождался угрозами, в случае непринятия этих требований, начать действия английского флота и открыто оказать военную помощь Польше и Врангелю.

Советская Россия отвергла ноту Керзона, выразив готовность вступить непосредственно в переговоры с Польшей. Однако, поскольку польское правительство медлило с началом переговоров, Красная Армия продолжала наступать на Варшаву. «Приближение нашей армии к Варшаве, — говорил В. И. Ленин на IX Всероссийской конференции РКП (б) в сентябре 1920 г., — неоспоримо доказало, что где-то близко к ней лежит центр всей системы мирового империализма, покоящейся на Версальском договоре. Польша, последний оплот против большевиков, находящийся всецело в руках Антанты, является настолько могущественным фактором этой системы, что, когда Красная Армия поставила этот оплот под угрозу, заколебалась вся система. Советская республика становилась в международной политике фактором первостепенного значения» 360.

Известно, что наступление Красной Армии на Варшаву потерпело неудачу. Причины этому В. И. Ленин видел, в основном, в переоценке сил Красной Армии на главном направлении, как и в переоценке революционной готовности польских трудящихся свергнуть буржуазно-помещичий режим в Польше. В ходе длительных переговоров между РСФСР и Украинской Социалистической Советской республикой с одной стороны, и Польшей — с другой, 18 марта 1921 г. был подписан Рижский мирный договор, по которому советско-польская граница устанавливалась значительно восточнее «линии Керзона»: к Польше отходили земли Западной Украины и Западной Белоруссии. Важно было однако то, что несмотря на давление Антанты, истощенная войной Польша была вынуждена пойти на мир с Советской Россией, предварительные условия которого были подписаны еще в Риге 12 октября 1920 г.

Прекращение военных действий с Польшей (18 октября 1920 г.) позволило сосредоточить основные силы Красной Армии для разгрома войск Врангеля, которые к началу октября оттеснили Красную Армию к Донбассу, начали наступление на Правобережную Украину и форсировали Днепр. «Все силы на разгром Врангеля!» — с таким лозунгом обращается В. И. Ленин к Красной Армии и трудящимся Советской России. «Врангель является главной угрозой… Врангелевский фронт — это есть тот же польский фронт, и вопрос о войне с Врангелем — есть вопрос о войне с Польшей, и для того, чтобы предварительный мир с Польшей превратить в мир окончательный, нам нужно раздавить в кратчайший срок Врангеля», — говорил В. И. Ленин в речи на совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии 15 октября 1920 г. 361

28 октября 1920 г., выполняя указания В. И. Ленина, войска Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе перешли в контрнаступление и разбили главные силы Врангеля в Северной Таврии, и лишь наиболее боеспособным белогвардейским частям удалось прорваться в Крым. В первой половине ноября 1920 г. войска Красной Армии прорвали сильные укрепления на Перекопском перешейке, переправились через Сиваш у Чонгара, разгромили врангелевские войска и 17 ноября 1920 г. завершили освобождение Крыма. Остатки белогвардейских войск с помощью французской эскадры эвакуировались в Турцию. Разгромом войск Врангеля была завершена вооруженная война с буржуазно-помещичьей контрреволюцией и иностранной интервенцией на большей части Советской России. Остававшиеся очаги гражданской войны и интервенции в Закавказье, Средней Азии и на Дальнем Востоке уже не определяли общего положения Советской республики.

На Дальнем Востоке после разгрома колчаковских войск и под воздействием начавшегося революционного брожения в интервенционистских войсках, правящие круги Антанты приступили к эвакуации своих войск. К началу апреля 1920 г. все интервенционистские войска, кроме японских, были вынуждены покинуть Дальний Восток. Во избежание столкновения с Японией ЦК РКП (б) и Советское правительство образовали в апреле 1920 г. под руководством большевиков Дальневосточную республику (ДВР). В. И. Ленин при этом лично высказывался в пользу образования «буферного государства» и подверг критике противников этой акции 362. Все попытки японских интервентов разгромить ДВР силами белогвардейцев закончились провалом, и в июле 1920 г. Япония была вынуждена заключить с ДВР соглашение о перемирии и вывести войска из Забайкалья. Разгром белогвардейцев под Волочаевкой (февраль 1922 г.) и в Приморской операции (октябрь 1922 г.) вынудил японских интервентов покинуть Южное Приморье (октябрь 1922 г.) и в 1925 г. — Северный Сахалин. 22 октября 1922 г. войска Народно-революционной армии ДВР вступили во Владивосток. В ноябре 1922 г. по просьбе трудящихся Дальнего Востока ДВР стала частью РСФСР. На Дальнем Востоке была восстановлена Советская власть.

Гражданская война явилась всесторонним испытанием советского общественного и государственного строя. Советская власть с честью выдержала это испытание, ибо она опиралась на поддержку рабочего класса, трудового крестьянства — широких трудящихся масс, грудью вставших на защиту дела Октябрьской революции. Союз рабочего класса и трудового крестьянства во главе с большевиками явился решающим фактором победы в гражданской войне. Как отмечал В. И. Ленин в статье «Итоги партийной недели в Москве и наши задачи» (октябрь 1919 г.), «именно среди настоящих представителей трудящейся массы заключается самый надежный источник силы и крепости Советской власти» 363. И далее: «Передовые слои пролетариата, держа в руках государственную власть, своим примером показали массе трудящихся… образец такой преданности интересам трудящихся, такой энергии в борьбе с врагами трудящихся (эксплуататорами вообще и, в частности, с „собственниками“ и спекулянтами), такой твердости в тяжелые минуты, такой беззаветности отпора разбойникам всемирного империализма, что сила сочувствия рабочих и крестьян своему авангарду оказалась одна в состоянии творить чудеса»364. «Побеждает на войне тот, у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще, — заключал В. И. Ленин. — У нас всего этого больше, чем у белых, больше чем у „всемирно могущественного“ англо-французского империализма, этого колосса на глиняных ногах. У нас этого больше, ибо мы можем черпать и долго еще будем черпать все более и более глубоко из среды рабочих и трудящихся крестьян, из среды тех классов, которые капитализмом были угнетены и которые составляют везде подавляющее большинство населения. Мы можем черпать из этого обширнейшего резервуара, ибо он дает нам самых искренних, самых закаленных тяготами жизни, самых близких к рабочим и крестьянам вождей их в деле строительства социализма» 365.

Другим важнейшим фактором, обусловившим победу Советской власти в гражданской войне, явилась правильная национальная политика большевиков, сплотившая трудящихся всех национальностей Советской России в единый военно-политический союз борьбы против белогвардейщины и иностранных интервентов. Большую роль в разгроме внутренних и внешних врагов Советской власти сыграла поддержка и солидарность трудящихся других стран. В рядах Красной Армии за Советскую власть сражались многие тысячи интернационалистов из стран Европы и Азии.

Как весьма существенный фактор победы в гражданской войне, В. И. Ленин особо выделял противоречия в империалистическом лагере, выражавшиеся в продолжавшейся войне между империалистическими странами, в постоянной грызне в лагере Антанты, объявившем крестовый поход против Советской России. «Если мы победили интервенцию, — говорил В. И. Ленин в ноябре 1920 г.,-то только потому, что их (империалистических стран — Авт.) собственные интересы их раскалывали, а нас сплачивали и укрепляли» 366.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив