Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

На новых рубежах строительства социализма с китайской спецификой

Апрель 2003 г.

Начало XXI столетия совпало с вступлением Китайской Народной Республики в третий этап стратегии модернизации страны, выдвинутой XIII Всекитайским съездом КПК (октябрь—ноябрь 1987 г.). Стратегия была разработана на основе обобщения опыта проведения в жизнь линии исторического 3 Пленума ЦК КПК 11 созыва (декабрь 1978 г.), открывшего путь реформам и расширению внешних связей Китая. Мощный импульс этому процессу был придан решениями XII Всекитайского съезда КПК (сентябрь 1982 г.) о строительстве в КНР социализма с китайской спецификой и одобренным съездом планом увеличения ВНП Китая к 2000 г. в четыре раза по сравнению с 1980 г.

В предверии XIII Всекитайского съезда КПК, в беседе с руководителями Коммунистической партии Италии 29 августа 1987 г., Дэн Сяопин говорил: «Развитие экономики нашей страны пройдет через три этапа. В текущем столетии мы преодолеем два из них и разрешим проблему обеспечения населения продовольствием и одеждой, достигнем уровня средней зажиточности. Примерно за 30–50 лет следующего века мы преодолеем еще один этап, в результате чего нами будет достигнут уровень среднеразвитых стран. Такова наша стратегическая цель, с которой мы связываем свои надежды и чаяния» 62.

Исходя из посылки о том, что Китай находится лишь на " начальном этапе строительства социализма», КПК определила экономическое развитие как центральную задачу партии. Именно этой задаче была с самого начала подчинена политика реформ, открытости и модернизации, как и выдвинутая XIV Всекитайским съездом КПК (октябрь 1992 г.) концепция социалистической рыночной экономики. Именно эта задача была поставлена и во главу угла теории Дэн Сяопина о строительстве в КНР социализма с китайской спецификой, теории вобравшей в себя все эти и другие новаторские подходы и утвержденной XV Всекитайским съездом КПК (сентябрь 1997 г.) в качестве составной части руководящей идеологии КПК.

Без преодоления вековой отсталости и выхода на рубежи высокоразвитой и конкурентноспособной экономики идея социализма влачила бы жалкое существование и навсегда осталась бы мертвой буквой- в этом, собственно, и состоял главный побудительный мотив к реформам и преобразованиям, предпринятым китайскими коммунистами. Да и почти тридцатилетний период, истекший к началу реформ со времени победы Великой Китайской революции (в Советском Союзе это соответствовало бы периоду с 1917 г. по 1947 г.) — срок вполне достаточный для всестороннего обдумывания богатейшего опыта, накопленного к концу 70-х годов китайскими коммунистами.

Не закрывая глаза на действительность, нельзя было не видеть, что, хотя основы социализма в Китае были заложены еще в 50-х — начале 60-х годов, миллионные массы населения прозябали в нищете и бедности. Попытки руководства КПК во главе с Мао Цзэдуном резко увеличить темпы экономического развития страны с помощью политики «трех красных знамен» (новая генеральная линия партии: строить «много, быстро, хорошо и экономно», «большой скачок» и создание «народных коммун») и, в частности, выполнить десятилетний план «за три года упорного труда» потерпели неудачу из-за нереальных расчетов и очевидного волюнтаризма.

Отнюдь не способствовала решению насущных экономических проблем и выводу страны из состояния отсталости и затянувшаяся на десятилетие «культурная революция» (1966—1976 гг.). Сыграв определенную позитивную роль в нейтрализации враждебных социализму оппортунистических сил и показав приверженность огромных масс китайских трудящихся социалистическому строю, олицетворенному в идеях и деятельности Мао Цзэдуна, эта «революция» обернулась, в конечном счете, политическим хаосом и угрозой реальной экономической катастрофы. Несомненно, при этом, что серьезное дестабилизирующее влияние на общую политическую обстановку и экономическое положение в Китае оказал и приход к власти в СССР оппортунистической группировки во главе с Хрущевым, разрушение ею, в одночасье, широкоразвитого экономического сотрудничества с Китаем.

Неудачи политики «большого скачка» и «культурной революции» отнюдь не поколебали убежденности китайских коммунистов в преимуществах социалистического строя перед капитализмом. Вместе с тем, из этих неудач были сделаны соответствующие выводы и извлечены надлежащие уроки. Китайские коммунисты 80-х годов, продолжая опираться на марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзэдуна, воплотившиеся в победе Великой Китайской революции, решительно отвергли путь «культурной революции» , эксцессы которой осудил к концу своей жизни и сам Мао Цзэдун. Не менее решительно они отказались также слепо копировать как советский, так и западный опыт, взяв из него лишь то, что сообразовывалось с конкретными условиями Китая.

Источником силы и главной особенностью новых подходов и концепций, положенных в основу теории Дэн Сяопина о строительстве социализма с китайской спецификой, является то, что они с самого начала базировались не на досужих измышлениях философов и броских лозунгах, а исходили из глубокого всестороннего анализа практического опыта Китая и других социалистических стран, постоянно проверялись практикой и, соответственно, корректировались на всех этапах своего претворения в жизнь. В результате, овладев многомиллионными массами китайских трудящихся, они превратились в великую материальную силу и мощный двигатель общественного прогресса в Китае.

Важной вехой в строительстве социализма с китайской спецификой стал XVI Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (ноябрь 2002 г.), первый съезд КПК в новом столетии. Съезд констатировал, что китайский народ успешно выполнил стратегические задачи второго этапа модернизации. Если первый этап модернизации дал увеличение ВНП Китая к 1990 г. вдвое по сравнению с 1980 г., то за тринадцать лет второго этапа, прошедших после соответствующих решений 4 Пленума ЦК КПК 13 созыва (июнь 1989 г.) и избрания на нем Генеральным секретарем ЦК КПК Цзян Цзэминя, ВНП Китая превысил уровень 1989 г. почти в 3 раза, увеличиваясь ежегодно на 9,3 процента. В итоге, Китай занял по этому показателю шестое место в мире 63.

Выступая с отчетным докладом на съезде, Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель КНР Цзян Цзэминь отметил, что за тринадцать лет в жизни китайского народа произошел стремительный исторический переход от обеспеченности одеждой и питанием к начальному уровню среднезажиточности. Таким образом, была выполнена задача, поставленная Дэн Сяопином для двух первых этапов модернизации, и это несмотря на то, что в те годы Китаю пришлось столкнуться с немалыми политическими и экономическими трудностями, вызванными «политическими волнениями внутри страны» (контрреволюционный мятеж в июне 1989 г.), а также тем, что в результате разрушения Советского Союза и поражения социализма в Центральной и Восточной Европе «мировой социализм сделал серьезный зигзаг» 64.

Документы и материалы XVI Всекитайского съезда КПК, а также последовавших за ним Первой сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и Первой сессии Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК) 10 созыва (март 2003 г.) показывают, что большие успехи в экономической и социальных областях были достигнуты Китаем и за истекшее пятилетие (1997—2002 гг.). Народное хозяйство в течение этого периода продолжало неуклонно развиваться. Курс на расширение внутреннего спроса и своевременный переход к активной финансовой и надежной денежной политике позволил преодолеть негативное влияние азиатского финансового кризиса и колебаний мировой экономики и сохранить, тем самым, относительно быстрый экономической рост. Преодолены были также и последствия особо крупных наводнений в бассейнах рек Янцзы и Хуанхэ в 1998 и 1999 гг.

За пятилетие с 1997 г. по 2002 г. ВНП Китая поднялся с 7,4 триллиона юаней до 10,2 триллиона юаней и в сопоставимых ценах рос, в среднем, на 7,7 процента в год. Стремительно развивалась информационная индустрия на основе высоких и новых технологий. Инвалютные запасы возросли за пять лет с 139,9 млрд. долларов США до 286,4 млрд. долларов США. Вложения в национальные основные фонды за пять лет составили 17,2 триллиона юаней (т. е. около 2 триллионов долларов США), что стало возможным благодаря выпуску долгосрочного строительного госзайма, позволившего активизировать банковские кредиты и другие общественные средства. На потребности технической реконструкции за тот же период было ассигновано 2,66 триллиона юаней или на 67% больше, чем в предыдущее пятилетие 65.

Заметные успехи были достигнуты в строительстве инфраструктуры. Начато и закончено возведение целой группы наиболее важных гидротехнических сооружений. Близится завершение второй очереди строительных работ гидроузла Санься — «Три ущелья». Сдан в эксплуатацию гидроузел Сяоланди и ряд других гидроузлов на реке Хуанхэ. Начаты работы по переброске части водных ресурсов южных рек в северные районы страны. Положено начало масштабному освоению западных районов Китая. Большие вложения сделаны в охрану окружающей среды и экостроительство.

Значительно улучшилась жизнь народа, поднявшаяся, в целом, до среднезажиточного уровня. Среднедушевые доходы городских семей, находящиеся в их непосредственном распоряжении, увеличились с 5160 юаней в 1997 г. до 7703 юаней в 2002 г. со среднегодовым приростом в 8,6 процента, а чистые среднедушевые доходы сельских семей увеличились с 2090 юаней до 2476 юаней со среднегодовым приростом в 3,8 процента. Выполнен семилетний план избавления от нищеты 80 млн. населения. Число бедных в деревне сократилось с 49,6 до 28,2 млн. человек. Средняя продолжительность жизни в 2002 г. достигла 71,8 года, приблизившись, тем самым, к уровню среднеразвитых стран мира. Как заявил в докладе о работе правительства на сессии ВСНП премьер Госсовета Чжу Жунцзи, подъем жизни народа, в целом, до уровня средней зажиточности в такой стране, как Китай, с его почти 1,3 миллиардным населением, «знаменует собой великую победу социалистического строя и новую веху в истории китайской нации» 66.

За пятилетие 1997—2002 гг. вширь и вглубь увеличивалась открытость Китая внешнему миру. Внешнеторговый оборот страны за этот период увеличился с 325,2 млрд. долларов США до 620,8 млрд. долларов США, и Китай по этому показателю перешел с десятого на пятое место в мире. За пятилетие в Китае было использовано прямых зарубежных инвестиций на 226,1 млрд. долларов США, что превысило их общую сумму за весь период с 1979 г., когда началась политика открытости, по 1997 г. 67. В результате 15-ти летних переговоров Китай вступил в декабре 2001 г. во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Важные сдвиги произошли в области фундаментальных исследований, в научно-исследовательской работе по высоким и прикладным технологиям, в области информатики, в авиационно-космической технике. Вложения госфинансов в науку и технику составили 250 млрд. юаней, что в два с лишним раза больше, чем в предшествовавшем пятилетии. Быстро развивалось и дело образования. Охват населения страны всеобщим обязательным 9-летним образованием и ликвидацией неграмотности среди молодежи и лиц среднего возраста увеличился с 65 процентов в 1997 г. до 91 процентов в 2002 г. В 2002 г. в вузах обучалось 16 млн. студентов, что в 2,3 раза превысило их число в 1997 г. 68

В решениях XVI Всекитайского съезда КПК и Первой сессии ВСНП и ВК НПКСК 10 созыва отмечается, что под руководством ЦК КПК, ядром которого являлся Цзян Цзэминь, Китай за истекшие пять лет успешно выполнил Девятый пятилетний план народнохозяйственного и социального развития и заложил хорошую основу для реализации Десятого пятилетнего плана народнохозяйственного и экономического развития. Китай осуществил за этот период стратегические задачи второго этапа социалистической модернизации и приступил к выполнению стратегических задач третьего этапа — к всестороннему строительству среднезажиточного общества, опираясь на стартовый, начальный уровень такого общества, достигнутый к концу второго этапа социалистической модернизации.

В докладе Цзян Цзэминя на XVI Всекитайском съезде КПК были сформулированы десять пунктов (положений), составляющих основной опыт партии, накопленный ею со времени начала реформ в Китае. Вкратце, этот опыт и вытекающие из него задачи состоят в следующем:

1. Важно продолжать вооружать партию теоретически и воспитывать народ в духе марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна и теории Дэн Сяопина, постоянно раскрепощать сознание, реалистически подходить к делу, идти в ногу с эпохой, совершать первопроходство и новаторство, уважать инициативу масс и в ходе практики проверять и развивать теорию, линию, курс и политику партии.

2. Делая акцент на экономическое строительство, как на центральное звено, разрешать проблемы под углом зрения развития, движения вперед. Развитию требуются новые пути мышления. Нужно твердо держаться курса на расширение внутреннего спроса, претворять в жизнь стратегию подъема страны за счет науки, образования и обеспечения поступательного развития, приводить взятые темпы в единство со структурой, качеством и эффективностью, гармонизировать экономическое развитие с народонаселением, ресурсами и окружающей средой. На основе развития экономики стимулировать всесторонний прогресс общества, непрерывно повышать жизненный уровень людей и обеспечивать им возможность совместно пользоваться результатами развития.

3. Твердо придерживаться и впредь политики реформы и открытости, исходя из того, что это- путь к могуществу Китая. Совершенствовать систему социалистической рыночной экономики. При осуществлении государственного макрорегулирования и контроля рынку должна быть отведена базисная роль в распределении ресурсов. Осуществлять принцип «привлечения к себе» (капиталов, новых технологий и пр.) в сочетании с собственным выходом на внешний рынок. Принимать активное участие в международном технико-экономическом сотрудничестве и конкуренции, непрерывно повышать уровень открытости внешнему миру.

4. Четыре основные принципа (социалистический путь, демократическая диктатура народа, руководство со стороны КПК, марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна и теория Дэн Сяопина) — фундамент, на котором стоит государство. Важно твердо сохранять руководство со стороны КПК, укреплять и совершенствовать нашу форму государства — демократическую диктатуру народа и нашу форму власти — институт собраний народных представителей, сохранять и совершенствовать институт многопартийного сотрудничества и политических консультаций, функционирующий под руководством КПК, и институт национальной районной автономии. Развивать политический строй социалистической демократии, улучшать правопорядок, управлять государством на правовой основе, создавать правовое социалистическое государство и гарантировать права народа как хозяина страны.

5. Уделять равное внимание материальной и духовной культуре, сочетать управление государством на правовой основе с управлением им на основе нравственных норм. Социалистическая духовная культура — существенная черта социализма с китайской спецификой. Важно, исходя из китайских реалий, продолжать лучшие традиции национальной культуры, брать все полезное у зарубежной культуры, формировать социалистическую духовную культуру, непрерывно повышать идейно-нравстенные качества и научно-культурный уровень всей нации, и, тем самым, создавать мощные духовные движущие силы для дела модернизации, оказывать ему интеллектуальную поддержку.

6. Стабильность — предпосылка реформы и развития. Держась курса на приоритет стабильности, необходимо правильно разрешать отношения между нею, реформой и развитием. Важно соединять динамику реформы и темпы развития с их посильностью для общества, брать постоянное улучшение жизни народа за важный пункт стыковки в разрешении отношений между реформой и развитием, с одной стороны, и стабильностью — с другой; в условиях социальной стабильности продвигать вперед реформу и развитие, а путем реформы и развития стимулировать социальную стабильность.

7. Держась абсолютного подчинения армии партийному руководству, идти по пути создания отборных вооруженных сил с китайской спецификой. Народная армия — прочная опора демократической диктатуры народа. В свете генерального требования политической полноценности, хорошей воинской подготовки, образцового стиля, строгой дисциплины и надежного тылового обеспечения, притом с упором на умение победоносно воевать и иммунитет против перерождения, важно специально повышать боеспособность армии за счет науки и техники, всесторонне продвигать ее революционизирование, модернизацию и регулирование, гарантировать навеки ее преданность партии, делу социализма, Родине и народу.

8. Неустанно повышать сцементированность китайской нации, сплачивая все силы, которые можно сплотить. Важно под высоко поднятым знаменем патриотизма и социализма усиливать великую сплоченность народов страны, крепить и развивать самый широкий патриотический единый фронт. Усиливать сплоченность с демократическими партиями и беспартийными деятелями, хорошо вести национальную и религиозную работу, а также работу по делам китайцев, проживающих за границей. Твердо держаться курса одна страна — два строя и мобилизовывать все положительные факторы ради совместной работы за завершение великого дела объединения Родины и великое возрождение китайской нации.

9. Проводить самостоятельную и независимую мирную внешнюю политику, защищать мир во всем мире. Важно всегда ставить на первое место суверенитет и безопасность государства. На базе пяти принципов мирного сосуществования развивать отношения дружбы и сотрудничества со всеми странами мира, выступать против гегемонизма и силовой политики и стимулировать создание справедливого и рационального нового международного политического и экономического порядка. Решать международные дела согласно курсу на хладнокровное наблюдение и сдержанную реакцию и в соответствии с духом взаимного уважения и изыскания общего при сохранении разногласий. Уважать многообразие мира, способствовать демократизации международных отношений, стремится обеспечить Китаю мирное благоприятное международное окружение.

10.Усиливать и улучшать партийное руководство, всесторонне продвигать вперед партийное строительство как новую великую инженерию. Управляя государством, важно, прежде всего, следить за партией, притом особенно строго. Твердо оберегать ее характер и предназначение, усиливать и улучшать ее строительство в духе реформы, непрерывно повышать уровень ее партийного руководства и уровень осуществляемого ею управления государством, укреплять иммунитет партии против разложения и перерождения, ее способность противостоять рискам и опасностям, неустанно бороться с коррупцией и разложением, и, в итоге, сохранять кровные связи партии с народом, ее передовой характер, чистоту, сплоченность и единство 69.

Десять изложенных пунктов рассматриваются руководством Коммунистической партии Китая как основной опыт, которого партия должна твердо придерживаться, ведя народ на строительство социализма с китайской спецификой. Вместе со всем прошлым опытом КПК, накопленным партией со времени ее образования в 1921 году, этот опыт, как подчеркивалось в докладе Цзян Цзэминя на XVI Всекитайском съезде КПК, «сводится в конце концов, к одному: наша партия должна постоянно представлять требования развития передовых производительных сил Китая, постоянно представлять прогрессивное направление передовой китайской культуры, постоянно представлять коренные интересы самых широких слоев китайского народа» 70.

Идеи " тройного представительства» были впервые озвучены Генеральным секретарем ЦК КПК, Председателем КНР Цзян Цзэминем в его речи во время инспекционной поездки в провинцию Гуандун в феврале 2000 г. «Подводя итоги более чем 70-летней истории нашей партии, — говорил тогда Цзян Цзэминь, — можно сделать тот важный вывод, что она снискала поддержку со стороны народа именно потому, что во все исторические периоды, будь то период революции, строительства или реформы, она всегда представляла и представляет требования развития передовых производительных сил Китая, прогрессивное направление передовой китайской культуры, коренные интересы самых широких слоев китайского народа, вела и ведет неустанную борьбу за осуществление коренных интересов страны и народа путем разработки правильной линии, курса и политики. Человечество опять на пороге нового столетия и нового тысячелетия. Как сделать так, чтобы в новых исторических условиях наша партия еще лучше осуществляла свое " тройное представительство», является той важной проблемой, которую требуется глубоко продумать всем коммунистам и особенно высшим партийным кадровым работникам» 71.

Поставив в таком виде вопрос о тройном представительстве, Цзян Цзэминь предложил всем коммунистам и руководящим кадрам партии изучить и обдумать его в теоретическом и практическом плане, прежде всего, под углом зрения конкретных задач строительства социализма с китайской спецификой.

В течение трех с лишним лет идеи тройного представительства и их реализации в новых исторических условиях активно обсуждались в партийных организациях Коммунистической партии Китая, находились в центре внимания всей политической и общественной жизни КНР. При этом ЦК КПК давались постоянные импульсы о необходимости всемерно развивать в партии и во всем обществе дух реалистического подхода к делу, стремления к знаниям и истине, смелого новаторства в соответствии с требованиями практики, в увязке с изменениями внутренней и внешней обстановки.

В результате, идеи тройного представительства стали квинтэссенцией коллективного разума партии и решением XVI Всекитайского съезда КПК были включены в принятый съездом пересмотренный Устав КПК в качестве руководящих идей, которых КПК должна придерживаться «долгое время». Как отмечается в пересмотренном Уставе КПК, отныне «Коммунистическая партия Китая руководствуется в своей деятельности марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина и важными идеями тройного представительства» 72.

В том, что касается реализации идей тройного представительства, в докладе Цзян Цзэминя на XVI Всекитайском съезде КПК обращалось внимание на четыре важных момента.

Во-первых, указывалось на, что ключевым звеном претворения в жизнь этих идей является постоянное движение в ногу со временем. Это означает, что вся партийная теория и вся партийная работа должны нести на себе черты эпохи, схватывать ее закономерности и отличаться творческим характером. Перед КПК ставится задача обобщать «с марксистской теоретической смелостью» новый практический опыт, непрерывно ширить теоретически новое поле зрения и делать новые обобщения с учетом полезных достижений современной человеческой цивилизации. Партии надлежит «адаптироваться к развитию практики, все на ней опробовать, сознательно освобождаться от пут представлений, методов и структур, не отвечающих духу времени, от ошибочного и догматичного понимания марксизма, от оков субъективизма и метафизики». Вопрос поставлен предельно ясно и диалектически верно: «Держаться основных положений марксизма и в то же время создавать новые теоретические труды, развивать революционные традиции и одновременно накапливать свежий опыт. Уметь в процессе раскрепощения сознания приходить к единству взглядов и направлять новую практику посредством развивающегося марксизма».

Во-вторых, отмечалось, что ядром претворения в жизнь идей тройного представительства является постоянное сохранение передового характера КПК. Это означает, что в деле управления государством, подъема страны, в деле социалистической модернизации партия должна видеть свою наипервейшую по важности задачу в стимулировании развития. «Передовой характер партии конкретен и историчен. Он проверяется в ходе стимулирования развития передовых производительных сил и передовой культуры современного Китая, в борьбе за охрану и реализацию коренных интересов самых широких слоев народа, и, в конечном счете, тем, какую роль играет партия в стимулировании исторического прогресса».

В этом контексте партия должна исходить из необходимости развертывания преимуществ социалистического строя, неизменно принимать за центральное звено экономическое строительство, постоянно осуществлять требования усиления мощи государства и повышения благосостояния народа. Перед партией поставлена задача постоянно открывать новые пути стимулирования развития передовых производительных сил и передовой культуры, углублять реформу, решительно устраняя все мешающие развитию взгляды и представления, отменять сковывающие его методы и правила, ликвидировать отрицательно влияющие на него структурные недостатки. «При этом надо верить в народ и опираться на него, ибо он — движущая сила истории. Важно, сводя воедино ум и силы всего народа, сосредоточенно вести строительство и всем сердцем и помыслами стремится к развитию».

В-третьих, подчеркивалось, что сущностью реализации идей тройного представительства является постоянное осуществление правления во имя народа. Это означает, что для успешного осуществления реформ и социалистической модернизации необходимо наиболее широко и полно мобилизовывать и собирать воедино все положительные факторы и постоянно вливать новые силы в великое дело возрождения китайской нации.

В этой связи особо выделяется тезис о том, что рабочий класс, «включающий в себя и интеллигенцию, и широкие слои крестьянства» неизменно представляет собой ту коренную силу, которая стимулирует развитие передовых производительных сил Китая и всесторонний прогресс общества. Вместе с тем, строителями социализма с китайской спецификой названы также и появившиеся в процессе социальных перемен предприниматели и техперсонал негосударственных научно-технических предприятий, управленческий и технический персонал, работающий по контракту на предприятиях иностранного капитала, индивидуальные хозяева, частные предприниматели, лица, занятые в посреднических организациях, лица свободных профессий и другие слои общества.

Вся предпринимательская деятельность китайских и заграничных инвесторов в процессе строительства социализма с китайской спецификой должна поощряться. Следует охранять все законные трудовые и нетрудовые доходы. Нельзя упрощенчески брать за критерий для определения политической прогрессивности либо отсталости людей то, есть ли у них имущество и, если есть, то сколько. Здесь, главным образом, надо смотреть, каковы они по своим идейно-политическим взглядам и поступкам, как появилось у них имущество, как они им распоряжаются и как его используют, какой вклад они вносят своим собственным трудом в дело социализма с китайской спецификой.

В ходе построения социализма с китайской спецификой коренные интересы всего китайского народа едины, и отношения различных конкретных интересов, а также внутренние противоречия можно регулировать именно на этой базе. Необходимо совершенствовать систему многообразного по формам распределения с доминантой распределения по труду. Твердо держаться приоритета эффективности с одновременным соблюдением справедливости, притом одновременно с поощрением духа самоотверженности реализовывать политику распределения и одновременно с борьбой против уравниловки предотвращать слишком большую разницу в доходах.

При начальном распределении полагается исходить из эффективности, развертывать роль рынка и поощрять часть людей богатеть раньше других за счет честного труда и законного предпринимательства. А при перераспределении — делать упор на справедливость, усиливать регулирующие функции правительства в распределении доходов и устранять здесь слишком большую разницу. Нужно нормировать порядок распределения, разумно регулировать чрезмерно высокие доходы небольших по числу монопольных отраслей и изымать незаконные доходы. Беря за ориентир всеобщую зажиточность, увеличивать удельный вес категории людей со средними доходами и повышать уровень доходов людей низкооплачиваемой категории. В особенности, обеспечивать основными жизненными средствами людей, переживающих материальные трудности, активно помогать им в трудоустройстве и улучшении условий жизни, «чтобы они на себе ощущали тепло социалистического общества».

В-четвертых, особо отмечалось, что, претворяя в жизнь идеи тройного представительства, необходимо продвигать партийное строительство. При этом партия должна опираться на свой 80-летний опыт, в котором «самое коренное» состоит в том, что партийное строительство должно вестись в соответствии с политической линией партии и вокруг ее центральной задачи, т. е. в данных исторических условиях — в духе реформ, нацеленных на построение социализма с китайской спецификой. Важно, чтобы партия, непрерывно укрепляя и совершенствуя себя, осуществляла бы единство в отстаивании основных положений марксизма со стимулированием теоретического новаторства, сочетала бы сохранение лучших партийных традиций с развитием духа эпохи, а упрочение своей классовой базы с расширением своей массовой базы. Это позволит партии сделаться крепким руководящим ядром в идеологическом, политическом и организационном отношениях, сохранить свою истинную природу, как марксистской политической партии, которая «никогда не оторвется от народа и всегда будет полна кипучей энергией» 73.

В решениях XVI Всекитайского съезда КПК дается ясное и четкое определение партии: Коммунистическая партия Китая является авангардом китайского рабочего класса и, одновременно, авангардом китайского народа и китайской нации, руководящим ядром дела социализма с китайской спецификой и представляет требования развития передовых производительных сил Китая, прогрессивное направление китайской передовой культуры, коренные интересы самых широких слоев китайского народа. Подчеркивается, что высший идеал и конечная цель партии — осуществление коммунизма.

Намеченные XVI Всекитайским съездом КПК и закрепленные решениями Первой сессии ВСНП 10 созыва задачи всестороннего строительства среднезажиточного общества и одобренная ими программа действий указали направление для деятельности партии и государства на новом этапе, в новом веке. В главном, — это задачи всестороннего развития социалистической экономики, политики и культуры с китайской спецификой. Конкретнее, они, inter alia, заключаются в следующем.

На основе структурной оптимизации и повышения эффективности увеличить ВНП Китая в 2020 году вчетверо по сравнению с 2000 годом, значительно усилить совокупную мощь Китая и увеличить его международную конкурентноспособность. Осуществить, в основном, индустриализацию страны, создать совершенную систему социалистической рыночной экономики и более жизнедеятельную и открытую экономическую систему. Сделать более совершенной систему соцобеспечения и более полной общественную занятость, повсеместно умножать семейное имущество и обеспечить народу более зажиточную жизнь.

Значительно усовершенствовать социалистическую демократию, отладить социалистический правопорядок, обеспечить уважение и гарантирование политических, экономических и культурных прав и интересов народа.

Заметно поднять идейно-нравственные, научные, культурные и физические качества всей нации, создать относительно совершенную современную систему народного образования, систему научно-технической и культурной инновации, систему всенародной физической закалки, а также, в целом, медицинской помощи и здравоохранения. Дать народу возможность получать хорошее образование, ввести почти полностью общее образование на уровне старших классов средней школы, ликвидировать неграмотность. Создать общество учебного типа, в котором все учатся и притом всю жизнь, стимулировать всестороннее развитие личности.

Улучшать экономическую среду, заметно повысить эффективность использования ресурсов, стимулировать гармонию человека с природой и вести все общество на путь цивилизованного развития, который обещает дальнейший рост производства, зажиточную жизнь и сохранение экологии в наилучшем состоянии.

КПК исходит из того, что первые 20 лет XXI века — период наиболее важных для Китая стратегических шансов, которые необходимо реализовывать на путях строительства среднезажиточного общества более высокого уровня. Это общество, рубежом достижения которого будет столетие КПК (2021 г.) будет отличаться более развитой экономикой, более совершенной демократией, передовой наукой и просвещением, процветающей культурой, более глубокой гармонией и более обеспеченной жизнью народа. Благодаря строительству на этом этапе и дальнейшим усилиям в течение нескольких десятилетий, намечается, что к середине XXI столетия, на рубеже столетнего юбилея КНР (2049 г.), в Китае будет завершена, в основном, модернизация, и страна превратится в «богатую, могущественную, демократическую и цивилизованную социалистическую державу» 74.

Большое значение XVI Всекитайского съезда КПК и Первой сессии ВСНП и ВК НПКСК 10 созыва состоит в том, что на этих форумах было избрано и утверждено новое руководство КНР — центральный руководящий коллектив четвертого поколения во главе с Генеральным секретарем ЦК КПК, Председателем КНР Ху Цзиньтао. Новое руководство КНР подтвердило свою приверженность курсу на строительство социализма с китайской спецификой, осуществляемого под знаменем марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна, теории Дэн Сяопина и важных идей тройного представительства. Главным содержанием деятельности КПК, а также китайского правительства во главе с премьером Госсовета, членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Вэнь Цзябао будет на ближайшее пятилетие мобилизация усилий китайского народа на выполнение решений XVI Всекитайского съезда КПК, направленных на дальнейшее продвижение строительства социализма с китайской спецификой, на завершение великого дела объединения Родины и на создание благоприятных внешних условий для выполнения задач, поставленных съездом. Председателем Центрального Военного Совета остался Цзян Цзэминь.

* * *

Решения XVI Всекитайского съезда КПК и Первой сессии ВСНП и ВК НПКСК 10 созыва в очередной раз опрокинули расчеты империализма на подрыв основ социализма в Китае. Однако, враждебные социалистическому Китаю внешние и внутренние силы отнюдь не сложили оружия. Наоборот, по мере становления Китая как могучей державы возрастает и их активность. В особенности наглядно это проявляется в целенаправленной политике американского империализма по созданию сети военных баз и своих опорных пунктов в пограничных с Китаем или расположенных поблизости странах (в Пакистане, Афганистане, Киргизии, Узбекистане, Таджикистане, а с недавних пор и в Ираке), в стремлении подстегнуть и укрепить военно-союзнические связи с Японией и Южной Кореей, осложнить отношения между Китаем, Индией и Пакистаном, постоянно подогревая кашмирский вопрос, в попытках не допустить расширения поставок в Китай современного оружия из России, воспрепятствовать мирному диалогу между Китаем и тайваньским режимом, в поощрении прозападных сепаратистских сил в Тибете и Синьцзяне, в нагнетании провокационной кампании по дискредитации режима в КНР как якобы тоталитарного и нарушающего права человека и национальных меньшинств и т. д., и т. п.

В России, несмотря на продолжающееся развитие российско-китайских отношений на официальном уровне и заключение в июле 2001 г. Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР, целый сонм политологов, международников, востоковедов и китаеведов с упорством, достойным лучшего применения, открыто или исподволь пытаются поставить под сомнение социалистический характер преобразований в Китае, а чаще всего — вообще абстрагироваться от этого щекотливого и явно неугодного властям вопроса. Ученые и политологи, отринувшие еще со времен «перестройки» идеи социализма и пошедшие в услужение российским олигархам и капиталу, на все лады упражняются в доказательствах несовместимости марксизма-ленинизма с теорией и практикой социализма с китайской спецификой, предрекают неизбежное «обуржуазивание» Китая, его «вестернизацию» и «демократизацию» на основе западных ценностей. При этом, как правило, они даже и не пытаются вникнуть в существо решений КПК, законодательных и исполнительных органов Китая: главное для них выпустить очередной пропагандистский заряд по социализму и коммунизму.

Особо следует выделить все более утверждающиеся в новой российской буржуазной литературе о Китае концепции о сугубо националистическом, великоханьском и великодержавном характере политического режима в КНР, который будто бы все более проявляет себя по мере нарастания экономической мощи Китая. Одни авторы книг и статей доходят до проведения совершенно нелепых параллелей между нынешним режимом в КНР и режимом Цинь Шихуана в III  в. до н. э., другие, ничтоже сумнящеся, пускаются в невообразимые спекуляции по поводу «Большого Китая» концепции будто бы призванной обосновать гегемонистские устремления Пекина.

Злобными выпадами против социалистического Китая наполнены, например, появившиеся в российской печати в связи с XVI Всекитайским съездом КПК статьи кандидата политических наук Е. Верлина. Китай, по его мнению, все больше выступает на международной арене как некая «огромная геополитическая кошка, которая гуляет сама по себе» и потому очень опасна. Опасна для Вашингтона, ибо в ближайшие десятилетия Китай может «приблизиться или даже обойти США по объему ВВП», и, в особенности,- для России, которая, по своей слабости, может-де превратиться со временем в «младшего брата Поднебесной». Вывод: России надо поскорее определяться со своим геополитическим выбором и потеснее подключаться к «геополитической сфере» Соединенных Штатов. Что же касается Китая, то Верлин спит и видит, что, рано или поздно, эту страну постигнет «масштабный кризис» ибо она не хочет считаться с нормами западной демократии 75.

Когда в январе 2001 г. Верлин представил на обсуждение кафедры внешней политики и международных отношений ДА МИД РФ диссертацию на соискание ученой степени кандидата политических наук на тему «Проблемы формирования и эволюции „Большого Китая“, автор этих строк, выступая в качестве рецензента, решительно возражал против рекомендации кафедры о постановке этой работы на защиту. Действительно, соискатель обнаружил полное незнание, да и нежелание даже ознакомиться с документами и выступлениями руководящих деятелей КПК. Концепцию „Большого Китая“, поднятую на щит западными „китаеведами“, он явно пытался выдать за официальную линию КНР, по существу оспаривал принадлежность Тайваня Китаю, рассматривая этот остров в качестве одного из объектов экспансии КНР, совершенно бездоказательно утверждал, что у КНР есть „замороженные, но не списанные в исторический архив“ территориальные притязания к России. В тексте присутствовали к тому же откровенно расистские высказывания соискателя в адрес китайцев (были зачитаны рецензентом) и даже сравнение выдуманных им китайских концепций с гитлеровской теорией „жизненного пространства“.

Не менее впечатляюще с обратным знаком выглядели выводы и предложения соискателя: Китай-де находится на стадии перехода от тоталитаризма к авторитарному правлению; вместо разговоров о социализме, этой стране следовало бы приступить к строительству „гражданского демократического общества“ и стать, наконец, „предсказуемой“ для мирового сообщества; Китай должен в принципиальном плане отказаться от возможности применения силы для освобождения своей неотъемлемой территории Тайваня; Россия не должна поставлять Китаю современное оружие и не провоцировать, тем самым, санкции со стороны США. Соискатель солидаризовался с прогнозом З. Бжезинского в его „Великой шахматной доске“ о том, что Китай, в конечном счете, может разделить судьбу Советского Союза.

Работа Верлина (научный руководитель доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РФ, профессор В. Ф. Ли), разумеется, была защищена, с некоторыми поправками, в Ученом совете ДА МИД РФ. Рецензенту же на определенном этапе было приватно „разъяснено“, что, оказывается, тема экспансии Китая разрабатывается в научных кругах чуть ли не по прямому, хотя и „закрытому“, указанию В. Путина. Показательно, что в „Ученых записках“ ДА МИД РФ, изданных в 2002 г., была помещена и статья Верлина о строительстве „Большого Китая“, в которой нет ни слова о социализме с китайской спецификой, а сама „проблема“ рассматривается в контексте „националистических, великодержавных амбиций китайского истеблишмента“ 76. И вот, теперь уже в качестве обозревателя „Независимой газеты“, находящейся, как известно, под контролем Б. Березовского, новоиспеченный кандидат политических наук публикует одну за другой явно провокационные статьи о решениях XVI Всекитайского съезда КПК. Чего, например, стоят его утверждения о „гигантских массах малограмотных людей в Китае, не знающих, что им надо“, о том, что Китай идет, видите ли, " к корпоративному капитализму и управляемой демократии» или к «мягким» азиатским вариантам капитализма (японскому, корейскому или тайваньскому) 77. Абсолютно безграмотный, в том, что касается КПК, этот человек позволяет себе давать заведомо клеветнические толкования «тройному представительству», «пролетарскому интернационализму», «марксизму» и т. п., лишь бы ублажить своих новых хозяев и западных кумиров.

Нельзя пройти и мимо того, что тема «китайской экспансии» занимает не последнее место в трудах проректора ДА МИД РФ, директора Института актуальных международных проблем Е. Бажанова. Профессор, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РФ, считающий себя представителем «политологической школы реализма» 78, Бажанов, обращаясь к китайской проблематике, явно считает ниже своего достоинства погружаться в детали теории и практики социализма с китайской спецификой. Говорить и писать о каком бы то ни было социализме сейчас не модно, да и новый буржуазный мундир можно запачкать. А вот порассуждать о «великодержавных амбициях Пекина» — это вполне приемлемо, хотя известно, что дать объективную оценку внешней политики того или иного государства, базируясь на искаженных представлениях о его внутренней политике, дело безнадежное.

Впрочем, сомнительно, что Бажанову нужна объективность: главное для этого «реалиста» от политологии — навести тень на плетень, поставить под сомнение миролюбивый характер политики КНР, политический режим которой он называет «авторитарной коммунистической властью» 79. Тень на плетень наводится применением широко известного в буржуазной политологии приема — использованием различных сценариев или вариантов прогноза, основанных вроде бы на информированности автора, а на деле — оторванных от жизни, а то и просто граничащих с фантазиями. Смесь этакой полуправды и полулжи, исходя из посыла: и ложка дегтя испортит бочку меда.

Так, например, Бажанов утверждает: «Если в Китае будет бесконечно долго продолжаться экономический бум, а мы так и не выкарабкаемся из кризиса, то… сильный начнет оказывать давление на слабого. Возрастающее число избыточного китайского населения устремится на освоение пустующих земель в Сибири и на Дальнем Востоке. Могут китайцы и вспомнить, что эти земли были „незаконно отторгнуты“ Россией, и реанимируют территориальные претензии… Китай потеснит Россию из сфер ее традиционного присутствия Центральной Азии, Монголии, Кореи» 80. При этом, Бажанов обычно, как бы невзначай, подчеркивает, что веками, пока Китай находился на вершине могущества, он «не только рассматривал иностранные государства в качестве «варварских», но и полагал их своими «вассалами», т. е. де-юре неравными, подчиненными «Срединной империи» 81. И становится очевидным, что в своих изысканиях политолог-«реалист» Бажанов не далеко ушел от патентованных российских китаистов, типа В. Гельбраса и В. Мясникова, которые постоянно педалируют тему китайской экспансии и с которыми Бажанов как бы не во всем соглашается.

Но вот и другой вариант, предлагаемый Бажановым: китайские реформы рухнут и «Срединная империя» вновь погрузится в хаос. Но и в этом случае, виновата будет опять-таки «авторитарная коммунистическая власть», которая, видите ли, не сдаст без боя свои позиции и, непременно, развяжет гражданскую войну в Китае, чтобы помешать «возмужавшему классу капиталистов» одержать верх над коммунистами в мирном соревновании. Если же экономика Китая в ближайшие годы не рухнет, а просто забуксует, то тогда, мол, из-за продовольственной проблемы, неконкурентоспособности крупных предприятий, распрей в руководстве и т. п., тем более встанет вопрос «об обоснованности претензий компартии на монопольную власть» 82.

Раскладывая свои бесконечные пасьянсы, Бажанов предлагает все новые варианты: ослабленный-таки реформами Китай получает помощь и поддержку, в том числе вооружением, со стороны еще не вставшей во весь свой «демократический рост» России и тогда получается некий российско-китайский альянс, но лишь до тех пор, пока он не бросит вызов объединившимся США и Японии. Но вот уже по-настоящему возмужавшая демократия в России объединяет свои усилия с США и в союзе с китайской интеллигенцией все они проникаются «миссионерским рвением», чтобы превратить Китай в свободную страну 83.

Временами раскладка такого рода пасьянсов надоедает и самому Бажанову — и как бы оправдываясь, он признается, что лучше всего все это «оставить на потеху политологам» 84. На этим как раз Бажанов и ставит на себе жирный крест, как на серьезном исследователе. И действительно, суждения и выводы Бажанова в том, что касается «китайского фактора» (да и не только в этом), отличаются крайней легковесностью, игнорированием документальной базы, невразумительностью и хамелеонской способностью перекрашиваться во все цвета радуги по поводу и без оного. И тем не менее, из материалов по китайской проблематике, собранных в трехтомнике избранных сочинений Бажанова, со всей определенностью можно сделать два вывода.

Во-первых, потешающий публику «реалист» Бажанов делает ставку на «постепенное отмирание коммунистического авторитаризма» в Китае, Он убежден, что «как бы то ни было, коммунистическая партия Китая имеет шанс стать „последней династией“ в истории этой страны», что на смену авторитарного коммунистического Китая, придет Китай «демократический», т. е. осчастливленный капиталистическими ценностями 85.

Во-вторых, за всеми метаниями и метаморфозами «реалиста» Бажанова четко и ясно просматривается его личина сторонника дьявольского союза России с империализмом США против социалистического Китая. Поразительной по откровению является, например, следующая рекомендация, данная Бажановым Кремлю в его статье в «Независимой газете» в 1998 г.: «России, пишет он, не следует, на мой взгляд, быть предельно жесткой в отношении НАТО, ибо у нее за спиной, словно на дрожжах, растет Китай. Может случиться, что в будущем натовцы пригодятся как партнеры по сдерживанию азиатской сверхдержавы». В этом же контексте Бажанов считает, что России не следует поставлять современную военную технику Китаю, не пугать этой торговлей США и соседей Китая и не поощрять, тем самым, «великодкержавных амбиций Китая» 86.

Главное для Бажанова как бы не осложнить «всю глобальную систему» взаимоотношений России с США и их союзниками, не расстроить «наши пусть и сложные, но жизненно необходимые взаимосвязи с США и их лагерем» 87. В конце концов, считает он, США, хотя и не идеальная сверхдержава, но, по крайней мере, хорошо изученная и предсказуемая 88. К тому же, по мнению нашего «реалиста», США «не стремятся порабощать другие народы» и, более того, «помогли преодолеть отсталость некоторым государствам, в том числе в Азии (Южная Корея, Тайвань, Таиланд и т. д.) 89. Трудно сказать, чего больше в этих нелепых утверждениях: политической безграмотности или желания просто игнорировать вопиющие факты из столетней истории американского империализма. Да и отнесение Бажановым Тайваня к разряду «государств» многое говорит о политических симпатиях «реалиста». Как бы то ни было, США для Бажанова главный партнер и желательно союзник России на ближайшее будущее. Ракетно-бомбовые удары США по Югославии, а потом и по Ираку это как бы явления другого порядка и к делу не относятся.

В том же, что касается Китая, то, в отличие от США, он по мнению Бажанова совершенно непредсказуем, в особенности, если обретет силу. «Россиянам, предостерегал Бажанов в 1999 году, необходимо иметь в виду, что китайцы причисляют их к европейским империалистам и включают в исторический счет северному соседу неравноправные договоры о границе, колонизацию Манчжурии, подавление боксерского восстания в Пекине, а также попытки доминирования над Китаем с „позиций старшего брата“ по социалистическому лагерю» 90. «В целом же, — пишет Бажанов в том же 1999 году,- анализ сложных комплексных проблем, сопутствующих нынешнему развитию Китая, дает основания полагать, что экономический кризис или даже застой могут спровоцировать внутри этого государства социальный, этнический, идеологический, а затем и политический взрыв. Тогда неизбежен поток миллионов беженцев в соседние регионы России, противоборство группировок, в рамках которого одни обратятся за помощью к покровителям в Москве, а другие, напротив, предпочтут использовать антирусскую риторику для достижения внутриполитических целей (как это было в период «культурной революции» 91. Вот такой вот анализ, из которого, в целом, следует, что в лице Бажанова мы имеем не политического реалиста и приверженца «сбалансированного подхода», а злобного антикоммуниста и прозападника (проамериканца), скрывающегося под маской политолога и специалиста в области международных отношений и внешней политики России.

Надо сказать, что в последние годы в России опубликовано немало обстоятельных работ по современному Китаю, его экономике, государственному устройству, внутренней и внешней политике. В их числе выделяются, прежде всего, работы, выполненные под эгидой Института Дальнего Востока РАН (директор — член-корреспондент РАН М. Л. Титаренко), и, в частности, фундаментальный труд, изданный к 50-летию КНР: «Китай на пути модернизации и реформ. 1949—1999 гг.». Упомянем также монографию Э. П. Пивоваровой «Социализм с китайской спецификой: итоги теоретического и практического поиска», работу И. Н. Наумова «Стратегия экономического развития КНР в 1996—2020 гг. и проблемы ее реализации», коллективные труды ИДВ РАН «Как управляется Китай. Эволюция властных структур Китая в 80-90-е гг. XX века» и «Китай в мировой и региональной политике. (История и современность)», а также сборник статей Л. П. Делюсина (Институт Востоковедения РАН) «Китай: полвека — две эпохи» 92.

Особенностью перечисленных работ является то, что все они написаны на основе изучения китайских документов и источников, в том числе решений съездов КПК и Пленумов ЦК КПК, и, поэтому, несмотря на то, что их авторы дают порою различные, а то и полярные оценки реформам и перспективам дальнейшего развития КНР, эти работы отличаются вполне определенной объективностью и фундаментальностью. В наибольшей степени это характерно, пожалуй, для работ Пивоваровой и Наумова, в которых успехи Китая в экономическом развитии сопрягаются, так или иначе, с преимуществами социализма, творчески реализуемыми в теоретической и практической деятельности КПК и китайского правительства.

Так, подробно исследуя основные слагаемые социализма с китайской спецификой (следовать принципу «практика- критерий истины», исходить из национальных особенностей, идти своим путем, считать развитие производительных сил главной задачей, преобразовывать отношения собственности, создавать социалистическую рыночную экономику, проводить политику открытости внешнему миру, рассматривать современный этап развития как начальную стадию социализма), Э. Пивоварова приходит к выводу, что суть реформ, проводимых в Китае, не в откате к капитализму, а в продвижении дела социализма вперед на основе применения всеобщих положений марксизма-ленинизма к китайской действительности и, разумеется, с учетом особенностей мирового развития в последние десятилетия. Именно под этим углом зрения и именно в этом ключе в Китае ведется теоретический и практический поиск на всех направлениях строительства социализма с китайской спецификой. Вот, например, как характеризуется, в книге Пивоваровой позиция китайских ученых по одному из вызывающих наибольшие споры вопросов — о многообразии форм собственности в современном Китае. «Считая основным критерием целесообразности развития при социализме многообразных по формам собственности типов хозяйств, их содействие экономическому и социальному прогрессу в обществе, ученые КНР не забывают и о том, что в качестве критериев социалистичности тех или иных форм собственности, как правило, рассматриваются не только возможность обеспечения высокой эффективности производства, но и занятости, социальных гарантий, отсутствие эксплуатации. В КНР ставшая существенным экономическим подспорьем практика развития не только единоличных, но и частных хозяйств с десятками, а иногда и сотнями наемных работников заставила несколько по-иному определять критерии допустимости их использования при социализме. При условия сохранения ведущих позиций общественных форм собственности в народном хозяйстве речь идет о том, что и небольшая безработица, и немного эксплуатации не повредят социализму, а лишь помогут скорее выбраться из экономической отсталости. Главное, чтобы не сформировался класс эксплуататоров, чтобы в целом увеличивалась занятость, чтобы обогащение отдельных слоев не сопровождалось обнищанием других, а происходило при условии улучшения благосостояния всего общества» 93.

Другой известный российский исследователь проблем экономического развития Китая И. Наумов в своих работах подчеркивает, что при осуществлении в КНР мероприятий по «коренному» реформированию экономической системы и отношений собственности речь идет об изменениях именно в экономической системе (владении, распоряжении, товарно-денежных отношениях, организационных формах производства и управления и т. п.), а отнюдь не о преобразовании социально-экономического строя в КНР. В китайском языке, отмечает он, для различения этих категорий используются и различные термины: в первом случае «тиджи», а во втором «чжиду». Соответственно, продолжает Наумов, ни на одном съезде и пленуме ЦК не было и речи о ликвидации или приватизации не только крупных и средних, но даже и мелких предприятий, выпускающих важную продукцию 94.

В этом контексте, следует иметь в виду, что в решениях Пленума ЦК КПК, посвященного 50-летию КНР, (сентябрь 1999 г.), четко записано: «Общественная экономика, включая государственный сектор, является экономическим фундаментом социалистической системы, основной силой, которая ведет, двигает, регулирует и контролирует экономическое и общественное развитие, служит важным гарантом осуществления коренных интересов и всеобщего благополучия широких народных масс». При этом общественная экономика в Китае включает в себя не только государственную экономику, материальную основу которой составляют промышленность, строительство, транспорт и связь, госхозы, огромная недвижимость и в которую входят такие ключевые сферы, как банковская система, оптовая и розничная торговля, здравоохранение, образование и наука, социальное обеспечение, но также и коллективную экономику, включающую в себя промышленность, строительство, оптовую и розничную торговлю и сферу услуг и кооперативные сберкассы.

Касаясь еще одного новаторского теоретического вклада в развитие социализма с китайской спецификой концепции системы социалистической рыночной экономики, Наумов подчеркивает, что эта концепция также продиктована интересами продвижения вперед социализма и никоим образом не затронет основ социально-экономического строя КНР. Анализируя на основе огромного количества документов и источников стратегию экономического развития КНР на 1996—2020 гг. он отмечает, что даже при наивысшем развитии социалистической рыночной экономики ни центральное правительство, ни местные правительства «и в мыслях не держат уходить или не уходить государству из экономики». И далее: «Передвинется только уровень управления, от текучки он поднимется выше, станет более интеллектуальным и профессиональным. В руках центрального правительства останутся такие мощные рычаги воздействия на экономические процессы, как мощный государственный сектор, планирование, банковская и кредитно-денежная система, налогово-бюджетная система, оптовая торговля, ценообразование, несколько либерализованные внешнеэкономические и научно-технические отношения и др., которые будут в обязательном порядке подкрепляться энергичной поддержкой партийных органов» 95.

В этом же контексте заметим, что вопросы реформы экономической системы КНР получили исчерпывающее разъяснение в отчетном докладе ЦК КПК, сделанном Цзян Цзэминем на XVI Всекитайском съезде КПК. В докладе было указано, что в свете требований освобождения и развития производительных сил КНР предстоит сохранять и совершенствовать основную экономическую систему совместного развития разных секторов экономики при доминанте сектора общественной собственности. Далее в докладе говорилось: «Необходимо, во-первых, без всяких колебаний укреплять и развивать общественный сектор. Развитие и укрепление государственной экономики, ее контроль над командными высотами народного хозяйства играют ключевую роль в развертывании преимуществ социалистического строя, усилении экономической мощи, оборонного потенциала и сцементированности нации. А коллективная экономика, как важная часть общественного сектора, играет свою огромную роль в осуществлении всеобщей зажиточности. Во-вторых, нужно без всяких колебаний поощрять, поддерживать и ориентировать развитие необщественного сектора экономики. Этот сектор с его индивидуальной, частной и прочими формами экономической деятельности, как важная часть социалистической рыночной экономики, играет существенную роль в полной мобилизации активности всех кругов общества и ускорении развития производительных сил. И, наконец, в-третьих, в ходе социалистической модернизации важно приводить сохранение доминанты за общественной собственностью в единство со стимулированием развития необщественного сектора экономики, ни то, ни другое нельзя друг другу противопоставлять. Все сектора экономики вполне могут в процессе рыночной конкуренции развертывать свои преимущества, друг друга стимулировать и совместно развиваться» 96.

* * *

Многогранность и сложность концепции строительства социализма с китайской спецификой, помноженная на недостаток достоверной информации и поверхностное знакомство с реалиями китайской действительности, как и в целом — с историей Китая, влияние длительного периода массированной антикитайской пропаганды, которая целенаправленно велась хрущевскими и брежневскими ревизионистами, и, в особенности, нынешней совершенно оголтелой и притом весьма изощренной психологической кампанией по «развенчанию китайского социализма», развязанной и усиленно подогреваемой буржуазными, в основном американскими и российскими СМИ, все это, несомненно, затрудняет осмысление проблем социализма в Китае. При этом особо пагубную роль играет догматизм в толковании марксистско-ленинского учения, а то и просто нежелание глубоко вникнуть в суть и непривычные детали вопроса.

К сожалению, стойкое неприятие теории Дэн Сяопина, а теперь и идей тройного представительства продолжает сохраняться и среди определенной части руководства ВКПБ. Возможно, что опубликование в трехтомнике «Большевизм и современный мир» ряда поздравительных писем китайскому руководству от имени Генерального секретаря ЦК ВКПБ по случаю знаменательных дат, писем, в которых недвусмысленно выражено позитивное отношение ВКПБ и к теории Дэн Сяопина, и к идеям тройного представительства, заставит этих товарищей призадуматься и всерьез взяться за изучение вопроса. Однако, надежды мало, ибо за одним рецидивом болезни, называемой догматизмом, следует другой, еще более тяжелый…

В самом деле, не успел закончится XVI Всекитайский съезд КПК, как газета «Серп и Молот» (главный редактор Шинарев Ю.Ф.), вдруг, публикует в своем январском (2003 г.) номере перепечатку двух провокационных статей, заголовки которых говорят сами за себя: «Рабочие Китая бунтуют» и «Опыт Китая порочен». Статьи в корне искажают политику и практику социализма с китайской спецификой, перепевают вымыслы буржуазной пропаганды из истории коммунистического движения в Китае и содержат клеветнические утверждения типа того, что «современный Китай идет не к коммунизму, а к капитализму» 97. Острый разговор с Генеральным секретарем ЦК не помогает делу, и вот уже другая газета — «Рабоче-крестьянская правда» (редактор Маевский А.А.) в своем мартовском (2003 г.) номере перепечатывает одну из этих клеветнических статей. Мало того, под заголовком «Об идее тройного представительства» газета публикует «документ»: «Позиция Бюро ЦК ВКПБ по Украине, Молдавии и Приднестровью в связи с изменениями в Уставе Коммунистической партии Китая», о котором надо сказать особо.

В этом «документе», содержащем ровно 13 строк узкополосной колонки, внимание читателя привлекается к «сообщениям информационных агентств» о том, что «одной из составляющих Компартии ныне являются и предприниматели (буржуазия)». О сообщениях каких агентств идет речь стыдливо умалчивается. Зато далее с непререкаемым апломбом говорится о том, что «включение буржуазии, как одной из составляющих КПК, противоречит ленинскому учению о коммунистической партии как передовом, наиболее сознательном и сплоченном отряде рабочего класса, его революционном авангарде», что «пролетариат и буржуазия — непримиримые классовые враги и в одной партии они состоять не могут», и что дело, стало быть, идет к буржуазному перерождению КПК и китайского социалистического государства 98. Вот, собственно, и все, но каков образец непуганого и дикого догматизма! Критики В. И. Ленина «слева», которых вождь революции называл «тоже большевиками» и которых громил беспощадно здесь, как говорится, отдыхают!

Ко времени, когда в Киеве подписывался «документ» о «позиции» (8 декабря 2002 г.), полный текст доклада Генерального секретаря ЦК КПК, Председателя КНР Цзян Цзэминя на XVI Всекитайском съезде КПК, в котором детально разъяснялись идеи тройного представительства, уже в течение месяца находился в сети «Интернета». Но кому какое дело до этого доклада, если есть «сообщения информационных агентств»! И трудно сказать, что все-таки произошло: ведь публикация «документа», якобы, даже не согласовывалась с Генеральным секретарем ЦК!

Из приведенного в данной статье подробного обзора материалов XVI Всекитайского съезда КПК и Первой сессии ВСНП и ВК НПКСК 10 созыва следует, что было бы полнейшей нелепостью сводить богатейшее содержание идей тройного представительства к вопросу о «представительстве буржуазии в КПК», что, кстати, по понятным причинам обычно и делают буржуазные СМИ. Что же касается самого этого вопроса, то важно принимать во внимание, по крайней мере, следующие моменты, продиктованные своеобразием обстановки в Китае и отраженные в решениях КПК.

Во-первых, в решениях КПК четко говорится о том, что по-прежнему в 66-миллионную КПК новые члены будут приниматься преимущественно из рабочих, крестьян, интеллигенции, военнослужащих и кадровых работников, что именно представители этих слоев должны и впредь составлять «основную часть и костяк» партийных рядов. Что же касается вовлечения в КПК «передовых элементов из других социальных слоев» (именно так, а не «буржуазии»), то подчеркивается, что это делается не в качестве самоцели, а для «усиления влияния и цементирующей роли партии» и что в партию будут принимать лишь тех, кто сознательно борется за ее линию и программу и «в ходе длительных испытаний» показывает, что отвечает требованиям, предъявляемым членам партии 99.

Во-вторых, КПК исходила и будет исходить из необходимости «крепить классовую и ширить массовую базу партии». Партийные организации государственных и коллективных предприятий должны «целиком и полностью опираться на рабочий класс», принимать активное участие в разработке решений по наиболее важным вопросам, стоящим перед этими предприятиями, и в полную силу развертывать свою роль политического ядра. Что же касается партийных организаций на предприятиях необщественной собственности, то и они будут и впредь претворять в жизнь курс и политику партии, контролировать соблюдение этими предприятиями законов и нормативных актов государства, руководить профсоюзной, комсомольской и другими массовыми организациями, объединять и сплачивать рабочих и служащих, защищать законные права и интересы всех сторон, а в итоге, стимулировать здоровое развитие этих предприятий 100.

О роли предпринимателей в строительстве социализма с китайской спецификой, о строгом регламентировании их деятельности законами КНР уже говорилось выше. Здесь же подчеркнем, что несоблюдение теми или иными предпринимателями законов КНР автоматически ведет за собой уголовное наказание и, разумеется, не из числа таких элементов будут вовлекаться в партию и предприниматели. А вот для тех предпринимателей, которые на деньги, полученные от законных доходов (трудовых и нетрудовых) строят школы и больницы и другими своими делами вносят реальный вклад в строительство социализма с китайской спецификой, предоставляется возможность вступать и в КПК, конечно же, при условии признания ими Программы и Устава партии, готовности активно работать в одной из ее организаций, уплачивать установленные повышенные взносы и выполнять решения партии.

В-третьих, в Китае, помимо КПК, с самого основания КНР в 1949 г. действуют еще восемь демократических партий, выражающих интересы предпринимательских и хозяйственных кругов, высшего и среднего звеньев интеллигенции, реэмигрантов и их родственников, выходцев из Тайваня, проживающих в материковом Китае и т. п. Эти партии (Революционный комитет Гоминьдана Китая, Демократическая лига Китая, Ассоциация демократического национального строительства Китая и др.) в политической области полностью поддерживают руководство КПК и участвуют в управлении государством. Председатели центральных комитетов всех этих партий занимают должности заместителей Председателя Постоянного Комитета ВСНП и заместителей Председателя ВК НПКСК, а во всех провинциях, автономных районах, городах центрального подчинения, крупных и средних городах имеются их местные и низовые организации. Другими словами, у КПК накоплен огромный опыт по политическому руководству весьма многочисленными отрядами различных демократических сил Китая и это всеми принимается как должное. Естественно, что этот опыт будет использован и при пополнении КПК «представителями передовых элементов из других социальных кругов». К тому же такая линия во многом нейтрализует попытки враждебных Китаю внутренних сил объединить вокруг себя «богатеев» под антикоммунистическими лозунгами. Наконец, очевидно, что представители деловых кругов в КПК с самого начала будут поставлены под особый контроль партии и, даже обладая немалыми средствами, им едва ли удастся «пробраться к руководству» партии, не пройдя длительную и суровую школу политического перевоспитания китайским социализмом.

В стремлении поставить, так или иначе, под вопрос выдвинутые китайским руководством идеи тройного представительства буржуазные СМИ, а за ними и «леваки» в коммунистическом движении пытаются противопоставить выраженную в этих идеях ориентацию партии на коренные интересы самых широких слоев китайского народа диктатуре рабочего класса. Однако такое противопоставление само по себе является глубоко абсурдным. Достойный и исчерпывающий ответ на этот счет дает В. И. Ленин в докладе на XI съезде РКП (б) 27 марта 1922 г.: «В народной массе,- говорил В. И. Ленин, мы все же капля в море, и мы можем управлять только тогда, когда правильно выражаем то, что народ сознает. Без этого коммунистическая партия не будет вести пролетариата, а пролетариат не будет вести за собой масс, и вся машина развалится» 101.

Уместно в этой же связи привести следующие высказывания Цзян Цзэминя из его речи на торжественном собрании по случаю 80-годовщины со дня создания КПК 1 июля 2001 г.: «Наша партия продолжает неизменно ставить интересы народа превыше всего. У нее нет никаких своих особых интересов, кроме интересов подавляющего большинства народа. Во всей партийной работе нужно брать за высший критерий коренные интересы подавляющего большинства» 102. При этом Цзян Цзэминь одновременно подчеркивает, что КПК «должна твердо сохранять свой характер как передового отряда рабочего класса, целиком и полностью опираться на рабочий класс», что необходимо «продолжать сохранять и совершенствовать демократическую диктатуру народа, возглавляемую рабочим классом и основанную на союзе рабочих и крестьян, институт собраний народных представителей, институт многопартийного сотрудничества и политических консультаций, руководимый КПК, а также институт национальной районной автономии, активно и ровным темпом продвигать реформу политической системы, в большей мере ширить социалистическую демократию, управлять страной на правовой основе, строить правовое социалистическое государство» 103. И далее: «Необходимо твердо противостоять влиянию многопартийной системы Запада, его трех ветвей власти и других моделей государственного управления» 104.

Мы видим, таким образом, что ленинские концепции и идеи диктатуры пролетариата, власти Советов (в Китае Собраний народных представителей), социалистической демократии вполне адекватно воспроизводятся в выступлениях руководящих деятелей КНР нынешнего времени, разумеется, с особенностями, диктуемыми строительством социализма с китайской спецификой. Последнее, однако, целиком идет в русле ленинской мысли. Как отмечал В. И. Ленин в работе «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме» (1920 г.), необходимо «уметь приложить общие и основные принципы коммунизма к своеобразию отношений между классами и партиями, к тому своеобразию в объективном развитии к коммунизму, которое свойственно каждой отдельной стране и которое надо уметь изучить, найти, угадать» 105.

Пытаясь обосновать свои нападки на социализм с китайской спецификой, «леваки» нередко ссылаются на известные высказывания Мао Цзэдуна об ужесточении классовой борьбы по мере укрепления социализма и об угрозе реставрации капитализма в КНР в результате возможного проникновения в КПК враждебных социализму элементов. Понятно, что эти высказывания лишь повторяют аналогичные, по существу, высказывания В. И. Ленина и. В. Сталина, правильность которых подтверждена и историей разрушения СССР. Но в свете приведенных материалов и фактов понятно, однако, и то, что китайское руководство не только всегда осознавало и осознает эти опасности, но и принимает действенные меры к недопущению подобной ситуации.

У «леваков» остается, однако, еще один «убийственный» аргумент. Видите ли, с начала реформ китайское руководство отказалось от лозунга «классовой борьбы». Несостоятельность этого аргумента раскрыта автором в публикуемой выше работе, посвященной 50-летию образования КНР, и возвращаться к этому вопросу нет необходимости. Отметим здесь лишь то, что и часто цитируемый в этой связи «леваками» Мао Цзэдун был далек от того, чтобы употреблять этот лозунг вне связи с конкретными обстоятельствами. Вот, например, как ставил вопрос о лозунге классовой борьбы Мао Цзэдун в 1938 г., во время войны Китая против японских интервентов, имея в виду «общий курс на сплочение против внешнего врага»: «Во время войны против японских захватчиков все должно быть подчиненно интересам войны. Это непреложный принцип. Поэтому интересы классовой борьбы должны быть подчинены интересам войны и не могут им противоречить. Однако существование классов и классовой борьбы факт. Некоторые отрицают его, отрицают существование классовой борьбы, но это неправильно. Теории, пытающиеся отрицать существование классовой борьбы, совершенно ошибочны. Мы не отрицаем классовую борьбу, а регулируем ее. Выдвигаемая нами политика взаимной помощи и взаимных уступок применима не только в отношениях между партиями, но и в отношениях между классами» 106.

Итак, «мы не отрицаем классовую борьбу, а регулируем ее». А теперь спросим наших «леваков»: Вы могли бы привести хотя бы одно заявление нынешних китайских руководителей, где классовая борьба отрицалась бы как незыблемый принцип марксизма-ленинизма? Не ищите: не найдете! А вот становление Китая как могучей социалистической державы, это и есть результат классовой, по существу, политики китайского руководства. Снятие же по тактическим соображениям лозунга классовой борьбы на период реформ или, если употреблять слова Мао Цзэдуна «регулирование классовой борьбы», применительно к нынешней обстановке, позволило китайским коммунистам сплотить усилия подавляющего большинства народа на строительство социализма с китайской спецификой. При этом китайские коммунисты, как отмечалось выше, извлекли необходимые уроки из десятилетней «культурной революции», в ходе которой широкое использование Мао Цзэдуном лозунгов классовой борьбы привело к хаосу в экономическом положении страны, что, впрочем, к концу жизни признавал и сам Мао Цзэдун.

И, наконец, еще один, не менее «убийственный» аргумент «леваков»: «однако в нынешнем Китае — десятки тысяч безработных, рабочие бунтуют», процветают лишь восточные регионы страны, а в западных мало что изменилось, вступление Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО) может только усугубить многие трудности и т. д. и т. п. Что можно сказать по этому поводу?

Во-первых, надо все же различать, где идет инспирированная западными и российскими буржуазными СМИ совершенно оголтелая компания по развенчанию успехов социализма в Китае, и где имеют место действительные проблемы и недостатки в строительстве социализма с китайской спецификой.

И, во-вторых, надо отдавать себе отчет в том, что лучшими критиками проблем и недостатков в проведении реформ и преобразований в КНР являются сами китайские коммунисты. Достаточно, в этом отношении ознакомится хотя бы с докладами Цзян Цзэминя и Чжу Жунци, соответственно на XVI Всекитайском съезде КПК и на Первой сессии ВСНП и ВК НПКСК 10 созыва.

Так, вопрос о росте безработицы в Китае, связанный, в основном, с реорганизацией тысяч государственных предприятий, оснащением их новой техникой и пр., давно уже находится в центре внимания КПК и китайского правительства. Выработана и проводится широкая программа мер, направленная на то, чтобы сочетать повышение эффективности работы предприятий при сокращении персонала со стимулированием нового трудоустройства, обеспечивать как первоначальное, так и вторичное устройство на работу, активно пропагандировать и распространять многообразные и гибкие формы трудоустройства, улучшать систему страхования от безработицы, собирать и накапливать фонды соцобеспечения и т. п. 107

Есть и масса других проблем: замедленный рост доходов у крестьян и части городского населения, неотлаженные отношения доходов и распределения, серьезные аварии, возникающие, время от времени, из-за нарушений правил безопасности, неудовлетворительный общественный порядок в некоторых районах, ухудшающаяся в ряде мест экологическая среда. И, наконец, это отрыв части работников госаппарата от народа, довольно широко распространенные бюрократизм, очковтирательство, погоня за роскошью, моральное разложение и т. п. Одни из этих проблем накапливались годами, других было трудно избежать в процессе капитальных преобразований, третьи возникли в результате недостатков и недосмотра в работе КПК и правительства 108.

Перечисленные проблемы и трудности, естественно, дают поводы для размышлений и критики. Но весь вопрос в том, каким должно быть, в принципиальном плане, отношение коммунистов к тем спорным и во многом противоречивым преобразованиям, которые осуществляются в Китае. Думается, что правильный и научно выверенный подход к этому предложил не так давно один из теоретически прекрасно подготовленных членов руководства французской Национальной федерации ассоциаций за коммунистическое возрождение Рене Лефор. Глубоко проанализировав проблемы строительства социализма с китайской спецификой и отмечая новаторский и вместе с тем вызывающий споры в коммунистическом движении характер реформ в Китае, он пишет в статье, посвященной итогам XVI Всекитайского съезда КПК и опубликованной в февральском (2003 г.) номере ежемесячника «Коммунистическая инициатива»: «Мы можем выступать только в поддержку претворения в жизнь этой идеи (превращения Китая в богатую, могущественную, демократическую и цивилизованную социалистическую державу. -Авт.), продолжать с большим интересом следить за тем, что происходит в этой стране. И какие бы вопросы не возникали относительно способов достижения этой цели, являющихся предметом широкой дискуссии, мы без колебаний должны быть на стороне Народного Китая и выступать против угроз и нападок, которым он подвергается со стороны империалистических держав» 109. Добавим лишь и нападок на КПК со стороны «леваков».

В своих первых выступлениях в качестве нового Генерального секретаря ЦК КПК, Председателя КНР Ху Цзиньтао подчеркивает необходимость неукоснительно претворять в жизнь решения XVI Всекитайского съезда КПК и Первой сессии ВСНП и ВК НПКСК 10 созыва, нацеленных на достижение новых рубежей социализма с китайской спецификой. Он, в частности, обращает внимание на необходимость «правильно отлаживать отношения между реформой, развитием и сохранением стабильности, делая упор на разрешение реальных проблем, касающихся жизненных интересов народных масс, по-настоящему налаживать работу в области занятости и повторного трудоустройства, ускорить строительство системы социального обеспечения, в значительной мере оказывать помощь нуждающимся, непрерывно повышать жизненный уровень городского и сельского населения, прилагать усилия к сохранению социальной гармонии и стабильности» 110. Большое внимание в ближайшие годы будет уделено масштабному освоению западных регионов страны, где уже начато сооружение 36 новых крупных объектов. Считается, что в будущем эти регионы станут «второй золотой полосой» открытости внешнему миру. Одновременно, ставится задача и впредь стимулировать процветание, стабильность и развитие Сянганского и Аомэньского особых административных регионов.

Как и прежде, КПК будет последовательно претворять в жизнь курс на мирное объединение Родины, исходя из принципа «одно государство два строя», выступать против раскольнической деятельности сторонников «независимости Тайваня».

В соответствии с решениями XVI Всекитайского съезда КПК КНР будет продолжать проводить независимую, самостоятельную мирную внешнюю политику, активно развивать дружественное сотрудничество с различными странами, всемерно содействовать установлению нового, справедливого и рационального международного политического и экономического порядка. В Пекине резко осуждают варварскую агрессию США в Ираке, выступают против гегемонистских устремлений империализма США. Укрепляются отношения КНР с другими социалистическими странами: КНДР, Кубой, Вьетнамом и Лаосом. Между социалистическими странами происходит постоянный обмен мнениями по вопросам строительства социализма.

В выступлениях новых китайских руководителей содержатся призывы к китайскому народу давать решительный отпор проискам зарубежных и внутренних сил, которые пытаются в последнее время активизировать сепаратистскую деятельность на территории Китая, вмешиваются в дела КНР в надежде свернуть Китай с социалистического пути развития. КПК и китайское правительство еще более усилило борьбу с коррупцией, продолжающей оставаться одной из бед Китая. Новый премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао в одном из своих выступлений в марте 2003 г. потребовал строгого соблюдения госслужащими служебной дисциплины, жесткого наказания облеченных властью закона госслужащих, совершивших должностные преступления, продвижения реформ правительственных структур, усиления всестороннего контроля над работой правительства. «От имени нового состава правительства, — подчеркнул Вэнь Цзябао,- я хотел бы заявить о нашем желании и готовности находится под контролем народа нашей страны» 111.

Еще более окрепшей и сплоченной вышла на новые рубежи строительства социализма с китайской спецификой Коммунистическая партия Китая. В сохранении и укреплении руководящей роли КПК в этом строительстве великий китайский народ видит прочную гарантию своих дальнейших побед и достижений на пути превращения Китая в могущественную социалистическую державу.


Warning: include() [function.include]: URL file-access is disabled in the server configuration in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include(http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.barichev.ru/photo/index.php?id=' for inclusion (include_path='.:/usr/local/share/pear') in /www/barichev/www/htdocs/book/index.php on line 81

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив