Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

Информация о советско-китайских и советско-албанских конфликтах и разногласиях в 60-70 г.г.

Решающая роль Советского Союза в разгроме немецкого фашизма и японского милитаризма в ходе Второй мировой войны создала все необходимые условия и предпосылки для успеха народно-демократических революций и победы социализма в ряде стран Европы и Азии. Образовался могучий социалистический лагерь во главе с Советским Союзом, неотъемлемыми частями которого с самого начала стали Китайская Народная Республика (провозглашена 1 октября 1949 г.) и Албанская Народная Республика (провозглашена 11 января 1946 г.)

До утверждения у власти в СССР ревизионистской группировки во главе с Н. Хрущевым советско-китайские и советско-албанские отношения в целом развивались по восходящей. Советский Союз оказывал КНР и НРА всестороннюю помощь и поддержку в осуществлении планов развития их народного хозяйства, в отражении посягательств империализма на их суверенитет и независимость, в укреплении их позиций на международной арене. Успешно развивалось двустороннее сотрудничество во всех областях: политической, экономической, научно-технической, военной и культурной. На основе принципов пролетарского интернационализма осуществлялось сотрудничество между коммунистическими партиями обеих стран, проводились встречи и переговоры по актуальным вопросам между И. В. Сталиным, Мао Цзэдуном и Э. Ходжей.

14 февраля 1950 г. в Москве был подписан сроком на 30 лет советско-китайский Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи, призванный по словам И. В. Сталина «служить делу обеспечения мира на Дальнем Востоке против всех и всяких агрессоров и поджигателей войны.»

Для укрепления мира на Балканах большую роль сыграло заключение в декабре 1947 г. Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Албанией и Болгарией, с которой вскоре (в марте 1948 г.) Советский Союз в свою очередь заключил Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. В феврале 1949 г. Албания вступила в СЭВ. 14 мая 1955 г. она подписала Варшавский Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, который ставил своей целью обеспечение безопасности стран-участниц договора и поддержание мира в Европе.

Ревизионистская политика хрущевского руководства нанесла колоссальный ущерб отношениям дружбы и сотрудничества, утвердившимся при И. В. Сталине между СССР и КНР, СССР и Албанией. Особо пагубную роль при этом сыграли решения XX (февраль 1956 г.), XXI (январь—февраль 1959 г.) и XXII (октябрь 1961 г.) съездов КПСС, положившие начало перерождению КПСС и её превращению из революционной марксистско-ленинской партии в партию ревизионистского типа. Эти решения вызвали разброд и шатания в мировом коммунистическом и рабочем движении, ослабили потенциал и возможности борьбы народов за своё национальное и социальное освобождение. Антисталинизм, порожденный безответственной и антигосударственной политикой хрущевского руководства, сомкнулся с международным империализмом и стал его важнейшим орудием для подрыва мирового социалистического лагеря.

К чести руководства Коммунистической партии Китая, оно сразу же отвергло огульную критику И. В. Сталина, содержавшуюся в докладе Хрущева на XX съезде КПСС. Ознакомившись с содержанием доклада, Мао Цзэдун в беседах с советским послом в Пекине подчеркивал, что «Сталин, безусловно, является великим марксистом, хорошим и честным революционером», что " по большинству крупных проблем» он осуществлял «правильную линию». Такие же оценки образа и деятельности И. В. Сталина прозвучали и на VIII Всекитайском съезде КПК (сентябрь 1956 г.), хотя съезд и осудил сам по себе культ личности как отрицательное явление. Следует также отметить, что вплоть до своего полного разрыва с КПСС руководство КПК продолжало исходить из того, что социалистический лагерь может и должен возглавляться только Советским Союзом.

На Московском совещании представителей коммунистических и рабочих партий (ноябрь 1957 г.) делегация КПК во главе с Мао Цзэдуном добилась включения в советский проект Декларации совещания поправок и дополнений, закреплявших, в частности, такие важные положения: американский империализм- центр мировой реакции, злейший враг народных масс; если империализм развяжет мировую войну, он обречёт себя на гибель; принцип сочетания всеобщей истины марксизма-ленинизма с конкретной практикой революции и строительства социализма в различных странах; необходимость применения диалектического материализма в практической работе; безусловная необходимость диктатуры пролетариата в переходный период; отказ от абсолютизации мирного перехода от капитализма к социализму, на чём фактически настаивали советские ревизионисты; наличие буржуазного влияния — внутренний источник ревизионизма, а капитулянтство под давлением со стороны империализма — его внешний источник и ряд других. С другой стороны, китайские товарищи, выразив несогласие с формулировкой Декларации совещания относительно «великого значения решений XX съезда КПСС», не настаивали на её изменении, «учитывая трудное положение, в котором находилось в тот период руководство КПСС».

Проявившиеся на Московском совещании идеологические разногласия в дальнейшем переросли в открытую полемику между КПСС и КПК по основным проблемам современности. Китайские коммунисты остро и справедливо критиковали принятую XXII съездом Программу КПСС, в особенности включение в неё положений об общенародном государстве и о КПСС как партии «всего народа». Они решительно отвергли грубые нападки Хрущева на албанское руководство и лично на Э. Ходжу, посмевших выступить в критикой ревизионистской линии XX съезда КПСС. Были также отвергнуты положения XXII съезда КПСС, касающиеся осуждения И. В. Сталина, фактически отрицавшие роль диктатуры пролетариата и ориентировавшие международное коммунистическое движение преимущественно на парламентские методы борьбы и мирное завоевание власти.

В ходе развернувшейся полемики между КПК и КПСС проявились также разногласия по вопросам внешней политики. Китайские товарищи не соглашались с трактовкой хрущевскими ревизионистами принципа мирного сосуществования с капиталистическими странами в отрыве от принципов классовой борьбы и пролетарского интернационализма. Они выступили против нормализации отношений КПСС с югославскими ревизионистами, обвиняя при этом руководство КПСС в игнорировании Заявления Совещания коммунистических и рабочих партий в Москве (ноябрь 1960 г.), исходившего из того, что разоблачение югославских ревизионистов должно оставаться «необходимой задачей марксистско-ленинских партий».

В Пекине резко отрицательно реагировали на согласие Хрущева вывезти, в ходе Карибского кризиса 1962 г., советское ракетное оружие с территории Кубы, охарактеризовав эту позицию как капитулянтство под нажимом США. На это в Москве было заявлено, что иной подход граничил бы с авантюризмом, чреватым развязыванием термоядерной войны с её катастрофическим последствиями для всего мира.

Китайские коммунисты подвергли критике хрущевское руководство за то, что оно отказалось поддержать КНР в территориальном споре с Индией. Москва в свою очередь обвинила Китай в стремлении поссорить СССР с Индией.

Резкий обмен мнениями произошёл между Москвой и Пекином в связи с подписанием в Москве в августе 1963 г. Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космосе и под водой, а в дальнейшем — в связи с подписанием Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 г. В Китае считали, что чем больше социалистических стран будет обладать ядерным оружием, тем больше будет возможность обеспечить мир во всём мире.

Как известно, 15 октября 1957 г. между СССР и КНР было заключено соглашение о новой оборонной технике, в соответствиями с которым Советский Союз обязался предоставить КНР образцы атомной бомбы и всю необходимую техническую документацию. Однако уже 20 июня 1959 г. Москва отказалась от выполнения этого двустороннего соглашения.

Сложность проблем, по которым развернулась полемика между Москвой и Пекином очевидна. В этих условиях умудренному богатым опытом руководству КПСС следовало с самого начала проявлять должное терпение, мудрость и дальновидность, чтобы не допустить необратимого характера осложнения советско-китайских отношений. Однако этого не было сделано. Проигнорировано было и прямое указание И. В. Сталина тем, кто при его жизни непосредственно работал на китайском направлении: «Как угодно, любой ценой сохранить дружеские отношения с Китаем. Наш союз с Китаем обеспечит революционное преобразование мира». Совершенно ясно, что это указание носило стратегический характер. И если бы оно было выполнено, мир сегодня стал бы совершенно иным: мировая система социализма, самой силой своего существования и развития давно привела бы к параличу обреченный историей капиталистический строй.

Между тем безрассудство хрущевских ревизионистов дошло до того, что именно они проявили инициативу в поспешном и ничем не оправданном свертывании экономического и научно-технического сотрудничества СССР с Китаем: в июле 1960 г. по личному указанию Хрущева из Китая были отозваны все советские специалисты, работавшие на стройках социализма; соответствующие контракты были односторонне разорваны под глупейшим предлогом о том, что эти специалисты якобы подвергались воздействию антисоветской китайской пропаганды. Всё это не помешало однако Москве развернуть впоследствии в СМИ широкую кампанию по осмеянию «большого скачка» и ряда других, не всегда продуманных мер, принятых китайским руководством во многом в поисках выхода из тяжелейшего положения, создавшегося в результате отзыва из Китая советских специалистов.

Параллельно с этим Москва обрушилась с нападками на маленькую Албанию. В декабре 1961 г. было объявлено об отзыве советского посольства из Тираны и о нежелательности пребывания в Москве посольства Албании, что фактически являлось разрывом дипломатических отношений. Всякие контакты КПСС с Албанской партией труда (так стала называться Коммунистическая партия Албании с ноября 1948 г.) были прерваны. Ответом были не менее резкие действия: с конца 1961 г. Албания перестала участвовать в деятельности СЭВ, а в 1968 г. заявила о своем выходе из Варшавского договора. Политически и в иных отношениях Албания круто переориентировалась на Китай.

С середины 60-х годов советско-китайские отношения приобрели открыто враждебный характер. Обе стороны фактически «отлучили» друг друга от социализма. С момента первого вооруженного столкновения на острове Даманском (2 марта 1969 г.) и жесткого отпора попытке китайских войск вторгнутся на этот остров (14–15 марта 1969 г.) советско-китайская граница превратилась в постоянный очаг напряженности, что подогревалось неоднократными заявлениями китайского руководства о неумеренных и не обоснованных территориальных притязаниях Китая к Советскому Союзу. Началось массированное наращивание советской военной группировки в Монголии и в пограничных с КНР регионах.

В связи с начавшимся развитием сотрудничества СССР с Пакистаном, Китай стал обвинять Советское руководство в стремлении «окружить Китай» системой военных баз. Притчей во языцех стали исходившие из Пекина заявления о советском «социал-империализме». Китай даже отказался координировать с СССР предоставление военной помощи ДРВ в отражении американской агрессии во Вьетнаме. Вакханалия взаимных обвинений, порою с заведомым и явным искажением смысла тех или иных заявлений противоположной стороны не утихала.

На крайне низком уровне продолжали оставаться советско-китайские отношения и после смерти Мао Цзэдуна (9 сентября 1976 г.). 3 апреля 1979 г. китайское руководство заявило о своем намерении не продлевать Договор 1950 г. о дружбе, союзе и взаимной помощи. В результате Договор, согласно содержавшимся в нем условиям, утратил свою силу с 11 апреля 1980 г.

Ещё в начале 70-х годов Мао Цзэдун в стремлении преодолеть грозившую Китаю изоляцию среди социалистических стран пошёл на нормализацию отношений КНР с США. В декабре 1978 г. было достигнуто соглашение о взаимном дипломатическом признании КНР и США и установлении между ними с 1 января 1979 г. официальных отношений в полном объёме (на уровне посольств). Преемники Мао Цзэдуна стали в открытую говорить о необходимости союза КНР с США в борьбе против советского «социал-империализма». Во внутренних делах, при Председателе КНР Хуа Гофене (1976—1978 гг.), всё ещё звучали призывы о необходимости продолжения проводившейся Мао Цзэдуном с 1966 года «культурной революции», которую с самого начала резко осуждало Советское руководство и которая, хотя и сыграла определённую роль в мобилизации китайского общественного мнения против угрозы реставрации капитализма, в целом закончилась для Китая катастрофой и была прекращена только по решению XI Всекитайского съезда КПК (август 1977 г.)

События в Китае сразу же повлияли на обстановку в Албании: после смерти Мао Цзэдуна и в знак протеста против сближения КНР с США и другими западными странами Э. Ходжа разорвал в 1978 г. отношения Албании с Китаем и вплоть до своей смерти в 1985 г. отказывался от сотрудничества со всеми великими державами. Был провозглашен курс на создание модернизированной социалистической республики, которая отныне должна была строить социализм собственными силами и полагаться только на саму себя. На предложения руководства КПСС и СССР в тот период о восстановлении дружественных отношений с Албанией Э. Ходжа не реагировал.

После смерти Э. Ходжи его преемник Рамиз Алия какое-то время пытался усовершенствовать систему, унаследованную от Э. Ходжи. В стране началась «перестройка по-албански», нанесшая сильные удары по социалистическому строю. Были предприняты меры к нормализации отношений с СССР. В феврале 1991 г. в Тиране подписывается долгосрочное соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Албанией и СССР. Однако Албания уже пребывала в хаосе, многие албанцы бежали в Италию, Грецию и Югославию, и Р. Алия был вынужден разрешить в 1991 г. всеобщие выборы. Коммунисты добились на выборах неплохих результатов, однако правительство потерпело крах, а в 1992 г. Народное собрание Албании избрало президентом страны лидера Демократической партии С. Беришу, сменившего на этом посту Р. Алию, который был арестован и обвинен в казнокрадстве. В стране полным ходом проводилась реставрация капиталистических порядков. Албания получила щедрую помощь от США, вступила в Совет Европы и переориентировала свою внешнюю политику на Запад. Бериша ввел запрет на деятельность компартии и бросил в тюрьму даже «розового социалиста» Фатос Нано.

Капитализация страны усугубила развал промышленности и сельского хозяйства Албании. Безработица и эмиграция населения за границу приобрели массовый характер. Чудовищная коррупция чиновничества, разгул преступности и, наконец, крах «албанских пирамид», поставивший сотни тысяч человек на грань выживания не просто вывели народ на улицы, но и заставили его взяться за оружие. В стране началась народная революция, продолжавшаяся с марта по июнь 1997 г. Под контролем повстанцев оказались более десятка городов и значительные территории на юге, востоке и севере страны. Повсюду создавались повстанческие комитеты, в состав которых входили представители различных организаций и партий, в том числе Коммунистической партии Албании.

Коммунистическая партия Албании образовалась сразу же после того, как 10-й съезд Албанской партии труда в июне 1991 г. постановил преобразовать АПТ в Социалистическую партию Албании. Утвержденная съездом новая программа партии провозгласила ее отказ от марксистско-ленинской идеологии. СПА была принята в Социалистический интернационал, а её харизматический лидер Ф. Нано, бывший номенклатурный коммунист и соратник Э. Ходжи, полностью перешёл на позиции социал-демократизма.

Образовавшаяся на этом фоне КПА активно проявила себя в ходе событий марта—июня 1997 г. Члены партии были в каждом местном повстанческом комитете и нередко именно они оказывали решающее воздействие на их работу.

В итоге народной революции 1997 г. президент Бериша подал в отставку. На выборах в парламент, состоявшихся 29 июня 1997 г., победила Социалистическая партия Албании, которая остается у власти и в настоящее время. С июля 2002 г. президентом Албании является А. Моисиу, отставной генерал- ярый сторонник вступления Албании в НАТО, а премьер-министром, с того же времени,- Ф. Нано.

Народную революцию 1997 г. в Албании считают «незавершенной». Массовые выступления трудящихся, к которым примкнула и часть армии, удалось нейтрализовать путём отстранения от власти демократов и последовавших правительственных перестановок, осуществленных победившими на выборах социалистами. Большую роль при этом сыграло вмешательство в обстановку иностранных держав — направление в Албанию 7-и тысячного контингента международных (фактически итальянских) вооруженных сил, патрулирование берегов Албании американскими военными кораблями, подтасовка результатов выборов и т. п. Отставка Бериши отвечала интересам США и НАТО, поскольку его режим полностью дискредитировал себя в глазах народа. Пришедшие к власти социалисты твердо держат курс на вступление Албании в НАТО, пытаются оказывать влияние на ситуацию в Косово и Македонии, опираясь на албанскую диаспору в регионе; внутри страны проводятся реформы, направленные на её дальнейшую капитализацию. Отношения между Албанией и РФ в настоящее время нормализовались, в обеих странах действуют посольства.

В 1998 г. парламент Албании, в котором большинство составляют социалисты, принял закон о легализации Коммунистической партии Албании. КПА считает себя пролетарской и народной партией, исходит из того, что Демократическая и Социалистическая партии представляют интересы буржуазии и империализма, выступает за революционное свержение капитализма и установление пролетарской демократии.

Раскол социалистического лагеря в 60-70-х годах, вызванный в основном ревизионистским курсом хрущевского, а потом и брежневского руководства имел крайне негативные и болезненные последствия для всего международного коммунистического и рабочего движения. Коммунистические партии многих стран раскололись на просоветские и прокитайские. Попытки тогдашнего руководства КПСС объяснить создавшуюся ситуацию исключительно раскольнической деятельностью КПК и даже «идеологией маоизма» мало кого убедили. В равной степени вред отношениям между двумя партиями и странами наносили исходившие из Пекина обвинения руководства СССР в «социал-империализме», в его стремлении организовать сговор СССР и США против Китая и национально-освободительного движения и т. п. После 1969 г., когда в Москве состоялось (без участия КПК) Международное совещание коммунистических и рабочих партий таких широких и представительных форумов коммунистов больше не созывалось.

Правда, в 1985—1991 гг. в советско-китайских отношениях произошли определенные позитивные сдвиги. На состоявшейся в Пекине в мае 1989 г. встрече на высшем уровне было отмечено, что она знаменует собою «нормализацию межгосударственных отношений между Советским Союзом и КНР». Дэн Сяопин в ходе переговоров с М.Горбачевым заявил о намерении китайской стороны «закрыть прошлое, открыть будущее», «Пусть ветер сдует то, что было, давайте смотреть вперёд»,- сказал он. Такого же мнения придерживалась и советская сторона. В результате встречи в Пекине на высшем уровне были также формально восстановлены отношения между компартиями двух стран. В Совместном коммюнике по этому поводу указывалось, что КПСС и КПК «будут осуществлять контакты и обмены в соответствии с принципами независимости и самостоятельности, полного равноправия, взаимного уважения, невмешательства во внутренние дела друг друга». Однако разрушение Советского Союза положило конец этому процессу. В настоящее время КПК поддерживает на официальном уровне довольно-таки развитые и стабильные отношения с КПРФ; связи с другими коммунистическими партиями носят спорадический и весьма ограниченный характер.

На Пленуме ЦК КПСС, состоявшемся 24 июля 2004 года, Председатель ЦК КПСС О. С. Шенин заявил, что КПСС уже давно следовало бы дать объективную оценку советско-китайским и советско-албанским конфликтам и взять на себя свою часть ответственности за причины возникновения и трагические последствия этих конфликтов. Была поставлена задача восстановить отношения КПСС с Коммунистическими партиями Китая и Албании.

С учётом этого и основываясь на материалах настоящей информации на рассмотрение Пленума вносится проект постановления, содержащий два следующих пункта:

1. Пленум ЦК КПСС заявляет, что настоящим постановлением КПСС берёт на себя свою часть ответственности за причины возникновения и трагические последствия советско-китайских и советско-албанских конфликтов 60-70-х годов.

2. Пленум ЦК КПСС поручает Секретариату ЦК довести это решение до сведения руководства Коммунистической партии Китая и Коммунистической партии Албании, подчеркнув при этом, что КПСС готова восстановить в полном объеме отношения с Коммунистическим партиями Китая и Албании.

«Гласность», № 3, 31 марта 2005 года

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив