Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

письма

Архив

 

Открытое письмо в редакцию общественно-политической газеты большевиков "Молодогвардеец".

Как автор трехтомника «Большевизм и современный мир» (М.2003 г.) хотел бы настоящим письмом выразить искреннюю благодарность редакции за публикацию в Вашей газете раздела из этой книги, посвященного Афганистану. («Советский ревизионизм и Апрельская (1978 г.) революция в Афганистане (т III. Стр. 261–319).

В своей жизни и практической деятельности на различных, в том числе дипломатических постах мне не редко приходилось идти против течения поэтому, думается, я вправе высоко оценить твердое решение редакции продолжать публикацию тех материалов, которые Вы выбрали, несмотря на высочайший запрет со стороны Н. Андреевой и послушного ей окружения в секретариате ЦК ВКПБ. Мое отношение к сложившимся в последние годы порядкам в ВКПБ выражено в статье " «Нинаандреевщина как пародия на большевизм», опубликованной в газете «Гласность» № 4 за 2004 г. и повторяться не буду. Вместе с тем, считаю своим долгом отметить, что исключение из рядов ВКПБ редактора-учредителя Вашей газеты тов. Панихина В.А. якобы «за сознательное и преднамеренное грубейшее нарушение партийной дисциплины» является лишь очередным ярким примером головотяпства и сумасбродства в кадровых вопросах, как одной их характерных черт «нинаандреевщины». Хорошо зная тов. Панихина В.А.; решительно отметаю также и гнусные попытки «секретариата» Андреевой приписать ему негативные личные качества которые никогда не были свойствены этому скромному и совершенно бескорыстному человеку, с молодых лет вставшему на путь борьбы за правое дело. Извините, но все это очень напоминает щедринский рассказ о том, как в царское время повесили за свои «левые» убеждения незадачливого «либерала», а на прибитой доске написали: «бабник и прелюбодей».

Пользуясь случаем, хотел бы подчеркнуть, что работая над трехтомником «Большевизм и современный мир», посвященным 100-летию большевизма и новым поколениям коммунистов-большевиков, я отнюдь не стремился упрощать поднятых там проблем и уж во всяком случае тщательно избегал того, чтобы подгонять реальные факты под заранее выдуманные концепции. Мой подход — побудить молодых людей самостоятельно поразмышлять над приводимыми материалами, порыться в дополнительных источниках информации и применяя марксистско-ленинский диалектический метод, дать собственную оценку тем или иным событиям современности. По большому счету на большее я никогда не претендовал и не претендую.

Тем горше становиться от чтения разносной и недобросовестной критики, которая в последнее время полилась на трехтомник из смердящего болота нинаандреевщины. Сразу же скажу, в обстоятельную полемику с этими «критиками» (см. статьи В. Рябова, В. Серова и В. Миронюка в газете «Рабоче-крестьянский Серп и Молот» за апрель 2004 г.) вступать не собираюсь. Статьи заказные, и тратить время на разбор дикого бреда и досужих рекомендаций не буду. Но вот обратить внимание молодежи на некоторые особенности методологии сокрытия и искажения правды, изощренной клеветы и подтасовок, возможно, следует.

Особенность первая — отвлечь внимание от проблем, рассматриваемых по существу, путем внушения необходимости рассмотрения (дополнительно) многочисленных вопросов к делу не относящихся. Так, Серов-Миронюк с деловым видом укоряют автора, что он не рассмотрел-де проблемы положения в Перу и в Боливии, не проанализировал события 1974 г. в Португалии, где видите ли были упущены возможности для победы социализма, ибо для этого требовалась лишь «небольшая помощь» КПСС. Откуда это последнее следует, разумеется, не раскрывается, но «эрудиция» критиков показана. И снова вспоминается М. Е. Салтыков-Щедрин с его знаменитым ответом на замечания «критика» на «Историю одного города». «Он,- пишет М. Е. Салтыков-Щедрин, — обличает меня в недостаточном знакомстве с русской историей, обязывает меня хронологией, упрекает меня в том, что я многое пропустил, не упомянул ни о барах-вольтерянцах, ни о сенате, к котором не нашлось географической карты России, ни о Пугачеве, ни о других явлениях, твердое перечисление которых делает честь рецензенту, но в то же время не представляет и особенной трудности…».

Особенность вторая — метод большой лжи в расчете сбить с толку всех и всякого. Так, В. Рябов (между прочим, секретарь Ленинградского комитета ВКПБ) сводит всё содержание трехтомника к «антибольшевизму» и даже выносит это утверждение в заголовок своей статьи. Впрочем, распространяться по поводу этого метода едва ли стоит: он просто взят, сознает ли это «критик» или нет, из гитлеровского пропагандистского арсенала и, как таковой, в комментариях не нуждается.

Особенность третья — исказить и извратить раскрытие главной темы в надежде на то, что читатель не прочтет всей работы или ограничится её беглым просмотром. И высший здесь пилотаж — это и самому «критику» не утруждать себя излишним чтением, но с тем большей уверенностью, говорить о крупных недостатках той или иной работы. Тот же Рябов утверждает, что в трехтомнике якобы умалчивается об этапах борьбы партии большевиков за построение социализма с середины 20-х годов до 1953 г., что якобы оборвав события на 1924 г., автор, дескать, «начинает изложение современного большевизма с 1992 г.». Однако даже беглый просмотр II и III томов (а весь трехтомник, как отмечено в предисловии автора к тому I, — это единое целое) показывает абсолютную лживость этого утверждения: оценка деятельности И. В. Сталина в книге дана в многочисленных выступлениях автора, в том числе за рубежом, притом на десятках страниц. Деятельности И. В. Сталина посвящено также немало страниц в I и III томах работы. И хотя в задачи автора не входило подробное исследование сочинений И. В. Сталина, его деятельность, как продолжателя дела В. И. Ленина, показана в работе достаточно полно и всесторонне. Так что ларчик открывается просто: «критик» Рябов мог и вообще не читать материалы тома II, так как перед ним была поставлена другая задача. Непонятно кстати, с чего бы Рябов стал распространяться и о моей брошюре по Китаю, изданной в 1999 г., если эта брошюра полностью вошла в том III работы.

Особенность четвертая — запугать читателя тем, что всякая новая постановка вопроса может быть использована врагами марксизма-ленинизма для дискредитации этого учения. Например, касаясь раздела об Афганистане, публикуемого в «Молодогвардейце», «критики — по поручению» утверждают, что сделанные автором выводы относительно событий, приведших к физическому устранению лидеров афганской революции, буржуазная пропаганда может-де использовать для доказательства того, что «взаимное истребление марксистов после революции является общей закономерностью». Да, конечно, буржуазная пропаганда действует и действует весьма активно: на то она и щука, чтобы карась не дремал,- но это ещё не причина, чтобы обливать грязью X. Амина, как это систематически делали советские ревизионисты, измышления которых бездумно повторяют и наши «критики». Автор же предпочитает судить о политических взглядах и действиях X. Амина — считавшего себя учеником И. В. Сталина,- по источникам, приводимым в книге, а не по наветам советских ревизионистов. Добавлю, что автор лично знаком с известным советским дипломатом В. С. Сафрончуком, который по долгу службы имел многочисленные длительные, один на один беседы с X. Амином и делал выводы о несправедливости таких наветов.

Особенность пятая — защитить позиции «своего начальства», отнюдь не заботясь при этом о сколько-нибудь существенных аргументах и не брезгуя приемами огульной критики оппонентов. Для автора, в этой связи, совершенно очевидно, что несколько пассажей посвященных Афганистану в одной из статей «критиков» прямо предназначены для того, чтобы поддержать позицию Андреевой, которая в своем докладе на Международном коммунистическом семинаре в Брюсселе 4 мая 2000 г. полностью встала на позиции советского ревизионизма, приведшего к власти в Афганистане ненавидимого афганцами ревизиониста Б. Кармаля. Отметим, что эта позиция втихую была подсказана Андреевой её «всезнающим» окружением и не согласовывалась с секретарем ЦК по международным вопросам.

Другой пример такого же рода — попытки «критиков» выгородить Андрееву, повторившую в своей речи в Смольном 5 ноября 1997 г. измышления зюгановцев о некоей новой стадии империализма — ультраимпериализме. В томе III автор раскрывает вредоносную сущность этой концепции, у истоков которой стоял ренегат Каутский, и указывает на необоснованность позиции Андреевой. Но вот теперь, оказывается, как утверждают Серов-Миронюк, «сходство терминов у Каутского и у Андреевой чисто фонетическое», а содержание, мол, разное. Хотел бы в этой связи отметить, что задолго до 1997 г. автор в ходе прямой дискуссии с Андреевой и В. И. Клушиным, считавшимся тогда идеологом ВКПБ, решительно возражал против употребления этого позаимствованного у Каутского термина. Однако, этот протест был проигнорирован. Так что дело явно «не в фонетике», да и разделять «фонетику» от содержания — значит, запутывать ленинское понимание этого вопроса.

Особенность шестая — полностью замолчать указания В. И. Ленина о специфике построения социализма в различных странах, в особенности в странах Востока, о необходимости диалектического подхода к общественным явлениям, и о недопустимости игнорировать конкретно-исторические условия в оценке тех или иных событий. В этом контексте укажем, что в книге автора подробно рассматриваются вопросы положения в Китае, приводятся многочисленные документы КПК, выступления политических деятелей КНР. Однако «критикам» нет до этого никакого дела: аргументы просто-напросто не принимаются во внимание и не удостаиваются объективного анализа, на который, впрочем, «критики» едва ли и способны. Рябов, например, видит в китайских реформах лишь «повторение, но в весьма искаженном виде опыта российской НЭП» и безаппеляционно утверждает, что эти реформы по сути означают «отказ от социализма». Подробнейшие разъяснения руководства КПК, приводимые, в частности, и в моей книге, в расчет не принимаются Серов-Миронюк лихо переносят ленинское оценки НЭП на кардинально отличные исторические условия в КНР, игнорируют доводы Мао Цзэдуна об особенностях классовой борьбы в Китае, огульно отождествляют хрущевское «общенародное государство» с концепцией «трех представительств» и т. д. и т. п. Нападки идут уже и на проводимую Китаем линию в вопросах объединения Родины. В общем — «мели Емеля, твоя неделя».

В статье «Нинаандреевщина как пародия на большевизм» автором дается политическая оценка линии Андреевой по Китаю, как смыкающейся с позицией империализма, стремящегося уничтожить социалистический строй в КНР. Не буду повторяться. Скажу лишь, что опубликование на страницах андреевских газет опусов типа безграмотных, но весьма претенциозных статей Рябова и Серова-Миронюка — еще одно подтверждение правильности такой оценки.

Добавлю, что в письме от 6 декабря 2003 г. автор предлагал Андреевой во избежании дальнейших кривотолков опубликовать в партийной печати свою личную точку зрения о теории и практике социализма с китайской спецификой. Далее в письме говорилось: «Прежде, чем опубликовать эту свою позицию… предложил бы Вам посоветоваться с товарищами из руководства КНДР и Кубы или хотя бы озадачиться тем, почему корейские и кубинские товарищи в целом позитивно относятся к реформам и теоретическим установкам КПК. Уверяю, что в СМИ Кубы и КНДР о положении в Китае Вы не найдете публикаций, аналогичных перепечатанным в печати ВКПБ материалам клеветнического характера о политике КПК». Но как говорится, а воз — и ныне там. Трусит Андреева — как бы не промахнуться!

Особенность седьмая — «критики» очень не любят обращаться к официальным документам, в том числе к документам своей же партии. Серов-Миронюк ничтоже сумнящеся уподобляют, например, переписку Андреевой с лидерами других партий имевшим хождение в старину «письмовникам», на основе которых готовились, как они отмечают, письма теще, матери, невесте, жене и т. д. Ну никак не хотят «критики» вспоминать, в частности, о том, что в этих письмах с самого начала содержалась недвусмысленная поддержка Андреевой линии реформ, проводимых в Китае под знаком марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна и теории Дэн Сяопина. Впрочем, непонимание «критиками» важности официальных документов партии лишний раз говорит об их недопустимо низком уровне как партийных работников. Ну и не брались бы тогда за перо, и не позорили бы партию!

А разве не позором для ВКПБ являются заявления Серова-Миронюка в том смысле, что большевики, видите ли, не вправе употреблять такие термины, как «американский фашизм» или «дикий российский капитализм» на том основании, что есть-де более «научные формулировки». Но извините, тут остаётся лишь один шаг до того, чтобы андреевские прихвостни заговорили о путинском «упорядоченном» капитализме или, например, об американской демократии!

И, наконец, особенность восьмая просто намеренно искажать факты и мысли автора. Чего, например, стоит утверждение Серова-Миронюка о том, что автор нарушил де Устав ВКПБ, пытаясь внести свои поправки в Новую редакцию программы партии уже после её принятия. Но ведь достаточно прочитать приводимую автором на той же странице справку, чтобы увидеть, что эти самые поправки были внесены им в письме Генеральному секретарю ЦК от 4 апреля 2000 г., т. е. тогда, когда еще вовсю работала комиссия по поправкам, а сама же новая редакция программы в окончательном виде была опубликована и следовательно вступила в силу лишь в августе 2000 г.

Удивительны и «рекомендации», сделанные автору его «критиками». Оказывается, автор был обязан чуть ли не от каждой ленинской цитаты «проводить мостики» к современности, а не доверять читателям делать собственные выводы на основании прочитанного. Более того, автору, оказывается, не стоило «вообще издавать первый том» — «В. И. Ленин и становление большевизма», так как есть «Краткий курс истории ВКП (б)», который, кстати, автор неоднократно и с уважением цитирует в своей работе. Дальше больше-следовало бы, дескать, отказаться и от второго тома, в котором содержатся, помимо выступлений автора в различных аудиториях, также и подготовленные им от, А до Я документы партии, и между прочим не по поручению руководства, как утверждают «критики», а, как правило, по собственной инициативе.

Подытоживая отмечу, что незаконное исключение из партии В. А. Панихина, по существу за опубликование в Вашей газете небольшого раздела из трехтомника «Большевизм и современный мир» и разносная, не по уму, «критика» этой работы — деяния одного и того же порядка. В сущности это лишь одно из проявлений той напасти в коммунистическом движении, которую олицетворяет собой нинаандреевщина. Хотелось бы, чтобы молодежь поразмыслила над этим письмом и сделала здравые выводы из прочитанного.

С уважением и большевистским приветом,

А. Барышев

секретарь ЦК КПСС

8 мая 2004 г.

«Молодогвардеец», № 4, июль 2004 года

«Гласность», № 7, 8 июля 2004 года (опубликовано частично)

к оглавлению

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив