Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

письма

Архив

 

Из письма Л.И. Уманского

коммунистическая партия- ВКПБ. Создатели её — настоящие большевики-ленинцы, которые не испугались драконовских ельцинско-кравчуковских и других ренегатских запретов Коммунистической партии Советского Союза и были полны решимости остановить разрушение Советской власти, нашей Родины — Советского Союза.

Единодушию, с которым делегаты I съезда ВКПБ 8 ноября 1991 г. обсуждали доклад Н. А. Андреевой «Текущий момент и наши задачи», программные и организационные вопросы повестки дня съезда, могли бы позавидовать многие политические форумы.

Дискуссия возникла лишь по вопросу названия партии: часть делегатов предлагала оставить название: «Коммунистическая партия Советского Союза». Но под давлением составителей программных документов, которые ссылались на неоспоримый факт, что верхушка КПСС, в подавляющем большинстве стала на путь предательства идей марксизма-ленинизма, это предложение было отклонено. Как показал дальнейший ход истории, это была одна из первых ошибок ВКПБ. Полные эйфории от сознания своей революционности мы тогда не оценили трезво, что сгнила и предала коммунистическую идею не партия, а именно её верхушка и часть обывателей — партбилетоносцев. Но ведь настоящие коммунисты верили, что партия снова станет на ноги и призовёт их в свои ряды.

В дальнейшем было совершено немало ошибок — больших и малых (а, может быть, и не только ошибок), что привело ВКПБ к потере первоначального авторитета как на территории СССР, так и в международном коммунистическом движении. Самой главной причиной этого, я считаю изначально вредную политику обособленности, высокомерного превосходства нашей партии над другими партиями, которых мы критиковали к месту и не к месту, что привело в конечном итоге к почти полной изоляции ВКПБ. Сыграли в этом определённую роль и буржуазные СМИ, которые после ожесточённого охаивания ВКПБ, просто перестали нас замечать. Потом к этому же пришли и газеты левых партий.

В то время, когда в Программе и Уставе ВКПБ чёрным по белому написано о необходимости сотрудничества с прогрессивными партиями и организациями, секретариат ЦК ВКПБ, зациклившись на том, что все они, если не враждебные марксизму-ленинизму, то обязательно оппортунистические, давал указания в партийные организации о запрете представлять ВКПБ в их съездах и конференциях под угрозой исключения из партии. Право представительства получали лишь приближённые к Генеральному секретарю, как правило, не ниже секретарей ЦК. В результате мы добились того, что нас просто перестали приглашать на политические мероприятия и акции и допускать к трибуне, что, кстати, Н. А. Андреева испытала в Ленинграде на своём опыте. А самостоятельно проводить демонстрации и митинги из-за своей маломощности мы за 13 лет так и не смогли, за редким исключением в некоторых небольших населённых пунктах. Зато огромных успехов в «разоблачении оппортунистов всех мастей» добились наши газеты…. Теперь уже «оппортунистами», а то и «засланными к нам врагами», стали и члены ВКПБ, которые с первых дней создания партии принимали самое активное участие в её работе, но имели неосторожность возражать Генеральному секретарю ЦК Н. А. Андреевой и её окружению против амбициозности заявлений и действий, направленных на раскол коммунистического движения, даже в международном плане — что стоит одна только полуграмотная критика со стороны Маевского А.И. социализма с китайской спецификой.

«Заплечных дел мастером» в этих делах стал верный помощник и советник Генерального Секретаря ЦК ВКПБ Маевский А.И.- в прошлом член Политсовета Соцпартии Украины, сокоординатор Союза коммунистов Украины, какое-то время и кем-то в Компартии Украины и, наконец, секретарь ЦК ВКПБ по Украине, Молдавии и Приднестровью. Он же редактор газеты «Рабоче-крестьянская правда», которую превратил в средство выражения своих личных взглядов на любые политические вопросы. Самым большим его достижением стала расправа с одной из самых первых организаций ВКПБ — парторганизацией г. Киева, за то, что она решительно противостояла ему в стремлении изолировать ВКПБ от коммунистического движения. Посредством интриг и нарушений элементарных уставных норм составил липовое решение секретариата ЦК ВКПБ «О перерегистрации Киевской организации ВКПБ».

Киевская организация «перерегистрировалась» — освободилась от двух лично преданных Маевскому товарищей и продолжала, как и пристало большевикам, участвовать во всех политических акциях левых сил в г. Киеве, но уже без «мудрого руководства» ниноандреевского ЦК. А 1-го мая 2004 г. на собрании после обсуждения материалов XXXIII съезда КПСС было принято решение о восстановлении членства в Коммунистической партии Советского Союза. Это решение выполнено.

В одном из последних наших разговоров я сказал Н. А. Андреевой:… «Вы же были нашим знаменем», на что Нина Александровна со свойственной ей скромностью ответила: «Я знаю». Об этой «скромности» я вспомнил, когда прочитал в «Рабоче-крестьянской правде» № 9 (90) за 2004 г. высказывание Генерального секретаря ВКПБ: «Мы сегодня — единственная на территории экс СССР структурированная коммунистическая партия, исповедующая ортодоксальный марксизм -ленинизм. Поэтому нас многим очень хочется съесть или подчинить себе, используя наши структуры». О это — своеобразная реакция на восстановление КПСС и на призыв объединить коммунистов против нашего главного противника — империализма, как зарубежного, так и своего, доморощенного. Бог с ней — со скромностью. Но где же разум? До чего докатилось руководство ВКПБ во главе с Генеральным секретарём Ниной Александровной Андреевой? Ведь, когда создавалась ВКПБ, то её основной целью было сплочение всех революционных сил СССР для отпора наступающему капитализму. Ну, не справились мы с этой задачей, вследствие многих причин как объективных, так и субъективных, в том числе и тех, о которых написано выше. Вместо того, чтобы здраво оценить свои силы и возможности и во время найти настоящих союзников и тем укрепить коммунистическое движение, а при возможности и возглавить его, ниноандреевское окружение сразу встретило в штыки решение XXXIII съезда КПСС о восстановлении нашей партии.

Что это, банальная конкурентнобоязнь или что-то более худшее? Любой здравомыслящий человек понимает, что те, кто ставят перед собой одни и те же задачи должны объединиться и решать их вместе. Это же аксиома! Ведь совершенно естественно было бы, не набрасываться с необоснованными нападками на Программу и руководство КПСС, а, не боясь, что кто-то будет «есть ВКПБ», принять участие в съезде и объединить партийные структуры, создать единую мощную Коммунистическую партию.

И я, как делегат Всесоюзной конференции сторонников Большевистской платформы в КПСС (г. Минск, 13—14 июля 1991 г.), как делегат Учредительного съезда ВКПБ (г. Ленинград, 8 ноября 1991 г.), как делегат II съезда ВКПБ (г. Ленинград, февраль 1996 г.), как бывший кандидат в члены ЦК ВКПБ (1991—1996 гг.) и как бывший секретарь комитета Киевской организации ВКПБ (2000—2004 гг.) призываю своих соратников — ветеранов, с которыми мы в своё время подняли революционное знамя, призывая все здоровые силы в ВКПБ, не поражённые «ортодоксальным» догматизмом, направить наши совместные усилия на создание такой единой партии.

Л. И. Уманский, член рескома Украинской, член горкома Киевской организаций КПСС.

к оглавлению

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив