Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

Идейно-политический кризис буржуазной реставрации в России.




Невообразимый переполох и суматошная паника наблюдаются в последнее время в стане идейных оруженосцев и политических мистификаторов, состоящих на службе у правящего режима России. На рубеже 2004–2005 годов брошен клич — поискать новые идеи в области внутренней и внешней политики, которые придали бы им большую динамичность и эффективность в отстаивании интересов правящего класса.

В области внутренней политики акцент сделан на то, чтобы эти новые идеи прикрыли становящееся всё более явным сползание режима президента В.Путина к полицейщине и прямому диктаторскому правлению, подкрепили бы в идеологическом отношении начавшееся массированное наступление на права трудящихся, в первую очередь — на окончательное лишение их материальных и духовных благ, которыми они пользовались при социализме.

В области внешней политики поставлена задача «облагородить» её неблаговидные цели, оправдать сдачу Россией многих стратегически важных позиций США и НАТО, замаскировать её очевидные провалы в различных регионах мира.

Начать с того, что в ноябре 2004 года на встрече с членами фракции конституционного депутатского большинства «Единая Россия» президент Путин впервые упрекнул партию «единороссов» в отсутствии идеологии, заявив, что он пока не видит у ЕР «чёткой идеологической и политической платформы».1

В начале декабря 2004 г. советник главы администрации президента РФ, руководитель Фонда эффективной политики Глеб Павловский в интервью «Независимой газете», рассуждая о 15-летнем опыте бесконечных и безалаберных реформ в России, «когда каждая следующая реформирует, в сущности, то, что реформировано предыдущей», заявил, что в итоге люди просто-напросто «сатанеют», и что поэтому пришло время «как-то описать нашу политическую общественную систему так, чтобы она была понятна, объяснить её нам самим».2. В канун Нового 2005 года на встрече с журналистами тот же Павловский в качестве «главного и наиболее важного момента» пройденного периода отметил, что «мы начали заниматься проблемами реальной политики, не имея для этого достаточных инструментов, часто не формулируя конечных целей и промежуточных задач». 3

Анализируя возможные последствия для России событий на Украине ещё один видный российский политолог, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике С. Караганов также откровенно сетует на отсутствие у руководства страны долгосрочного планирования внутри- и внешнеполитического курса и требует «покончить с безобразным любительством, которым страдают почти все стороны нашей внешней и внутренней политики». Караганов приходит к выводу, что если у России не будет «жизнеспособной экономической и привлекательной политической модели», то Украина, а также и Белоруссия, так или иначе окажутся в сфере влияния Запада.4

Не будем заблуждаться насчёт того, что все эти и подобные им оценки и заявления, исходящие от представителей правящего класса России, могут быть продиктованы заботой о благополучии её народа и национальных интересах страны. Ведь упрямые факты, приводимые, в частности, и на страницах «Гласности», неопровержимо свидетельствуют о том, что именно политика этого класса привела к острейшему кризису экономики России, которая поддерживается на плаву лишь высокими ценами на нефть, к неимоверному обнищанию широких трудящихся масс, к подрыву обороноспособности страны и к утрате ею важнейших стратегических позиций в мире. Дело в другом: впервые за много лет душители и угнетатели советского народа услышали гул приближающихся крупных социальных потрясений на территории Советского Союза. Не могут они не понимать и того, что если на Украине недовольство и протест трудящихся масс антинародной политикой Л. Кучмы и его присных удалось путём хитроумных махинаций на выборах перевести в плоскость борьбы между отдельными буржуазными кланами, то такая ситуация в других регионах, в особенности в России, едва ли повторится. Впрочем, есть основания полагать, что и украинским трудящимся понадобится не так уж много времени, чтобы распознать обман и отрешиться от борьбы за чуждые им интересы реставраторов капитализма.

В свете сказанного неудивительно, что лейтмотивом многих публичных выступлений маститых российских политологов и политических деятелей всё чаще становятся мысли о возможности и неотвратимости революций, если правящий класс не одумается и не предпримет мер по нейтрализации возникающих повсюду кризисных ситуаций. Так, тот же Павловский без обиняков пишет: «Киев — очень серьёзный звонок для России… Сочетание внутреннего ослабления политической системы и внешнего давления, внешних провокаций может привести к тому, что мы сорвемся в новую революцию, а глобальная революция в России — этого мало не покажется».5 Павловскому вторит восходящая звезда «правых», а ныне независимый депутат Госдумы В. Рыжков: «С моей точки зрения, как ни странно, наш президент и правительство реализуют программу революции. Они просто ведут к революции» 6. Не менее откровенен и главный идеолог СПС, председатель «креативного совета» этой партии Л. Гозман: «Мы совершенно точно не хотим революции, которая в наших условиях будет какой угодно, но не бархатной»,- говорит он, имея в виду ситуацию в России.7.

Цитирование подобных заявлений, исходящих, повторяем, от представителей правящего класса России, можно было бы продолжить. Но пора сделать акцент на другом, а именно на убожестве предлагаемых при этом мер, направленных якобы на «исправление ситуации». Например, из рассуждений Павловского надвигающейся революции необходимо всего-то — навсего «вовремя дать в морду», а одновременно изготовить «новую конституцию»- документ, который должен стать «истинно учредительным для государства Россия». Что касается сути этого документа, то рассуждения Павловского сводятся к тому, чтобы заложить в нём «определённые ноу-хау по предотвращению революции» и как бы развивающие «контрреволюционные» свойства нашей власти». Необходимо также, оказывается, ещё и своевременно позаботиться о «достаточно интеллектуальном организационном инструментарии, который бы позволил нам, например, точными действиями вмешиваться в дела других стран, а ведь мы вынуждены будем вмешиваться». 8 Что тут скажешь, господа? С одной стороны маски, конечно, сброшены, но с другой — уроки русской революции 1905 г. и Великого Октября явно не пошли вам впрок. И вправду говорят: горбатого лишь могила исправит.

На одном моменте пропагандистских измышлений господ Павловских и иже с ним следует, однако, остановиться особо. Грядущую социалистическую революцию эти деятели обычно уже заранее стремятся представить не иначе, как в виде фашистского переворота. Вновь, как и в ельцинское время вовсю размахивают жупелом красно-коричневой опасности, вновь подняты на щит гнусные параллели между фашизмом и коммунизмом, между «сталинизмом» и «гитлеризмом» и всё это в преддверии 60-летия Великой Победы. И не просто победы в Великой Отечественной войне, как изволил обмолвиться в своём новогоднем телепослании президент Путин, а победы в этой войне великого советского народа, истребить самую память о котором тщетно хотели бы нынешние российские правители.

Возвращаясь теперь к теме о спекуляциях на тему о революции и фашизме, приведём ещё и следующие слова Гозмана: «Существующие тенденции в общественных настроениях, никак, к сожалению, не исключают возможности резкого поворота к национал-социализму… И если последовательно раскачивать уличный протест, можно получить не Москву 91г. или Киев 2004 г., а Германию начала тридцатых." Уместно здесь и заявление Б. Немцова, ныне члена так называемого „Комитета 2008“, сделанное им в середине декабря 2004 г.: " „Опасность в том, что в 2008 году совершится переход не от путинизма к демократии, а от путинизма к фашизму“, причём, как известно, под фашизмом Немцов обычно понимает „диктатуру красно-коричневых9. Или вот Павловский: " „Тоталитаризм рождается… из мусорного духа революции“. 10

Здорово сказано, господа! Но хороший ответ на эти заявления дан вашим же соратником из стаи ненавистников социализма В. Рыжковым, который заметил, что стачки, забастовки, митинги и демонстрации — это единственное, что остается делать простому люду в создавшихся условиях и что если, например, Павловский говорит, „что надо найти, выявить и наказать тех, кто готовит Россию к украинскому сценарию“, он, Рыжков, может подсказать адрес: " Московский Кремль». Эти слова освобождают нас от лишних комментариев.

Впрочем, выделим ещё следующие слова В. Рыжкова. «В России,- говорит он,- практически сформирован авторитарный режим, который контролирует основную часть СМИ, парламента, регионов, местного самоуправления, силовые структуры, основную часть денег страны. В стране создана мощная, с огромными ресурсами, машина авторитарного режима, которая стремится подавлять любые проявления независимости с чьей бы то ни было стороны… Меня поражает, с каким упорством Кремль демонтирует демократические институты…, создавая революционную ситуацию в стране». Итак, не улица ведёт к фашизму, а сам режим, фашизируясь, ведёт к революции. Это уже нечто несовместимое с концепциями Павловского и Гозмана.

Правда, никаких особенных мер по выходу из кризиса Рыжков не предлагает, ограничиваясь весьма общими пожеланиями насчёт возвращения уровня «демократии» к допутинским временам и создания в России «гражданского общества». Однако в тех же парламентских кругах России, не говоря уже об администрации президента, тусуется немало деятелей-сторонников решения всех внутренних проблем прежде всего путём более активного вовлечения России в орбиту «цивилизованного Запада», в особенности США, НАТО и Европейского Союза.

В последнее время на этом поприще сосредоточил свои усилия председатель Комитета Госдумы РФ по международным делам К. Косачев, выступивший в начале декабря 2004 г. в «Независимой газете» с руководящей статьёй «Демократия как внешнеполитический фактор». Утверждая для пущей важности, что «никакого конфликта ценностей между Россией и Западом на самом деле не существует», Косачев прямо-таки изголяется в своём призыве к Западу и российскому истэблишменту в полной мере осознать, наконец, общность «наших судеб», проявить «обоюдную волю и решимость отказаться от образа врага», встать на путь практического осуществления «стратегического партнёрства и цивилизованным путём решать в его рамках все спорные моменты, связанные с конкуренцией и неизбежным пока столкновением интересов». И невдомёк Косачеву, что в эпоху империализма и в особенности после разрушения Советского Союза такие призывы лишь разжигают аппетит американского хищника, военная машина которого и его союзников по НАТО с согласия российского истэблишмента уже прочно обосновалась в Центральной и Восточной Европе, Прибалтике, активно вторгается в Среднюю Азию и Закавказье…

Показательно, что для Косачева вообще не существует никакого американского империализма. США для него, как и другие «ведущие страны» Запада, это всего лишь знаменосцы подлинной демократии. Не в силах «выжидать естественного хода событий и вызревания плода демократии», страны «лидирующей группы, в первую очередь, США», видите ли, не побоялись даже оперативно использовать силу, чтобы принести эту демократию в Югославию, Афганистан и Ирак. Мало того, Косачев требует закрепления «на уровне ООН» критериев, которые могли бы «обосновывать необходимость неотложного, в том числе военного, внешнего вмешательства» ради продвижения той же демократии во все уголки планеты 11.

Полностью раскрывается Косачев в своей более поздней статье, опубликованной в той же газете в конце декабря 2004 года и посвященной взаимоотношениям России с другими странами СНГ. Здесь автор откровенно сетует на то, что повышенная, по его мнению, активность Москвы на территории СНГ «слишком откровенно преследует российские интересы», что Москва то и дело выдвигает «российские проекты» вместо того, чтобы чётко координировать свои действия в СНГ с США и ЕС, от отношений с которыми только и зависит-де успех России в регионе. Политика России в СНГ должна быть, по его убеждению, не столько «патриотичной», сколько «конкурентноспособной», имея в виду посоревноваться с США и ЕС в борьбе за «демократизацию» региона, как высшую сверхзадачу.12 Как видим, утрата Россией реального влияния на территории СНГ автора не беспокоит: он, судя по его высказываниям, со всеми потрохами готов отдаться осуществлению американских программ «демократизации» не только, скажем, на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке, но и на территории СНГ. Не правда ли, весьма своеобразный подход в плане изыскания мер по преодолению кризиса внешней политики России?

Не блещут оригинальностью и предложения, выдвигаемые в этой связи упоминавшимся выше С. Карагановым. Всё по существу сводится к идее создания «союза великих держав в рамках ООН, который стал бы реальным механизмом по наведению порядка в мире, который становится всё более беспорядочным и всё более опасным». Как будет взаимодействовать этот союз с ООН и её Советом Безопасности и понадобится ли вообще в этом случае ООН, об этом автор умалчивает. Строить же в Азии на основе известной «концепции треугольника» Китай-Россия-Индия «политический союз», направленный «против наиболее мощных и современных стран мира»- это, с точки зрения автора,- «реакционная утопия». 13

Из представителей научно-академических кругов России, пытающихся так или иначе прикрыть провалы российской внешней политики и предложить свои рекомендации по исправлению положения отметим С. Рогова, члена-корреспондента РАН, директора Института США и Канады, занимающего эту должность с 1995 года. В своём обширном интервью, опубликованном 3 ноября 2004 г. в «Независимой газете», Рогов совершенно обходит вопрос об империалистическом характере внешней политики США, на что неизменно обращалось внимание в публикациях института со времени его создания в 1969 г. Он считает, что вместе с «холодной войной» миновало не только идеологическое, но и политическое противостояние между Россией и США, и что теперь между ними нет и геополитического конфликта.

Исходя из этого и основываясь на недавнем заявлении президента Путина о том, что Россия рассматривает США, «как партнёра и даже как союзника в борьбе с международным терроризмом», Рогов предлагает подвести, наконец, правовую базу под провозглашенное ещё при Ельцине «стратегическое партнёрство» с США и вести дело к заключению между Россией и США «нового договора о взаимной безопасности, соответствующего новым международным условиям и задачам стратегического партнёрства». По смыслу рассуждений Рогова, такой договор должен носить военно-политический характер и будет направлен против «общего врага» США и России, каковым называется «международный терроризм». Поскольку, однако, сегодня сами американские империалисты не скрывают, что в их списке «международных террористов» фигурирует целый ряд стран Ближнего и Среднего Востока (Ирак, давно уже оккупированный, Сирия, Иран), КНДР, Куба и прочая, и прочая, хочется спросить, чем же может обернуться для России выдвигаемая Роговым «новая идея»? И ответ будет однозначным — участием России в планируемых американским империализмом всё новых военных авантюрах против суверенных государств, за обладание стратегическими ресурсами мира и мировое господство. В не столь отдалённой перспективе, по роговской логике, Россия могла бы стать и бесценным союзником Вашингтона в его стратегии, направленной на свержение социалистического строя в Китае, на раскол и превращение Китая в сферу влияния империализма.

Идеологически и политически выверенная американская империалистическая концепция «международного терроризма» усиленно пропагандируется в последние годы и российскими проправительственными СМИ ради оправдания «нейтрального» отношения, а то и соучастия России в осуществляемых под эгидой США акциях по подавлению освободительных движений, участники которых огульно называются «боевиками» и «террористами». Правда, не так давно президент Путин обмолвился о существовании в Ираке «оккупационного режима», однако даже эта весьма безобидная фраза была выброшена из интернетовской версии текста этого выступления президента.

О том, что действительно происходит в Ираке, можно судить, например, по следующим выводам, сделанным доктором Салямом Салимом, очевидцем многих событий в Ираке, в его статье, опубликованной в газете «Завтра» в ноябре 2004 г.: «Американо-британская оккупация Ирака… перешла все мыслимые границы общепризнанных законов и обычаев человеческой морали… Сегодня уже абсолютно ясно, что эта агрессивная война была развязана с помощью лжи и массовых фальсификаций… Вернулась эпоха ненавистного империализма, страна оказалась под пятой тысяч и тысяч захватчиков, до зубов вооруженных современнейшими видами разрушительного и смертоносного оружия, с помощью которого они совершают преступления, подобные тем, что творили гитлеровские полчища… Оккупанты превратили иракцев в обездоленный угнетаемый народ… Но именно этот народ рождает мужественных борцов, сила которых и боевой опыт крепнут и умножаются в борьбе против оккупантов». Автор заключает, что ежедневные сражения против коварного и жестокого врага, это не акции «террористов», а законная борьба иракского народа против «самых отвратительных форм колониального господства» 14 На этом фоне довольно-таки зловеще выглядит заявление Путина в ходе состоявшихся в Москве в конце октября 2004 г. переговоров с главой марионеточного правительства Ирака Алауи о том, что «Ирак, находящийся в состоянии войны с международным терроризмом», должен опираться на «активную поддержку со стороны цивилизованных стран» и что Россия, со своей стороны, готова к всестороннему сотрудничеству в этой сфере.

В целом нельзя не видеть, что концепция международного терроризма, выдвинутая, как известно, США, а теперь взятая на вооружение российским правящим классом, даёт искаженные ориентиры для внешней политики России, реально ведёт к дальнейшему её подчинению Вашингтону, наносит серьёзный ущерб отношениям России с влиятельными странами Азии, Африки и Латинской Америки. Обречены на провал и попытки использовать эту концепцию в целях оправдания продолжающейся войны в Чеченской Республике. При всей значимости внешнего фактора, совершенно очевидно, что основная ответственность за развязывание этой войны и её продолжение лежит на правящих кругах России. К тому же надо быть слепым, чтобы не видеть, что за акциями «международного терроризма» в Чеченской Республике стоят не столько «мусульманские экстремисты», сколько те же США и другие западные державы, сделавшие ставку на раскол России.

Известно, что Россия исходит из того, что «центральная роль» в объединении усилий мирового сообщества в борьбе с международным терроризмом должна принадлежать ООН. Об этом достаточно определенно было заявлено в выступлениях президента Путина и министра иностранных дел Лаврова соответственно в сентябре 2003 г. и сентябре 2004 г. на 58-й и 59-й сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. 15 Россия выступила в ООН с инициативой о разработке Всеобъемлющей конвенции по борьбе с терроризмом, об активизации деятельности Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН, внесла в Совет Безопасности свой проект резолюции «О дополнительных мерах по борьбе с международным терроризмом» и выдвинула в ООН ряд других предложений в этой области.

Однако вопрос об определении самого понятия «международный терроризм» в ООН не получил сколько-нибудь заметного продвижения. Представители многих стран решительно отвергли попытки отождествлять «международный терроризм» с национально-освободительными движениями и другими проявлениями борьбы народов за свою свободу и независимость. В особенности большие возражения вызывает российское предложение о составлении Советом Безопасности ООН «чёрного списка» подозреваемых в терроризме и о соответствующем наказании тех, кто попадёт в этот список. До сих пор составлением такого рода списков занимались, в основном, США, произвольно включавшие в них не только отдельных лиц и организации, но и целые государства. Но, как видно, дурной пример заразителен… Что же касается существа вопроса, то его неплохо, с нашей точки зрения, выразил в своём выступлении на 59-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН представитель Алжира Абдалла Баали, заявивший: «Пока мы не сможем сойтись на общей формулировке понятия «терроризм», пока не научимся различать террор от борьбы за свободу, внесение лиц в «чёрный список» будет очень опасным, это может открыть ящик Пандоры, когда каждый захочет добавлять в этот перечень своих врагов." 16

Между тем, параллельно с тем, что российская дипломатия, в явном сотрудничестве с Вашингтоном пытается тщетно навязать ООН неприемлемую для многих государств на всех континентах концепцию по борьбе с международным терроризмом, проправительственные СМИ России развернули не утихающую кампанию нападок на основополагающие принципы и положения Устава ООН, запрещающие этой международной организации вмешиваться во внутренние дела государств, участвовать в подавлении национально-освободительных движений и тем более потворствовать агрессии в отношении независимых государств. В особенности эта компания усилилась после того, как президент РФ в выступлении на 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (25 сентября 2003 г.) сделал необычное заявление о том, что «международное право, конечно, должно быть подвижной, живой материей, отражающей реалии современного мира." 17

Не оспаривая существа вопроса, приходится однако констатировать, что в нынешних условиях, когда США активно ведут дело к тому, чтобы перекроить международное право и Устав ООН применительно к собственным «национальным интересам», это заявление фактически развязывает руки тем, кто так или иначе хотел бы «порадеть» Вашингтону на этом поприще. В этом контексте обращают на себя внимание, например, попытки исказить до неузнаваемости смысл статьи 51 Устава ООН, постулирующей «неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону». Речь идёт о том, чтобы расширить понимание этой статьи таким образом, чтобы её можно было использовать для оправдания масштабных превентивных акций, в том числе против суверенных государств под предлогом устранения угрозы со стороны международного терроризма. Напомним, что руководство США ссылалось именно на статью 51 Устава ООН, превратно её истолковывая, для оправдания американской агрессии в Ираке.

Нельзя пройти также мимо попыток российских СМИ, в том числе некоторых «научных» изданий, опять-таки подыгрывая США, извратить и переиначить общепринятое толкование таких незыблемых принципов международного права, как «суверенитет государств», «самоопределение народов», ввести в обиход вместо понятия «цели и принципы» Устава ООН понятие «фундаментальные ценности», имея в виду пресловутые «ценности» западного мира и т. п. Заметим также, что опубликованный недавно объемистый доклад Генерального секретаря ООН о реформе этой международной организации, доклад, подготовленный на основе рекомендаций так называемой «группы мудрецов», в состав которой от России входил Е. Примаков, содержит в себе немало таких новаций, которые в случае их одобрения, несомненно приведут к коренным изменениям в деятельности ООН, а фактически- к созданию новой международной организации, более угодной для США и более приспособленной к их стратегии борьбы за мировое господство.

Впрочем, пока суть да дело и пока идут разговоры о реформе ООН, наиболее оголтелые «демократы» уже прямо ставят вопрос о замене её НАТО, или «восьмёркой», а то и «мировым правительством» во главе с США. Так Ф. Бурлацкий, получивший в своё время широкую известность как идеолог хрущевщины, а ныне председатель научного совета по политологии РАН, призывает отменить основополагающий принцип деятельности ООН в вопросах поддержания мира- единогласие постоянных членов Совета Безопасности ООН, и одновременно — «наделить Америку особой ролью в Совете Безопасности (например, постоянного председателя)». «Всё же сейчас, -пишет он в „Известиях“,- это самая могущественная страна и поэтому она может (при желании) играть самую активную роль в ООН. Она способна предоставить в распоряжение Совбеза самые эффективные вооруженные силы и нести наибольшие финансовые расходы по выполнению операций». «На „обломках“ ООН давно пора создавать мировое правительство», — такой вывод делает газета «Известия» из статьи одного из своих самых «продвинутых» авторов.

Плестись в хвосте у США, питаться замшелыми идеями «демократии» и «потребительского общества», переписывать старые концепции и формулы, взятые из арсенала западной буржуазной пропаганды и выдавать их за новое слово в российской науке- таков удел целого сонма идеологов и политологов, обслуживающих реставрацию капитализма в России. Им нет дела до того, что Россия всё больше втягивается в западную империалистическую глобализацию и в систему западных военных блоков. Чтобы остаться у корыта власти, эта чавкающая публика готова оправдать всё: и путинскую «вертикаль», как якобы ведущую к «управляемой демократии», а на деле — к фашизации страны, и пресловутые «социальные реформы», как основанные-де на опыте «самых цивилизованных стран», а на деле обернувшиеся запредельным обнищанием трудящихся, заоблачными ценами на жильё и безмерной платой за обучение, и путинскую внешнюю политику, в основе которой лежит курс на партнерство и союз с США ценою постоянных уступок американскому хищнику только ради того, чтобы ублажить российский компрадорский капитал и обеспечить помощь США и НАТО на случай социальных потрясений в России.

Идейно-политический кризис буржуазной реставрации в России налицо. Одна за другой рушатся идеологические подпорки её внутренней и внешней политики. Вместо «среднего класса» Россия получила господство небольшой группы олигархов, грызущихся за раздел и передел собственности, принадлежащей советскому народу, вместо демократии — фашизацию, а вместо прав человека — безработицу, «отмену» праздника Великого Октября и тюрьмы, забитые политзаключенными. Предметом насмешек стало в народе путинское «удвоение» ВВП и никто из серьёзных людей в России не верит уже ни в «гражданское общество», ни в «общественную палату», ни в проповеди попов и буржуазных идеологов.

Притчей во языцех стало кувыркание российского президента на ниве внешней политики. Путинское раболепие перед Западом, пресмыкательство и головотяпство российских политиков и дипломатов привело к развитию событий в Украине по американскому варианту и как следствие — к вероятному поглощению её блоком НАТО уже в ближайшей перспективе. На глазах разваливаются союзнические отношения России с Белоруссией. Россия теряет свои позиции в Абхазии и Приднестровье, уходит из Грузии и Таджикистана.

На совещании послов и постоянных представителей России в июле 2004 г. в Москве президент открыто признал, что России «ещё предстоит сформулировать целостную долгосрочную стратегию в отношении СНГ и проделать для этого сложнейшую концептуальную работу». Как говорится, схватились, когда с горы скатились! Но главное даже не в этом: по смыслу того же заявления президента выходит, что новая концепция Содружества должна будет исходить из того, что не только Россия, но и другие державы имеют право «претендовать на лидерство на пространствах СНГ». 18. Похоже на то, что и в вопросах политики на «главном приоритетном направлении», как сам президент охарактеризовал отношения России со странами СНГ, Россия должна чуть ли не a priori готовиться к дальнейшей сдаче своих позиций Западу и прежде всего США.

Что бы ни трезвонили российские СМИ, практические дела режима Путина в области внешней политики — это продолжение цепи предательств национальных интересов нашей Родины, главные звенья которой были заложены Горбачёвым и Ельциным, а еще раньше — Хрущевым. Об этом говорят общеизвестные факты, как-то согласие Путина на выход США из договора по ПРО, фактическое разрешение на создание американских военных баз в бывших советских республиках Прибалтики и Средней Азии, признание Россией марионеточных режимов в оккупированных войсками США и их союзников Ираке и Афганистане, уход российских «миротворцев» с Балкан, сдача стратегических позиций на Кубе и во Вьетнаме. Но судя по всему, это мало тревожит российских эпигонов американского империализма. Они по-прежнему за работой, по-прежнему, напутствуемые словами президента на упомянутом совещании в Москве, готовы «принять активное участие в формировании непредвзятого, благоприятного представления о внутренней и внешней политике Российской Федерации» и о её «сегодняшнем развитии».19.

Идейно-политический кризис буржуазной реставрации отнюдь не означает прекращения или свертывания идеологической борьбы правящим классом России. Наоборот, он стремится придать ей всё более агрессивный и изощренный характер. С подачи Вашингтона и международного империализма рождаются всё новые идеи и новые концепции: об инновационном подходе к развитию экономики России, о преимуществах участия России в ЕС и ВТО, об её участии в политике демократизации «Большого Ближнего Востока» и «достойном месте» в грядущем мироустройстве, о повышении роли России в борьбе с международным терроризмом, против воинствующего ислама, арабского экстремизма и китайского коммунизма, о наращивании партнерства между Россией и НАТО и даже о замене Россией Израиля как центра международного сионизма и т. д. и т. п.

Особо следует сказать о том, что в своей идеологической борьбе за продвижение интересов российского компрадорского и доморощенного капитала буржуазные реставраторы продолжают пользоваться услугами оппортуниста Зюганова и его «коммунистической», а, по сути, социал-демократической партии России. Попытки Зюганова представить имевший место в КПРФ крупный раскол как освобождение партии от оппортунистов никого не обманут: хорошо известно, что большинство лиц, исключённых из КПРФ по указанию Зюганова,- это его многолетние соратники и единомышленники, которые, в основном, за небольшим исключением, возмущались авторитарными методами руководства Зюганова, а не его мировоззрением. Не произошло и никакого «полевения» Зюганова, как ошибочно полагают некоторые аналитики. Достаточно ознакомиться с последними заявлениями Зюганова, в частности, с его докладом на октябрьском (2004 г.) Пленуме ЦК КПРФ «О новой ситуации в стране и задачах по выполнению решений 10-го съезда КПРФ», его выступлениями в Госдуме, статьёй об И. В. Сталине «Строитель державы», его комментариями о событиях на Украине, чтобы понять: перед нами всё тот же Зюганов, пуще всего боящийся социалистической революции, закрывающий глаза на роль И. В. Сталина, как выдающегося революционного деятеля мирового масштаба, теоретика и практика революционного движения в России, всё так же тщетно стремящийся подменить ленинское учение об империализме геополитикой и другими модными теориями и концепциями, взятыми из арсеналов буржуазных идеологов. Даже мировую систему социализма Зюганов, не мудрствуя лукаво, сводит к понятию «огромного геополитического блока», а вместо возрождения Советского Союза предлагает строить «современную Великую Россию», утверждая при этом, что будущее страны — это некий «русский социализм», пропитанный идеями поповщины и основанный на «органическом сочетании» «державной и славянской идеи», а также «принципов унитаризма и федерализма» 20. Что и говорить такие перлы — словно бальзам на сердце российских реставраторов капитализма, и такие услуги ими не забываются…

Современный империализм и его пособники в лице оппортунизма и буржуазного национализма не всемогущи. Общий кризис капитализма продолжается. Мировая социалистическая система, с учётом исторической, национальной и экономической специфики в лице КНР, КНДР, Кубы, Вьетнама и Лаоса продолжает существовать и развиваться. Острые политические и экономические кризисы — одна из характерных черт развития крупнейших государств капиталистического мира. В вышедших в последние годы книгах западных буржуазных авторов П.Дж. Бьюкенена «Смерть Запада», Э. Тодда «После империи. Очерк распада американской системы», Дж. Сороса «Мыльный пузырь американского превосходства», Ж. Чалианда и А. Блина «Америка возвращается. Новые Цезари Пентагона», Н. Хомского «Прибыль на людях. Неолиберализм и мировой порядок», «Новый военный гуманизм. Уроки Косова», Н. Мейлера «Почему мы на войне?», Ф. Закария «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами» и многих других нарисована крайне удручающая картина политического и экономического положения в США, раскрываются лицемерие и реакционная сущность «американской демократии», грабительский характер политики США в Азии, Африке и Латинской Америке, обреченность военных авантюр Пентагона и стремления империализма США к мировому господству.

Ф. Закария, являющийся главным редактором американского журнала «Ньюсуик Интернэшнл», приводит, например, в своей книге следующие названия наиболее серьёзных исследований состояния политики в США периода 90-х годов, которые говорят сами за себя: «Почему американцы ненавидят политику?», «Заплетающимся шагом — к Гоморре», «Самонадеянный капитал», «Предательство демократии», «Демократия под судом», «Грязная политика», «Жуткая гонка», «Демосклероз» и т. п. Установившаяся в США, по мнению Ф. Закария, «нелиберальная демократия» усугубляет расслоение общества на богатых и бедных, приводит к дисбалансу политической системы, упадку авторитета власти, к постепенному отставанию в экономической сфере, к утрате веры в американскую демократию. 21.

В фундаментальном исследовании американской политической системы видный французский учёный Э. Тодд, упомянутая книга которого издана в 28 странах и широко обсуждается в Европе и США, приходит к выводу, что сегодняшняя Америка является слишком слабым государством, «как в экономическом, так и в военном и идеологическом отношении», чтобы претендовать на статус «мировой империи», чего хотели бы добиться правящие круги США. Американская политическая система, пишет он, находится «в состоянии распада», военная и экономическая мощь США сильно преувеличивается, пик могущества этой «сверхдержавы» прошёл ещё в 50-ые годы, и к нему США уже никогда не вернутся, как не вернутся на землю динозавры. 22. «Пусть сегодняшняя Америка,- замечает Э. Тодд,- если она того желает растрачивает остатки своей энергии на «борьбу против терроризма», на этот эрзац борьбы за поддержание гегемонии, которой больше не существует. И если она будет упорствовать в своём стремлении проявить своё всемогущество, она лишь продемонстрирует миру своё бессилие." 23

Эти и подобные оценки серьёзных буржуазных исследователей, как и аналогичная информация из других источников, казалось могли бы по крайней мере насторожить даже наиболее рьяных российских «демократов», заставить их хотя бы призадуматься об обоснованности и целесообразности их ставки на США, в том числе в вопросах заимствования у американцев некоего идеологического обоснования своей собственной политики. Но этого, как видим, не происходит.

Между тем в мире все более широкий размах приобретают акции протеста против капитализма-империализма. Усиливается антиглобалистское движение, которое при всей своей разношерстности носит, в целом, антикапиталистический, антиимпериалистический и антиамериканский характер. Как отмечают в своей книге «Империя» наиболее авторитетные идеологи «антиглобализма» итальянский политический философ А. Негри и американский литературовед М. Хардт, сущностная новизна нынешней ситуации состоит в том, что империализм времён глобализации (или Империя, пронизывающая все сферы современной жизни и становящаяся суверенной властью, которая правит миром) создаёт в мире уникальный потенциал для революции, «поскольку она (Империя- АБ) предлагает нам (наряду с машиной господства) альтернативу: весь мир эксплуатируемых и порабощенных, массы, открыто безо всяких посредников противостоящие Империи». 24

«Антикапиталистический манифест» -так называет свою новую книгу, опубликованную в 2003 году, другой видный идеолог антиглобализма, профессор политической философии Йоркского университета (Англия) А. Каллиникос. Проанализировав состав политических сил, входящих в движение антиглобалистов, и многочисленные акции антиглобалистов, начиная с Сиэтла (1999 г.), Каллиникос приходит к выводу о том, что остриё этого движения направлено именно против капитализма, что «социализм представляет собой вероятную и осуществимую альтернативу капитализму» и что «организованный рабочий класс по-прежнему является решающим фактором социального преобразования» 25). В другом месте он замечает: «Антикапиталистическое движение, которое не стремится завоевать поддержку рабочего большинства, в конечном итоге потерпит поражение».26

Уместно здесь также выделить направленность движения антиглобалистов против колониализма и неоколониализма, которые продолжают процветать под сенью политики «цивилизованных» стран Запада на огромных пространствах трёх континентов. Так, на состоявшейся в сентябре 2000 г. в Дурбане (ЮАР) под эгидой ООН международной конференции «Мир против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и нетерпимости» развивающиеся страны потребовали от США официальных извинений за «трансатлантическую работорговлю» и согласия выплатить десятки миллиардов долларов «репараций» афроамериканцам за совершенные предками нынешних белых граждан США «преступления против человечности» 27. Как известно, США демонстративно отказались от участия в этой конференции.

В свете приведённых фактов, показывающих нарастание всемирного движения народов против капитализма, старания российских реставраторов капитализма выглядят ещё более неприглядно, а их попытки прикрыть свой антинародный курс болтовней о США, как светоче демократии и процветания — особенно убогими и лицемерными.

В. И. Ленин и. В. Сталин подчёркивали, что влияние буржуазной идеологии исчезает не само по себе, не самотёком, а в жестокой борьбе пролетарской идеологии с идеологией буржуазной. Следует при этом иметь в виду, что по мере разрастания идейно-политического кризиса буржуазной реставрации в России, её идеологи, контролирующие средства массовой информации, всё более наглеют, всё более превращаются в адептов бескомпромиссной и беспощадной психологической войны против народов, борющихся за социализм и мир.

В создавшихся условиях особенно важно, чтобы социалистическая идеология носила наступательный характер. При этом наряду с идейным противостоянием буржуазии, коммунисты-большевики должны вести постоянную работу по разоблачению и нейтрализации оппортунистических и левацких группировок, которые являются оружием буржуазии в классовой борьбе, её «пятой колонной» в международном коммунистическом и рабочем движении. От успеха на поприще идеологической борьбы, агитации и пропаганды, как подчёркивается в Программе КПСС, во многом зависит судьба нашего дела, будущее всех народов.

Секретарь ЦК КПСС

А. Барышев

«Гласность», № 2, 25 февраля 2005 года

Приложение к общественно-политической газете большевиков «Молодогвардеец» — «За большевизм», № 1 (17), февраль 2005 года

Сноски

1. «Известия», 19 ноября 2004 г.

2. «Независимая газета», 7 декабря 2004 г.

3. «Российская газета», 29 декабря 2004 г.

4. «Российская газета», 25 ноября 2004 г., «Независимая газета», 20 декабря 2004 г.

5. «Независимая газета», 7 декабря 2004 г.

6. «Независимая газета», 10 декабря 2004 г.

7. «Независимая газета», 16 декабря 2004 г.

8. «Независимая газета», 7 декабря 2004 г.

9. «Коммерсантъ», 14 декабря 2004 г.

10. «Независимая газета», 16 и 7 декабря 2004 г.

11. «Независимая газета», 3 декабря 2004 г.

12. «Независимая газета», 28 декабря 2004 г.

13. «Независимая газета», 20 декабря 2004 г.

14. «Завтра» № 46 (573), ноябрь 2004 г.

15. «Международная жизнь», № 9–10, 2003 г., № 10, 2004 г.

16. «Независимая газета», 29 сентября 2004 г.

17. «Международная жизнь», № 9–10, 2003 г.

18. «Международная жизнь», № 7–8, 2004 г.

19. Там же.

20. «Правда», 10—15 декабря 2004 г.

21. Фарид Закария. Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами. М., 2004 г. С.171–263.

22. Emmanuel Todd. Apres l’Empire. Essai sur la decomposition du systeme americain» Editions Gallimard, 2002. P.221–222,230.

23. Ibid.,Р. 233.

24. Майкл Хардт, Антонио Негри. «Империя». М.,2004 г. С. 363.

25. Алекс Каллиникос. Антикапиталистический манифест. М.,2005 г. С. 96.

26. Там же. С.113.

27. Патрик Дж. Бьюкенен. Смерть Запада. М., 2003 г. С. 309.

к оглавлению

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив