Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

ИТОГИ ВИЗИТА Б.ОБАМЫ В МОСКВУ И БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ




В ходе рабочего визита президента США Б. Обамы в Москву и его переговоров с президентом РФ Д. Медведевым 6—7 июля 2009 года обсуждались важные вопросы, прямо затрагивающие интересы России. В этой связи следует, прежде всего, отметить вопросы о подготовке нового договора о стратегических наступательных вооружениях, о противоракетной обороне (ПРО), о транзите через Россию военных грузов для войск США и НАТО в Афганистане, а также подписание Россией военных соглашений с США и возобновление сотрудничества России с НАТО, приостановленного после Кавказской войны в августе 2008 года.

Визиту Обамы предшествовали проведенные в мае—июне 2009 года в Москве и Женеве двусторонние российско-американские консультации на экспертном уровне по разоруженческой проблематике, которые выявили серьезные разногласия сторон по ключевым вопросам. Это не могло не отразиться на характере и содержании соответствующих документов, принятых в итоге визита.

Весьма показательным в этом отношении является подписанный президентами документ — Совместное понимание по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений,- представляющий собою, по существу, перечень основных «элементов» нового договора, призванного заменить Договор СНВ-1 от 31 июля 1991 года.*

На первом месте в числе таких «элементов» в документе значится положение о том, что Россия и США будут сокращать и ограничивать свои стратегические наступательные вооружения таким образом, чтобы через семь лет после вступления в силу нового договора и в дальнейшем предельные уровни для стратегических носителей «лежали бы в пределах 500–1100 единиц, а для связанных с ними боезарядов в пределах 1500–1675 единиц». Как видно, названные предельные уровни имеют настолько широкие расхождения, что для достижения искомого компромисса в виде конкретных цифр, которые должны быть зафиксированы в новом договоре, как по носителям, так и по боезарядам, потребуется проведение дальнейших переговоров, что, собственно, и констатируется в документе. Отметим в этой связи, что по данным СМИ к январю 2009 года Россия имела 3.909 боезарядов на 814 стратегических носителях, а США 5.576 боезарядов на 1198 носителях. К такому результату стороны пришли выполняя Договор о СНП от 24 мая 2002 года** (по боезарядам) и Договор СНВ-1 (по носителям).

Из анализа «Совместного понимания» следует, что Россия и США пока что не пришли к соглашению не только по конкретным цифрам боезарядов и носителей, но также и по важнейшим вопросам правил и методов их зачета, соответственно, по вопросам действенных мер контроля на основе опыта выполнения сторонами Договора СНВ-1.

Между тем внимательное прочтение «Совместного понимания» уже позволяет выявить потенциальную готовность России пойти на уступку США в принципиальном вопросе о создании так называемых «возвратных ядерных потенциалов».

Во всяком случае это прямо вытекает из приведенной выше формулировки документа, согласно которой в новом договоре будут учитываться лишь те боезаряды, которые «связаны» со стратегическими носителями, а не находятся на складах, Иначе говоря, речь идет о возможном пересмотре Россией одного из трех «условий», выдвинутых Медведевым в выступлении в Хельсинском университете 20 апреля 2009 года, при которых Россия была бы готова пойти на значительное сокращение своих стратегических наступательных вооружений.

Подчеркнем в этом же контексте, что"Совместное понимание» напрочь обходит и другое «условие» Медведева — а именно необходимость предотвращения размещения оружия в космосе. Что же касается третьего «условия» Медведева относительно недопустимости компенсировать ядерные сокращения за счет увеличения стратегических систем, оснащенных обычным оружием, то «Совместное понимание» ограничивается совершенно невразумительной формулировкой (пункт 6 документа) о включении в новый договор положения лишь «о влиянии» межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок в неядерном оснащении «на стратегическую стабильность».

Тщетно было бы искать, однако, в «Совместном понимании» даже упоминания о «влиянии на стратегическую стабильность» и других не менее значимых вооружений, таких как крылатые ракеты морского базирования, которые широко используются США для решения не только тактических, но и стратегических задач, как, впрочем, и американских средств передового базирования, расположенных в пограничных с Россией регионах и также могущих выполнять стратегические задачи.

С другой стороны, «Совместное понимание» включает положение, которое вполне позволяет не учитывать в новом договоре ядерные вооружения союзников США по НАТО — Великобритании и Франции. Именно такая позиция США проглядывает в формулировке пункта 9 документа о том, что «договор не будет применяться в существующей практике сотрудничества в области стратегических наступательных вооружений между одной из сторон и третьим государством».

Совершенно очевидно, что при согласовании всех вопросов, относящихся к стратегическим наступательным вооружениям, включая вопросы разграничения их стратегического и тактического назначения в зависимости от мест дислокации и прочих факторов, как и зачета количества боезарядов и носителей, абсолютно недопустимо игнорировать состояние дел с противоракетной обороной (ПРО), тем более что в 2002 году США вышли из основополагающего Договора по ПРО 1972 года и пользуясь этим, в настоящее время формируют совместно со своими союзниками создание глобальной системы ПРО.

Отметим в этой связи, что подписанное Д. Медведевым и Б. Обамой в Москве Совместное заявление по вопросам ПРО являет собой удивительное несоответствие содержащихся в нем положений насущной необходимости и важности разрешения проблемы ПРО в двусторонних российско-американских отношениях. Показательно уже то, что хотя слово «ПРО» и фигурирует в названии документа, в его тексте речь идет всего лишь о сотрудничестве «по реагированию на вызовы распространения баллистических ракет» в XXI веке, что в американской интерпретации может означать лишь одно — о сотрудничестве Москвы и Вашингтона в развертывании систем ПРО, направленных против КНДР и Ирана. Такая интерпретация подтверждается, кстати и в политических заявлениях по КНДР и Ирану, принятых на встрече глав государств и правительств «Большой восьмерки» в Аквиле (Италия) 8—10 июля 2009 г. В этих заявлениях высказывается «глубокая озабоченность» по поводу «рисков в области нераспространения, создаваемых ядерной программой Ирана», а проведенные КНДР запуски с использованием баллистической ракетной технологии облыжно изображаются как представляющие «опасность для мира и стабильности в регионе и за его пределами».

Вместе с тем Совместное заявление по вопросам ПРО при всем желании невозможно интерпретировать как каким-либо образом препятствующее созданию элементов ПРО США в Восточной Европе. Мало того, обходя вопросы ядерного равновесия между США и Россией, заявление даже не ссылается на необходимость учитывать взаимосвязь стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений при согласовании позиций и действий сторон в области разоружения. Такая ссылка, правда, имеется в «Совместном понимании», но по всему видно, что сделано это для проформы и никоим образом не ставит под вопрос пагубные последствия выхода США из Договора по ПРО, как и последующие их действия по созданию глобальной системы ПРО.

В целом можно считать, что как «Совместное понимание», так и Совместное заявление по вопросам ПРО, рассматриваемые под углом зрения американской стратегии, создают весьма благоприятную платформу для продвижения, отвечающего интересам США подхода к вопросам сокращения наступательных стратегических вооружений при незыблемости осуществления проекта глобализации ПРО под эгидой США. По мнению многих авторитетных российских экспертов при таком подходе США надолго сохранят и упрочат свои военно-политические позиции в мире даже в том невероятном случае, если определенные в ходе дальнейших переговоров конкретные потолки стратегических наступательных вооружений по носителям и боезарядам будут в количественном отношении равными для России и США.

Важным итогом российско-американских переговоров в рамках визита в Москву Б. Обамы явилось Совместное заявление президентов России и США о сотрудничестве в ядерной сфере, подтверждающее решимость обеих сторон предпринимать совместные усилия по предотвращению распространения ядерного оружия и пресечению актов ядерного терроризма. В этой связи отмечается намерение сторон продолжать сотрудничество в области эффективного экспортного контроля с целью предотвращения попадания ядерных материалов, оборудования и технологий в руки неуполномоченных государством субъектов и любого их использования, идущего вразрез с обязательствами по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а также в области дальнейшего повышения уровня безопасности ядерных объектов по всему миру, в том числе путем минимизации использования высокообогащенного урана (ВОУ) в гражданских целях.

Особое значение Совместного заявления состоит в том, что оно подтверждает выраженное еще в ходе переговоров в Лондоне в апреле 2009 года намерение России и США работать над вступлением в силу двустороннего Соглашения о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Подписание этого весьма выгодного для США соглашения долгое время блокировалось Конгрессом США на том основании, что Москва продолжала сотрудничество в ядерной области с Ираном. Весной 2008 года подписание этого соглашения США и Россией все же состоялось, но в августе 2008 года администрация Буша со ссылкой на действия России в Грузии отозвала соглашение из Конгресса, где должна была пройти процедура его ратификации. Теперь вопрос как бы возвращается на круги своя, при том, что в Вашингтоне убедились, что Россия продолжит голосовать в Совете Безопасности ООН за продолжение санкций в отношении Ирана вне зависимости от судьбы этого соглашения, имеющего большое значение для поддержания ядерной энергетики США.

При всей важности проблематики ядерного разоружения центральное место на переговорах в Москве занял поставленный по инициативе Обамы вопрос об Афганистане. Российское руководство в ходе визита пошло на подписание с США межправительственного Соглашения о транзите вооружения, военной техники, военного имущества и персонала через территорию РФ в связи с участием Вооруженных сил США в усилиях по обеспечению безопасности, стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан. По сообщениям СМИ, речь идет о 4,5 тыс. военно-транспортных самолетов в год (порядка 13 бортов в день), которые будут перебрасывать на афганский фронт как американских военных, так и их вооружение, включая тяжелое. При этом по информации журнала «Коммерсантъ. Власть»

от 13 июля 2009 года со ссылкой на источник в МИД РФ, транзит самолетов в Афганистан не предусматривает никаких дополнительных платежей, кроме обычных сборов на диспетчерской сопровождение и обслуживание в случае промежуточных посадок. Благодаря этому, Вашингтон будет экономить 133 млн. долларов в год.

Совершенно очевидно, что заключенное Соглашение является вопиющим нарушением суверенитета РФ, а с другой стороны — знаменует собой прямое подключение России к военной стратегии США в Афганистане, направленной на превращение этой страны в опорный пункт американского влияния на Ближнем и Среднем Востоке. И как бы ни изощрялись российские СМИ в стремлении найти " общий интерес» у Вашингтона и Москвы в разгроме талибов и «Аль-Каиды» в Афганистане и Пакистане, фактическое участие России в кровавой авантюре США и НАТО в регионе ложится черным пятном на деяния медведевско-путинского руководства в сфере внешней политики и международных отношений.

В выступлении на пресс-конференции по итогам своего визита в Москву Б.Обама благодарил российское руководство за то, что подписанное Россией «соглашение по военному транзиту» позволит США «сэкономить и ресурсы, и деньги, и время», отметив при этом благоприятные перспективы «будущего российского участия» в решении «огромного количества международных вопросов».

В том же выступлении Б.Обама выразил надежду на присоединение к американской стратегии в Афганистане и Пакистане стран Центральной Азии и, как известно, американская дипломатия давно уже действует на этом направлении, договариваясь о создании военных баз и других военных объектов США на территории всех без исключения стран региона. Отметим в этой связи, что американской дипломатии удалось добиться продления еще на пять лет срока действия военной базы США «Манас» на территории Киргизии.

Нельзя не привлечь внимания и к подписанным в Москве на уровне руководителей военных ведомств Рамочному документу по развитию сотрудничества между Вооруженными силами РФ и США и Меморандуму об утверждении Рабочего плана по совершенствованию военного сотрудничества между Вооруженными силами РФ и США на 2009 год. По сообщениям СМИ, эти документы, недоступные широким кругам общественности, предусматривают, в частности, налаживание работы по оперативной совместимости вооруженных сил двух стран, проведение десятков совместных учений до конца 2009 года, а также других мероприятий, в том числе «стратегической дискуссии» между Генштабом и Объединенным Комитетом начальников штабов, совместных учений по борьбе с воздушным пиратством, военно-морскую игру и прочее. В 2010 году будет осуществляться план взаимодействия Министерства обороны РФ и Европейского командования США.

На встрече в Москве обсуждались также вопросы развития сотрудничества между Россией и НАТО, которое было прервано в дни августовского (2008 года) кризиса на Кавказе и возобновлено на заседании Совета Россия- НАТО, проведенного в рамках неформального совещания министров иностранных дел стран ОБСЕ и руководителей ряда международных организаций 27—28 июня 2009 года на греческом острове Корфу. Считается, что этот первый политический контакт между Россией и НАТО, закрепленный на переговорах в Москве, даст импульс дальнейшему развитию военно-политического сотрудничества сторон, в том числе в Афганистане. Через Совет Россия-НАТО Москва вовлекается и в так называемый корфский процесс — череду предстоящих встреч министров иностранных дел и высших должностных лиц «международных организаций» евроатлантического пространства, числу которых отнесены ОДКБ, СНГ, НАТО, ЕС и собственно ОБСЕ.

Ставка российского руководства на развитие военного сотрудничества с США и НАТО, как и проявившаяся в ходе переговоров с Б. Обамой готовность Москвы пойти на дальнейшие уступки США в вопросах ядерного разоружения, не только не сдерживают, но, наоборот, лишь поощряют Вашингтон на продолжение милитаристкого курса и в особенности на форсирование глобализации ПРО. В свете этого рассчитывать на достижение с США значимых соглашений в области разоружения на равной и одинаковой основе России не приходится. Это тем более очевидно в контексте осуществляемой медведевско-путинским руководством реформы Вооруженных сил России, ведущей, как отмечают многие опытные российские военные эксперты, к подрыву обороноспособности страны и ее низведению до уровня третьестепенной державы.

ПРИМЕЧАНИЯ.

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-1) — подписан в Москве 31 июля 1991 года президентами СССР и США, в 1992 году ратифицирован США, Россией и Казахстаном, а в 1993 году -Беларусью и Украиной. Вступил в силу 5 декабря 1994 года и от этой даты исчисляется 15-летний срок его действия. Договор предусматривает сокращения носителей (ракет наземного и морского базирования и связанных с ними пусковых установок, а также бомбардировщиков) до 1600 единиц и ядерных боеголовок, которые числились за развернутыми носителями, до 6000 единиц у каждой из сторон.

Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Договор о СНП)- подписан в Москве 24 мая 2002 года, предусматривает сокращение стратегических ядерных боезарядов до 1700- 2200 у каждой из сторон к концу 2012 года. США «осуществляют» этот договор не путем уничтожения сокращаемых боезарядов, а путем их отделения от ракет и складирования. На апрель 2009 года у США имелось 5,2 тыс. боезарядов, из которых 2.7 тыс. находились на оперативном дежурстве и 2,5 тыс. — на складах, готовые в случае необходимости в течение нескольких часов превратиться в оперативно развернутые.

Секретарь ЦК КПСС
А. Барышев

Опубликовано в газете «Гласность» № 8 26 августа 2009 года

к оглавлению

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив