Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

Империалистическая политика глобализации, рабочий класс и и движение антиглобализма.

Тезисы выступления на III международной научно-практической конференции «Международное коммунистическое движение в условиях империалистической глобализации» в Институте философии РАН 27 апреля 2004 года.

1. Современный капитализм-империализм, несмотря на выдающиеся достижения научно-технической революции, не утратил своих коренных черт и особенностей, вскрытых основоположниками марксизма-ленинизма. Весь ход капиталистического развития после К. Маркса не поколебал его выводов, сделанных из анализа капиталистического общества и нацеливавших пролетариат на социалистическую революцию.

Реальные факты сегодняшнего дня подтверждают, что никакое ускорение научно-технической революции и никакое распространение её на все новые сферы человеческой деятельности, включая области массовой информации и коммуникаций, космических исследований, биохимии и пр. не покончат сами по себе с капиталистическим строем, основанным на эксплуатации пролетариата и всех трудящихся. Не отменят они и открытый К. Марксом закон о прибавочной стоимости и подчиненный ему процесс капиталистического воспроизводства, движимый, как известно, безудержной погоней за максимальной прибылью и постоянно генерирующий поэтому социальный паразитизм владельцев капитала и беззастенчивое попрание интересов людей труда.

2. Напомним в этой связи, что в Программе КПСС отмечается: «Утверждения о будто бы происшедшей „модернизации“ капитализма и избавлении его от присущих его природе пороков являются ложью». Добавим к этому, что такими же лживыми являются и широко пропагандируемые ныне буржуазными учеными и политологами, как российскими, так и иностранными, многочисленные варианты концепции так называемого «постиндустриального общества», которое-де выше капитализма и социализма и которое должно служить как бы ориентиром для всех политических партий прогрессивного направления. Адепты этой концепции в России, например, академик-секретарь отделения экономики РАН Д. С. Львов, член-корреспондент РАН, известный перевертыш времен горбачевской перестройки В. А. Медведев и др. произвольно распространяют объективные процессы, происходящие в развитии производительных сил на производственные отношения и тем самым пытаются убить живую душу марксизма, выхолостить и выбросить на помойку его революционное содержание, а попросту говоря — уничтожить марксизм как научное мировозрение рабочего класса, всех эксплуатируемых трудящихся масс.

3. Прямую атаку на марксизм упорно и постоянно ведет известный и весьма плодовитый политолог С. Кара-Мурза, статьи которого время от времени публикуются в «Правде», «Советской России» и в других газетах, выходящих под эгидой КПРФ. Главный удар этот буржуазный прихвостень наносит в своих писаниях по основе основ марксизма — закону стоимости. Называя этот закон «ключевой абстракцией Маркса», С. Кара-Мурза вместе с тем пытается представить его чуть ли не как воплощение обманутых надежд советских людей, поверивших, дескать, в возможность эквивалентного обмена при рыночной экономике, как бы основанной на законе стоимости, и получения (наконец-то!) достойного вознаграждения за свой труд от своих нынешних работодателей — российских капиталистов.

Заметим в этой связи, что в «Капитале» К. Маркса наглядно и убедительно показано, что ни одна общественная система не умеет лучше скрывать эксплуатацию, чем капитализм. Сам же закон стоимости — лучший ключ к раскрытию истины. Как известно, К. Маркс изобличил всю главную в этом отношении мистификацию капиталистов, показав, что форма заработной платы уничтожает любые следы деления рабочего дня на время необходимого и время добавочного труда, в результате чего в оплачиваемом труде прибавочный труд, или неоплаченный труд выглядит как вполне оплаченный. Совершенно очевидно, таким образом, что низводя закон стоимости К. Маркса до некоей «абстракции», С. Кара-Мурза обрушивает и всю марксову теорию прибавочной стоимости, раскрывающую систему и механизм эксплуатации рабочего класса и объясняющую неизбежность классовой борьбы в капиталистическом обществе.

4. Стремлением так или иначе опорочить марксизм-ленинизм проникнута выпущенная в 2003 г. книга «Современный глобальный капитализм» (авторы Ф. Д. Бобков, Е. Ф. Иванов, А. Л. Свечников, С. П. Чаплинский). Характерной её чертой является попытка доказать неприменимость основополагающих положений марксистско-ленинской теории к современным условиям. И делается это, надо сказать, весьма изощренно, в особенности в послесловии книги, написанным академиком РАН Г. В. Осиповым.

Основная посылка авторов состоит в том, что в конце XX века капитализм вступил в новую фазу (стадию) своего развития, определяемую как глобальный капитализм. Априори признается, что на этой стадии «работают» и некоторые основные категории, которые употреблялись в ленинском учении об империализме, в первую очередь, господство монополистического и финансового капитала. Но вот «марксистское учение о классах» не выдержало-де испытания. Так, с учетом того, что в странах, олицетворяющих «глобальный капитализм», сегодня нет промышленности в том виде, в котором она существовала с XIX по середину XX века, исчезает-де и класс рабочих, так же, как и «пролетариат» в связи с изменением самого понятия «промышленность». Поскольку происходит превращение сельского хозяйства в научно-индустриальную отрасль и его сращивание с переработкой и пищевой промышленностью по существу в единое производство, фактически ликвидируется-де и класс крестьян. В результате в книге предлагается «новое социальное деление глобализированного общества» на три категории: (1) финансово-банковские олигархи (собственники), (2) наемные капиталисты (менеджеры) и технологические работники (рабочие-интеллектуалы и инженерно-технический персонал), получающие дивиденды от владения акциями по существу не принадлежащего им производства, плюс «средний класс»- как бы социальный буфер, включающий в себя людей «довольных своим экономическим положением» и (3) люмпен — потерявшие работу рабочие, инженеры, учителя, не успевшие вовремя переквалифицироваться в новых условиях, бомжи, попрошайки, наркоманы, беспризорники.

Как видим, авторы книги вообще пытаются, по возможности, избавится от употребления самого понятия «класс», заменив его понятием «категория», будто бы более соответствующим условиям нынешнего времени. Но этим порочность демонстрируемого ими подхода не ограничивается.

Во-первых, сама постановка вопроса о «современном глобальном капитализме» предполагает господство этой системы во всем мире, тогда как, и это подчеркивается в Программе КПСС, мировая социалистическая система в лице КНДР, Кубы, КНР, Вьетнама и Лаоса продолжает существовать и развиваться, разумеется с учетом исторической, национальной и экономической специфики.

Во-вторых, вводимые авторами новшества, как они сами пишут, касаются лишь самых развитых капиталистических стран и следовательно оставляют за бортом исследования огромные массивы густонаселенных стран Азии, Африки и Латинской Америки. Утверждать же, что и в этих странах исчезло, например, крестьянство было бы просто смехотворным.

В-третьих, поддаваясь буржуазной рекламе так называемого «среднего класса», авторы не замечают, что в последнее десятилетие даже в развитых странах Западной Европы и Америки во истину обвальный характер приобретает тенденция к его размыванию, к массовому переходу его представителей в разряд безработного и обнищавшего люда.

Едва ли кто может оспорить мнение о том, что пик своего благополучия «средний класс» переживал на Западе до тех пор, пока существовал Советский Союз и пока местная буржуазия была вынуждена, опасаясь социальных потрясений, в особенности щедро оплачивать рабочую аристократию, да и значительную часть рабочего класса. С разрушением Советского Союза в этом отпала необходимость и жернова капиталистической эксплуатации заработали на полную мощность, лишний раз подтверждая правильность теории К. Маркса об абсолютном и относительном обнищании трудящихся при капитализме.

К тому же процесс империалистической глобализации привел к переводу западными монополиями огромных капиталов в развивающиеся страны, где ещё в достатке сохранилась дешевая рабочая сила и где не так высоки налоги. В результате армии безработных на Западе пополняются все новыми тысячами ещё недавно неплохо обеспеченных рабочих. Ещё в 1999 году, присутствуя на съезде Коммунистической марксистско-ленинской революционной партии Швеции, можно было почувствовать, что миф о «шведской модели» социализма, основанной на теории среднего класса, рушится как карточный домик: столь обоснованными и гневными были обличения делегатами съезда политики шведского буржуазного режима.

Для тех, кто хотел бы подробнее ознакомиться с этими процессами на Западе можно было бы рекомендовать книгу немецких авторов Г. Мартина и Х. Шуманна «Западная глобализация. Атака на процветание и демократию» М. 2001 г.

В-четвертых, продолжая разбор книги Ф. Бобкова и др. «Современный глобальный капитализм», отметим, что совершенно неубедительной является попытка авторов перенести потерявших работу рабочих в особую категорию, перемешав их с бомжами и наркоманами. На фоне отрицания авторами самого существования рабочего класса в развитых капиталистических странах это вообще выглядит как провокация, рассчитанная на то, чтобы ещё и унизить рабочий класс, заставить всех замолчать о его авангардной роли в борьбе против капитализма.

5. В послесловии к книге «Современный глобальный капитализм» академик Г. В. Осипов как бы подводя итог исследованиям её авторов, задает лукавый вопрос: насколько «глобальный капитализм» согласуется с учением об империализме. Дальнейшие его рассуждения, однако, показывают, что академик полностью переходит на сторону тех, кто усматривает в «глобальном капитализме» принципиально новую фазу развития капитализма, полностью соглашаясь при этом с приводимыми авторами необоснованными и надуманными положениями относительно структуры современного общества и прежде всего с наделением так называемого «среднего класса» качествами «стабилизатора общественных процессов». В том же, что касается империализма, Осипов вообще избегает в дальнейшем употребления этого термина. В результате «глобальный капитализм» выглядит у Осипова куда более благопристойнее, даже по сравнению с «ультра-империализмом» Каутского, одноименная теория которого взята на вооружение современными социал-демократами, а по существу и зюгановцами. Правда, академик признает, что при «глобальном капитализме» процветают кризисы и конфликты. Однако, по его разумению, они носят преимущественно геополитический, этнический и т. п., а не социальный характер. Понятно, что по такой логике все разговоры Осипова и других авторов книги о возможной «социалистической перспективе» в развитии общества, в том числе в России, повисают в воздухе.

6. Известно, что одной из главных причин нынешнего кризиса в КПРФ (а это, кстати, признается теперь и в её руководстве) явилось отсутствие ясных и четких теоретических установок по принципиальным вопросам. Оставим в стороне вопрос о том, что будучи по своей природе социал-демократической партией, КПРФ в общем-то и не могла выйти в этом отношении на уровень адекватный своему названию как партии коммунистической. Но вот к последним теоретическим кульбитам Зюганова и Ко. присмотреться стоит. Речь идет о помещенной в трех номерах «Правды» от 28–31 мая, 1—2 июня и 3 июня с.г. статье Зюганова «Понять и действовать», а также о статье доктора философских наук профессора А. В. Воронцова и кандидата исторических наук Ф. З. Ходячего в «Советской России» от 20 мая с.г. «О социальной базе КПРФ», статье, выводы которой, как признают сами авторы, существенным образом позаимствованы у М. Н. Руткевича, называемого авторами «патриархом отечественной социологии», работающим и ныне «в русле марксистской традиции».

В новой «руководящей» статье Зюганов продолжает отстаивать сделанный им ранее вывод о том, что на рубеже веков империализм вступил в новую стадию своего развития — стадию глобализма, которую он, не мудруствуя лукаво, называет «высшей стадией империализма». Совершенно очевидно, что этот вывод Зюганова сродни теории «ультраимпериализма» Каутского, которую В. И. Ленин называл «самой тонкой, наиболее искусно подделанной под научность и под международность, теорией социал-шовинизма», теорией которая «означает громадное притупление противоречий капитализма» и которая «разрывает решительно и бесповоротно с марксизмом». Зюгановские восемь (!) признаков «высшей стадии империализма», как показано в книге «Большевизм и современный мир», представляют собой лишь весьма вольное изложение некоторых признаков империализма по В. И. Ленину, указывают на черты экспансионистской природы империализма, изначально ему свойственные, а отнюдь не приобретенные на его так называемой высшей стадии, содержат антинаучное утверждение о том, что в наше время национальные правительства будто бы утратили контроль над процессами, происходящими в мировой экономике, что дела в мире вершит пресловутое «мировое правительство» и т. п. Если ко всему этому добавить зюгановские рассуждения о делении мировой истории на «геополитические эпохи», типа Вестфальской, Венской, Потсдамской и Беловежской, то станет ясным, что Зюганов фактически ведёт атаку на марксистское учение о смене общественно-экономических формаций.

Неудивительно поэтому, что и в последних откровениях Зюганова, изложенных в упомянутой статье «Понять и действовать», вообще не ставится вопроса о социалистической революции, как необходимом условии перехода от капитализма к социализму, а вместо этого содержатся пространные рассуждения о том же «постиндустриальном обществе», о «конкретной модели перехода к устойчивому развитию», о путях разрешения противоречий между постиндустриальным трудом и постиндустриальным капиталом, о глобальной «информационной стачке», которая, видите ли, одна может " до основания потрясти весь мир частнокапиталистической собственности».

Подчеркнем, что по времени Зюганов относит все это к выдуманной им «высший стадии империализма», которая теперь, для пущей важности, как бы плавно переходит в открытую Зюгановым же «эпоху перехода от индустриального (вместо капиталистического. — А.Б.) к постиндустриальному (вместо социалистического. — А.Б.) способу производства». Заметим, именно — «способу производства», включающему в себя, как известно, не только производительные силы, но и производственные отношения. Мало того, в связи с этими своими антимарксистскими рассуждениями, Зюганов предлагает ещё и не медлить с «предметной технико-экономической разработкой социалистического варианта идеи „устойчивого развития“, которая должна быть, по его мнению, „аналогичной“ ленинскому плану ГОЭЛРО. Ленинские идеи, относящиеся к периоду социализма в Советской России, как видим оказываются пригодными и для „высшей стадии империализма“ с его „постиндустриальным“ обществом»!

7. Под стать всей этой эклектике и тарабарщине в общих вопросах и зюгановские рассуждения о «новом рабочем классе- рабочем классе XXI века». Показательно, уже сделанное уточнение Зюгановым: он пишет, заметьте, не просто о «рабочем классе» или о «рабочем (производительном) классе», а о «современном передовом общественном классе», который включает в себя лишь «квалифицированных рабочих», да и то не на первом месте.

«Передовой общественный класс» по Зюганову — это во-первых, ученые, конструкторы, технологи, управляющие, квалифицированные рабочие, в деятельности которых гармонически сочетается физический и умственный труд, это — во-вторых, производители программного продукта, обеспечивающего функционирование производственных систем и социальной инфраструктуры и, в-третьих, это — воспитатели, учителя, преподаватели вузов, производители услуг в сфере развивающегося досуга, врачи и т. д.

В упомянутой же выше статье Воронцова и Ходячего, содержание которой, судя по заявлению Зюганова в беседе с А. Прохановым и В. Чикиным («Завтра» № 25 (552), июнь 2004 г.) не вызвало у него возражений, речь идет о том, что социальной базой КПРФ является " класс современных наемных работников»,- заметим опять-таки, что рабочий класс и здесь не выделяется особо, как действительное ядро трудящегося пролетариата, о чем четко и ясно говорится в Программе КПСС.

Характеризуя современную классово-социальную структуру общества, Воронцов и Ходячий выделяют три основных «класса и социальные группы»: во-первых, это бизнес — бюрократия, состоящая из двух слоев: высшей бюрократии и крупной буржуазии (3–5% экономически активного населения), во-вторых, промежуточные слои («средний класс») — большинство средних и мелких предпринимателей в торговле, сфере услуг, фермеры, менеджеры среднего, отчасти низшего звена, лица свободных профессий, рантье, а также юристы, банковские служащие, экономисты и т. п., которые формально являются наемными работниками, а фактически участвуют в разделе прибыли на капитал, получая высокое и сверхвысокое материальное вознаграждение (15% экономически активного населения) и, наконец, в-третьих, упоминавшийся выше «класс наемных работников» (за исключением работающих по найму и относимым авторами к «среднему классу»), а именно: наемные работники физического труда, рабочие предприятий (организаций), перешедших на рыночные условия и работники сложного умственного труда — в основном в бюджетной сфере, в частности, учителя и врачи. В целом, это бедные слои населения (70%): пенсионеры, квалифицированные рабочие, разнорабочие (в том числе подсобные рабочие), специалисты из числа технического и обслуживающего персонала, безработные и другие категории.

Таким образом, «класс наемных работников» в статье Воронцова и Ходячего, как и «рабочий (производительный) класс» у Зюганова практически лишаются роли самостоятельной силы, роли авангарда всех эксплуатируемых трудящихся в борьбе за их экономические, социальные и политические права. «Рабочий класс» как единое и выверенное самой историей понятие низводится до одной из составных частей «класса наемных работников», или «класса производителей», и фактически растворяется на фоне других произвольно вводимых новых категорий вроде «среднего класса», класса бюрократов и т. д. и т. п. Понятно, что все это представляется вполне логичным лишь в одном случае, а именно, в случае отказа от курса на пролетарскую социалистическую революцию, что, как известно, и является политическим кредо зюгановщины. В практическом плане такая позиция Зюганова и Ко. в течение многих лет выливалась в пренебрежительное отношение руководства КПРФ к работе в среде рабочих крупных промышленных предприятий, на что Зюганову, заметим, справедливо указывается и в ходе развернувшейся полемики в КПРФ накануне X съезда этой партии.

Думается, в связи с этим, что вопросы подготовки социалистической революции и авангардной роли в ней рабочего класса, как и вопросы классовой структуризации нынешнего общества в России должны быть обстоятельно проработаны в готовящемся комментарии к Программе КПСС, а также найти свое отражение в практической деятельности КПСС среди рабочих, в особенности, среди рабочих крупных промышленных предприятий, причем на всей территории Советского Союза.

8. Представляется также, что коммунистам пора положить конец тягомотным рассуждениям насчет того, что рабочий класс, видите ли, развращенный советским строем, перестал быть революционной силой, что он погряз в потребительстве, неспособен вести за собой трудящиеся массы и т. д. и т. п. Постоянно муссируя эту тему, зюгановцы обычно ссылаются на известное ленинское положение о том, что в программе партии необходимо исходить из того, что есть на самом деле, а не из благих пожеланий. Однако это лишь одна сторона вопроса. Другая состоит в том, что В. И. Ленин учил коммунистов, не щадя сил, постоянно и упорно работать среди рабочего класса и даже при самых тяжелых условиях разгула реакции пропагандировать дело социалистической революции и диктатуры пролетариата. Это, как известно, записано и в Уставе КПСС.

Нельзя допускать, чтобы пессимистические настроения, привносимые буржуазной пропагандой, отвоевывали все новые плацдармы в коммунистическом движении. И обратить их вспять можно только постоянной работой, направленной на то, чтобы рабочий класс, в том числе на территории СССР, в полной мере осознал себя в качестве главной революционной силы, способной повести трудящихся на свержение ненавистного строя капиталистической реставрации.

Правду сказать, в последние годы рабочее движение, во всяком случае в России, постепенно вступает в фазу подъема, о чем говорят протестные акции шахтеров Воркуты, Хакассии, Приморья, Подмосковного и Ростовского угольных регионов, речников Лены в районе г. Киренска, рабочих тракторного завода в Липецке, рабочих химических отраслей в Красноярске и т. д. Однако руководящей и направляющей роли коммунистов во всем этом не просматривается. Да и в целом можно констатировать, что коммунисты, в том числе стоящие теоретически на марксистских позициях, оказываются не впереди, а в хвосте рабочего движения на территории СССР. Причину, конечно, можно легко найти и в оппортунизме КПРФ и в слабости профсоюзов и в отсутствии единства в коммунистическом движении. Все это верно, но это лишний раз должно подчеркивать насущную необходимость усиления борьбы за большевизацию коммунистического движения на территории СССР, сочетаемую с беспощадным разоблачением оппортунизма, необходимость целенаправленной работы в профсоюзах и всюду, где есть рабочий класс и трудящиеся пролетарии.

9. О работе в профсоюзах. Как известно, 10 июня с.г. акции профсоюзов прошли по всей России, охватив 300 городов и собрав у стен Белого дома, где в тот день заседало правительство, 1500 человек. Участники этой общероссийской акции протеста, организованной Федерацией независимых профсоюзов России (ФНПР), выражали возмущение правительственными законопроектами о замене льгот, получаемых инвалидами, ветеранами и другими категориями трудящихся, неадекватными денежными компенсациями. Они выступали также против правительственного законопроекта, изымающего из Трудового кодекса положение о том, что минимальная зарплата не должна быть ниже прожиточного минимума, требовали повышения зарплат, социальных гарантий от государства и ликвидации бедности вообще. Политических требований при этом, как правило, не выдвигалось, а присутствие на этих митингах представителей коммунистических и иных политических партий мягко говоря не приветствовалось. Зато к акциям нередко формально присоединялись представители властей.

Все дело закончилось передачей требований трудящихся на рассмотрение Российской трехсторонней комиссии (РТК), состоящей из представителей профсоюзов, правительства и Ассоциации работодателей и договоренностью с властями о проведении осенью новой всероссийской манифестации профсоюзов. Было однако заявлено, что если требования трудящихся не будут удовлетворены, то следующим шагом на пути сопротивления станет организация всероссийской всеобщей предупредительной забастовки.

Акция подтвердила, что шмаковское руководство ФНПР продолжает курс на сговор с антинародным режимом и что этот курс по-прежнему не встречает должного отпора со стороны профсоюзов. Заметим также, что согласно результатам опроса, проведенного накануне акции Всероссийским центром общественного мнения (ВЦИОМ), только 8% работников предприятий верят, что профсоюзы способны защитить их права. («Коммерсантъ», 11 июня 2004 г.)

Итоги июньской Всероссийской акции протеста подчеркивают необходимость усиления со стороны КПСС деятельности по разоблачению правооппортунистского руководства ФНПР во главе с М. Шмаковым, раскрытия в СМИ, в частности, в «Гласности» механизма обмана и предательства интересов трудящихся, используемого ФНПР и её филиалами на местах. Коммунисты должны повысить активность своей работы в профсоюзах. Одновременно, следует вести работу по созданию, в перспективе, в России и на других территориях СССР организации новых массовых революционных профсоюзов, руководство которых не имело бы других интересов, кроме интересов трудящихся. Решение этих задач должно быть сконцентрировано в отделе ЦК по работе с рабочим классом.

10. О Советах. В Программе КПСС отмечается: «Наша цель- борьба за власть трудящихся, которая, без сомнения, будет и классовой пролетарской диктатурой, и классовой пролетарской демократией». И далее: «Осуществлять себя власть рабочего класса будет в форме массовых Советов трудящихся всех уровней — системы широкой самоорганизации граждан, формируемой как бы по производственному, так и по территориальному принципам».

Эта формула целиком и полностью отражает ленинское понимание Советов. Рассуждения ревизионистов из КПРФ, в частности Е. К. Лигачева, в том плане, что власть Советов может-де по своей форме быть и диктатурой пролетариата, и диктатурой народной демократии и даже «общенародным государством» несостоятельны. Диктатура пролетариата — это не форма, а сама суть пролетарской власти. Советы же являются теперь её общепринятой формой, выдвинутой российским пролетариатом ещё в период подготовки и проведения революции 1905 г. Народная демократия, тем более так называемое «общенародное государство» по своей сути не могут быть диктатурой пролетариата. Но лозунг диктатуры пролетариата всегда был и остаётся весьма популярным среди широких народных масс. Поэтому ревизионисты обычно и стремятся создать видимость диктатуры пролетариата даже там, где её нет на самом деле и, как говорится, где она и не ночевала.

С другой стороны именно через Советы диктатура пролетариата утверждается у власти и наилучшим образом обеспечивает интересы трудящихся. Напомним в этой связи, что В. И. Ленин называл Советы новым государственным аппаратом, заменившим собой государственность и царизма, и буржуазной республики. Отличительными особенностями этого аппарата (Советов) он считал следующие:

«Во-первых, это аппарат «дающий… вооруженную силу рабочих и крестьян, причем эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим».

«Во-вторых, этот аппарат дает связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверяемую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине».

«В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты».

«В-четвертых, он даёт крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем самым различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии».

«В-пятых, этот аппарат „даёт форму организации авангарда, т. е. самой сознательной, самой энергичной, самой передовой части угнетенных классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого авангард угнетенных классов может поднимать, воспитывать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории“.

В-шестых, этот аппарат „даёт возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т. е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение“.

Эти ленинские положения необходимо взять за основу во всех наших документах и материалах по вопросам характера Советской власти и, в частности, для доказательства её подлинной демократичности в отличии от всякого разного рода буржуазных парламентских образований.

К сожалению приходится констатировать, что за годы реставрации капитализма на территории СССР так и не было создано эффективно работающих Советов, а то что создано, не пустило глубоких корней в рабочем движении. Рабочие, военнослужащие, крестьяне идут на выборы в Госдуму и местные органы власти, идут подгоняемые и направляемые зюгановскими поводырями, но не создают своих собственных органов власти — Советов.

Конечно, история Советов сложна. Были периоды, когда в них господствовали меньшевики, когда там происходила острая борьба за влияние, в ходе которой большевики, в конечном счете, одержали победу. Опыт истории необходимо учитывать. Нам не нужны зюгановские „красные пояса“, ставшие ареной сотрудничества „народных избранников“ с властями и создающие иллюзии чуть ли не о возможности построения социализма в отдельных регионах при господстве власти капитала и олигархов в центре и на переферии России. Нам нужны Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и на это должна быть соориентирована и наша политическая и организационная работа. Короче, этот воз надо, наконец, сдвинуть с места, и никто, кроме КПСС, сделать это не в состоянии. Заявка руководства РКРП на первопроходство в этом отношении оказалась несерьезной и лицемерной, в особенности после согласия Тюлькина на избрание его в Госдуму по списку КПРФ,

11. О печати. В № 1 газеты „Правда“ от 22 апреля 1912 года (по старому стилю) излагались цели газеты, а также приводились положения, которые полезно иметь в виду и в нынешней ситуации. В редакционной статье „Наши цели“, в частности, говорилось:

„Освещать путь русского рабочего движения светом международной социал-демократии, сеять правду среди рабочих о друзьях и врагах рабочего класса, стоять на страже интересов рабочего дела- вот какие цели будет преследовать „Правда“.

Ставя такие цели, мы отнюдь не намерены замазывать разногласия, имеющихся среди социал-демократических рабочих. Более того: мы думаем, что мощное и полное жизни движение немыслимо без разногласий- только на кладбище осуществимо „полное тождество взглядов“! Но это ещё не значит, что пунктов расхождения больше, чем пунктов схождения. Далеко нет! Как бы не расходились передовые рабочие, они не могут забыть, что все они без различия фракций- одинаково эксплуатируемы: что все они без различия фракций, одинаково бесправны. Поэтому „Правда“ будет призывать, прежде всего и главным образом, к единству классовой борьбы пролетариата, к единству во что бы то ни стало. Поскольку мы должны быть непримиримы по отношению к врагам, постольку же требуется от нас уступчивость по отношению друг к другу. Война врагам рабочего движения, мир и дружная работа внутри движения- вот чем будет руководствоваться „Правда“ в своей повседневной работе“.

12. Об империалистической политике глобализации. В Программе КПСС суть вопроса раскрывается в следующем положении: " Империалистическая политика глобализации все более вступает в противоречие с объективными процессами интернационализации, развития производительных сил, до предела обостряя присущий капитализму классовый антагонизм и ставя человечество перед выбором: либо погибнуть, либо осуществить социалистическую революцию“.

На современном этапе империалистическая политика глобализации- это попытка фронтального наступления капитала на коренные интересы трудящихся, и одновременно на свободу и независимость народов. Особенность её состоит в том, что она ведется под флагом борьбы против международного терроризма, хотя всем хорошо известно, что главным террористом, причем на государственном уровне, является империализм США.

После разрушения СССР и Варшавского договора агрессивность США усилилась, а события 11 сентября 2001 года открыли новый этап в экспансионистской политике США, нацеленной на мировое господство. На этом этапе в качестве первоочередной задачи ставится установление контроля США на Ближнем и Среднем Востоке, в Каспийском регионе, Закавказье, в Южной и Центральной Азии. Вооруженные силы США и их союзников оккупируют Ирак и не собираются оттуда уходить вне зависимости от всяких перепетий, связанных с подготовкой передачи власти новым марионеточным группировкам. Та же ситуация в Афганистане, где американцы пытаются расширить свое влияние далеко за пределы Кабула. В Ираке и Афганистане — почти стотысячные группировки вооруженных интервентских сил. В Боснии и Герцеговине — 12 тысяч солдат НАТО, в Косово — 20 тысяч.

В соответствии с новой стратегией началась перегруппировка вооруженных сил США зарубежом. Они концентрируются в районе Ближнего и Среднего Востока, мощный кулак создан на подступах к КНДР и КНР.

Американские воинские подразделения и базы присутствуют в настоящее время в 130 странах. 6 тысяч военных баз находится в США и 704 военные базы на территории других стран.

С 31 страной США связаны оборонительными договорами, ещё с 29 государствами активно сотрудничают в военной сфере.

Военная машина НАТО действует уже в пределах Советского Союза. Хотя базы в Западной Европе сокращаются, продвижение НАТО на Восток продолжается. Военные базы США вскоре появятся в Румынии, Польше, Болгарии, Пакистане (где у США уже 4 базы), Индии, Австралии, Сингапуре, Малайзии и Филиппинах, и возможно в Северной и Западной Африке. Наверняка постоянный статус приобретут базы США в Киргизии, Узбекистане, как и Афганистане.

США вышли из Договора 1972 г. по ПРО, отказались от ратификации Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний, уклоняются от выполнения Конвенций по запрещению химического и бактериологического оружия.

Военный бюджет США на 2005 г. составит 447,2 млрд. долларов (это без расходов на военные операции в Ираке и Афганистане). Военный бюджет России 13,8 млрд. долл. Основной упор делается на глобальные системы, на реализацию НПРО, предусматривающую развертывание на Аляске ракет-перехватчиков. Огромные средства выделяются на создание новых систем нападения. Например, 120 млн. долл. предусмотрено на исследования по созданию так называемых миниатюрных атомных бомб для уничтожения хорошо защищенных подземных бункеров.

Конгрессом США утверждены принципиально новые военные доктрины, допускающие нанесение превентивных ударов по территории стран, режимы которых неугодны США (Иран, КНДР и др.)

Ослабленная Россия все более втягивается в орбиту внешнеполитической стратегии США и НАТО. У неё практически не осталось союзников. США ставят палки в колеса любым попыткам интеграции в рамках СНГ. Высшая цель стратегии США- использовать ресурсы России, в первую очередь людские, в подготавливаемом ими столкновении мирового империализма с Китаем. Пока же взят курс на вовлечение России в военные авантюры США и НАТО на Ближнем и Среднем Востоке и в других регионах планеты.

13. Империалистическая политика глобализации, в особенности её проявления в виде рецидивов колониализма и неоколониализма, прямой и косвенной агрессии, оккупации и репрессий в отношении мирного населения, вызывает растущее сопротивление народов. Определенный вклад в эту борьбу вносит и международный рабочий класс, о чем свидетельствует участие рабочих в акциях сопротивления в странах ЕС, в США, Бразилии, Индии и ряде других стран. Однако, главный напор борьбы против империалистической политики глобализации в наше время обычно и по справедливости ассоциируется с движением антиглобализма.

Особенностью движения является его массовый характер (в форумах принимают участие десятки тысяч человек). Движение охватывает все континенты и в той или иной форме представлено во всех странах мира, в том числе в России

Основные акции глобалистов были проведены в Сиэтле (ноябрь—декабрь 1999 г.) в связи с состоявшемся там Конгрессом Всемирной Торговой организации, причем в этой акции приняли участие широкие массы рабочего класса, в Порту-Алегри (январь 2001 г., 2002 г.)- там был созван Всемирный социальный форум, которому было присвоено название „Анти-Давос“ и в Генуе в июле 2001 г., где состоялось тогда совещание глав государств и правительств „восьмерки“, и где впервые в антиглобалистской акции приняла участие и делегация российских антиглобалистов. Акции антиглобалистов проводились также в Вашингтоне в апреле 2002 г. в связи с состоявшейся там очередной сессией Международного Валютного Фонда и Всемирного банка, в Сиднее (сентябрь- октябрь 2000 г.), Сеуле (октябрь 2000 г.), Монреале (октябрь 2000 г.),Квебеке (апрель 2001 г.), Дурбане (август 2001 г.), где прошла Конференция ООН против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и нетерпимости (Цель конференции состояла в том, чтобы добиться от США официальных извинений за „трансатлантическую“ работорговлю и согласиться выплатить десятки миллиардов долларов афроамериканцам за совершенные предками нынешних белых граждан в США " преступления против человечности»), в Катаре (ноябрь 2001 г.), в связи с конференцией ВТО, Бейруте (ноябрь 2001 г.), Барселоне (март 2002 г.), Израиле (март—май 2002 г.), Париже, Берлине и Риме (май 2002 г.), в Йоганнесбурге (август—сентябрь 2002 г.)- крупнейшая акция в связи со встречей на высшем уровне по «устойчивому развитию», в Кельне, Флоренции, Салониках и др.

Требования антиглобалистов обычно не привязаны к какой-то одной теме: темы могут быть разные от протестов против оккупации Ирака или, например, против соглашения о создании Зоны свободной торговли на американском континенте до протестов против нападок на свободу слова, притеснений со стороны хозяев, отдельных финансовых и торговых спекуляций, против уничтожения окружающей среды и т. д. и т. п. Но при всем этом можно выделить две особенности в развитии этого протестного движения: (1) оно явно, в целом, направлено против капитализма и капиталистической глобализации, (2) оно является по своему существу и в самом главном — антиамериканским.

Вместе с тем цельная позитивная программа у антиглобалистов отсутствует, и это объясняется крайней политической и иной неоднородностью участников движения. Лидеры антиглобализма (Игнасио Рамоне, главный редактор французской газеты «Монд дипломатик», Жозе Бове, француз, создатель ряда антиглобалистских организаций и идейный вдохновитель будущего Крестьянского интернационала, поборник «гражданского неповиновения», Тони Негри (итальянец), слывущий теоретиком антиглобализма (автор книги «Империя»), бывший руководитель промаоистской группировки «Рабочая власть», Маркос (мексиканец), организатор в апреле 1994 г. продолжающегося до сих пор восстания в штате Чьяпас, на юге Мексики- так называемого движения сапатистов, Хорст Малер (немец), адвокат, теоретик антиглобализма, считающий, что Германии принадлежит особая роль в борьбе человечества против колониализма США — все эти ныне хорошо известные личности, как правило, немало лет проведшие в тюрьмах, авторитетны в массах, но вместе с тем очень далеки от марксизма, а то и враждебно настроены в отношении этого учения.

Считается, что антиглобалисты, как мощное политическое движение, будут существовать до тех пор, пока на их место не встанут окрепшие политические партии, профсоюзы и другие организации, как правило левого толка. Уже сейчас антиглобалистов пытаются поставить под контроль, или оказывать на них определенное влияние некоторые коммунистические и социал-демократические партии, а с другой стороны — церковь, исламисты, неолибералы, буржуазные демократы и т. д. и т. п.

Лидер КПРФ Зюганов в статье «Понять и действовать» заявляет, что КПРФ «должна заявить себя частью мирового антиглобалистского движения», а также выступает с инициативой «создания широкого союза антиглобалистов, своего рода Интернационала». Понятно, что такая позиция Зюганова не имеет ничего общего с марксистско-ленинским учением об империализме, о национально-освободительной борьбе народов и о пролетарском интернационализме. Смешав четко выверенные марксистско-ленинские положения и понятия с модной буржуазной фразеологией, Зюганов к тому же идеализирует антиглобализм и фактически готов поставить КПРФ в хвост этого движения. Впрочем, видимо там ей и место, как партии социал-демократической по своему существу.

Наша позиция в отношении антиглобалистского движения в общих чертах раскрыта в Программе КПСС. Она вытекает, среди прочего, из положений Программы о том, что осуществление социальной революции немыслимо без попутного решения национально- освободительных задач, что коммунистам необходимо активно искать союзников, что как никогда злободневен лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», что «консолидация рабочего класса, всего трудящегося пролетариата — его главная задача для завоевания власти».

14. Коммунисты на должны поддаваться буржуазно — социал-демократической болтовне и псевдонаучным теориям о так называемом постиндустриальном обществе, как, видите ли, предполагающем и постепенное исчезновение рабочего класса. Рабочий класс не исчез и не исчезнет, ни в России, ни в так называемых развитых капиталистических странах. Считается, что численность российского промышленного рабочего класса за последние десять лет даже по официальным данным сократилась на 7 млн. человек, или на две трети. Но согласно той же официальной статистике по итогам 2000 г. (сообщение Госкомстата) численность промышленно-производственного персонала в России составляет 13 млн. 77 тыс. человек, т. е. столько же, сколько его было во всем Советском Союзе в 1940 г. и значительно больше, чем накануне Великой Октябрьской социалистической революции («Антиглобализм», М. 2002 г., с. 63) Сегодня у более 50 млн. населения России доходы ниже прожиточного уровня. Все это говорит о весьма высокой концентрации пролетариата в России, а следовательно и реальных потенциях рабочего класса как авангарда борьбы за социализм.

Особо необходимо выделить огромные массы иностранных рабочих, так называемых «гастарбайтеров», которых много не только в России, но и в других странах. Эта проблема весьма остра и на Западе, будучи к тому же, как и в России, осложнена низкой рождаемостью. На 1999 г. в США, по данным ЦРУ, было 22 млн иммигрантов (по другим данным сегодня там 30 млн., плюс 9 млн. нелегальных иммигрантов), в Германии 5,4 млн. чел., из них более половины из СССР, в Канаде-4,7 млн. чел., в Австралии — 4,3, во Франции — 3,7 млн., в Великобритании — 2,4 млн. и т. д. «Величайшее переселение народов в истории вызвано эмиграцией из стран Азии, Африки и Латинской Америки, причем эти нации вовсе не плавятся (как в тигле) и не пересоздаются», пишет П. Бьюкенен в монографии «Смерть Запада» (М., 2000, с.13)

Все это ставит многие проблемы и перед международным рабочим и коммунистическим движением. Но выход только один — он заключается в социалистической альтернативе, которая может стать реальностью только в результате победы социалистической революции.

Спецвыпуск общественно-политической газеты большевиков «Молодогвардеец» — «За большевизм», № 5, сентябрь 2004 года

«Гласность», № 7, 8 июля 2004 года (опубликовано частично)

к оглавлению


При использовании материалов ссылка на сайт http://www.barichev.ru обязательна

 

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив